Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2010.05.22] Артур Уайт, Орихара Изая.


[2010.05.22] Артур Уайт, Орихара Изая.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

название: [2010.05.22] Артур Уайт, Орихара Изая.
название эпизода: Suus 'ferreus esse deus.
место: где-то дома у Артура.
очередность: Артур-Изая
краткое описание ситуации:
Очень хорошо иногда встретиться без убийств (пока), без споров (недолго)... И поговорить.

+1

2


Время: 22:00
Погода: ночь, безоблачно.
Внешний вид: красная рубашка, заправленная в черные брюки, часы.
Состояние: пьян и счастлив.
Инвентарь: все что в квартире.

Если Вам когда-нибудь приходило в голову почувствовать себя богемской леди нежного возраста, при том что вы двадцатитрехлетний парень, и испить что-то до неприличия романтичное на балконе своего дома, закусывая все свежими ломтями весеннего воздуха, то, скорее всего, Вы быстро испытали разочарование. Артур тоже его испытал, почти сразу, как только ему удалось ступить на балкон. Воздух тут был пыльный, машины орали заместо мартовских котов, вместо вина в бокале плескалась водичка. Не хватало сигарет для общей картины, но в Токио был столь тяжелый воздух, что не требовался и опиум.
Уайт покачал головой, поправил выбившуюся из брюк рубашку и глубоко задумался, незаметно для себя допивая водичку. Что можно было поделать в такой душный вечер, в таком сальном месте, в такое темное время? Огоньки машин скакали по асфальту все ярче, а пешеходы уже почти не были видны в сумерках, но у горизонта, где-то за вышками и вывесками магазинов, светилась огненная полоса солнца.
«Такого же пыльного» — подумал Артур для приличия, чтобы не быть слишком уж оптимистичным.
Вино, присланное когда-то из заморских стран, приятно отсвечивало бурым стеклом от напольного светильника. Уильям улыбнулся, плеснул остаток воды с балкона и пошире открыл дверцу, будто бы это и правда могло помочь и нагнать в комнату хоть какой-то свежести, положенной весне. Не помогло. Жидкость быстро скользнула в голову, подкорректировала мысли и вечер уже не был таким скучным. Осталось только отослать сообщение своему давнему (относительно) знакомому, что Уайт, с пьяной улыбкой и бокалом меж пальцев, благополучно сделал. Он решил не уточнять, зачем ему срочно нужен приход этого подлого, мерзкого… но забавного японца.
И вечер продолжился своим чередом.

+2

3

Время: 22:00
Погода: ночь, безоблачно.
Внешний вид: черные прямые джинсы на простом кожаном ремне, чёрный полувер мелкой вязки с V-образным вырезом, черная лёгкая куртка, отстроченная по воротнику светлым мехом, удобные кожаные черные ботики. На указательных пальцах два простых массивных металлических кольца.
Состояние: любопытен.
Инвентарь: телефон, бумажник на металлической цепочке, прикрепленной к джинсам, складной маленький армейский нож.

Сообщение настигло информатора как раз в тот момент, когда он от лица «Канры-чан» заливался соловьём в общем чате о напряжённой ситуации в любимом всеми Икебукуро: появляются новые банды, воскресают старые, к ним прибавляются парни из соседних районов, которые то ли боятся конкуренции, то ли просто ищут развлечения... С точки зрения Изая, обстановка стремительно приближалась к статусу «весёлой». Другие вполне могли с ним не согласиться. Он даже мог бы их понять, хотя и не одобрил бы данный выбор.
Сообщение Артура удивило и заинтересовало настолько, что Изая оборвал последнее предложение на полуслове. После, в общем-то, неприлично короткой переписки, из которой стало ясно, что ему (Изае) очень надо приехать на квартиру к давнему (почти) другу (это не точно), которая находится по такому-то адресу.
При обычных (или, если точнее, необычных обстоятельствах), когда вечер у Изаи был забить всевозможными делами, информатор мог отказался бы от идеи ехать куда-либо без вполне определённых причин, но сейчас, когда он ничем не занимался, не хотел спать и почти скучал, данное предложение заинтриговало и побудило к действиям.
Изая распрощался со своими друзьями-игрушками, заказал такси и вскоре оказался на месте.
— Добрый вечер! — произнёс информатор, когда его, наконец, впустили. Он зашёл, не слишком навязчиво, но вполне заметно осматривая апартаменты своего знакомого. Всего лишь вежливое любопытство к жизни приятеля! Часто квартира могла рассказать о человеке даже больше, чем он рассчитывал, и куда больше, чем хотел. Впрочем, это не касалось полностью пустых или необставленных комнат. Они по-своему тоже говорили, но тише и не столь однозначнее.
— Кондиционер гораздо эффективней, — заметил Изая, бросив взгляд на открытую балконную дверь. — А по какому поводу праздник? Или это не-праздник? — он улыбнулся, кивнув в сторону явно не пустого и скорее всего не первого бокала. От Артура исходил лёгкий запах алкоголя. Изая даже собирался пошутить на тему нетрезвых желаний британца, но передумал.

+2

4

Приход давнего знакомого знатно повеселил Уайта, ведь теперь было чем заняться. Можно было поспорить, поговорить, покидаться тяжелыми и не очень предметами и даже совершить внеплановое убийство. Артур надеялся, что убийство ограничится бутылкой, и это будет последняя жертва богу хаоса на этот вечер.
— И тебе bonjour, — с развязанной улыбкой отозвался он. — Как жизнь мятежная, мой милый друг?
Квартира Уайта была довольно строго обставлена. Белые и черные цвета, немного красного, Алигьери, Уайльд, Селинджер на полках. Британский флаг был накинут на спинку стула, на стене висела единственная маленькая фотография, очень блеклая, в темной рамке, на которой была изображена семья Артура в полном ее составе: аккуратная мать, строгий, но добродушный отец, и Артур, которому на тот момент нельзя было дать больше восьми лет.
Светильник стоял на длинной и тонкой ножке. У его основания почему-то покоился клубок красных ниток. Это было бы логично, если бы в доме Уильяма была кошка, но ее не было.
— В честь тебя, creatorem caeli et terrae, и твоего пришествия в мою грешную обитель, — Уайт хмыкнул в бокал и отпил. — Присаживайся, наливай себе, думаю, поухаживаешь за собой сам.
Дверь на балкон качнулась от легкого порыва ветерка, но более не двинулась с места. Ночь, скорее всего, будет душной, как и остальная череда дней.
Уайт окинул знакомого глазами с ног до головы, чему-то усмехнулся, но тут же перевел скучающий взгляд на пару тюльпанов, одиноко стоящих в вазе на полу. Пожалуй, расписная ваза — единственное, что могло напоминать о Японии.

+2

5

— Чудесно. Как, впрочем, и всегда. Я, знаешь ли, не из тех, кто жалуется на жизнь. Мне она почти всегда интересна, а, значит, наполнена смыслом.
Квартира создавала впечатления холостяцкой — вполне чистой, но неуютной. Не спасала даже пресловутая ваза. Два цветочка несли траурный настрой, и тот факт, что Изая ожидал на их месте увидеть засохшие розы, никак не спасал ситуацию в целом.
На полках был представлен хороший, но скудный выбор книг — или Артур читает только их, или держит в печатном виде только любимые. Последнее было бы логично для студента, привыкшего экономить. Книги в печатном виде выходят гораздо дороже, а для человека, который может в любой момент уехать, накладно вкладываться в то, что нельзя забрать с собой. Однако Артур хорошо зарабатывал и не был явным поклонником техники. Изае нравились гайджеты — телефоны, планшеты, компьютеры, читалки, телевизоры, музыкальные центры, а вот у Артура обилия технических новшеств не наблюдалось. Убрал с глаз долой? Возможно. Хотя и странно.
Во многом квартира Артура напоминала его собственную, но Изая «глушил» контрастность чёрно-белого интерьера серым, и не любил яркие пятна. К тому же у него не было почти ничего личного: ни фотографий, ни флагов — ничего такого, чтобы говорило не о его работе, а о том, какой он человек.
— Я ждал, как минимум, портрета королевы, но это тоже неплохо. И насколько патриотично сидеть на флаге? — пояснил Изая своё замешательство, которое возникло, когда ему предложили сесть. Артура не отличало отсутствие какой-либо наблюдательности, и длительные паузы он был способен заметить.
— Значит, ты позвал меня, чтобы отпраздновать моё пришествие? Мило. А если бы я не пришёл? — информатор взял бутылку и наполнил бокал, видимо, предназначенный ему.

+2

6

— Так я и не ждал слезных излияний в мою жилетку, знаешь ли, — Артур ухмыльнулся, чуть склоняя голову к плечу. — Мне было интересно лишь то, не собираются ли убить тебя в ближайшее время.
«Ты, знаешь ли, не самый приятный человек.»
Уильям тоже посмотрел на фотографию. Она была затемнена, а с приходом темноты почти не была видна.
— Потрет Королевы я снял, — и это была сущая правда. Множество вещей в доме сейчас покоились в коробках. Как-то Артур хотел переехать в другую страну, к примеру, в США или Францию, но откладывал это уже полгода. — Я и не предлагаю тебе сидеть на флаге. Он будет висеть на спинке стула, а не под тобой.
Уайт крутил бокал у губ и молчал. Вероятно, эта пауза была несколько неловкой или затянувшейся, но он внимательно и как-то задумчиво наблюдал за гаснувшим небом. Становилось все темнее и темнее. Наконец он отставил бокал, в котором оставалось совсем немного вина, и сложил руки замком на коленях. Становилось прохладно. Еще минут пять, и он пойдет закрыть балкон.
— Я бы все равно напился, Изая, — его имя звучало непривычно. — Ты, конечно, понимаешь, что я позвал тебя просто так. Думаю, если бы ты был занят, ты бы не пришел.
Артур плеснул себе еще немного вина, но пить его, почему-то, не стал. Он подумал, что если поставить вино в холодильник и охладить его, то пить станет гораздо приятнее.
— Если бы ты решил уехать, то куда бы направился?
Пока Уайт задавал этот вопрос, он встал, расстегнул верхнюю пуговицу на вороте рубашки и вернулся с блюдцем, наполненным кубиками льда. Ставить бутылки и ждать сейчас было слишком поздно.

+2

7

— А что? Беспокоишься? — Изая лукаво улыбнулся, откинулся на стуле и отпил из своего бокала. Он не был знатоком вин. Мог отличить белое от красного, сухое от всех остальных, но не более того. Если ему приходилось оценивать вино, он использовал только два критерия: «нравится» и «не нравится». Это вино ему вполне понравилось.
— На самом деле, меня редко предупреждают о том, что собираются убить. Точнее, предупреждают не редко, но действительно собираются не так часто. В общем, ситуация совершенно обычная. Если что-то поменяется, я тебе сообщу, — молчание не угнетало информатора, не казалось неловким, не заставляло чувствовать себя неудобным. В сущности, единственная причина, которая вынуждала его взаимодействовать с людьми, заключалась в том, что ему нравилось наблюдать за их реакцией. Артур сейчас реагировал. Не на Изаю, но на что-то творящееся у него внутри, и наблюдать за этим было интересно.
— Логично, а, главное, почти нечем оспорить. Любой человек, если действительно занят, не придёт в гости к малознакомому приятелю. В большинстве случаев, большинство людей не пойдёт на ночь глядя в гости к малознакомому приятелю даже если не заняты. Но я приятное исключение, — он вновь наполнил свой бокал.
Вопрос Артура вызвал почти ощутимое разочарование. Опять дело в Англии или, если быть точнее, в невозможности вернуться  Англию. Горькая правда, по мнению Изаи, заключалась в том, что Англия не была бы столь нужна Артуру, если бы он легко мог в неё вернуться. Его тоска была сродни тоски севшей на диету девицы - она не голодала, она просто хотела то, чего ей есть было нельзя.
— Я никогда об этом не думал. На самом деле, мы уже говорили о чём-то подобном, и тогда я выразил свою любовь к родине. Меня полностью устраивает Япония. Мои родители часто бывают в разъездах, возможно, это травмировало меня, и теперь я, напротив, стремлюсь находиться там, где мои корни. Может, существует иная причина. Но, так или иначе, если бы меня заставили выбирать обстоятельства, я бы... уехал в Канаду.

+2

8

— Вовсе нет, мой самовлюбленный друг. — Артур усмехнулся, покручивая ножку бокала меж пальцев.
Он кинул на информатора хитрый взгляд, в котором скользнуло что-то еще, но тут же вернулся к своим размышлениям, изображая особую весеннюю печаль. Ничего удивительного, люди любят грустить чуть ли не больше, чем радоваться.
— Приятное исключение, — чуть хрипло протянул Уайт, повторяя чужие слова, и коротко усмехнулся. — Тогда я рад, что ты нашел время проведать меня. Как-никак, нас связывает взаимное и долговременное желание порой убить друг друга, но тем оно и приятно, что никогда еще не находило выхода. Тебе не кажется, Изая, что мы могли бы стать друзьями, если бы… — он чуть прикусил губу и задумался, — Не все. Пожалуй, да.
Ответ гостя заставил Уайта задуматься. Канада. Довольно неплохой выбор, если подумать. Достаточно надежный, но вместе с тем почти ожидаемый и скучный.
— Хорошая страна. Не очень много людей, прекрасная экономика, отличная экология и низкие уровни преступности. Думаю, последнее ты бы быстро подправил. Не знаю, насколько расстроил бы тебя первый факт, все же, возможно, ты не настолько коллекционер людей, как я — бабочек. Кстати, тебе никогда не хотелось посмотреть на коллекцию бабочек?
Он глотнул вина, кидая взгляд на торчащий уголок коробки у балкона.
— Даже если ты откажешься, я все равно их покажу. У нас будет отличный повод поговорить о смерти и совершенстве умерших.

+2

9

— Нет? — информатор вскинул брови в притворном удивлении. — И даже не просто «нет», а «вовсе нет». Ты ранишь меня в самое сердце!
Изая задумался. На самом деле, с одним человеком его действительно связывало взаимное и долговременное желание убить, но с Артуром всё обстояло несколько иначе. Его чувства по отношению к торговцу оружием менялись в зависимости от ситуации. Причём перемены бывали кардинальными. Артур представлялся непостоянным, нестабильным, неустойчивым человеком, который каким-то образом мог влиять на окружающих. Впрочем, Изая не был уверен в «окружающих». Возможно, что Артур каким-то образом был способен влиять на него. Это немного раздражало информатора, немного будоражило и, в целом, казалось интересным.
— С дружбой у меня всегда обстояли дела довольно сложно. Я не очень умею дружить: то недооцениваю ценность отдельных отношений, то, наоборот, отношусь к ним слишком серьёзно. Мой первый друг оказался, откровенно говоря, не слишком нормальным типом. Однако он однажды спас мне жизнь, и с тех пор я чувствую некоторые обязательства перед ним. Но, наверное, это история под более высокий градус алкоголя, — он улыбнулся, салютуя полупустым бокалом.
За последние годы у Изаи появилось не так мало «друзей» — людей, которые считали, что находятся с ним в хороших отношениях, и с которыми ему было интересно. Тем не менее, он осознавал, что зачастую такая «дружба» сильно отличалась от того, что было нормальным для обыкновенных обывателей. Однако, так ли это странно? В конце концов, ни он, ни Артур точно не подходили под определение «обыкновенного обывателя», и, с этой точки зрения, казалось нормальным, что их реализация дружбы несколько отличается от реализации дружбы другими людьми.
— О, я уверен, что там есть большие города с большим процентом населения, — Изая тихо рассмеялся. — Что касается преступности, то один я вряд ли сильно могу повлиять на процент. Кроме того, преступность сама по себе мне неинтересна. Мне интересны только возможности, которые появляются при совершении тех или иных действий, — пустые слова для поддержания беседы. Он определённо не собирался покидать Японию, а Артур вряд ли здесь задержится. Иногда, когда информатор об этом думал, ему становилось немного грустно. Артур был замечательным объектом для наблюдений и Изая, пожалуй, стал бы о нём скучать.
— Кроме того, можешь не волноваться. Даже если ты уедешь в Канаду, я туда перебираться не собираюсь.
Если бы обстоятельства заставили его поменять место жительства, он бы выбирал страну, не похожую на Японию. С этой точки зрения, Токио идеально подходил для Артура, но Артур так не считал. Ему всё здесь не нравилось и он очень часто находил недостатки, как в Японии, так и в японцах. В Канаде, по крайней мере, больший процент населения говорит на английском, там, наверняка, немало и самих англичан, по тем или иным причинам переехавшим, а, главное, там действительно можно было найти уединённое место — то, в чём Изая совершенно не нуждался.
— Я не буду возражать против бабочек и разговоров про смерть, — хмыкнул информатор, никогда не понимавший саму концепцию коллекционирования. — У меня даже есть подходящая тема. Помнишь, я как-то спрашивал тебя, веришь ли ты в ад или рай. Ты ответил, что и да, и нет. Теперь у меня назрел новый вопрос — если бы ты точно знал, что существует некий «рай», и есть возможность попасть в него при определённых обстоятельствах, не соблюдать множество скучных правил, а подстроить игру так, чтобы однозначно выиграть и получить приз, попытался бы ты?

+2

10

— О, — подыграл ему Артур, — как мне жаль, друг, как мне жаль, что я допустил ошибку и ранил вас! — его голос повысился на пару лишних секунд, а потом он тут же коротко рассмеялся, весело смотря на своего гостя.
Такие паузы, преисполненные нелепости и актерских навыков, были нужны им обоим, похоже, только как прикрытие к собственным мыслям, и тогда как все естество каждого выражало шутку, которую можно было тут же переложить на дешевую пьесу, в головах творилось иное, и разум пользовался передышкой, чтобы сделать свои оценивающие штрихи.
Изая умел интриговать людей и нельзя было сказать, что он плохой человек. Он был хорош в своей области, он знал людей и, видимо, они ему правда нравились. Такой интерес немного пугал расшалившееся внимание Уайта, в его представлении подобная любовь к homo sapiens была допустима для маньяков и сталкеров, а ни на первых, ни на вторых этот молодой японец не походил. Он, конечно, был нечист на руку, как и сам Артур, иначе бы они не встретились (тут в глазах англичанина, который во время размышлений иногда наблюдал за их объектом с блуждающей улыбкой, что-то промелькнуло), но и на помешанного не тянул.
— О, ты прав, вино и откровенность — Афины и Иерусалим, как говаривал Тертуллиан. Но, увы, ничего кроме портвейна предложить не могу, — он развел руками, встал, прошел к полке, на которой тускло отсвечивала бутыль, и уже через минуту разливал напиток по бокалам.
Пока Изая говорил, Уильям ухмылялся, хмыкал, отставлял бутылку и даже успел сделать глоток, прежде чем кинуть на него насмешливый взгляд.
— Я-то наделся, что ты пойдешь за мной, как жены декабристов, Изая, — он говорил серьезно, но его глаза смеялись.
Наконец, почувствовав, что разговор приобретает иное направление, что тема сменяется в сторону как всегда интригующую, туманную, темную, но неожиданную, Уайт отставил бокал и теперь глядел на собеседника сосредоточено и внимательно.
— Думаю, что да. Но, не пойми неправильно, я считаю, это чем-то похоже на французскую концепцию l’appel du vide. И вот почему. — Артур чуть склонился к столу, уже не играя и не отводя от японца глаз. — Если бы ты предложил мне такую идею, да и вообще, думаю, кому угодно, то желание сохранить собственную жизнь возобладало бы над каждым из нас. Какой бы национальности ни был человек, как бы он не хотел уйти из этой жизни, всегда он верит, что его бренная, но для него, несомненно, бесценная душа попадет куда-либо. И это, подумай сам, похоже на навязчивое желание прыгнуть в пустоту. Мы слышим слово «рай» и ассоциируем его со светом, мы впитали это с молоком матери, еще в детстве, и нас тянет туда, туда, куда мечтает попасть грешник, монах, святой и безумец. Но отдаем ли мы себе отчет о том, что именно нас там ждет? — он выразительно взглянул на оппонента, сделал паузу и еще один глоток портвейна. — Нет. Чем лучше забвения бесконечные, изматывающие душу скитания по райским садам? Чем лучше райское неведение, которое, по завету богов, отберет у тебя желание познавать, помнить, наслаждаться тем, что на земле зовется пороками и грехами? Потому мне это кажется сомнительным, — его рассуждения как-то резко прервались, а глаза упали на стол. Наконец, вновь подняв взгляд, он спросил, и на лице его отобразилась улыбка: — А тебе, вероятно, хочется попасть в рай, мой дорогой друг?

+1

11

Орихара не сразу сообразил, к чему относятся слова о портвейне. На долю мгновение, он решил, будто бы Артур пытается его убедить, что они пьют не вино, а что-то другое. Изая не слишком хорошо разбирался в вине, и всё же считал себя способным отличить его от любого другого напитка, и потому застыл в недоумении, переводя взгляд с Артура на свой пустой бокал. Но потом сообразил, что это, своего рода, предложение, и тихо рассмеялся.
- Тебе так интересна история про моего друга, который спас мне жизнь? – в тёмных глазах информатора отразилось веселье. На деле, он не планировал пить что-то более крепкое. На деле, он и менее крепкое, как правило, предпочитал не пить. По крайней мере, не в компании с кем-то. Да, у него бывали вечера, когда он сидел с банкой пива, наблюдая за тем, что сделал или, планируя то, что собирается сделать, но не делясь этими планами ни с кем, кроме Намие.
- В школе я открыл тотализатор, - оповестил Орихара будничным тоном, отхлебнув уже другой, более крепкий и терпкий напиток. - Не все были довольны моим маленьким бизнесом, и один паренёк решил раз и навсегда рассчитаться со мной. Он напал на меня с ножом, я этого не ожидал и вряд ли бы успел среагировать, но Шинра выступил вперёд и принял удар на себя. До сих пор не понимаю, зачем он это сделал? – Изая не стал уточнять, к какому именно участнику происшествия относится вопрос.
- Декабристов? – на красивом лице информатора отразилось удивление. Для своего возраста и образа жизни Изая был довольно образованным. Он легко учился в школе, у него была хорошая память и даже те факты, которые мелькали где-то на периферии его жизни, как правило, более или менее задерживались в сознании. Тем не менее, он не видел потребности помнить и знать всё. В особенности, если дело касалось истории страны, к которой Изая не имел никакого отношения.
- Я понял, о чём ты. Или, по крайней мере, думаю, что понял, - кивнул информатор. - Конечно, если выбирать между жизнью и смертью, я однозначно выберу жизнь, но люди смертны, Артур. Рано или поздно, что-то может случиться. Меня могут пристрелить, я могу свалиться с крыши здания или меня, наконец, настигнет Шизу-тян. Мне бы хотелось иметь страховку. Что-то, чтобы гарантировало мне лучшее будущее, чем перспектива гореть в адском пламени, если, конечно, верить, что такое пламя есть.
Изая не был уверен, что верит. Он определённо не отличался религиозностью, но возможность иметь такую «страховку» действительно казалась ему привлекательной. Как привлекательной казалась возможность попробовать ей воспользоваться.
- Меня, пожалуй, устроила бы вполне любая перспектива небытию, поскольку небытие кажется мне очень скучным. И, к слову, это не совсем «рай». Это небесный чертог, где бесконечно пируют воины. Там их ждёт мясо, вино и дивные женщины, готовые ублажать ночами, - информатор усмехнулся. – Определённо, такой расклад звучит лучше адского пламени. Как считаешь?

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2010.05.22] Артур Уайт, Орихара Изая.