Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон


[2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Слово «охренеть» пушистое существо не знало, оно было каким-то новым, но по интонации хозяина пушистик понял, что сделал что-то восхитительно невероятное и этим не просто удивил, но и обрадовал мальчика. Он снова сделал было счастливый прищур… но тут вдруг мама хозяина за что-то рассердилась на него, и пушистик, не успев толком понять, что происходит, оказался в пакете. Он забарахтался, пытаясь перестать упираться носом во что-то твердое, что не давало развернуться в относительно вертикальное положение, но вскоре справился с этой задачей и оказался прижатым к драгоценному молочку. Это было конечно приятно, но он предпочел бы его пить, а не обниматься с ним, и поэтому забарахтался в пакете, пытаясь вылезти. С очередной попытки ему это удалось, не без помощи хозяина, и пушистик, сочтя за меньшее из зол просто сесть рядом с пакетом, начал внимательно следить за тем, как мальчик вынимает оттуда продукты. За молочком он следил особенно внимательно, и стоило Джину вынуть его – екай снова засеменил вокруг, с нетерпением взирая ввысь, туда, где на столе было его любимое лакомство. При этом он опасливо косился по сторонам и на маму Джина, когда она оказывалась на достаточно близком расстоянии. С ней судя по всему шутки плохи, пушистик успел понять, что она его вряд ли видит, но врезаться в нее тоже явно было бы не слишком хорошим вариантом для развития дальнейших отношений. Развивать их вообще не стоило, коль скоро человек не замечал его присутствия.
От звука наливаемого в чашку молочка и от усилившегося запаха пушистик пришел в буйный восторг, начав с удвоенной силой описывать пируэты вокруг хозяина, пару раз встав на задние лапки, выклянчивая лакомство. Их чуть было не поймали,  пушистик, на всех парах спешивший за мальчиком, слегка врезался ему в ноги. И тут же воззрился на него, встав опять на задние лапки, балансируя на них, слегка покачиваясь, и держа равновесие хвостами. Молочко, в чашке было молочко! Оно так пахло, так пахло!
Как только мама шагнула к ним, пушица мгновенно приняла свое стандартное положение и забежала за ноги хозяина, чтоб женщина не наступила ей на хвост или не споткнулась об нее. Но вроде бы все обошлось и их отпустили. Наверх. Ведь наверх же?
Пушистик, едва поняв, куда они идут, первым сиганул на лестницу, подметая ее перед Джином хвостами и то и дело оглядываясь на хозяина. Наверное, хвосты стоило как-то более взять под контроль. Они рисковали снова начать сшибать все вокруг. Но на лестнице это было не так уж критично. Дверь в комнату не была закрыта, и пушистик попой вперед, то и дело приподнимаясь на задние лапки, зашел туда, не отрывая взгляда от Джина и чашки в его руках.
И тут вдруг он кое-что вспомнил!
Екай внезапно сиганул под кровать. Он точно помнил, что там лежало нечто, что он и ранее готов был принести хозяину. Носок! Причем один. Ведь хозяин его явно потерял! Носок – это одежда, люди ее носят для тепла, и она не должна лежать там, откуда ее трудно достать, ведь люди не так уж часто лазают под мебель – это пушистик помнил. Надо было вернуть, раз он нашел его пропажу, кроме того его распирало сделать для хозяина что-то приятное. В итоге из-под кровати совершенно счастливый комок вылез с немного запыленным носком в зубах и, виляя хвостами, понес его Джину, снова приподнявшись на задние лапки и передними опершись о его колени. Чтоб за носком даже наклоняться не надо было. Кроме того, чем он выше – тем ближе запах молочка! Молочкааа…

+1

22

Джин хмурился, пока топал к своей комнате. Хмурился, потому что маленький зверёк путался в ногах, и Джин боялся на него наступить. Его небольшой опыт общения с ёкаями говорил том, что они не слишком отличались от людей, в том смысле, что имели свойство обижаться и их можно было ранить. Ранить или просто сделать неприятно Джину не хотелось, хотя он и понимал, что ёкаи значительно превосходили людей по силе и, судя по всему, довольно легко восстанавливались.
— Да не крутись ты! — прошипел Джин сквозь зубы. В его голове уже созрел план, по которому он оставляет ёкая в качестве идеального питомца: невидимого для взрослых, но милого, мягкого, умеющего играть и явно жаждущего общения. Единственное неудобство этого плана заключалось в том, что с невидимым питомцем нельзя разговаривать.
Джин аккуратно прикрыл дверь и слегка припёр её тумбочкой, чтобы в его комнату нельзя было войти без привлекающего внимания грохота. Мама последнее время старалась следить, чтобы он не читал сильно жестоких комиксов, не играл в сильно жестокие игры, и вообще больше учился.
«А ведь он явно понимал, что я ему говорю!» — припомнил Джин и задумчивым взглядом проследил за тем, как Пушистый Комок внезапно ломанулся под кровать. Вылез ёкай оттуда уже чуть более запылённым, довольным и с настоящей добычей. Если, конечно, носок можно было считать добычей.
— Какой молодец! Хороший мальчик! — Джин погладил белого ёкая по голове и забрал носок, бросив его в корзину с получистым бельём. — Если ты, конечно, мальчик, — задумчиво пробормотал Джин и высыпал печеньки на стол для того, чтобы перелить молоко из кружки, из которого пить молоко такому небольшому и округлому существу будет просто неудобно.
«Если, конечно, он не может сожрать молоко вместе с кружкой», — отстранённо подумал мальчик. Рот у него, как оказался, был. Значит, ничто не мешало рту оказаться большим и зубастым.
Джин присел и задумчиво посмотрел на восторженно суетящееся в ногах существо. У него был большой соблазн проверить, насколько хорошо ёкай может слушаться, но мальчику стало жалко мучить малыша ожиданиями. «Как-нибудь в другой раз», — решил он.
— Пей! — Джин поставил блюдечко на пол, понаблюдал за тем, как ёкай уничтожает молоко и, встав, пошевелил мышкой и вывел компьютер из ждущего режима. Он решил попробовать выяснить что-то о ёкаях и принялся делать поисковые запросы.
Спустя полчаса Джин прошарил все доступные сайты и осознал, что он по-прежнему знает о ёкаях слишком много и, одновременно, ничтожно мало. Он погладил дремлющее на коленях существо.
— Может, ты умеешь писать? — неожиданно оживлённо спросил мальчик. Яко же умел! Джин поднялся и опустил Пушистый Комок на кровать, и принялся разбирать коробки, заполняющие все верхние полки большого шкафа. Через ещё несколько минут Джин, пересмотрев огромное количество настольных игр, нашёл ту единственную, которая заключалась в составлении слов из слогов. У Джина она осталась ещё с младших классов.
Мальчик высыпал пластинки со слогами перед Пушистым Комком, расположил их так, чтобы екай мог просто ткнуться ту или иную пластинку, и спросил:
— Кто ты? Как тебя зовут?!

0

23

Хозяин похвалил за носок и тот явно оказался нужной потерей, от чего довольный пушистый комок еще больше залучился дружелюбием. А уж когда мальчик стал производить манипуляции с переливанием молочка, комок заегозил под ногами, аж подпрыгивая от нетерпения, а глазки восторженно выпучились, прослеживая, как мальчик ставит перед существом блюдце. Пушистик чуть ли не занырнул туда, такое ощущение создавалось конечно больше его круглой комплекцией и тому, что там, где обычный зверь опускает голову, он ныряет почти всем собой. Но все равно было забавно. Рот у него если и был зубастым, то явно не сейчас. Сейчас комок со скоростью мини-миксера работал язычком и пил, жмурясь от удовольствия. Это казалось самым вкусным, что он когда-либо пробовал. Молочко, родненькое, так давно не пил, забыл уже каково это. Но вкус не забыл!
Блюдце он осушил довольно быстро. После чего облизнулся, немного походил вокруг посуды, словно пытаясь найти добавку, которая могла случайно капнуть на пол, но не нашел, и вместо этого облизнулся снова и нашел глазами хозяина. К которому засеменил, виляя хвостами. И, недолго думая, пополз ему на колени. Сначала поставил туда передние лапки, а потом ловко подскочил и запрыгнул. Пушистик был чрезмерно счастлив. Он потерся о Джина головой, немного потоптался и поумащивался, а потом уютно улегся, как меховая подушка. Некоторое время он сонно следил за тем, что происходит на экране компьютера, но ничего интересного кроме некоторых картиночек там не было, и вскоре екай задремал.
Проснулся он от того, что хозяин заговорил, и явно с ним. Пушистик навострил уши (пусть даже их и не было видно) и снова заработал хвостами, пока его несли к дивану. А потом уселся там и стал с большим интересом наблюдать, что хозяин делает. Тот что-то искал в шкафу. Пушистик не совсем расслышал и понял, что у него спросили, но с любопытством следил, как Джин шурует коробками, пока тот не вернулся с одной и не стал раскладывать перед Пушистиком какие-то пластинки. Тот провожал их носом, догонял руку хозяина, но как только прозвучал вопрос – замер и задумался.
Сказать по правде – он не помнил своего имени. Столько лет прошло! Его так давно никак не называли… Точнее будет сказать – он не мог вспомнить вот так сходу, хотя возможно если бы услышал… Но кто теперь вспомнит по имени маленького питомца из прошлых веков? Там кажется была "а" и имя было недлинным... Пушистик присел на лапках, прижавшись пузиком к кровати, и немного загрустил. Хотя ненадолго… Он заметил среди пластинок нечто знакомое… Над дверями их дома, того самого, где жил его старый хозяин, висели таблички с похожими символами. Несколько он знал… Увы, он хоть и понимал многие слова и знал, что они означают, но никто и никогда не учил его читать или писать. Зато вот зрительная память порой преподносила сюрпризы. И если это сможет что-то объяснить хозяину – почему бы и нет!
Комок начал по одной оттаскивать таблички на середину кровати. Поначалу прихватывая зубками (да, они были, хоть ими и нельзя было разгрызть чашку), а потом, натаскав (многовато для имени, надо сказать), начал ворошить лапками. Он застопорился на слове «хлопок», а для слова «шелк» долго искал составляющие. Получалось с ошибками, но читаемо, а точнее даже – угадываемо. Там было еще какое-то слово, но тут память давала сбои и Пушистик суетливо семенил по пластинкам, пытаясь найти знакомые. По пути, пробегая рядом с хозяином, он улучил момент когда тот склонился ближе к написанному и, потянувшись, лизнул его в нос. Завилял хвостами и чуть не смел пластинки, испуганно замер и предпочел дальше не вилять, чтоб не стереть остатки своих трудов.

+1

24

Глядя на усилия маленького зверька, Джин сделал два вполне очевидных вывода. Во-первых, писать в привычном смысле Пушистый Комок не мог, но, видимо, как Тарзан в детской книги, имел достаточно развитый мозг и память, чтобы понимать, что такое письменность и соотносить, как минимум, некоторые символы с понятными ему значениями и звуками. Это означало, что его можно было научить писать! Во-вторых, судя по всему, ёкаи всё же переставали быть животными и становились чем-то более сообразительным. Видимо, этот процесс требовал времени, но одно это означало, что Пушистый Комок может не просто научиться «писать», он сможет с помощью письменности общаться.
Джин охотно погладил ластящегося к нему зверька. Он сделал ещё один не совсем очевидный вывод. Судя по всему, если у Пушистого Комка и было имя, то он (а Джин, несмотря на отсутствие явных половых признаков, отчего-то продолжал считать восторженное создание «мальчиком») его не помнил.
— Значит, ты не будешь возражать, если я дам тебе новое имя? — спросил Джин и по реакции Пушистого Комка, сделал вывод, что он более чем не против.
Джин задумался. Самым очевидным было бы назвать ёкая «Широ» («беленький») или «Юки» («Снежок»), но эти имена казались ему банальными. Джин с большим удовольствием назвал бы Пушистого Комка «Хиро» («широкий»). Во-первых, потому что Комок иногда становился больше в размерах, а, во-вторых, потому что "Хиро" было созвучным английскому слову означающему «герой».
Джин уже хотел озвучить, что с данного момента Комок будет именоваться «Хиро», но потом его взгляд упал на слово «хлопок» или то, что, как он думал, означало «хлопок», и вновь задумался. Большеглазый и милый «мальчик» очень напоминал хлопок в том виде, в котором его показывали на школьной экскурсии.
— Хм... Я буду звать тебя Вата, — объявил Джин и вновь погладил очень мягкую и приятную на ощупь шерстку.

0

25

Комок ничуть не возражает против того, чтоб хозяин придумал ему имя. Более того - он действительно много что понимает, и начинает приплясывать передними лапками от радости, что имени быть. Хвосты при этом забавно подергиваются, пушистик не решается ими вилять, чтоб не смести все с кровати, но ему явно хочется. Пока Джин думает, он обнюхивает его руку, подныривает под нее, чтоб его еще гладили, немного крутится на месте, потом снова тянется мордочкой к хозяину. И тот озвучивает новое имя... Пушистик смотрит на Джина большими глазками, все-таки начиная вилять хвостами, немного двигая пластинки, постепенно припоминая, что слышал уже это слово. В прошлом, когда-то... Хвосты снова засновали туда-сюда, а счастливое существо смотрело проникновенными преданными глазками, выражая всю признательность за данное имя. Наверное, не будь он призраком, или хотя бы помни, как это делается - всплакнул бы от счастья. Так, как это делают животные, когда у них начинают блестеть глаза...
Пушистик много лет не ощущал себя кому-то нужным. Он был ничьим, догадывался, что если за много лет его хозяева не вернулись за ним - то уже вряд ли кто-то вернутся. Что их давно нет. Тоска становилась привычной, но от этого не утихала. Он не мог уже и мечтать, что встретит кого-то, кто примет его, такого изменившегося и ни на что не похожего, к себе.
Но нашел.
И вот хвосты опять набирают ход, а призрачная собачка подпрыгивает, уже не замечая, что смахивает с кровати пару пластинок, достает пушистой мордочкой до носа Джина, потом спрыгивает на пол, одним словом - колбасится от радости, как любой пес, которому сказали или сделали что-то приятное. В процессе этого натыкается на ноги Джина, снова тянется чтоб погладили, потом опять пускается в беготню, носится кругами, подпрыгивает. И натыкается на полу на упавшую ручку. Сверху ее заметить не так просто, она прячется под стулом... Вата недолго думая хватает ее и тащит Джину, кладя у его ног и отскакивая, пригибаясь на передних лапках и начиная вилять хвостами. Он помнит, как играл с людьми, которые бросали ему палку или мяч, и сейчас инстинктивно делает привычный жест: нашел - принес.

+1

26

• Время: 12.20, воскресенье
• Погода: облачно, лёгкий южный ветер.
• Внешний вид: черные брюки с отглаженными стрелками, черный короткий пиджак, темно-бардовая блузка без рукавов, небольшая сумка, перекинутая через плечо.
• Состояние: рабочее, как всегда, собрана, и по-деловому "на метле"
• Инвентарь: сотовый в кармане брюк, на поясе закреплен жетон детектива, табельное оружие, в сумке: ключи от машины, брелок сигнализации, ключи от дома, бумажник, записная книжка, ручка.

И в этот прекрасный легкий день Сой Фон поставили дежурство. ДЕЖУРСТВО. ВНЕПЛАНОВОЕ. Она, конечно, же была не в восторге и не хотела идти на работу в свой законный выходной, но человек, вследствие форс мажорной ситуации, который должен был быть на месте, попал в больницу с переломом конечности и не мог находиться в участке и выполнять свою работу. Как на палочку-выручалочку выбор пал на дочь начальника отдела. То бишь - Ли младшую. Сой Фон построила недовольные гримасы, повздыхала обреченно, про себя конечно, и с покорным видом вышла на работу. Пол дня пролетели практически незаметно, под волной работы, и даже могла брезжить надежда на то, что возможно остатки дня пройдут дома. Но детектив не была настолько оптимистична на этот счет.
Так как Сой ничего не готовила (планируя данный подвиг совершить в воскресенье, но, видимо, не судьба), она в принципе редко этим делом занималась, решено было выдвигаться в сторону отчего дома. Там всегда была еда, и хорошая компания для беседы.

- Тадайма!!!! - Заорала бодрым голосом Сой Фон на весь дом, заходя и разуваясь аккуратно у двери. Обычно все семейство бывало дома в воскресенье, но в этот раз была дома только мама, судя по подозрительной тишине (отец часто смотрел новости по телевизору, сейчас он был выключен). Сой Фон в силу работы редко была в гостях, но всегда с радостью ждала у себя дома своих родных и близких.
- Есть кто живой!? - Продолжила голосить старшая по возрасту в семье Ли, проходя уже во внутрь и прямой наводкой торжественно шествуя на кухню на запах вкусненькой еды.
- Я на обед, у меня немного есть времени, - оповестила всех домашних зычным голосом Сой.

0

27

Джин рассмеялся. Глядя на то, как Вата счастливо прыгает, как он носится на нелепо коротких лапках, как виляет тремя хвостами, мальчик не мог не испытывать радости. Это была чистая незамутненная радость ребёнка, который только-только сделал очень хорошее дело. Дело, совершить которое ему было приятно и легко. Дело, не требующее у него ни моральных сил, ни особых усилий. Джин нашёл нового друга.
Если ранее он испытывал какие-то сомнения, по поводу второго ёкая в доме, то теперь они окончательно испарились. Такое существо не могло нести вред. Оно было настолько явно дружелюбно, что это даже немного смущало.
Джин плюхнулся на кровать, сдвинув пластинки в сторону. Часть из них попадало на пол, но искать их и укладывать обратно в коробку, мальчику было лень. Он наблюдал за белым пушистым комком, который носился по его комнате.
— О! Ты нашёл мою ручку! Хороший-хороший мальчик, — проговорил Джин, глядя на Вату, который с довольным и гордым видом нёс трофей. Он не сразу сообразил, что Вата, возможно, хочет поиграть, и сперва просто забрал у него ручку. Но ёкай продолжал смотреть на него своими огромными глазами и довольно махать хвостами.
— Хочешь? — спросил Джин и, когда хвосты зашевелились с удвоенной силой, поднимая небольшой сквозняк, кинул ручку через всю комнату. Зверёк тут же помчался за ней. — Давай! Неси-неси! — приговаривал мальчик и смеялся по мере того, как в его комнате образовывался бардак, потому что ручка падала то в корзину с бельём, то в стопку дисков.
Снизу послышался грохот как раз в тот момент, когда Вата выкапывался из горы футболок сомнительной чистоты. Джин тут же навострил уши, вскочил с кровати, чертыхнулся, потому что одна пластинка больно врезалась ему в ногу, и допрыгал до двери. Ошибиться с тем, кто пришёл домой, было просто невозможно.
— Привет! — прокричал мальчик, повиснув в дверном проёме. Вниз идти не хотелось даже ради сестры. Тем более что она пришла кушать, а он вроде как только-только поел. К тому же маме наверняка захочется побеседовать с ней и порасспрашивать о её делах, а Джина всегда утомляли взрослые разговоры.
— Поднимешься потом наверх? — вопрос прозвучал скорее, как предложение и, услышав утвердительный ответ, мальчик вернулся в комнату. Дверь он оставил приоткрытой, чтобы слышать, как сестра поднимается. На компьютере Джин включил супер-геройский фильмец для фона — надо же было делать вид, что он чем-то занят. И, наступив на вторую пластинку второй ногой, он всё же принялся их собирать. Правда, ему очень скоро это наскучило и Джин стал разбрасывать пластинки по всей комнате с тем, чтобы Вата находил их и приносил в коробку. Зверёк прекрасно справлялся с этим заданием.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC