Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон


[2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

название: [2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон
название эпизода: История о том, как я подцепил паразита!
место:  Дом главы семейства Ли
очередность: Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон
краткое описание ситуации: логическое продолжение [2010.04.17] Куджо Торао, Ли Джин Хо, Има

Теги: Lee Jin Ho, Fuzzy

Отредактировано Lee Jin Ho (01-05-2018 04:25:38)

+1

2


Время: ~12.00, воскресенье
Погода: облачно, лёгкий южный ветер.
Внешний вид: сонный, помятый, взъерошенный. Пижамные штаны в клеточку, заношенная красная футболка с золотой молнией.
Состояние: недомогание
Инвентарь: -

Джин просыпался тяжело. Смутно осознавал, как мама несколько раз заходила в комнату, звала его завтракать, будила, бубнила, причитала, но никак не мог заставить себя открыть глаза и встать. Возможно, дело было в наполовину бессонной ночи, буквально переполненной событиями настолько, что днём в них верилось с большим трудом, но Джин, который, как правило, не болел и привык и к бессонным игроманским ночам, и к дням, переполненным тренировками, чувствовал себя необычайно разбитым.
— Иду-иду, — пробубнил он на очередной оклик, и буквально скинул себя с постели. Теперь пришлось встать, потому что на полу лежать было холодно и неуютно. Встав, Джин подтянул штаны, попробовал пригладить волосы, вытереть глаза так, чтобы показаться умытым, и только потом побрёл вниз, заставая маму ровно посредине очередного монолога:
— ...ухожу. Я думала, что ты пройдёшься со мной.
— Прости, мам, — рефлекторно отозвался Джин, прислоняясь к косяку. Сонная одурь никак не хотела уходить. Глаза слипались, голова была тяжелой и болела, а руки-ноги едва двигались.
Мама, уже одетая и нарядная, стояла у порога, наводя последний, как казалось мальчику, бессмысленный марафет.
Опять целую ночь играл?! — в тоне её голоса вучало настолько явственное возмущение, что Джин поспешил оборвать её до того, как она начнёт причитать о школе.
— Нет! — едва не вскрикнул мальчик. Мама редко ругала его. По крайней мере, её редко можно было заставить поднять голос или выразить по-настоящему явное недовольство, но она имела просто гениальный навык зудения! Буквально одной фразой мама умела вызвать настолько невыносимое чувство вины, что Джину иногда становилось тошно.
— Просто... просто... так как-то вышло. Я спал плохо, — маме нельзя было говорить, что он заболел. Болеть, конечно, здорово, если при этом можно было не ходить в школу, но, к сожалению, тогда же нельзя будет ходить на тренировки, работу или просто в салон автоматов — что его радовало гораздо меньше. И, конечно же, нельзя было сказать, что он всего лишь не спал всю ночь, потому что на пару с демоном боролся с призраком.
— Сны дурацкие снились, — наконец, закончил Джин под строгим взглядом любящих маминых глаз.
Это всё из-за твоих игр! — мальчик ощутимо сморщился — чего-то подобного он и ожидал.
— Ты всегда всё сводишь к играм...
Потому что в них вся проблема! Я слышала, какие-то мальчики из-за игр спрыгивали с крыши. Ты, надеюсь, ничего подобного не удумал.
— Нет, — «и не из-за игр, а из-за интернета», — мысленно поправил Джин мамины слухи.
Ты такой бледный, — в голосе мамы зазвучало небезопасное беспокойство. — Может у тебя температура? Иди сюда.
— Всё у меня хорошо! Я просто не выспался, сейчас поем и досплю, — Джин искренне зевнул.
В комнате своей лучше приберись! — голос мамы звучал строго, но рука, которая легла ему на лоб, когда он всё же подошёл, была тёплой и нежной. — Жара нет, — констатировала она. — Иди поешь, и уберись в комнате. Я в магазин. И раз мой помощник остаётся дома, зайду к Танаке-сан — может, она составит мне компанию.
— Возвращайся! — только и успел пролепетать Джин, когда две стремительно закрылась. Первые несколько минут он просто смотрел на неё и прикидывал, а не стоит ли ему ещё хорошенько поспать, но потом в животе заурчало, и мальчик решил отложить этот план на потом. Не долго думая, он побрёл в сторону кухни.

Отредактировано Lee Jin Ho (24-11-2017 16:37:12)

+1

3

• Время: ~12.00, воскресенье
• Погода: облачно, лёгкий южный ветер.
• Внешний вид: белый и пушистый
• Состояние: перепуганное
• Инвентарь: -

Духи не спят. Но даже у них бывают моменты, когда все твое существо переходит в состояние, похожее на отключение механизма от питания – приостанавливается, переходит в сонный режим. Разница лишь в том, что если уставший человек отключается, едва упав на кровать, усталость души измеряется иными категориями и наоборот не позволяет быстро отключиться и расслабиться, перестать семенить по комнате, обнюхивать лежащие на полу вещи, ножки кровати и край свисающего одеяла, запрыгивать, а потом снова спрыгивать с матраса, испугавшись потревожить, когда хозяин ворочается во сне. Он успокоился только под утро, устроившись в изголовье кровати и зажмурившись, греясь исходящим от спящего человека теплом. Оно словно питало, придавало сил, и это было приятно…
Идти по незнакомым улицам ставшего чужим города ночью было жутковато. Возможно это странно – чего бояться духу? – но он знал, что он не один такой в городе. Пару раз он чуть не терял хозяина из вида, потому что привязавшаяся бездомная собака никак не хотела отставать, тащилась за ними пару кварталов и периодически лаяла и пыталась схватить за хвосты, отскакивая, когда он подпрыгивал и некоторое время парил в воздухе. В окнах какого-то здания (он не знал, что это была больница), которое они прошли мимо, он видел других таких же, как он, но уже людей. У одного из которых не было глаза, и который словно пытался проскрести оконное стекло и вырваться на улицу, но место не пускало.
Место… оно неожиданно отпустило его самого, когда старуха сгинула, навсегда или на время – неважно, важнее что мальчик остался цел. Он понимал, что прошло много лет, но настолько потерялся, что уже даже не осознавал, кто он сам и есть ли шанс, что хотя бы дети хозяина придут за ним. Может, этот мальчик один из них?.. Он увязался за ним, но не показывался на глаза, потому что та вторая была вовсе не человеком, и он пока присматривался, немного опасаясь. Дом, к которому они пришли, он не узнавал, но может быть он просто потерял его образ из памяти, как и все остальное? Может быть, это его дом?..
С кровати пришлось тикать быстро, когда дверь в первый раз открылась, и тишину разорвал женский голос, он сиганул куда-то не туда и с трудом всочился в щель между матрасом и стеной, затаившись на полу. И остался там, потому что шевеления в доме не проходили. На первое время он нашел в качестве занятия загнанный в угол и кажется забытый тут носок, пробовал трогать его лапкой, но лапка долго проходила насквозь, пока наконец не задела предмет одежды и тот не передвинулся с места. Окрыленный, он пару раз перепрыгнул через носок, при этом ударившись о дно кровати. Наверху зашевелились, и он прижался пузом к полу. Хозяин встал… ну то есть как встал, сначала он спустился на пол и два выпученных глаза наблюдали из-под кровати за тем, как мальчик поднимается и направляется к двери. Он засеменил было следом, виляя хвостами, но голос в коридоре заставил поджать их и снова замереть на месте.
Мальчик спустился вниз, а он наблюдал со второго этажа, с лестницы. Женщина, явно хозяйка дома, была на вид довольно строгой, и при ней спускаться не хотелось. Когда она ушла, хозяин все еще оставался на месте, а сверху за ним наблюдали и размышляли, в какой момент лучше подойти. Он конечно хотел быть увиденным, но не был уверен, что это вызовет положительную реакцию. В момент, когда он решился и потопал, хозяин снова куда-то пошел, и ему оставалось только топать дальше. Попутно оглядываясь по сторонам. Дом был такой странный для него, такой необычный. Предназначения некоторых вещей он не мог понять, но они были красивыми. Тут вообще было куда красивее и уютнее, чем в доме старухи, но при этом немного страшновато. Он дошел до кухни и первым делом спрятался под столом, понаблюдав, как хозяин ищет себе что-то на завтрак в этой странной и необычной обстановке. Откуда-то вкусно пахло, но стоило ему высунуться и сделать попытку приблизиться – хозяин шагнул в его сторону, не подозревая, что на его пути есть что давить, и он едва увернулся, коснувшись ноги пушистым бочком и прыснув к двери.

Отредактировано Fuzzy (30-11-2017 15:41:39)

+1

4

Мама всегда хорошо готовила, и потому даже в её отсутствие дом переполняли вкусные запахи, а на кухне всегда можно было найти еду. Не просто колбасы или сыра — то, чего хочет подросток утром, — а полноценный завтрак, уютно расположенный на столе, обед в холодильнике, зачатки ужина где-то возле раковины и, конечно, десерты. При данном обилие и разнообразии еды было даже удивительно, что в их семье склонности к полноте не наблюдалось, а Джин (впрочем, не только он) умудрялся успевал проголодаться в перерывах между приёмами пищи.
Мальчик глянул на стол, где под полотенцем явно что-то было, включил чайник и сунул нос в холодильник. Он не искал там ничего конкретного, просто удовлетворял любопытство и надеялся найти что-то вредное, то, что в доме хозяйственной и правильной мамы просто не может быть - например, пиццу. Пиццы не было, зато на кухне пахло омлетом, и Джин решился-таки заглянуть под полотенце. Он закрыл холодильник, сделал уверенный шаг вперёд и замер, наткнувшись на мягкую преграду.
У Джина животных не было, и рефлекс наступать аккуратно, чтобы не повредить живому существу, доверчиво кидающемуся под ноги, у него отсутствовал, и, тем не менее, он смог замедлить своё движение настолько, что, опустив голову, ничего под своей ногой не обнаружил. Зато вроде бы увидел белую тень:
— Има? — окликнул он. — Давай, не дуйся. Я угощу тебя сладким омлетом, а потом мы сходим за пончиками, как я и обещал. Окей? Иди сюда! — в коридоре явно кто-то был. Джин это почти слышал. Но этот кто-то не желал выходить, здороваться, бухтеть на старые косяки, а предпочитал дуться в коридоре.
«Ты как мама!» — Джин закатил глаза, плюхнулся на стул и убрал полотенце. Под ним стояли тарелочки: со сладким омлетом, с сырным омлетом, с рисом, с мисо-супом и с овощами, которые Джин есть не собирался.
— Я устал и сейчас съем всё без тебя, а ты только сильнее раздуешься! — крикнул мальчик, пытаясь перекрыть звук закипающего чайника.

+1

5

Кто такая Има?
Добежав до коридора и замерев там, он прислушивался к тому, что говорил хозяин. У него было преимущество, которое он сам конечно осознать не мог, потому что уже привык к нему – он понимал человеческую речь. Не как живые домашние животные, запоминающие команды, некоторые слова и фразы, ориентирующиеся по интонациям. Он понимал смысл. И кажется у хозяина кто-то жил… Видимо, мальчик говорил с той, что была с ним вчера. Он потоптался на месте, внезапно почувствовав, что может оказаться здесь лишним. Хотел было высунуться из-за дверей кухни, и вдруг понял, что если столкнулся с хозяином – значит материален? Может трогать материальные вещи, не проходя сквозь них? С хозяином и носком получилось. Попрыгав на месте, он ощутил, как лапки издают мягкий топот. Так топали мыши в подвале у старухи. Только сейчас он был куда более ощутимой и весомой мышью, раз в десять больше тех. Хозяин снова окликнул Иму, и «мышь», испугавшись, что ее услышали, рысью проскочила подальше по коридору. Надо было придумать стратегию. Что если принести хозяину потерянный носок? Может быть, он обрадуется и сочтет такого зверя полезным в доме? Он мог бы доставать из углов пропавшие вещи… Идея была неплохой, стоило попробовать. Он потрусил в сторону лестницы, осматриваясь по пути.
Его взгляд зацепился за приоткрытую дверь… что это за штуковина? Он даже остановился. Просеменил до прачечной и затормозил перед большой белой коробкой с прозрачным приоткрытым люком, за которым все сияло серебристым цветом, чуть подсвечиваясь исходящим из коридора светом солнца. Стоило подойти – из люка на него выглянула какая-то белая пушистая штука, и он попятился – как и она. Подождав, он приблизился снова… и наконец заметил, что морда повторяет его движения. Отражение… Он присел, рассматривая себя. Ничего особенного, возможно даже слишком много меха (не то у грациозных кошек), но все же удивительно. Он видал в своей жизни, как люди смотрятся в зеркала, но сам кажется не пробовал. Посидев так немного и покосившись в сторону кухни, где шабуршался хозяин, он встал и приблизился к коробке. Пахло чем-то не очень натуральным, особенно когда он поставил лапки на край отверстия и заглянул внутрь. Это был какой-то круглый… хм… непонятно что круглое, но когда лапки соскользнули на лежащую внутри тряпочку – оно чуть завертелось от толчка. Некоторое время потрепыхавшись, ни туда ни сюда, вися наполовину в барабане стиральной машинки и наполовину снаружи, упираясь в него лапками, он наконец заполз внутрь целиком чтобы потом спокойно выпрыгнуть уже мордочкой вперед. Не тут-то было… Барабан поехал, и он с выпученными глазами пустился бежать, как белка в колесе, а на голову то и дело падало вертевшееся там вместе с ним полотенце. Опрометью кинувшись на выход, он запутался в полотенце, выкатился вместе с ним и врезался в стоящую напротив коробку с порошком, опрокинув ее на себя. Из прачечной живое полотенце вылетело пулей, оставляя за собой шлейф порошка, и завертелось, пытаясь скинуть с себя напавшую тряпочку. Освободившись, он сиганул в угол, некоторое время ошалевшим взглядом наблюдая, что учинил в доме хозяина. Который, кажется, вот-вот придет на шум…
Он заметался по коридору, пробежал в один его конец, уперся в тупик – во входную дверь, ныне запертую, поскребся в нее, а заметив приближение хозяина метнулся в другую сторону (белое пятно мелькнуло поперек коридора и скрылось) в еще одни приоткрытые створки. В этом доме было сто комнат, и теперь он попал в темную и маленькую, все завешанную какими-то тканями и полную незнакомых запахов. Затаившись и слушая, что происходит снаружи, он попятился вглубь комнаты – и наткнулся попой на ботинки.
Через несколько секунд в гардеробной послышались шорохи и звуки падающей одежды.

+1

6

Има не торопилась вернуться на кухню и принять его приглашение, а Джин, откровенно говоря, чувствовал себя слишком разбитым, чтобы бегать за ней по всему дому, успокаивать, уговаривать, увещевать.
«Чего ей вообще дуться-то? Хорошо же всё кончилось!» — хмуро подумал мальчик, и принялся за еду. Он ел необычайно медленно, начиная от сырного омлета, заканчивая мисо-супом, и не трогая сладкий омлет, который должен был понравиться девочке-кошке. Она подобную заботу не оценила. Топала в коридоре, бегала, шумела где-то в прачечной, словно бы собиралась поставить всё с ног на голову.
— Эй! Хватит там творить… то, что ты творишь! — громко крикнул Джин, за шумом не слишком понимая, чем именно занята Има, но подозревая, что ничего хорошего. — Мама, между прочим, просила убраться, а не навести бардак, — пробормотал он тише, поднимаясь из-за стола.
Судя по всему, выбора у него не оставалась: или он останется на кухне, пока Има не разгромит весь его дом, или они всё же поговорят.
— Слушай, я понимаю, что всё прошло не так гладко, как должно было, но ведь обошлось! Мы — живы-здоровы, даже тот дядька инь-ян тоже особо не пострадал…  — грохот и топот усилились. Что-то словно бы упало, пронеслось на огромной скорости по коридору и притихло. Джин, наконец, вышел из кухни.
Пока он оглядывался из стороны в сторону, пока хмурился, пока поднимал полотенце, которое явно принесли из места, где ему положено быть, и бросили в коридоре, из шкафа-купе, встроенного прямо возле прихожей, раздалась новая волна грохота.
«Попалась!» — подумал Джин, которого начала захватывать игра. Он уже не думал о бардаке в прачечной или в шкафу, где, судя по всему, попадали все коробки и, вероятно, слетело немало вещей с вешалок. Он не думал, что вещи могут запылиться или замяться. Ему просто хотелось поймать проказницу, которая всё это учинила, и хорошенько её потискать.
Джин аккуратно прокрался к двери, аккуратно приоткрыл её и, как только заметил белую юркую тень, схватил её!
— Попалась! — уже повторно ликующим тоном оповестил мальчик, чувствуя в своих руках нечто тёплое и волосатое.

+1

7

Хозяин говорил явно с той самой девочкой со странной энергетикой, которую он пока в доме не заметил. И вместо того, чтобы попытаться стать таким же полезным и контактным, как эта девочка, он забивался все глубже в комнатку с вещами. Воображение рисовало ужасный бардак, на который сейчас наткнется хозяин. Он явно что-то уронил, рассыпал, утащил на себе какую-то тряпку… Хотелось начать все с нуля и пройти мимо открытой двери с непонятной белой коробкой, ну вот что его туда понесло! В коридоре слышались шаги и паника нарастала. Хотя хозяин и не начал ругаться или возмущаться на Иму, он-то явно не Има, и кто знает, что будет, когда мальчик поймет, что это не она учинила бардак.
Пытаясь переползти попой вперед через ботинки, он запутался лапками в шнурках, и один из них привязался к лапке намертво. Попытка потрясти ею привела к тому, что ботинок пополз за ним следом. В ужасе пытаясь освободиться, он ринулся в другую сторону, задел хвостом какую-то вещь, не заметив этого… Вещь как назло тоже зацепилась, создавалось ощущение что на тканях какие-то липучки или репейники – все так и норовило прилипнуть. Он остановился, прижавшись пузом к полу, осторожно попытался потянуть – и снял вещь с вешалки. Платье нарыло его с головой, он забегал, споткнулся о туфли, с разбега стукнулся любом об угол какой-то коробки, попятился и уронил еще пару вещей. Выход был потерн безвозвратно, он с перепугу начал карабкаться на чью-то куртку, тряся лапкой, и наконец стряхнул с нее шнурок ботинка, зато наткнулся на что-то и поронял с полки несколько коробок со шляпами и летней обувью. В панике перепрыгнул на верхнюю полку, где платье наконец с него слезло, и тут увидел как дверные створки открываются… Попытка метнуться за очередную коробку и спрятаться не дала результата. Его схватили. Схватили!!! Что делать, что делать?! Ужас, позор, устроил бардак, поронял все, поймали с поличным! Он забарахтался, дрыгая лапками, но не вырываясь, а просто обалдев от того, что его держат на руках. Сто лет не держали! Или даже дольше…
Белый мех, за который ухватился Джин, оказался округлым пушистым существом, которое несколько секунд трепыхалось у него в руках, а потом замерло, глядя испуганными большими глазищами. Некоторое время смотрело… а потом неуверенно вильнуло хвостами (их было ТРИ!!!), раз, еще раз, сложило на груди лапки и, видимо решив что пропадать так с музыкой, вдруг замахало хвостами так, что у ног мальчика аж ветер поднялся. Все это сопровождалось добродушным и счастливым прищуром глазок и тянущейся к Джину мордочкой… если в этом существе вообще можно было отличить мордочку от круглого тельца, из которого торчали только лапки и хвосты. Существо было не похоже ни на кого из обитающих на планете животных, разве что на разжиревшего до размеров шара белька, но живой белек просто не вынес бы такой стадии ожирения. Тем не менее существо не было неподъемно тяжелым, и по весу напоминало скорее ту же Иму. По размеру приблизительно так же. И было на вид крайне дружелюбным.

+1

8

Радость Джина не продлилась слишком долго. Он-то был уверен, что поймал кошку, которую почти мог считать своей! (Хотя Име этого знать не полагалась. Свободолюбивая демоница вряд ли с радостью воспримет статус «домашнего питомца»). Но вместо этого на него из-под платья  с абсолютно круглой морды посмотрели незнакомые огромные розовые глазища.
— Что за хрень?! — Джин держал существо на вытянутых руках, покрутил в одну сторону, чтобы рассмотреть три отростка, которые, видимо, считались хвостами, в другую, разглядывая маленькие нелепые лапки, снова заглянул в лицо и голыми ногами почувствовал сквозняк.
«А где у него рот?» — задумался мальчик. Мысль показалась ему столь нелепой и громкой, что он даже тряхнул головой, пытаясь привести её к порядку.
— А ты ведь не Има... — утвердительно произнёс мальчик и пару раз слегка сжал существо, словно бы проверяя его на плотность. Больше всего лохматый колобок напоминал плюшевую игрушку. Он был мягким на ощупь, не очень тяжёлым, вполне себе тёплым и дружелюбным. В последнем Джин был особенно уверен, поскольку волнами дружелюбности его едва не сносило. Кроме того, он был почти уверен в том, что это не Има. Има, как истинная цундере, так искренне ему никогда не радовалась.
— Капец... — Джин аккуратно отпустил странную круглую хрень на пол. Понять, как на неё реагировать, он пока не мог, потому решил отложить это решение до лучших времен и поднял взгляд на шкаф, вид которого заставил скривиться.
— Не стоило наводить такой бардак, — назидательно произнёс мальчик колобку, который крутился у него под ногами. — Мама расстроится, и будет ругаться. Тебе, может быть, пофиг, но мне вот — нет.
Джин поднял платья, попытался повесить их на плечики и закинуть обратно в шкаф. Его роста едва-едва хватало, чтобы сделать это, даже когда он сам стоял в шкафу и частично опирался на нижнюю полку. Зато с коробками Джин особо не заморачивался. Расставил их друг на друга и закрыл шкаф, стараясь не думать, насколько платья выглядят помятыми.
«Отвиснут», — решил он и двинулся в сторону прачечной, где, по всей видимости, ситуация по порядку была примерно такой же.
— Ты вообще кто такой? — спросил Джин, когда едва не наступил на колобка. — И что здесь делаешь? Знаешь Иму? Или, может быть, Яко? — легче всего было предположить, что большой волосатый колобок — это приятель одного из его мистических питомцев. Других причин очередному ёкаю забрести к нему домой просто не было!
Хотя, надо признать, со вчерашнего вечера Джин гораздо проще стал относиться к существованию ёкаев, как вида, и вероятности встречи с ними на территории собственного дома. До сих пор говорящие кошки, некоторые из которых умеют превращаться в девочек, не указывали однозначно на призраков или демонов. В конце концов, они могли оказаться расой межгалактических пришельцев, которые скрываются на земле.
«Этот колобок, кстати, то же вполне сойдёт за пришельца, который просто не знает, как выглядит кошка», — мальчик хмыкнул, собрал все вещи, раскиданные в ванной, разбросал их более упорядоченно и вытер руки о пижамные штаны.
— Ну, всё, закончили, — Джин вновь бросил одновременно подозрительный и любопытный взгляд на пушистого глазастика. — Может… ты хочешь есть? — спросил он. «Хотя я не уверен, что кормить ёкая — это такая уж хорошая идея».

+1

9

«Хрень» в руках Джина продолжала усиленно махать хвостами, словно окупая ими весь бардак, который учинила в доме. Она забавно поерзала, когда он сжал ее, и трепыхнула лапками, но опять же не вырывалась и была прямо-таки до странного счастлива. Щенячий восторг выражался всем ее существом.
А все дело было в том, что с ним ЗАГОВОРИЛИ! Его могли щупать, не проходя насквозь, видеть, и им заинтересовались! Пусть даже пока что в голосе мальчика не было горячего энтузиазма приютить непонятную зверюгу, но пушистик хотя бы мог с ним контактировать без опасения что его пнут или испугаются. Люди-то по-разному реагировали на такое непонятное нечто, больше напоминающее пуфик или подушку.
Едва оказавшись на полу, существо своими хвостами чуть не запулило накрывавшее его недавно платье куда-то в угол, покосилось на него и умерило пыл своих пушистых опахал, вместо этого радостно закружилось у ног мальчика. Когда тот оценил масштаб ущерба и твердо выразил все что об этом думает, хвосты снова немного поутихли, и существо виновато сникло… хоть и ненадолго. Потолкавшись было в попытке придумать, чем помочь, возле мальчика, существо видимо поняло что лучшая его помощь – не мешать, и присело в сторонке, наблюдая за тем, как он тянется к вешалкам. Хвосты продолжали подергиваться и повиливать на каждое его движение, как радар, и снова заработали как вентилятор, стоило Джину закончить с гардеробной и обернуться. Существо засеменило следом, в какой-то момент едва не попав под ноги мальчику. За время, проведенное в старом доме, пушистик основательно отвык от того, что рядом кто-то ходит, и теперь не соизмерял с какой скоростью в него может прилететь нога хозяина, если он в порыве восхищения кинется ему наперерез. Но все обошлось, и он продолжил семенить следом, все так же сладко жмурясь и виляя всем чем можно. Он понимал вопросы мальчика, и даже – на удивление – ответил, подергал из стороны в сторону головой (ну то есть вышло что всем собой, за годы посмертия голова у него потерялась где-то в теле, это он ощутил только сейчас), когда тот произнес незнакомые имена. То есть с Имой кажется все ясно, но вот второе... Тут еще живет какое-то Яко? Что это?.. Но не будем о них, пока главное наладить контакт.
В ванной пушок даже попытался помочь, пока мальчик собирал разбросанное по полу он принес утащенное недавно на себе полотенце, валявшееся в стороне в коридоре, где его тогда удалось сбросить. Правда застать рот существа в действии Джин бы не смог, он обернулся уже лишь на результат – робко подталкивающего ему полотенце лапкой зверька, успевшего чем-то доставить его к нему.
Когда с уборкой было покончено, Джин озаботился тем, не хочет ли существо есть. Пушистик даже задумался... Он понимал значение этих слов, и даже помнил еду... Не на вкус, а скорее как факт. Что когда-то это было ему нужно. Но он давним-давно не испытывал в еде потребности.
Пуфик внимательно смотрел на хозяина некоторое время. Единственное, чего ему хотелось - внимания. Насчет еды он не был уверен, он забыл ощущение голода и то, что оно сигнализирует о желании перекусить. Вместо ответа счастливая хрень вновь  завиляла хвостами, начала давать круги по коридору и вокруг хозяина, а потом подбежала к ногам мальчика и поднялась на задние лапки, поставив передние ему на колени. Ему хотелось чтоб его погладили. Еще хотелось погавкать, но не получалось, видимо эта функция была утрачена после его округления в шарик. Попытки воспроизвести звук выражались в порывах задирать мордочку повыше, от которых существо как бы слегка подпрыгивало.

+2

10

«Значит, не Има и не Яко», — мысленно констатировал Джин. — «Впрочем, это не означает, что он мотал головой, потому что понял меня. Возможно, это просто такой жест. А, кроме того, он мог соврать», — мальчик вздохнул. Существо выглядело очень искренним и непосредственным. К тому же, насколько Джину было известно из комиксов и фильмов, ложь — довольно сложный процесс, а лохматый шарик не создавал впечатление гения. Он, очевидно, понимал, что сделал что-то неправильное, и старался помочь, но не говорил и вёл себя… как очень сообразительная собака. Не более и не менее.
Однако, всё, что Джин мог подумать, так или иначе, было притянуто за уши. Правда заключалась в том, что он ничего не знал об ёкаях. Возможно даже, знал о них меньше, чем среднестатистический школьник, поскольку большую часть своей жизни увлекался не японскими комиксами, а американскими. В них вместо ёкаев были демоны, и они редко казались дружелюбными, а в этом дружелюбия было хоть отбавляй.
— Чего ты хочешь?.. — неуверенным тоном спросил мальчик у существа, которое проявляло явный и непонятный ему восторг.
Джин осторожно протянул руку. Когда он схватил лохматый шарик в первый раз, то не думал, что ловит кого-то постороннего. Соответственно, не ждал особых повреждений. Има, наверняка, могла поцарапать, если её хорошенько довести, но кошачьи царапины — это пустяки! А это создание, пусть и выглядело мило и дружелюбно, всё же не было ему хорошо знакомо, и Джин чувствовал непривычную робость.
Шарик решил всё за него. Он и до этого выражал явное желание тактильного контакта. А тут и вовсе уткнулся в руку. Мех (а всё его тело словно бы состояло из меха) оказался очень мягким и приятным на ощупь. Джин понял это сразу, но в тот момент его больше волновала попытка понять, что это, чем тактильные ощущения. Сейчас же он мог отдаться им в полной мере.
— И кто же ты, малыш? — Джин присел на корточки рядом с шариком, не прекращая его гладить. Откровенно говоря, он чувствовал потребность пообщаться с кем-то паранормальным. Таким, как Има или Яко, но первая на него очень сердилась и ему не хотелось испытывать её терпение больше обычного, а второй... До него ещё стоило добраться. Если бы речь шла об обычном животном, Джин мог бы попробовать его сфотографировать и отправить на телефон, но он представления не имел, как ёкаи отображаются на фотографиях.
— Ты же хороший мальчик? — спросил Джин. Вряд ли кто-то ответит на этот вопрос отрицательно, но что-то же надо было делать. — Не смей обижать моих родителей. И тогда я не буду искать способа от тебя избавиться. Договорились?

+1

11

О да… Восторга было просто полные штаны. Штанов на пушистике конечно не было, но он всеми возможными способами выражал свою радость по поводу появления себя в жизни хозяина. А уж когда его погладили… Существо заработало хвостами с удвоенной силой, снова поднимая сквозняк, начало крутиться рядом, то бодая руку Джина, то приподнимаясь на задние лапки. А когда мальчик присел перед ним – тут же снова поставило лапки ему на коленку. Вообщем-то именно это и было тем, чего он хотел. Больше ста лет его никто не гладил, не говорил с ним как с домашним питомцем, люди разве что пугались, когда он пытался наладить контакт. Пушистик еще сам не осознавал, что он теперь за сущность, но остаться в доме мальчика хотел очень. И подныривал под руку, сладко жмурясь, словно улыбаясь.
Ответить на вопрос, кто он, так, чтобы Джин понял, он пока не мог, но понял его слова и задумался. Он… это он. Правда чего-то не хватало, странное ощущение, что его распирает от эмоций, а выразить их сполна недостаточно средств. Он тянулся мордочкой к хозяину, словно хотел лизнуть. Но с этим была проблема – он давним-давно забыл, как лаять, лизать кого-то в щеку. Только принюхивался, как истинная собачка счастливый просто от того, что на него обращают внимание.
Но он был не простой собакой. Он многое понимал. И когда Джин снова задал вопрос, хвосты конечно не остановил, но перестал тыкаться мордочкой и внимательно слушал. Родители… да, он уже понял, что в это понятие входила та взрослая женщина, с которой хозяин говорил недавно. Он знал, что не все люди могут его видеть, но возможно и она сможет?.. Тогда они наверняка подружатся, если он понравится ее сыну – значит понравится и ей! Делать что-то родителям? Конечно нет. Пушистик дослушал и сделал жест, которым люди обычно выражали согласие – кивнул (он такое видел, много раз). Хотел головой, но за счет округлой формы получилось снова чуть более чем только ею, хотя жест был понятен и он явно был не случайным, учитывая что меховой шарик выслушал и целенаправленно ответил им. И при этом сделал еще нечто… Пушистик понял, что это все означает, что при  соблюдении условий он может остаться в доме. И от радости слегка вырос в размере. Словно радость переполнила настолько, что он от нее немного разбух… Всего на пару сантиметров в диаметре, но это было заметно. Хвосты все еще виляли как пропеллер.
В этот момент домашний телефон, находившийся на первом этаже, неожиданно ожил и оповестил звучным писком, что семье Ли кто-то звонит. Реакция пушистика была мгновенной, существо вздрогнуло и отпрыгнуло от хозяина, встав между ним и чем-то, издававшим писк не животного, а от того еще более пугающего происхождения. Уперевшись лапками в пол и распушив хвосты, он даже чуть пригнулся на случай, если издающее писк нечто решит напасть и надо будет кидаться наперерез, защищая хозяина. В размерах он больше не увеличивался, но шерсть буквально встала дыбом. В довершение ко всему существо издало странный звук, нечто среднее между выдохом и ворчанием. Рычать он давно отвык, и это был скорее рефлекс, оставшийся в душе от инстинктов телесной оболочки.

+2

12

Гладить пушистый шарик оказалось славным занятием. У него была очень мягкая и приятная на ощупь шёрстка, а весь он словно бы отдавался прикосновениям: жался ближе, вилял всеми тремя хвостами разом, подпрыгивал от восторга...
«Только не обоссысь», — насмешливо, но беззлобно подумал Джин. Он не раз видел, как собаки от радости пускали небольшую струю, а это существо больше всего походило именно на собаку, которую очень давно никто не гладил.
— Значит, договорились... — произнёс мальчик, определив очередное качание тела, как утвердительное кивание. В любом случае, ему бы не хватило совести выгнать это чудо на улицу. Он и демона-то на улицу не мог выгнать, а тот периодически бухтел из-за этого и выражал воистину бабушкино неодобрение, а пушистый комок только жмурился от удовольствия.
В коридоре затарахтел старый телефон. Звук был неприятным и словно бы сошедший с экранов фильмов, которые так любил отец. Джин не одобрял наличие такого раритета дома. Мобильная связь была удобней! На крайней случай, можно было бы купить радио телефон, чтобы трубка не была привязана к одной точке в коридоре, а её можно было бы захватить в любую комнату, но отец был непреклонен и пластиковый монстр время от времени разрывал тишину квартиры.
Обычно Джин не обращал на это внимания и далеко не всегда брал трубку, но сейчас реакция пушистого стоила неудобств! Перепугавшийся ёкай раздулся от возмущения и перегородил дорогу к странному с его точки зрения дребезжащему пластиковому созданию.
— Это всего лишь телефон! — сквозь смех произнёс Джин и, взяв на руки пушистый шарик, пошёл к источнику шума. Он поднял трубку и позволил ёкаю просканировать её. Джин не был уверен в правильности термина, но, учитывая явное отсутствие носа, нельзя было сказать, что он её нюхал.
— Моси-моси, — в голосе мальчика всё ещё звучал смех. — О, Танака-сан, здравствуйте! Нет, мамы нет дома! Она ушла в магазин... Вообще-то она собиралась по дороге зайти к вам. Может, вы разминулись? Оу... ну, не знаю. Попробуйте позвонить ей на сотовый. Ага, спасибо, — он положил трубку.
— Испугался? — спросил мальчик у пушистого шарика. — А ты вроде побольше стал и потяжелее, — он взвесил существо на руках. То ли шесть всё ещё находилась в более вздыбленном состоянии, то ли «пёсик» реально раздулся.
— Ладно, мне надо доесть завтрак и убрать за собой на кухне, — объяснил он шарику, и снова поднял на уровень глаз то, что вполне могло сойти за морду-тела. Рта, по крайней мере, явного не наблюдалось. — А ты… ешь? — осторожно спросил Джин.

+1

13

Судя по реакции хозяина – ничего страшного не происходило, хотя то, какой звук издавало нечто в коридоре, доверия пушистику не внушало. Он потянулся к мальчику, когда тот наклонился чтоб поднять его на руки, и, оказавшись в положении пузом к нему, немного поюлил в руках, чтобы быть хотя бы боком вперед и встречать неведомый звук не спиной. Стоило трубке оказаться рядом, звук смолк, и екай потянулся мордочкой к пластиковому предмету чтоб удостовериться, что тот не представляет опасности для хозяина. То, что мальчик обращался с дребезжалкой довольно легко и без опаски, подсказывало, что он-то в курсе, что она безобидна, но все-таки стоило проверить. Осмотрев ее быстренько со всех сторон, пушистик снова перешел в режим счастья и опять начал создавать хвостами ненавязчивый сквозняк, слушая разговор хозяина с… кем-то. Это было немного странно, но он явственно слышал, что из трубки доносится чей-то голос. Современный мир преподносил все больше сюрпризов, и пушистик еще немного потыкался мордочкой Джину куда-то в плечо, ища позицию для удобного прослушивания похожих на человеческий голос звуков. Там определенно кто-то сидел, в этой штуковине. Или черт его знает, что там было… Но она не кусалась и не нападала, и пушистик, стоило Джину закончить разговор, проводил трубку поворотом мордочки и снова завилял всем чем можно, забавно щуря глазки. Он все еще оставался немного раздувшимся, хотя особо сильно веса ему это не прибавляло.
Новый вопрос снова заставил задуматься. Было очень здорово, что мальчик общался с ним, но такое количество общения с непривычки заставляло серьезно и тщательно обдумывать ответы, которых раньше вовсе не требовалось. Ешь… Есть… Еда! Он что-то такое помнил, и порой видел даже тогда, когда сам уже в ней не нуждался. Старуха, жившая в доме, постоянно твердила про это. Но от нее это звучало, да и выглядело, довольно мерзко. Пушистик на мгновение округлил глазки, наклонив мордочку на бок. Хвосты чуть замедлили темп. Он попытался вспомнить, чем сопровождался процесс принятия пищи. Кажется, чем-то приятным. Кухня… Существо потянулось мордочкой куда-то вперед, вспоминая ассоциации, связанные с едой.
И вдруг принюхалось…
Это было очень внезапно, учитывая, что маленькому духу не требовалось для поддержания если это можно так назвать жизни такого простого для живых существ действия – дышать. Он мог немного различать запахи, но для этого не требовалось втягивать воздух, тот словно сканировался всем его существом или просто пушистик ощущал ароматы, окунаясь в них, но не делая чего-то особенного, чтоб вдохнуть. А ведь где-то в глубинах его плотного шерстистого покрова скрывались и рот, и нос, не такие как у обычных домашних животных – это было видно сразу по его общей форме шарика – но все-таки еще не забытые и не исчезнувшие. И вот совершенно внезапно нос заработал. Пушистик от удивления снова округлил глазки. Теперь потягивание мордочкой сопровождалось характерным посапыванием, причем было невооруженным глазом заметно, что данный процесс пока вызывает у него недоумение. Первым делом он, раз уж его держали напротив лица хозяина, потянулся к нему и тщательно обнюхал все до чего мог дотянуться, задержавшись в районе уха, сам не зная, чем именно, но очень чем-то там заинтересовавшись. Потом он повел мордочкой в сторону кухни… И вот оно! Не стараясь можно было ощущать запахи фоном, но научившись снова принюхиваться он почувствовал, как в сознании расцветает целый сад прекрасных ароматов, которые он сейчас вспоминал один за другим. Существо усиленно засопело, затрепыхалось в руках мальчика, как собачка, которая хочет, чтоб ее опустили на пол, и как только добилось своего – первым делом обнюхало его ноги, пол, стену, а потом побежало по коридору, от радости не видя дороги и слегка долбанувшись об угол тумбочки. Тряхнуло головой, подняло на хозяина полные счастья глазенки и, подпрыгнув на месте (в процессе этого забега пушистик как-то незаметно приуменьшился до прежнего размера), стало нарезать круги в пространстве и вокруг Джина, нюхая все что было в зоне досягаемости и такими кругалями провожая мальчика в сторону кухни.
Он пока не ответил, ощущение новых сильных запахов затмило все на свете. Но запахи были приятными. Пушистик не хотел что-то пробовать, кусать или жевать. Он не чувствовал голода. Однако то, чем и в каком количестве пахло на кухне, приводило в восторг. Который он всячески показывал, нарезая вокруг хозяина круги и задирая мордочку, стремясь поймать своим носом все и сразу и при этом интересуясь, что будет делать хозяин. Процесс сопровождался периодическим задеванием пушистыми боками ног Джина, стульев, стола, шкафов, правда совсем не сильно, едва касаясь и ничего не сдвигая, только немного сбиваясь с курса от этих столкновений.

+1

14

Вместо ответа, существо затрепыхалось у Джина в руках с таким усердием, что мальчик поспешил опустить его на пол до того, как случайно уронит.
— Осторожней! — буркнул он и тут же расхохотался. Маленький ёкай бросился с усердием изучать представленную его вниманию территорию, и тут же вписался в угол тумбочки.
«Надеюсь, ему не больно»,— подумал мальчик, тем не менее, не пытаясь остановить рвущийся из него смех. Веселье только усилилось от того, с каким недоумением посмотрел Пушистый Комок сперва на тумбочку, а потом на Джина.
— Она всегда там стояла, — прыснул мальчик, чувствуя потешную потребность оправдаться. Мол не он подставил перед Комком внезапное препятствие. — Ты только бардак не наводи, ладно?.. — спохватившись, попросил Джин. — Мама у меня очень за порядок и будет крайне недовольна, когда вернётся домой.
Мальчик задумчиво почесал живот и зевнул. Усталость, которая одолевала его с утра, не вернулась в полной мере, но адреналин, полученным им от встречи с Пушистым Комком, спал, и Джин снова почувствовал сонливость. Он забрался на стул, задумчиво дожевал завтрак, давая ёкаю понюхать всё, что вызывало у него интерес, и посматривая на траекторию его передвижений.
«Похож на робота-пылесоса», — хмыкнул Джин, сдерживая вновь подступающее хихиканье от зрелища, как Пушистый Комок едва-едва не столкнулся с ножкой стола, а потом резко сменил территорию. — «Интересно, откуда он? Раньше я его здесь не видел».
— А ты всегда был здесь? В этом доме? — спросил Джин, собирая посуду в одну большую тарелку, и пряча её в посудомоечную машину. Он теперь чувствовал явную сытость и довольство.

+1

15

Когда хозяин улыбался или смеялся, пушной комок начинал излучать счастье в утроенном размере. От его хвостов снова шел сквозняк. В ответ на просьбу не устраивать бардак пушистый бегун снова завилял ими, слегка задел что-то и на секунду притих, вытаращенными глазенками глянув, что задел, но выдохнул и далее стал вилять более аккуратно. Что такое бардак он смутно понимал – это когда все вверх дном и не на месте. Примерно то, что он устроил тут недавно… Повторять не хотелось. Он осторожно юлил везде и всюду, пока Джин не забрался на стул, после чего то и дело заинтересованно становился лапками на край стула и тянулся нюхать, что тот ест. Все было невероятно ароматным, но желания делать что-то еще кроме как нюхать не вызывало. Пушистик принюхивался, несколько раз потерся о ноги мальчика, потом обследовал кухню, все углы, пока не унюхал что-то новое и не пошел проверять к Джину. Удостоверившись, что хозяин ест только вкусное, он начал просто радостно семенить вокруг, пару раз присел рядом, но ненадолго, еще потерся о хозяина, не вписался в поворот за стул, вообщем дел было по горло, только успевай. Когда Джин поел и стал убирать посуду, активность возросла, но екай старался не попадать под ноги мальчику, несущему тарелки… куда-то. В посудомоечную машину пушистик издалека заглянул, покосился в сторону двери в ванную, где успел уже не так давно застрять в стиральной, и отсеменил на пару шагов.
Зато когда хозяин снова с ним заговорил, навострил уши (их конечно не было видно, но чем-то он слышал). Подумал немного. И покачал головой, точнее туловищем, которое было и головой, и телом. Ему вспомнился вчерашний вечер, он встрепенулся и чуть подпрыгнул на всех четырех лапках, глаза из счастливых щелочек снова стали восторженно-круглыми. Существо огляделось в поисках вдохновения… и внезапно отбежало за угол кухни. Пушистик собирался дать понять, как все произошло вчера и почему он ушел с Джином. Для начала он, очень сосредоточенно и хмуро глядя вперед, медленно четкими шагами двинулся из-за угла на кухню, то и дело сурово нюхаясь то направо, то налево. Именно так вел себя монах, ставивший печати. Ну… почти так, он не нюхался, но лицо было так же сурово. Внезапно пушистик вздыбил мех, подпрыгнув и перевернувшись кверху лапками с выпученными глазами, забарахтал конечностями, немного потрепыхался и замер. Далее действие явно шло от другого персонажа, потому что он, отбросив актерское мастерство, просто быстренько перевернулся обратно, подбежал к Джину и начал изображать его: замер с выпученными глазками, и галопом поскакал к месту, где только что изображал упавшего монаха. Остановился у края воображаемой дыры в полу, несколько раз встал на цыпочки (если на лапках были эти самые «цыпочки»…), озабоченно заглядывая внутрь, обернулся на «Иму». Скокнув на место девочки-кошки он без особой паники зыркнул в дыру, а потом сделал вид что заметил опасность и сурово зыркнул уже в другую сторону…
Представление продолжалось еще чуть-чуть, пушистик изложил все скомканно и кратко, но потом отбежал за стол и склубочился там, изображая, как смотрел на все это из укрытия выпученными глазами. Потом встрепенулся, провожая глазами уходящих в коридор невидимых персонажей своего спектакля и мелкими перебежками, показывая, что прячется, к стулу, к шкафчику, за угол – просеменил за ними.
А потом жутко довольный, снова счастливо щурясь и виляя своим опахалом, вышел оттуда и просеменил к Джину, глядя на него. Театр одного актера был окончен, призрачное животное снова пережило обретение хозяина и виляло всем чем можно от счастья.

+1

16

Сомнений в том, что Пушистый Комок понимает человеческую речь, не оставалось. Джин полагал, что и животные куда сообразительней, чем кажутся, но ёкаи, судя по всему, вообще ничем не уступали людям! Более того, глядя на то, как ловко Пушистый Комок начал носиться по кухне, изображая сцены в доме, из ночного кошмара, казалось, он умнее, как минимум, девяти из десяти знакомых Джина. Они бы, потеряв возможность говорить, просто бы паниковали.
— Значит, ты из того дома, — произнёс мальчик и хорошенько задумался. Пушистый Комок нравился ему, как мог понравиться бездомный котёнок или щенок. Конечно, даже маленькое невинное животное могло нести в себе какую-то опасность — болезнь или паразитов, — а об опасностях, которые несли в себе ёкаи, Джин знал только приблизительно.
Его ума и понимания реальности хватало на то, чтобы осознать, что в доме он выжил по чистой случайности. Здоровая и крепкая психика подростка легко переварила случившееся, не оставив заметного урона, но подозрительность, к которой Джин имел склонность с самого раннего детства, брала своё. Он смотрел на улыбающуюся пушистую зверушку, и без труда мог представить, как ночью она превращается в чудовище.
«Что если, оставив её с собой, ты навредишь семье?» — задавал себе вопрос Джин, но, не находя ответа, спрашивал у себя следующее: «А как от неё избавится?»
У монаха были фуды и они, очевидно, как-то работали, просто дом оказался куда сильнее, чем монах с его печатями. У Джина в рюкзаке остались какие-то обереги и талисманы, которые ему выдала Има для защиты, но он не знал, сработают ли они. Не знал и как отреагирует Пушистый Комок на неудачную попытку изгнания. И, откровенно говоря, не хотел его изгонять без причины.
Комок, несомненной, был ёкаем из очень плохого дома, но выглядел он мило и вёл себя дружелюбно, а, главное, так искренне радовался разговору с человеком (если, конечно, их встречу можно было назвать разговором), что буквально лучился от счастья. Если бы даже Джин знал, как изгнать его, то, пожалуй, возненавидел бы себя за попытку. Такая попытка была сродни пинку по щенку, который просто увязался за тобой.
— Ты же хороший, так? — спросил мальчик, опускаясь на корточки перед зверушкой и гладя его по округлому голове-туловищу. Пантомима Пушистого Комка развеселила его, и он смеялся пока смотрел, но теперь на душе его образовался камень. Джин подумал написать Име, но отвергнул эту мысль. Ему было стыдно за то, что он вмешал её в свои дела, а сам оказался совершенно бесполезен. — Я надеюсь, что ты хороший. Тот дом был совсем плохим...
В замке зашуршал ключ. Джин насторожился и побежал к входу, попутно оглядываясь по сторонам — не валяются ли вещи и нет ли явного бардака.
— Ты уже вернулась? — спросил мальчик, забирая из рук слегка ворчащей матери пакеты с покупками. — А тебе звонили. Танака-сан. Вы с ней разминулись?
Мама рассказала, что никакую Танаку-сан она не видела, что в магазине ужасный ажиотаж и что было бы неплохо, если бы сестра или муж завезли её туда ближе к вечеру. Продавщица, женщина маминых лет, с которой она время от времени вступала в беседы, по секрету рассказала о больших скидках на мраморную говядину, которая не должна уйти до закрытия магазина.
Джин мечтательно застыл с пакетами.
— Если что, я могу пойти с тобой и помочь, — пообещал он. Ему очень хотелось мяса. Горячую кастрюльку с солонтаном или мясо, пожаренное на жаровеньке. Несмотря на то, что Джин только что кушал, он сглотнул слюну и понёс пакеты на кухню.
— А ты что делал? — строго, но с насмешкой в голосе поинтересовалась мама. Она знала, насколько мальчишка готов помочь ради вкусняшек.
— Ничего, — поспешил заверить её Джин.— Поел, и... ой.
Ойкнул он, заметив Пушистого Комка. Джин как-то забыл об его присутствии в том плане, что не стал его прятать от мамы. Има замечательно пряталась сама. Ей легко было объяснить, что с родителями лучше не встречаться. Но Комок — другое дело. Что если мама его увидит?

+1

17

Судя по всему, хозяину спектакль в исполнении пушистика понравился. Тот не претендовал на звание драматического актера, и смеха и улыбки мальчика, а также тому, что тот все понял, ему очень даже хватало для счастья. И, когда тот присел его погладить, пушистик снова начал тыкаться носом и лбом в руки Джина, ластиться и виться около него. А в ответ на вопрос еще сильнее завилял хвостами и снова приподнялся, поставив передние лапки ему на коленки. Конечно он хороший, вон он какой, и рад встрече, и вообще будет самым хорошим мальчиком!
Да, тот дом был плохим… Пушистик был рад, что ушел оттуда. Монотонное существование постепенно стирало его память и превращало его жизнь после смерти в подобие долгого повторяющегося раз за разом сна. За несколько часов, проведенных вне того дома, он успел пережить и почувствовать больше, чем за многие годы там. Он еще не знал, кто еще живет здесь, где та нечеловеческая девочка-кошка, есть ли у хозяина еще питомцы (хотя на первый взгляд крупных не наблюдалось), но все это было не столь важно. Ему тут было прекрасно.
Внезапное шебуршание из коридора заставило обоих прислушаться. Когда Джин вскочил и побежал к двери, пушистик последовал за ним, на огромной скорости перебирая лапками и ловко огибая все препятствия, на этот раз прекрасно маневрируя – он старался.
Неподалеку от двери он притормозил, не совсем понимая, что ему сделать. Показываться пришедшим как уже полноправный питомец мальчика, или пока лучше отсидеться и не привлекать к себе внимания? Он замер, потом пооглядывался, суетливо засеменив к стеночке, словно надеялся до поры слиться с ней, но остался на виду. И стал наблюдать. Это была та самая женщина, видимо мама хозяина, она что-то принесла и пушистик чувствовал интонации и эмоции мальчика в разговоре с ней. Точно, мама. Когда тот забрал у нее шуршащие пакеты, и у женщины появилась возможность пройти по коридору и рассмотреть что у нее под ногами, екай, оставаясь на месте, снова завилял хвостами, которые он жалобно распластал по полу, словно извиняясь что недавно немного погромил им дом. Когда женщина шагнула в его сторону, пушистик приободрился и задрал мордочку, провожая ее взглядом снизу вверх, и повел мордочкой ей вслед, когда она его миновала, принюхиваясь к новому запаху. А потом вырулил из своего сомнительного укрытия – от стены, и засеменил к хозяину. Женщина то ли не заметила его, то ли не могла увидеть, так или иначе пока что пушистик намеревался придерживаться старой тактики – просто следовать за Джином.
И тут его словно озарило! Из пакетов доносился совершенно слабый, но очень вкусный аромат. Пушистик задрал мордочку, принюхиваясь, и пошел носом на интересующий его пакет. А потом даже чуть приподнялся на задних лапках, сунув туда нос (ну, образно говоря, будучи почти круглым именно сунуть его туда было тяжеловато) и пошуршав лапками о пакет. Хвосты снова ходили ходуном, пушистик явно уловил в пакете что-то донельзя ароматное и вкусное и прилип к нему носом, сопровождая и уже вообще не беспокоясь о том, кто и в каком виде его увидит. На самом деле где-то на дне пакета было молоко… Упаковка была целой, но в магазине на прилавке видимо оказались капли из другой, возможно поврежденной упаковки. Этого хватило, чтоб пакет молока пах молоком. И запах сводил с ума белое пушистое существо, которое аж споткнулось о собственную лапку, идя за заветной ношей как привязанное.

+1

18

— Ой? — «Ой» обычно означало, что Джин что-то сломал, пролил или испачкал. Иногда это «что-то» было дорогим и важным. Поэтому мама, услышав «ой» и глянув в сторону, в которую внимательно всматривался Джин, уже начала хмуриться, но не обнаружила там ничего страшого. И пол, и стены создавали впечатление абсолютно чистых. Ни следов маркера, ни краски, ни чёрных полос от кроссовок ничего не было.
— Что «ой»? — строго переспросила мама.
— Я вспомнил... — Джин перевёл внимательный взгляд с мамы на Пушистого Комка и обратно. Убедился, что Комок маму видит, но ничего агрессивного не предпринимает, а вот мама смотрит на него, как на пустое место.
«Значит, дело не в Комке», — решил Джин. Ещё он решил, что, как только Има вернётся домой, он обязательно расспросит её о екаях. Сколько их, где они обитают и как часто можно увидеть их в городе. Джин никогда ёкаев не видел до встречи с говорящим котом. Либо что-то с тех пор изменилось в нём, либо концентрация существ сильно увеличилась.
Он нахмурился, пытаясь развить мысль, но тут мама отвесила ему подзатыльник.
— Ай! — Джин с видом оскорблённого достоинства потёр макушку. — За что?!
— Что ты вспомнил?! — в свою очередь возмущённо спросила мама, и прежде чем мальчик нашёлся с ответом, зашуршал пакет. Пакет шуршал не первый раз, но занятый своими мыслями и разговором с мамой, Джин не обратил на него внимания. В конце концов, для пакетов нормально шуршать, если их только-только поставить на пол с ношей. Ноша валится, падает и шуршит.
Мальчик вместе с мамой обернулся к пакету. Мама видела только проседающий пакет, а Джин наблюдал Пушистого Комка, которому что-то там срочно понадобилось.
— Я вспомнил! — затараторил мальчик. — Что мне надо задание одно выполнить. Домашние. Чуть не забыл о нём! Но к вечеру обязательно всё сделаю и схожу с тобой в магазин. Замётано? — выдав эту тираду, он подскочил к невидимому Комку и взял его в руки.
— Пакет возьми! И расставь всё в холодильнике. С вечером разберёмся позднее, — она бормоча что-то про причудливых детей вышла в коридор и, судя по трещанию, решила позвонить Танаке-сан.
«Опять не по мобильному», — недовольно подумал мальчик и, глянув на Пушистика в своих руках, поднёс его снова к пакету. Ему стало любопытно, что же его там так сильно заинтересовало.

+1

19

Срочно понадобилось – иначе не скажешь. Пушистик неистово сопел, нюхал и лез, не обращая даже внимания на то, что оболочка от вкуснейшего запаха препротивно шуршит, и от этого шаршания так и хочется поджать уши, но ушей нет, поэтому довольствуемся подергиванием хвостов. Он практически потерял из вида происходящее вокруг, диалог хозяина с его мамой, то, как хозяин подошел к нему, и вдруг взял на руки. Нет, это конечно было приятно, но чуточку невовремя, и поэтому пушистая субстанция снова завихлялась, потягиваясь к пакету носом и всем чем можно. Будь он чуть более… ммм… продолговатым, то мог бы вытянуться более продуктивно, но раз уж он – круг, что поделать, приходилось тянуться как получается и перебирать в воздухе лапками. И – о счастье! – хозяин понял, куда ему надо, и снова поднес его к пакету.
Первым делом пушняк основательно сунул туда нос, в его случае – переднюю часть себя. Окончательно унюхал, в какую сторону рыть, и, минуя какие-то овощи, упаковку сыра, что-то сыпучее и тяжелое, снова перебирая лапками, просунулся ко дну пакета и поддел мордочкой пакет с молоком, причем поддел довольно аккуратно и продуктивно, так что тот выглянул из-под остальных покупок. За время одинокой жизни в старом доме Пушистик научился орудовать носом и лапками, и сейчас умения пригодились. Хвосты снова подняли сквозняк, существо было настолько осчастливлено явлением на свет искомой вкусняшки, что от счастья опять заходило ходуном в руках у Джина. А потом потянулось к пакету, и…
Вот так вот и обнаруживаются недостающие составляющие призрачной собаки. Найдя повод и прямую причину захотеть есть, вкусного, и вообще захотеть открыть рот, Пушистик как-то ненавязчиво обнаружил, что рот есть, и есть даже маленький розовенький язычок. Которым он тут же начал лизать пакет, хотя конечно остатки молока на нем были крошечные, они только давали немножко запаха, но все равно он пытался вылизать весь этот запах. И, не переставая упоенно вылизывать пакет, скосил глазки на хозяина, и снова завилял хвостами. Он не был уверен, что так можно делать… но с другой стороны – мальчик сам поднес его поближе к пакету, да и оторваться от процесса было теперь нереально. Сколько лет!!! Сколько лет он не пил молочка!!! Пушистик конечно сто раз успел забыть, как люди называют этот божественный напиток, но теперь он вспомнил вкус, запах, и все прелести употребления молочка, а еще то, что кажется он немного молочный маньяк. Но это он тоже конечно же мог бы назвать иначе. Упаковка молока была немаленькой, и екай надеялся, что после вскрытия – а он точно ощущал что оно там булькает внутри! – ему дадут хоть чуточку.

+1

20

Пушистик тут же начал активно сучить маленькими лапками и ринулся в пакет. Джин подносил его к разным предметам, пока не понял, что любопытство у ёкая вызывает ни что иное, как пачка молока. Причём слово «любопытство» — довольно слабо отражает то возбуждение, которое спровоцировало у Пушистика большая белая пачка с изображением коровы.
— Хочешь молока? — спросил он негромко и повернул зверька так, чтобы заглянуть в его несоразмерно огромные глаза. Зрачки показались ему чересчур расширенными. Как-то сестра рассказывала Джину лекцию, суть которой сводилась к определению настроения по отдельным реакциям. Так вот расширенные зрачки — это явное возбуждение, а взгляд таких глаз буквально кричал, что ёкай очень-очень хочет молочка.
Этот взгляд настолько заворожил Джина, что он не сразу обратил внимание на изменившуюся деталь.
— Охренеть! — восхищённо и совершенно забыв о присутствии мамы, воскликнул мальчик. — У тебя есть рот! — он собирался развернуть ёкая и внимательно осмотреть ту часть его тела, которая до сих пор оставалась не просто незамеченной, а словно бы даже невидимой, но, прежде чем мальчик успел это сделать, сверху прилетел подзатыльник. Настолько неожиданный, что Джин даже выпустил Пушистика из рук, тот свалился в пакет, пакет зашуршал, а мама забухтела.
— Ли Джин Хо! Чтобы я не слышала больше в своём доме таких выражений! Понял меня?!
— Да, понял-понял… — пробурчал в ответ мальчик, наблюдая, как в пакете барахтается коротконожный белый комок. Удивительно, но мама как-то игнорировала создаваемый им переполох.
— Ну-ну. Прекрати играть с едой и разбери пакеты, раз ты всё понял, — мама встала в дверном проёме в той позе строгой надзирательницы, в которую становилась каждый раз, когда нужно было кого-то проконтролировать.
Джин понял, что прямо сейчас не выйдет напоить Пушистого Комка молоком или рассмотреть его рот, и смиренно вздохнул. Показательно жалобно потирая голову рукой, всё ещё затянутой в повязку, он принялся со страдальческим видом разбирать пакеты. Молоко он поставил на стол последним, соображая, как налить его в блюдце так, чтобы не привлечь внимание. Мама всё ещё стояла на кухне и она вряд ли сочтёт нормальным его желание пить из блюдца. Тогда Джин, обрадованный своей догадливостью, налил молоко в кружку, взял на блюдце печенье и попробовал отступить в комнату.
— Ты куда? — вопрос мамы застал его как раз в тот момент, когда думалось, что его план сработал.
— К себе, — осторожно ответил Джин.
— Ты же ел!
— Ел.
— Зачем тебе печенье?
Джин вздохнул. Вопрос не был глупым. Допрос не был ненормальным. Но вся ситуация утомляла. Маме не нравилось, что он ел «всякую гадость» и ел в своей комнате. Джин это знал. Но в этом вопросе она проявляла странную мягкость. Она не запрещала ему есть, но предварительно пыталась то ли выспросить причины, то ли добиться, чтобы у него совесть заиграла.
Джин почувствовал, как в ноги ему что-то уперлось и посмотрел вниз. Мама тоже посмотрела вниз, но, в отличие от Джина, ничего странного не увидела.
— Я захотел молоко с печеньем. Поставлю их на стол, поделаю домашнее задание. Когда захочется отвлечься, поем.
Объяснение было складным и, по виду мамы, слишком складным. Она потрогала ему лоб, словно бы опасалась, что он простыл, обратила внимание на повязку, пригладила волосы и пошла на кухню. Джин вздохнул.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.18] Ли Джин Хо, Пушистик, Сой Фон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC