Локации:
Кв. Селти и Шинры - Наоми 19.12
«Русские Суши» - Каска 16.12
«Русские Суши2» - Хильд 17.12
«Дождливые псы» - Аоба 20.12
«Дождливые псы2» - Рен 16.12
«Дождливые псы3» - Акира 17.12

Эпизоды:
Гин, Рина - Рина 24.12
Маиру, Курури, Изая - Маиру 23.12
Титания, Анейрин - Титания 26.12
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 21.12
Има, Джин, ГМ - Джин 21.12
Энн, Каал - Каал 22.12
Раа, Рагна - Раа 28.12
Раа, Энн, Айно - Раа 24.12
Джин, Пушистик - Джин 29.12
Кельт, Рей - Рей 30.12
Артур, Изая - Артур 24.12
Кида, Изая - Изая 24.12

Альтернатива:
Хэллоуин - ГМ 18.12
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [1931.03.04] Гин, Рина Мареш


[1931.03.04] Гин, Рина Мареш

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

название: [1931.03.04] Гин, Рина Мареш
название эпизода: Вечера и жизни так коротки.
место: Британия, Би́рмингем
очередность: Гин, Рина Мареш
краткое описание ситуации: продолжение истории [1931.03.03] Гин, Рина Мареш

Теги: Rina Maresh, Gin

0

2

— Как вам кино? — поинтересовался Каспар, помогая девушке усесться за небольшой, но, в целом, определённо вполне чистый столик. В пабе среднего класса (ещё не клуб для богатых проходимцев, но уже и не откровенный притон) было довольно душно, шумно и людно даже несмотря на будний день и не вполне позднее время, но сейчас альбиноса устраивали и люди, и их разговоры. Сейчас общество живых приятно будоражило и отвлекало от воспоминаний о мёртвых. Каспар искренне надеялся на то, что Рина чувствует примерно то же самое.
Идея выпить горячего вина и поговорить сразу после ночной работы оказалась невыполнимой. После случившего им едва хватило сил, чтобы добраться до своего дома и своих же собственных постелей, а, выспавшись, сидеть и пить Каспару показалось слишком скучным. Искать мастера-некроманта было бессмысленно до тех пор, пока он как-то не проявит себя вновь, а он вряд ли сделает это до следующей ночи. По крайней мере, именно так рассуждал Каспар, слегка ошалевший от случившегося, довольный и уставший.
Во многом авантюрность данного мероприятия пробудила в нём молодость, бесшабашность и, возможно, недальновидность. Нудный старческий голосок на грани сознания гудел о безопасности, осторожности, необходимости довести дело до конца, но другой голос, который сейчас и руководил Каспаром, не без оснований полагал, что после всего того, что они сделали прошлой ночью, некромант вполне мог счесть за лучшее убраться из города и с их пути. Так или иначе, важным казалось лишь одно: они победили, выжили, спасли город и ушли с кладбища до того, как кто-либо мог их заметить. Это стоило отпраздновать, а праздновать Каспар предпочитал на широкую ногу.
Он отдался идеи вчерашнего свидания со всем свойственным ему азартом. Нанял машину, сводил свою даму в ресторан на поздний обед, потом отвёз в кино, где всё ещё крутили очень «романтичный» фильм для влюблённых парочек, теперь, когда фильм кончился, а впечатления ещё не улеглись, привёз её в паб. Рина недовольной не выглядела. Маленькая игра в живых и смертных, похоже, увлекала и её.
— Вино, бренди или шампанское? — вежливо поинтересовался альбинос. Сегодня он вообще старался быть особенно вежливым и учтивым — как джентльмен со своей леди. — Вам не кажется замечательным образ Трансильвании? По-моему, это может привести к повальному поклонению европейцев Румынией. Представляю, какое число юношей и девушек уже сейчас мечтают о будоражащей чувства поездке в чудесные замки. Увы, они вполне могут найти там вампиров, и не все из них столь галантны, как Мариус, — он сделал знак бармену, заказал напитки и присел напротив.
Его не смущало вести подобные разговоры в публичном месте. Во-первых, потому место было шумным — в углу стоял в меру расстроенный инструмент, на котором играл в меру пьяный музыкант, а ему подпевали уже вполне набравшие завсегдатаи. Во-вторых, после «Дракулы» мистификация была модной, и к ней то и дело прибегали, чтобы очаровывать милых барышень.
— Кстати, о нём! — Каспар раскурил папиросу. — Мы с вами условились обменяться опытом замечательного знакомства. Пожалуй, я разрешу даме быть первой и поделиться своими впечатлениями.

+1

3

После ночной “прогулки”, вернувшись домой, Рине едва хватило сил, чтобы дойти до ванной с целью смыть с себя запах...всего, что произошло. Она чувствовала от собственной кожи слишком много посторонних и малоприятных запахов, а кости и суставы намекали на то, что им нужен хороший отдых. А ещё она ощущала голод. Это были ожидаемые и знакомые ощущения от использования внутреннего зверя.
Вот только в ванной она задремала и с трудом перебралась в кровать, чтобы завернуться в одеяло и провалиться в глубочайший сон уставшего оборотня. После пробуждения она успела перекусить на скорую руку, чтобы не выглядеть неподобающим образом в приличном обществе. И даже привела себя в порядок.
Рина, что вполне естественно, учитывая свою не такую уж давнюю историю любви, не рвалась к общению с мужчинами, не искала романтических встреч и почти забыла о том, как ощущать себя обычной женщиной, приглашённой на выход кавалером. И, особенно сейчас, после событий прошедшей ночи, приглашение Каспара ощущалось, словно глоток  свежего воздуха со вкусом жизни. И было действительно необходимо.
Отчасти поэтому, а отчасти потому, что сама хотела, Рина выглядела неотразимо. Она была эффектной девушкой, но в этот день и макияж и наряд, и причёска были подобраны особенно искусно. Ей не хотелось выглядеть так же, как в обычные серые будни.
И альбинос не заставил её об этом пожалеть. Рина предполагала, что они и правда просто выпьют горячего вина за приятными разговорами, и была приятно удивлена тому, как Каспар решил поступить на самом деле...
К тому времени, как закончился фильм, и они отправились в паб, глаза оборотнихи сияли ярче обычного, выдавая наполняющее её ощущение удовольствия от происходящего. Улыбнувшись Каспару, она опустилась на стул и поправила юбку.
- Я предпочту вино. - отозвалась Рина с улыбкой прежде, чем ответить на вопрос о фильме. Ей было приятно то, как галантен был альбинос. Это создавало особое настроение и особую атмосферу. - Мне понравилось то, как передан дух истории. - отозвалась Рина, не отрывая взгляда от лица Каспара, - И, полагаю, моей Румынии это пошло бы на пользу. - чуть щуря глаза, так, что в них отразилось веселье, сказала она.
Она всё ещё то и дело называла Румынию своей, хотя уже давно не была там. На экране всё, безусловно, выглядело иначе, но всё же, навевало некоторую ностальгию.
- Впрочем, вампиров можно найти не только в Румынии, я полагаю. - она улыбнулась воспоминаниям о встрече с Мариусом. - С Мариусом я встретилась далеко от своей страны. Нас свёл случай, который чуть не стал несчастным… - на секунду Рина отвела взгляд. Она до сих пор не могла смириться с тем, что в ней живёт звериная сущность, но в то время это и вовсе доводило её до состояния растерянности, близкой к отчаянию. Но уже в следующий момент, она снова посмотрела Каспару в глаза, - Он защитил от меня человека. Я тогда уходила очень глубоко в леса, чтобы никому не навредить, но этого оказалось недостаточно. И вот, я очнулась в какой-то хижине, за стенами которой шёл дождь, а внутри было тепло и сидел он. И вы правы, он был обходителен и галантен. Мы вели беседы о смысле существования… - девушка хмыкнула, - Собственно, он смог очень быстро завоевать моё доверие. Вы, наверняка, понимаете, о чём я. Нужно сказать, что до встречи с ним, с вампирами я никогда не сталкивалась. Разве что, на страницах книг, да в рассказах “очевидцев”. Мне показалось, что он человечнее многих людей, а значит, и у меня есть шанс… - Рина задумчиво помолчала, - Даже жаль было, что пути разошлись и с тех пор не пересекались.

+1

4

— Конечно, вампиры есть везде, но в Румынии они особенно самобытные. Во-первых, на маленькую, в общем-то, страну существует что-то около десятка вида вампиров. Это цифра приблизительная, но среди них и те, кто стали нелюдьми из-за проклятья, и те, кто умер неестественной смертью, те, кто пьют кровь, едят живую или мёртвую плоть. Их много, они разные и почти все достаточно агрессивны, чтобы представлять для меня интерес, — Каспар выдохнул струю дыма и задумался. — Я так расписал каникулы в Румынии прямо сейчас, что мне самому захотелось туда поехать, — он улыбнулся.
— Что касается Мариуса, то нет, не совсем понимаю. Я встретил его в пору своего юношества, когда был молод даже по человеческим меркам, а с точки зрения моего отца — и вовсе дитя неразумное. Мариус стал моим наставником в охоте, и я ему совершенно не доверял. Он был древним, практически всесильным и всезнающим, он читал мне лекции и читал меня, как открытую книгу, а мне-то хотелось быть загадочным спасителем человеческой расы. В общем, мы не сразу нашли общий язык, но он спас мне жизнь и, наверное, не раз, и с ним было интересно разговаривать. Я всегда стремился за знаниями, меня всегда отличало любопытство, а Мариус был способен ответить практически на любой вопрос, — воспоминания о старом вампире навевали чувство ностальгии. Каспар никогда не мечтал вернуться в детство, но иногда ему хотелось сказать отцу, что теперь его уроки и та строгость, с которой он их давал, не кажется ему обидной или неправильной; хотелось обнять мать и как следует познакомиться с сестрой. Каспар был рационалистом и не верил в чудеса, но существовала малая вероятность того, что они выжили, и просто прячутся где-то там, где альбиносу не удаётся их найти. Это война нарушила почтовые соединения, уничтожила дома, поломала дороги.
— Надо будет попробовать поискать с ним встречи, — заметил он отстранённым тоном, как бы не в продолжение разговора, а для самого себя. Если отец жив, Мариус вполне мог знать, где он. Каспар знал и это, но ему было приятно иметь надежду, а потребности удостовериться в гибели родных он совершенно не чувствовал.
Бармен принёс напитки: бутылку вина не самого высокого качества, но и не дешёвку, которая стала бы отдавать уксусом, бутылку бренди, бокал и стакан. Каспар позволил ему откупорить бутылки и знаком отослал, чтобы не маячил перед столом. Вину стоило немного подышать, а вот бренди можно было пить сразу.
Каспар разлил напитки по тарам и задумчиво посмотрел на Рину. Любая тема, которая касалась бы прошлого, так или иначе, приносила боль. Это было понятно: чем дольше живёшь, тем больше тебя ожидает потерь. Каспар за свою жизнь встречал немало оборотней, многие из них отдавались звериной сущностью с удовольствием и упивались убийствами, другие — не могли себя контролировать и становились опасны. Рина не относилась ни к первым, ни ко вторым. Ещё когда он услышал о заказе, где девушка обернулась волком и напугала неверного мужика, ему стало ясно, что она себя контролирует. На таких зверей он не охотился. Однако Рина заинтриговала его.
— Я давно заметил, но старался не трогать эту тему, предполагая её болезненность и зная свою абсолютную бестактность. Вам тяготит быть тем, кем вы являетесь? — спросил он. — Я не человек, никогда им не буду, а, значит, никогда не смогу приобрести или потерять человечность. Мне приходилось и спасать людей, и, наоборот, убивать их. Военный доктор — это всегда близость смерти, и всегда близость к созданиям, которых привлекает смерть. Я не смогу до конца понять ваши чувства, но мне хотелось бы попытаться, — Каспар отпил из своего стакана большой глоток и с тихим стуком поставил его на стол.
— Наверное, голод и внутренний зверь доставляет вам массу неудобств, но взгляните на это с другой стороны. Вы молоды, хотя вам что-то около пятидесяти лет. Насколько помню, мы сверстники. Вы сильны, выносливы, ваши органы чувств обострены и жизнь со всеми её преимуществами и недостатками для вас ярче, насыщенней. Вы лишены многих условностей. Я не хочу учить вас жизни или петь оду нечеловечности, но Рина вы прекрасны. То как вы двигаетесь, как смотрите, как пахните… — он запнулся и нахмурился. — Это не совсем то, что я хотел сказать. И я даже не могу сослаться на алкоголь. То, что я хотел сказать, должно было звучать примерно так: «Мне неприятно видеть, что вы воспринимаете немалую часть себя, как бремя и проклятье». Насколько  я помню, мой отец хотел излечить вас, но, суя по всему, его попытки не увенчались успехом.

+1

5

Рина не смогла не улыбнуться в ответ. Естественно, что для Каспара интерес путешествия в ту страну, в которой Рина родилась, заключался бы скорее всего в охоте. Для самой девушки - в воспоминаниях, в той самой ностальгии, которая может нахлынуть с особенной силой лишь там, где провёл детство и юность, где когда-то жила твоя семья… Нет, Рина не искала пути домой, да и дома там уже не было. Вряд ли были живы те, кому она была дорога и кто был дорог ей… Впрочем, эта мысль не приносила настоящей боли, а лишь ту самую печаль, которая свойственна обыкновенным людям, когда они вспоминают место, где им было некогда очень хорошо, но в которое они никогда не вернутся по-настоящему просто потому, что оно само меняется до неузнаваемости, теряет тепло, которое в большей степени создают не стены, а близкие люди…
Впрочем, она знала, что рано или поздно всё равно отправится туда.
- Прямо сейчас и прямо отсюда? - улыбка оборотнихи была совершенно искренней, а во взгляде таилось веселье, - Интересная такая авантюра.
Она чуть склонила голову к плечу и внимательно слушала рассказ альбиноса, не сводя с него взгляда внимательных глаз. На самом деле, она понимала, что хотела бы знать больше о прошлом Каспара, о том, как и чем он жил, каким он был и что именно из прошлого сформировало того человека, которого она привыкла видеть каждый день… Но он не часто говорил о себе, а вопросы о чём-то подобном задавать было бы крайне бестактно просто потому, что можно было наткнуться на что-то болезненное. Потому Рине оставалось с жадностью и любопытством собирать всё это по крупицам из того, о чём Каспар говорил сам. И сейчас она очень хорошо представляла то, о чём он рассказывал. Ей казалось, что именно таким и был для неё его образ в более юном возрасте. И она живо представила, как при таких свойствах характера, о которых упоминал Каспар, поначалу воспринимаются подобные Мариусу.
- Если можно найти возможность встречи, почему бы не воспользоваться ею? - спросила девушка, глядя на собеседника, но скорее тоже риторически. Впрочем, она сама была бы рада однажды встретить Мариуса снова.
Рина поблагодарила Каспара, но не стала торопиться с первым глотком, глядя на собеседника и ожидая вопроса, который тот, казалось, обдумывал. Впрочем, она могла и ошибаться на этот счёт. И всё же, вопрос прозвучал, но Рина не стала занимать своим ответом паузу, во время которой Каспар сделал глоток из своего стакана. Ей казалось, что он хочет продолжить и она не стала отнимать эту возможность. Да, она ощущала множество разных чувств каждый раз, когда её собственные мысли касались темы её сущности, её жизни… Но на самом деле, пока Каспар говорил и то, как он говорил, не вызывало желания его прерывать или просить перевести тему. И дело было, вероятнее всего в том простом факте, что он думал об этом, но не спрашивал, пытаясь уберечь её чувства и не причинить боли.
И она была поражена последующими его словами и это удивление, наверняка отразилось в выражении её лица. Рина почувствовала, как к лицу прилила кровь. На светлой коже румянец был заметен особенно хорошо, но она ничего не могла поделать со своим смущением. Чтобы хоть как-то скрыть его, она поднесла бокал к губам, лишь слегка пригубив и чуть опустив взгляд. Слова Каспара были ей не просто приятны, но напомнили о том, сколько раз она сама думала о том, как нравится ей его запах и как притягивают взгляд черты его лица...
Ответила она не сразу и голос зазвучал чуть ниже, чем обычно и чуть тише, потому что девушке не сразу удалось скрыть волнение.
- Ваш отец сделал всё, что мог сделать, Каспар. - она снова подняла взгляд на собеседника и цвет её глаз казался более глубоким и ярким, - Но дело не в том, что я совершенно не вижу преимуществ своего положения. - она уже поставила бокал, но всё ещё не убирала пальцев с его ножки, - Для меня они очевидны. Но так же, как и вся опасность, которую я несу в себе и для себя и для окружающих. - уголки её губ чуть приподнялись, - Мне кажется, что дай я волю зверю и первым делом он растерзает меня саму, а потом, не встречая препятствий в виде моей силы воли, отдаст себя инстинктам куда более тёмным... Наверное, это звучит глупо. - она снова сделала крошечный глоток, - Меня тяготит это, потому что мне дана жизнь куда более длинная и я способна ощущать её сильнее простых людей, но на самом деле, у меня меньше возможностей всё это использовать...

+1

6

Каспар пожал плечами.
— По факту, нас ничего тут не держит. Это и есть свобода, иметь возможность уехать в любое место по самым незначительным причинам.
«Румыния, в конце концов, ничем не хуже любого другого места», — последнюю часть своего монолога альбинос произнёс мысленно, поскольку не хотел ранить чувства Рины. Для неё, наверняка, Румыния не была такой же, как все остальные страны. Даже для Каспара Пруссия не была такой же, как все остальные страны, но для него возвращение на родину ассоциировалось с болью, которую он старался избегать.
Чувства Рины могли сильно отличаться. Она могла быть там счастлива, могла грустить по дому, могла хотеть вернуться и не возвращаться только из-за румын. Последние, к слову, отличались мнительностью и внимательностью. Вряд ли они признают в Рине, ту самую Рину, но рисковать бы он на её месте не стал.
«Возможно, у неё есть другие причины».
— Найти возможность можно всегда. Если я буду проезжать мимо его обиталища, то или дам о себе знать, или заеду, но искать его... — покачал головой Каспар. — Без реальной необходимости не вижу смысла. К тому же, он мне до сих пор не слишком нравится.
Мариус создавал впечатление высокомерного лицемера. Каспар знал, что это впечатление ложное, несмотря на то, что у древнего вампира были все основания чувствовать себя выше и лучше остальных. Знал, что большая часть негативной реакции направлена не на самого Мариуса, а на те черты характера, которые их объединяли. Тем не менее, симпатии в чистом виде у него не возникало. Ностальгия — да, но вместе с ней возвращался дух соперничества.
«Я смутил вас», — мысленно отметил Каспар и улыбнулся. Подобное наблюдение позабавило его и было приятно.
— Мой отец всегда действовал наверняка, — альбинос не стал пояснять, считает ли он это достоинством и недостатком. — Это он внушил вам мысль про «меньше возможностей»?.. — отец всегда был осторожен, всегда взывал к осторожности, внимательности, сознательности, ответственности. В их доме существовало порядка миллиона правил, которые нужно было соблюдать, Каспар видел их смысл, и всё же не считал правильным сидеть в узко прочерченных рамках.
— У вас, Рина, гораздо больше возможностей, чем у любого человека. Потому что вы живёте дольше. Вы не болеете, легче переносите физические неудобства, способны довольствоваться малым. Вы просто красивы, и потому заведомо привлекаете больше возможностей для счастья, — во взгляде альбинос мелькнуло лукавство - ему захотелось снова слегка смутить её. Румянец на белых щеках выглядел мило и привлекательно.
— Я не хочу сказать, что ваша жизнь — сказка, — он вздохнул и снова наполнил свой стакан. — Как охотник я чаще всего сталкиваюсь с оборотнями. И очень часто это не злые люди, которым просто нравится убивать (хотя есть и такие!). Очень часто это не люди вовсе. Просто зверь, который жаждет убийства независимо от собственной сытости и усталости. Такие твари умирают сами достаточно быстро, но успевая заразить своим безумием очень и очень многих.
Каспару не нравилась идея вещать о том, чего он не знал наверняка, поучать или просто изображать всеведение. Всё это он видел у отца и ему такое поведение не импонировало. Он мог бы сказать, что Рине пора перестать есть себя изнутри. Мог бы посоветовать слегка расслабить рамки. Не те, которыми она сдерживает зверя, но те, которые мешают жить человеку. Однако все его советы могли наткнуться на очень правильный довод: «ты не на моём месте». Каспар не был оборотнем. С внутренним «я» ему никогда не приходилось бороться, а инстинкты, которые вели его, как правило, были или разумными, или спасительными.
— Я не хочу сказать, что вам просто, но вы справляетесь. И, я думаю, что будете справляться дальше.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [1931.03.04] Гин, Рина Мареш