Локации:
Кв. Селти и Шинры - Наоми 19.12
«Русские Суши» - Каска 16.12
«Русские Суши2» - Хильд 17.12
«Дождливые псы» - Аоба 20.12
«Дождливые псы2» - Рен 16.12
«Дождливые псы3» - Акира 17.12

Эпизоды:
Гин, Рина - Рина 24.12
Маиру, Курури, Изая - Маиру 23.12
Титания, Анейрин - Титания 26.12
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 21.12
Има, Джин, ГМ - Джин 21.12
Энн, Каал - Каал 22.12
Раа, Рагна - Раа 28.12
Раа, Энн, Айно - Раа 24.12
Джин, Пушистик - Джин 29.12
Кельт, Рей - Рей 30.12
Артур, Изая - Артур 24.12
Кида, Изая - Изая 24.12

Альтернатива:
Хэллоуин - ГМ 18.12
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2009.09.22] Анейрин, Оберон


[2009.09.22] Анейрин, Оберон

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

название эпизода: Искры в пустоте.
место: Великобритания, Дарем
очередность: Анейрин, Оберон
краткое описание ситуации:
Стиль жизни манипулятора базируется на четырёх китах:
ложь, неосознанность, контроль и цинизм.

- (с) Эверетт Шостром

Итак, бал еще не начался, приготовления к нему почти закончены и есть время побеседовать. О чем?
Об интригах, к примеру, о важности или неважности сегодняшнего мероприятия, или еще вот о цветах и красоте фужеров под вино - как сложится...

Теги: Aneirin, Oberon

0

2

Анейрин смотрел на разворачивающееся перед его глазами великолепие с самым скучающим видом. Он мог не приходить на бал. Скорее всего, это не сочли бы неучтивостью по отношению к двору и королю, а, возможно, даже вздохнули с облегчением, но Анейрин привык быть в курсе событий, и потому предпочитал не пропускать важное и масштабное. Увы, бал в мире людей вполне мог сойти за такое важное и масштабное событие, которое не стоит пропускать.
Юные фейри перебегали от одной кучки своих знакомых к другой, хихикали, рассказывая друг другу забавные истории, и устремлялись дальше, чтобы задрапировать стену, повесить цветы, расставить вазы. Воздвигнутый в центре города на одной из площадей зал, буквально за час приобрёл жилой и даже царственный вид, но Анейрина ни скорость возведения, ни богатство убранства не волновали. Лениво оценивая периметр, он находил расположенную на должном месте охрану, но Стража, который должен был ими управлять, не видел. Это казалось бы странным, Каал МакОсху всегда с внимательностью относился к своим обязанностям, но Анейрин знал о том, что Его Величество послало Стража за юной гостьей, которую позвали на грандиозное мероприятие. Единственный фейри, который менее подходил для данного обязательства, был сам Анейрин, и всё же он полагал, что Оберон мог бы найти кого-то более приятного, красивого, живого для подобного поручения.
Впрочем, нельзя было сказать, что подобные размышления хоть как-то соотносились с девой, вокруг которой развёлся ажиотаж. Анейрин просто недолюбливал Каала и не видел причин сувать его в каждое задание, которое только придёт в голову их драгоценному величеству. Сам он, вопреки обыкновению, даже постарался навести на себя некий шик. Обычно Анейрин не ставил себе задачу стать человекоподобным или красивым с точки зрения человека. Его облик не имел явным недостатков в виде рогов и копыт, а зубы приятно ужасали собеседников, но сегодня он принял решение лишний раз не раздражать Величество и выровнял острые зубы, придал глазам синий цвет и даже слегка затемнил обычно белую до прозрачности кожу. На его взгляд данные изменения не несли принципиальной важности, но человеческие гости на их празднике вполне могли подумать иначе.
Сзади раздались приветственные крики, стража расступилась, давая коридор королю. Анейрин, дождавшись, когда Величество подойдёт ближе, отвесил ему вполне сносный поклон, и усмехнулся.
— Вы рано, — заметил он, подумав, что юная дева, судя по всему, волнует слишком многих. — Ещё не всё готово. Впрочем, к нам несётся на всех парах распорядитель данного безобразия. Он сейчас всё вам расскажет.
Невысокий почти круглый фейри с забавными ушами и с какой-то явно заячьей физиономией, действительно, бежал в их сторону, едва не сбивая официантов. Ему хотелось отчитаться перед Королём о готовности, которая вот-вот станет полной.
— Ваше Величество, — подобострастно пролепетал «Заяц». Строго говоря, Анейрину полагалось знать его имя, но все слабые, убогие, юные, как правила, никогда не заслуживали его внимания настолько, чтобы он действительно помнил об их существовании. — Всё почти готово (Эй ты, убери сейчас же этот поднос со столика, ему здесь не место!): приглашения высланы, гламур прикрывает дворец ровно до сумерек, угощения и напитки на местах, музыканты (Что рот раззявил? Иди туда, туда иди!) настраивают инструменты. Мы можем начать в любой момент, гости скоро начнут прибывать, — отчитывался распорядитель то и дело отвешивая поклоны, переставляя вазы и давая по ходу своей речи новые распоряжения. Заяц так раздувался от чувства собственной важности, так пыжился, что Анейрин едва сдерживал смех.
— Оставьте его, Ваш-Величество, пока он не напрудил в штаны от восторга, — фыркнул военачальник где-то посреди явно многословного приветствия.

+2

3

Замечание о том, что его царственная персона прибыла на бал, дескать, рано, Оберон встретил легкой и снисходительной улыбкой в адрес военачальника. Ну конечно всё именно так - Король и сам это понимал, но сделать с собой в этот вечер ничего не мог, испытывая крайнюю степень нетерпеливости, пропитавшую последние несколько вечеров ожиданием и предвкушением чего-то эдакого. После совсем неудавшейся беседы с Вардом, и не совсем удавшейся встречи с самой юной нимфой, после разговора с супругой, оставившего массу вопросов, растекшихся в воспоминаниях чернильными пятнами в цвет платья Титании в тот день. Он ждал этого бала, не меньше остальных фейри, но в отличии от них не с целью блеснуть и покрасоваться новым нарядом, а опасаясь чего-то чего сам Оберон пока понять не мог. Пристально и настороженно следя за передвижениями подданных, заканчивающих последние приготовления, ощущая эту суету и собственное напряжение, что, если бы сид чуть отпустил свои эмоции, начало бы клубиться над Даремом грозовой тучей.
- О, только не это... - он недовольно хмыкнул, складывая руки за спиной и глядя, на приближающегося распорядителя, не скрывая отсутствия интереса к тому, что тот начал заискивающе докладывать о проделанной работе, при этом не забывая доделывать что-то еще и раздавать последние указания. А потом, хмыкнул еще раз, кивнув фейри, который видом своим Королю напоминал пончик - с ушами, пышный и щедро залитый розовой помадкой, так раскраснелись щеки его от непомерного усердия услужить правителю. И сам Оберон обычно ничего против подобного не имел, любя внимание подданных, любя саму любовь к своей сияющей персоне и желание угождать на каждом шагу, но именно сейчас оно отчего-то раздражало и вызывало острое желание отвесить распорядителю пару бесцеремонных пинков, чтоб тот выкатился наконец куда-то и начал уже бал.
- Ты распорядитель? - чуть наклонившись, вполголоса, словно сообщая очень важную информацию, поинтересовался рогатый монарх, - Так вот и распоряжайся, - уже громче проговорил Оберон, - И чтоб всё было безупречно. Чтоб все были довольны. И я, чтоб я был доволен, - с этими словами он повернулся в сторону Анейрина, теряя те малые крупицы интереса к раболепию распорядителя праздника.
- Королева, вероятнее всего, будет позднее, - важно сообщил военачальнику Оберон, вздыхая почти с облегчением, когда суета в лице пухлого фейри удалилась в другую сторону, и подхватил у проходящего мимо официанта пару бокалов вина, один из которых вручил Ниэ.
- И чудесную девочку доставят сюда тоже позднее, - он улыбнулся, чувствуя как снова утопает в каких-то своих впечатлениях от последних нескольких дней - слишком хаотично разбросанных в воспоминаниях и не желающих собираться в единую картинку. Слишком ярко еще горела память о разговоре с супругой, лишая его беззаботности и выужвая из глубин души непривычное смятение - та беседа прошла, на первый взгляд, не так плохо, но зная непредсказуемый нрав Титании можно было было ожидать всего.

+2

4

Анейрин принял бокал и рассеянно кивнул на вежливое замечание Оберона. Именно «вежливое», поскольку беседа завязалась не от любви друг к другу, а лишь потому что это было вполне прилично и таким образом можно скрасить ожидание. Вряд ли кто-то побеспокоит Короля, пока он говорит со своим военным советником, а это естественным образом избавляло от назойливого внимания тех, кто ещё успеет надоесть до конца вечера. Анейрин не утверждал, что Оберон думает именно таким образом, но, учитывая взаимную антипатию, иных причин не видел.
Они с одинаковым успехом могли говорить о погоде, делах и Королеве — все темы достаточно нейтральны, но последняя отдавала пикантностью, которая обычно раздражала Анейрина. Не потому, что он не любил пикантные темы, но лишь по причине того, что ему сложно было сдерживаться, чтобы не развивать её. Анейрин льстил себе мыслью, что знает о перемещениях Королевы больше, чем Король.
— Доставят? — пропустив первую реплику, он мёртвой хваткой прицепился ко второй, хищно улыбнулся и поднял взгляд на Оберона. — Не слишком удачное слово для «чудесной девочки», так? Доставляют цветы, продукты, вино, а дам, как правило, сопровождают. По крайней мере, мне внушали такую мысль, — Анейрин хмыкнул, демонстративно пожал плечами и отпил из своего бокала. Скулы тут же свело от слишком сладкого на его вкус напитка, но приторная жидкость в человеческом мире пьянила, и он решил, что выпьет ещё.
— Судя по тому, что вашей тенью не выступает мрачного вида тело, могу предположить даже, кто именно служит курьером. Что ж в таком случае термин подобран удачно. Каал МакОсху не может составить приятную компанию и скрасить ожидание молоденькой и общительной фейри. Она же молоденькая и общительная, я правильно понял? — Анейрин знал о перемещениях Короля не так много, как о перемещениях Королевы, но всё же был военным советником, а такая должность при дворе развязывает язык всем, кроме одного упрямого Стража. Ему было известно, что Оберон уже увиделся с чудесной девочкой, и, судя по всему, был настроен поговорить об этом.  Анейрина это вполне устраивало.
— Я бы посмотрел на эту девочку, — заметил он, опустошив свой бокал и поманив к ним прислугу с кувшином и фруктами. Анейрин никогда не отличался терпением, а подготовка бала казалась ему худшим зрелищем, по сравнению с которой перспектива беседовать казалась интереснейшим занятием. — Не желает ли Ваш-Величество пройти на балкон подальше от местной суеты? Столько шума из-за одной фейки, что я едва сдерживаю своё любопытство. Какой её нашёл наш Владыка?

+2

5

В попытке улыбнуться в ответ на слова военного советника, Оберон натурально скривился, не стараясь поправить маску вежливого снисхождения к этому субъекту, которую он то и дело примерял ради супруги. Анейрин всё еще не нравился Летнему королю и периодически, несмотря на свою общую ценность при дворе и личное отношение к нему Титании, которое Оберон считал прихотью, раздражал. Последнее время, отчего-то, все сильнее, заставляя монарха испытывать грозные переливы гнева в душе и думать, непрестанно думать, ища ответ на вопрос, что же изменилось, отчего наличие личной игрушки подле жены, которой он никогда особо не интересовался, теперь волнует его столь сильно. Словно накануне что-то надломилось в привычном отношении к вещам и чувства обычно сглаженные долгом перед народом начали проступать слепящими лучами солнца, возвращая воспоминания о первоначальных мотивах и целях, для чего был этот союз между Владыками. Оберон по-прежнему не любил Титанию в прямом понимании этого слова, или как то бывает принято, чтоб жить долго и счастливо, но он помнил, как раньше тянулся к этой женщине, восхищенный холодной грацией севера, а серость красок ее под тихие зимние песни успокаивала, даря ясность ума. Он прекрасно помнил, что хотел не просто союза, а получить в жены прекрасную Неблагую королеву. Но, когда все случилось, мир был достигнут, а Титания была подле него, интерес пропал, оставив после себя послевкусие победы и скуку, ибо все было, казалось, на своих местах.
Оберон нервно дернул плечом, в несколько глотков выпивая свое вино, и смерил взглядом военачальника, который вздумал делать ему замечания по поводу неверно выбранных терминов и продолжил говорить что-то о неприятной компании для юной нимфы в лице Каала. Сам-то Анейрин, разумеется, тоже не мог похвастаться привлекательной внешностью, но, следовало отдать ему должное, сегодня выглядел вполне себе прилично и, - король вздохнул - был прав в отношении МакОсху, который действительно в качестве сопровождения для Нины подходил совсем мало. Однако, все же, был надежен.
- Молоденькая, общительная, - подтвердил дивный, подзывая жестом официанта, - А еще она действительно одаренная. В проявленном мире давно таких не рождалось, - он умолк, как раз в тот момент, когда подошел официант, и поменял пустой бокал на полный, а потом направился на балкон. Оберон снова ошибся в словах, потому что давно таких, как юная Энн О'Ши, не рождалось в Аркадии, в то время как в мире людей и вовсе никогда, пожалуй, не было. Но это было не столь важно, в отличии от того, что происходило прямо сейчас - при всем своем раздражении, резко сменяющемся на терпеливое снисхождение и наоборот, король и правда был расположен побеседовать. Отчасти из-за вчерашней встречи с супругой, отчасти из-за собственного недоверия к нему, от которого не удалось избавиться ни за века, ни за тысячелетия. Оберону хотелось понять, чего можно ждать от того, кто своего отношения к королю и союзу между Домами, никогда не скрывал.
- Ваш Владыка нашел юную барышню милой и очаровательной, импульсивной, как то свойственно в столь юном возрасте, талантливой, достаточно умной, - он хотел было добавить, что девушка оказалась умнее своего отца, но не стал, вместо этого отпив вина, - У тебя будет шанс познакомиться с ней и узнать всё самому. Эта фейка действительно особенная, - задумчиво проговорил Оберон - он почти явственно видел в руках этой девушки надежду, но теперь осознавал, что надежда эта может быть не только на возрождение веры в сердцах фейри, но и обернуться чем-то иным, о чем сам король, в привычной беспечности, не подумал.

+2

6

Анейрин с интересом наблюдал за реакцией Короля. Он не собирался испытывать его терпение. По крайней мере, не больше, чем это было действительно необходимо, чтобы покладистость военачальника не показалась странной и подозрительной. Покладистым Анейрин никогда не был. Он мог смолчать, мог исполнить прямой приказ, если не видел способа избежать его исполнения, но никогда не старался быть приятным для Его Величества Летнего Короля.
С этой точки зрения, замечание Анейрина казалось всего лишь светским и даже справедливым, но военачальник слишком хорошо знал, насколько переменчивым бывало настроение Короля. Сейчас он, видимо, изволил вернуться к снисходительности. Анейрина это вполне устраивало, и он хмыкнул.
— В таком случае, я бы понаблюдал за этой беседой. Возможно. Скорее всего, зрелище было бы утомительным, но, уверен, на каком-то этапе забавным.
Анейрин не был полностью обделён фантазией, но предпочитал не представлять женщин, которых ему предстояло увидеть. Единственной не разочаровавшей его реальностью стала Титания. В остальных случаях ожидания не оправдывались, но Анейрин признавал, что дело может быть во вкусе. Ему сладенькие летние девицы казались пустыми и глупыми, а характеристика Оберона обещала пустую и глупую фею, из которой можно что-то вытянуть разве что в силу её молодости и импульсивности.
«Возможно, и этого станет достаточно», — подумал Анейрин.
Они расположились на балконе и слуги тут же притащили два кресла и столик, наполненный яствами — всё для комфорта Короля и его собеседника. Ниэ сейчас это полностью устраивало. Он был настроен поболтать, напиться и развлечься. Он любил праздники, хотя ему не нравилось для празднования покидать Аркадию.
— Она же отправиться в Аркадию вместе с нами? В таком случае, я воспользуюсь этим шансом, хотя вряд ли буду злоупотреблять им. Как и Каал, я не гожусь для общества молоденьких феек. Они, как правило, находят меня не слишком привлекательным, хотя и несколько по другим причинам, — Ниэ улыбнулся, позволяя сквозь верхний слой гламура проступить острым зубам, и тут же скрывая их.
— Он всегда был таким? — спросил военачальник, имея в виду Каала. Говорить только о девчонке было бы неправильно, да и Анейрин предпочитал сложить своё собственное впечатление. Пока же ему было достаточно знать, что Король вынудил её прийти (это следовало из самой формулировки «доставят»), что в сопровождение ей он дал, пожалуй, одного из самых неприятных фейри во дворце, и что она всё же будет в Аркадии. — Смерть сделала его занудство поистине смертельным, но, по-моему, занудой, не имеющего вкуса к жизни, он был всегда. Или нет? Ваше Величество знает его лучше.

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2009.09.22] Анейрин, Оберон