Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 22.05
«Русские Суши» - Хильд 28.04
«Дождливые псы» - Рен 28.04
ул. Саншайн - Рина 27.04

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Курури 01.05
Кельт, Сой Фон - Кельт 04.05
Джин, Пушистик - Сой Фон 07.05
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 04.05
Джин, Има, ГМ - Има 24.04
Титания, Оберон - Оберон 24.04
Энн, Титания - Титания 30.04
Энн, Айно - Айно 05.05
Пушистик, Акира - Акира 19.04
Изая, Кида - Кида 29.04
Хильд, Джин, Пушистик - Хильд 24.04
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2009.09.21] Титания, Оберон


[2009.09.21] Титания, Оберон

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

название эпизода: И маятник качнулся.
место: Великобритания, Дарем.
очередность: Королева, Король.
краткое описание ситуации:
Все при дворе имеют гордость, и все - фигуры в игре. Во многих играх сразу - одни игры связаны с убийством, другие - со страстью, - но лишь одна игра имеет значение в конечном счете, а все другие - лишь часть ее.
© Гай Гэвриел Кей. Сарантийская мозаика

Теги: Titania, Oberon

Отредактировано Oberon (13-09-2017 13:02:59)

0

2

Встречи Короля и Королевы уже давно перестали носить случайный характер, а если и казались таковыми, то в большинстве своем, это затевалось для подданных.  Ведь даже,  от начала и до конца  политическом  браке, должна быть толика нежности. И дело даже было не в Обероне и не в самой Титании, их свиты даже после объединения все еще подсознательно делились на свет и тьму, те, кто пережили войну, все еще опасались.  Владычица тосковала по моментам внезапности, по стихийности и всему, что, так или иначе не было связано с безопасностью, она любила рисковать, но, увы, все реже и реже могла себе подобное позволить.       
Тонкий каблук выбивал чечетку по каменным плитам на полу собора Христа, Девы Марии и св. Катберта, Титания ждала, нервно перебирая пальцами, она разглядывала старый витраж и в нетерпении постукивала каблуком. Все, что должно произойти в соборе должно остаться тайной, или как минимум иметь минимальный круг свидетелей. Именно поэтому дева-птица лично доставила в кабинет Оберона подарок к празднику, именно поэтому в нем была записка со своеобразной загадкой, которую было под силу понять не многим.   
Королева ждала - множество вопросов, что кружили в ее голове и никак не давали покоя пчелиным роем будоражили сознание. Ей так о многом хотелось спросить Оберона наедине и получить хоть на половину искренний ответ, он умел юлить и приукрашивать не хуже самой королевы, но всеже она надеялась. Ниэ был убедителен, там, в кабинете, многое из сказанного им требовало подтверждений, особенно то, что касалось одаренной девочки.
Секундная стрелка на золотых часиках, неплотно охватывающих запястье Титании, задавала ритм, человеческое время столь же скоротечно, как и терпение владычицы Неблагих. Щелканье стрелок планомерно сливалось с ударами каблука о плитку, создавая единый звук, в котором она сейчас растворялась. Витраж искрил солнечными лучами синий, красный ярко желтый, калейдоскоп красок слепил глаза искрящимися зайчиками танцевал на светлой коже. Стук все сильнее, все громче и настойчивее, и это уже не бег стрелки часов, не стук каблуков. Это шаг, чужой, размеренная поступь, степенно с плиты на плиту, уверенно- быстро  в то же время. Так ходил только он. Пропустила, увлеклась собой и пропустила – мелькнула в голове Титании.     
- Дражайший супруг! – не поворачиваясь, но успокоившись и замирая на месте словно одна из каменных статуй собора, - рада что ты пришел на встречу.

+2

3

Странное место для встречи выбрала королева. Странное по мнению Оберона, не любившего этого единого для человеческого рода бога и старавшегося стороной обходить подобные места в виду своего непонимания этой религии с верой в парня в терновом венце, распятого на кресте, и из какой-то ревности, что он отнял у его народа веру людей. Однако, несмотря на это и то, что обычно походы в соборы сопровождались для монарха различными казусами, он пришел. Из-за нее одной, прекрасной и величественной Титании, которая, оставленным в его покоях подарком и загадкой, вновь всколыхнула в душе Оберона старые чувства. По-прежнему, не любовь, но какое-то стремление не уступать и любопытство, направленное в ее адрес, что расписывало перспективы встречи яркими красками, обещая отсутствие скуки уж точно и, возможно, что-то еще. Король прекрасно знал, что простой эта встреча не будет, догадываясь, что речь в их беседе пойдет, вероятнее всего, о чудесной девочке Нине, с которой он виделся накануне и с которой же встреча прошла не так гладко, как хотелось бы. Но, и в глубине души, он надеялся, что свидание это, назначенное супругой в столь необычном месте, которому бы сам мужчина предпочел бы сад или городской парк, не окончится скандалом, а еще лучше - обойдется и вовсе без распросов Титании о его планах на счет юной фейри О'Ши. Не потому, что Оберон опасался непонимания со стороны супруги, а потому, что ему было известно о далеко не благостном отношении подданных Королевы, желающих уличить его в чем-то, что могло бы пошатнуть баланс между ним и Титанией, хрупкий и невесомый и без того. С самого начала, как несколько тысячь лет назад, они решили объединить Дворы, покончив с враждой, и по сей день ничего не менялось. Его приближенные искали способы разорвать узы брака, пусть и политического, между правителями. Ее приближенные - ни на шаг не отступали. И сколько бы сами Король и Королева не отмахивались от всяких слухов, как от назойливых насекомых, оставались те, чье слово было способно истончить доверие, раскрошив его в пыль.
Оберон был беспечен, безусловно, но он был в первую очередь правителем своему народу и легкомыслие монарха было в бОльшей степени напускным, тогда как в действительности король почти всегда был собран и заботился о благополучии фейри. И появление волшебной девочки, как раз, было шагом к этому благополучию, возможностью вселить в сердца Саршей расы веру - каким-то знаком, или новым этапом в жизни, что застыла в Аркадии подобно насекомому, попавшему в солнечную ловушку янтарной капли.
- Моя Королева, моя прекрасная Королева, - ответствовал Оберон на приветствие супруги, в котором, как ему показалось, слышались нотки волнения. Он улыбнулся - коротко, почти мимолетно, уверенно, но вместе с тем неспешно, проходя вперед. Подобное от Титании, всегда уверенной и властной девы-птицы, за которой неизменно тянется шлейф ароматов северных трав и ягод, под аккомпанемент звуков холодных ветров, лишь иллюзия и если ему в ее голосе слышится волнение, то это лишь игра.
- Стоит ли мне говорить, что я скучал по тем далеким временам, когда ты звала меня на встречу подобным образом, оставляя в покоях свои загадки?

Отредактировано Oberon (20-10-2017 16:03:16)

+1

4

Титания улыбнулась, на секунду забыв о цели встречи, в сознании промелькнули давно утраченные воспоминания. Когда они были свободны, беспечны и преисполнены той надменностью, что разжигала войны.  Она вспомнила вечер наедине после долгих сражений, когда он, не задумываясь, принял кубок из ее рук, так казалось, казалось, что он доверял ей, но скорее совершенно четко знал, что она не позволит ничего крепче дурман травы. Он знал, что не она присеет ему смерть, не в то время, а вот королева, она никогда не была уверена. Дева птица верила пророчеству, ее погубит любовь, вот только никак не могла понять к кому..
- Нам легче остаться в одиночестве, чем наедине,   – улыбнувшись, Титания подошла максимально близко, словно пытаясь разглядеть изменения в супруге, которые как ей казалось, должны были с ним произойти, гламур мирского не мешал ей.  В нем всегда, что-то менялось, стоило ему увлечься той или иной девой, по другому блестели глаза, иначе играла улыбка. Сейчас все было как раньше, как давно и было ли это возвратом к исходной или же новым поворотом. Ей только предстояло понять, - стоит мне придти к твоим покоям рядом непременно окажется страж, с его до тоски спокойным выражением лица. Стоит тебе явиться ко мне, так тут же будет морской принц с сочащимся ехидством языком.  Мы так давно не разговаривали только  вдвоем Оберон.
Мимо прошла небольшая экскурсия, около десятка человек включая экскурсовода, повернули голову на пару, замершую у оконного витража. В воздухе витало восхищение, перемешиваясь с крепкой завистью.  Королева раздраженно хмыкнула, взяв мужчину на тонкие пальцы, блеснула золотым кольцом на безымянном пальце. Расстраивая мирских женщин, еще сильнее, дева приподнялась на носки и запечатлела на губах мужчины поцелуй.
- Я рада, что у меня получилось задуманное, - люди,  двигались дальше и уже скрылись за поворотом коридора, Титания же приняла расслабленное положение, спектакль для по-прежнему неприятных ей особей был окончен, она всегда испытывала странное чувство удовлетворения от исходящей от них в ее сторону зависти, - странная у них идеология, провозгласить одного выше прочих и почитать, затем убив, почитать еще больше, строя всюду пристанища. Никогда не думал, что нас ждет что-то похожее? Может всеже стоило позволить мне тогда пусть не истребить, так хотя бы поработить их?

+2

5

Слова Королевы удивили его, однако не столь сильно, чтоб Оберон позволил изумлению отразиться на лице. Он смотрел на супругу, которая, даже будучи его, неизменно принадлежала лишь самой себе, и размышлял над её словами. По его мнению всё было иначе. Не обстоятельства мешали им оказываться наедине и беседовать откровенно друг с другом, а прежде всего они сами. Ни Король, ни Королева не стремились друг к другу, находя для себя интерес в обществе кого угодно другого, при этом же парадоксально испытывая ни с чем не сравнимое чувство собственничества, колышащееся в в душе при упоминании об увлечениях. Так казалось Оберону, он четко осознавал это в отношении себя самого, но не в отношении Владычицы Неблагого двора. Он всегда явственно и резко, яркими вспышками молнии на черном ночном небе, чувствовал эту странную ревность, возникающую, когда рядом с Титанией бледным бесшумным призраком являлся Анейрин. Но, в силу своей переменчивости, с завидным упрямым постоянством отпускал же эти чувства. Типичная для их народа противоречивость, вот что это было, придающая слишком долгой жизни красок и вкуса.
Впрочем как-либо комментировать это мужчина не стал, хмыкнул своим мыслям и в ответ на движение Титании вперёд, приобнял супругу, мягко притягивая к себе за талию, подыгрывая ей в её небольшом спектакле, разыгранном для людей. А вот следующее без внимания он оставить не смог.
— Не пойдет мне висеть приколоченным к кресту, — он смеётся, взглядом провожает проходящую мимо группу людей, а потом серьёзно, пытливо разглядывает того парня в терновом венке, с которым у них была целая пропасть различий, — А уж тебе — тем более, — руки прячутся в карманы брюк и Оберон отходит в сторону на несколько шагов, обращая взгляд светлых глаз уже на Королеву.
Титания всегда оставалась собой — восхитительная женщина, холодная, властная, при внешней своей хрупкости, неизбежно внушающая нерушимый авторитет даже ему, как бы Оберон этому не противился. И если она говорила о порабощении младшей расы, ему хотелось позволить ей это. Подарком, возможно, преподнести. Однако, сейчас это не имело смысла. Тогда, когда была их последняя битва, исходом которой стал этот неоднозначный и противоречивый союз, да, это могло стать компромиссом, но не сейчас, когда в прошлое утекло столько столетий мира, скрытого за магической завесой Аркадии. К тому же, в это мгновение Сида больше волновала цель, с которой в его покои была доставлена загадка, ставшая приглашением на встречу с супругой.
— Быть может, — его лицо красит улыбка, Владыка снова шагает к деве-птице, — Быть может, когда-нибудь я всё же позволю тебе это. А сейчас мне нужен ответ, зачем я явился в этот храм, пропахший верой в другого бога?

Отредактировано Oberon (15-03-2018 19:44:02)

+1

6

Дева-птица улыбнулась его словам, представляя образ короля на кресте, в холодных стенах северного дворца. Чисто с эстетической точки, ее воображение нарисует заманчивый образ правителя в терновом венце, но это зрелище для особых ценителей она врядли бы выпустила за рамки собственной спальни.
Зачем? – королева повторила вопрос, словно пробуя его на вкус, смакуя по букве сказанное слово. Зачем она спрашивает у него разрешения, зачем пытается прояснить историю девочки, зачем организовывает тайные встречи. Слишком много – зачем, для  северянки, она изменилась. Возможно, научилась слушать, перестала мыслить импульсивно, возможно устала, а быть может, просто поняла, что долгие годы спасала тех, кто собственно в спасении и не нуждался. Сколько их, подобных Ниэ, готовы умирать, десятки или сотни, сейчас она уже не могла ответить твердо.   -  Зачем, мне спрашивать твоего позволения, на что-то, ведь ты не спрашивал моих советов.
Они снова играли в любимую игру, провоцируй, ходи по кругу и вопросами добывай себе нужные ответы. Два мудрых существа в магическом словесном вальсе. Королева вторит королю и делает шаг на встречу, ее пальцы пробегаются по пуговкам рубашки, белый шелк,  идеально гладок, она любит подобные прикосновения, холодные и одновременно нежные, этот материал нравится ей, нравился, и контраст которым отливала кожа, скрытая за ним.     
- Давно не спрашивал. Он тоже верил в тех, кто ему поклонялся, говорил о всепрощении, понимании доверии и закончил, не лучшим образом. Иногда мне кажется, что если я начну доверять тебе, то ты придашь меня, если я повернусь к тебе спиной, то ты непременно воткнешь туда нож. Каждый день из тысячи прошедших я смотрю в твою сторону и пытаюсь найти подвох, но до сегодняшнего дня ничего не произошло. Совершенно ничего, иногда мне кажется что ты чего-то ждешь. Но я не могу понять чего, или кого. Скажи мне Оберон, будь у тебя союзник в этом мире, равный нам, сколько вздохов мне оставалось бы прожить?
Титания ждала ответ, сейчас ее устраивал любой из вариантов, которые подсказывал ее разум. Хотя Оберон умел удивлять…

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2009.09.21] Титания, Оберон