Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 20.08
«Русские Суши» - Микадо 22.08
Ул. Саншайн - Рен 10.08
Ул. Гекиджо - Хильд 22.08

Эпизоды:
Титания, Анейрин - Титания 01.09
Гин, Хильд - Хильд 25.08
Энн, Раа - Нина 27.08
Дэйв, Златан - Златан 21.08
Рагна, Раа - Рагна 27.08
Каал, Энн - Каал 27.08
Анейрин, Айронуэн - Айронуэн 21.08
Гин, Рина - Рина 24.08
Джин, Има, ГМ - Джин 26.08
Адам, Такеда - Такеда 27.08

Альтернатива:
Изая, Хоши - Хоши 22.08
Изая, Артур - Изая 02.09
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [более 3000 лет назад] Анейрин, Айронуэн


[более 3000 лет назад] Анейрин, Айронуэн

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

название: [более 3000 лет назад] Анейрин, Айронуэн
название эпизода: Из глубин
место: Подводный замок
очередность: Анейрин, Айронуэн
краткое описание ситуации: семейная хроника, часть первая

Теги: Aneirin, Aeronwen

0

2

Ниэ сидел на узком парапете верхних покоев замка. Многоуровневое строение с острыми неровными пиками башен, вздымающихся то тут, то там, в основном, было погружено в воду, поскольку морские жители не испытывали нужды ни в воздухе, ни в солнечном свете, но эта часть замка являла собой приёмную. В ней селились редкие гости с поверхности, и покои её были сухими, а сквозь толщу воды проникали солнечные лучи.
Ниэ нравилось находиться здесь. В большей степени потому что здесь он редко заставал компанию старших братьев и их прихвостней, но ещё и из-за ощущения собственного величия. Ниэ сидел на самой высокой башне морского замка, и со своего места мог обозревать все её окрестности, в то время, как его никто не видел и не замечал. В таком положении он был больше, чем одним из многочисленных отпрысков морского владыки, больше, чем наследником или принцем. В таком положении Ниэ чувствовал себя королём, и это чувство ему нравилось.

"Когда займу место отца, поселюсь здесь", - думал Ниэ. Подобные мысли нередко посещали его голову, несмотря на то, что он был, как минимум, на сотню лет младше самого младшего своего старшего брата, на две головы меньше и до сих пор проявлял не так много талантов, как хотелось бы отцу и ему самому. Впрочем, Ниэ не казались странными собственные неудачи. Он был младше и, соответственно, слабее. Любого своего сверстника Ниэ уложил бы на лопатки, но братья его были выше, старше и сильнее, редко ходили в одиночку и имели неприятную привычку цеплять младшего брата.
"Это потому, что я слабый", - понимал Ниэ, и дрался. Даже когда бой был не один на один, даже с теми, кто был старше, он дрался, огрызался, кусался, и бежал при первой возможности. Ниэ не был дураком, и хотел прожить достаточно долгую жизнь для того, чтобы нагнать своих братьев и спросить за все обиды. Здесь на узком парапете одна за другой тянулись глубокие щербины, и одну из них Ниэ царапал прямо сейчас. Их было много, мальчик никогда не считал их и не помнил, что означает каждая, но все они вместе несли свою службу - помогали Ниэ поддерживать, как ему казалось, правильный уровень злобы и жажды отмщения. Достаточно провести взглядом по периметру круглой крыши, чтобы понять, что обид у Ниэ было немало.

- Давно ты здесь? - Спросил мальчик, не поднимая головы от белого кораллового камня. Он шмыгнул носом, втягивая в себя густеющую струйку крови. Нуэн двигалась тихо и незаметно, но Ниэ всегда определял, что она рядом. Для него присутствие сестры очищало и охлаждало воздух, и это можно было почувствовать, по крайней мере, когда твой нос не разбит. - Разве тебе не нужно готовиться к завтрашнему празднику? - он лукаво улыбнулся. - Уверен, для тебя уже приготовили огромное и уродливое в своём великолепии платье.
Ниэ любил сестру. По крайней мере, если дома существа кто-то, кого он любил, то это была Нуэн. И все же он завидовал ей, а зависть ещё никогда не была добрый чувством. Сестра была старше, сильнее и талантливей, но все же она не смеялась над ним и не пыталась его задеть. Это Ниэ ценил по-настоящему, а завидовал скорее деланно, по привычки, инстинктивно стремясь не отставать.

+1

3

Нуэн любила верхний уровень замка не меньше, чем её младший брат, но проводила там не слишком много времени. Отчасти из-за того, что были и иные излюбленные места, где она могла при необходимости побыть наедине с собой, а отчасти потому что слишком уважала чужое на это право.
Однако, она всегда знала, что может найти его там. Как, например, сейчас. Правда, сразу обозначать своё присутствие она не собиралась. Скорее хотела понаблюдать, не навязывая своего внимания и опеки. Ей самой бы вряд ли понравилось столь безцеремонное внедрение в личное пространство и собственную жизнь.
Тем не менее, более не имело смысла прятаться. В очередной раз, Ниэ продемонстрировал удивительную способность чувствовать её присутствие, как бы ни пыталась она сама скрыть его. Выйдя из-за колонны, она подошла к парапету и тонкими пальцами провела по одной из выщербленных на нем полос, царапнула его чуть заостренным ногтем. Солнечный луч, даже коснувшись её кожи сквозь толщу воды, сделал её похожей на мрамор,покрытый тонким слоем инея, словно бриллиантовой крошкой.
- Не слишком давно. - сказала она. Её тон был ровным, не выдающим сейчас никаких эмоций. Переведя на брата взгляд, она хмыкнула. Тонкое замечание о подготовке к церемонии заставило уголки губ напряженно опуститься вниз. Не то, чтобы она была не рада тому, что наконец достигла совершеннолетия... Скорее, ей не нравилось то, что её лишают свободы выбора в том, к примеру, что она наденет. Традиции есть традиции. Когда-то они доставляют эстетическое удовольствие, а когда-то тяготят. В этом случае, имело место второе. Она не видела смысла тратить целый день на подготовку к церемонии, когда были вещи, интересующие её сейчас куда больше. - Не хочу говорить об этом. - все же, стараясь скрыть раздражение, отозвалась девушка. - Или ты так намекаешь на то, что мне следует оставить тебя наедине с твоими мыслями, твоей досадой и твоей злостью? - в её словах не слышалось яда. Вопрос был задан с готовностью услышать на него любой ответ.

+1

4

Ниэ задумался на короткий момент, и всё же отрицательно покачал головой. Сестра ему не мешала. Если и было что-то неприятное в её присутствие, то это его собственные чувства, во главе которых сидела задетая гордость. Её у мальчишки имелось в избытке, но она задевалась так часто, что Нуэн успела не раз насмотреться на синяки, ссадины и кровоточащие носы, и выгонять её из-за очередного подобного зрелища было бы излишним беспокойством для них обоих. Если Нуэн хочется поболтать или просто посидеть рядом, Ниэ не возражал. По меньшей мере, он считал её единственной, с кем действительно можно было поболтать и чьё присутствие не нервировало.
Улыбка Ниэ - жесткая, недобрая, открывающая ряд острых зубов, - смягчилась, когда он, наконец, поднял на неё взгляд. Он ещё мало понимал в красоте, но даже ему было ясно, что сестра его была красива. Её кожа словно бы сияла, а то спокойное достоинство, с которым она двигалась, говорила, дышала - просто жила, - приятно выделяла сестру на фоне их беспокойной и часто напуганной родни.
В замке таилась атмосфера террора. Каждый из братьев, сестёр, кузен, кузин, дядьёв, тёток и многочисленных жён их лорда отца, стремился занять место, максимально приближенное к трону. Некоторые из них объединялись в коалиции, другие – искали союзников, третьи – просто лебезили перед всем и каждым. В таком мире хорошо иметь сильных и расположенных друзей, которых у Ниэ не было. Он не умел правильно прогнуться, часто открывал свой рот и огрызался, и, в общем-то, в своих бедах был виноват сам. В конце концов, сестра его, которая, казалось, держалась особняком от всех союзов и распней, тем не менее, не имела открытых врагов. Впрочем, может быть, дело было в том, что она отличалась большими магическими талантами, и к тому же была похожа на их мать – женщину, о которой говорили, как о пленившей сердце лорда морских глубин – мужчину, о котором говорили, что у него нет сердца.
Как подозревал Ниэ, его собственные тёплые чувства к сестре были во многом связаны с тем, что она казалась ему единственной настоящей роднёй. Теперь, после совершеннолетия, ей вряд ли удастся держаться в стороне от всех интриг, а это означало, что старший и самым сильных их брат, наверняка, обратит на неё своё внимание. Сперва, быть может, даже любезное, но по мере её отказов всё более и более настойчивое, и агрессивное.
- Ты уйдёшь? - Ниэ сдунул с лезвия коралловую пыль и убрал кинжал в ножны. Синяки доставляли ему не больше неудобств, чем обычно, но теперь, после того, как он провёл ритуал царапанья парапета, настроение Ниэ поползло к верху. Он сильно задел самого уродливого из своих старших братьев, и вопль его возмущения до сих пор музыкой звучал у мальчика в ушах. Конечно, существовал риск, что за свою смелость или отчаянность Ниэ ещё придётся поплатиться. Он не планировал возвращаться в спальню в ближайшие дни, в замке и в его окрестностях хватало мест, где можно выспаться с большим спокойствием. Строго говоря, хватало таких мест и для того, чтобы поесть. На крайний случай, он вполне может пару дней поголодать, чтобы не попасться в ловушку где-то на пути к обеду или после него.
- После церемонии, ты уйдешь? - прояснил свой вопрос Ниэ, уставившись на сестру холодным взглядом бесцветных отцовских глаз. - Когда тебя признают совершеннолетней, ты сможешь покинуть замок. Тебе лучше уйти, - настойчиво произнёс он, чтобы сестра не выдумывала, будто он уговаривает её остаться. Конечно, мысль о том, что Нуэн покинет замок, заставляла грустить, но ему нравилась сестра, а здесь для неё скоро может стать небезопасно.

+1

5

Нуэн дождалась ответа на свой вопрос, и уголки губ почти незаметно поднялись вверх. Она крайне редко улыбалась по-настоящему, а потому этот незаметный глазу жест обозначал, что девушка довольна тем, что брат не сказал, что хотел бы побыть один. Да, она видела и не раз и синяки, и порезы, и кровоточащие носы и много другого, что унижает гордость любого. Она видела, как в душе брата растет ярость и жажда мести. Она то и дело засыпает, но каждый раз, эти загордившиеся, высокомерные глупцы будят её, не думая, вероятно, что сами точат оружие, которым будут убиты, закаляют его и делают прочнее.
Нуэн никогда не считала брата слабым. Во всяком случае, внутренне. А через время, и физическая слабость будет компенсирована опытом, возрастом, знаниями. А пока что, ему необходима поддержка, пусть сам он никогда не признает этого. Морально он был достаточно силен, иначе – не выжил бы, не выдержал давления. Об этом говорила застывшая ухмылка на юном лице, хищная. Об этом говорило количество «меток» на парапете. Нуэн готова была быть его хранителем до поры. А когда эта пора наступит, они оба поймут. И их пути, возможно, разойдутся, а быть может, будут переплетаться причудливо и витиевато, как узоры от мороза.
В последнее время, она часто об этом думала. Она не лезла в драки его защищать намеренно, потому что так было бы ещё хуже. Дело не в том, что братья повернулись бы против нее, а в том, что подумали бы, что Ниэ не может постоять за себя. Это было бы хуже. Пока для них он итак был легкой добычей. А потому стоило быть неподалеку. На крайний, самый крайний случай.
Увидев его улыбку, которая стала менее хищной, когда он поднял на нее взгляд, она в очередной раз прочувствовала то же особое отношение, которая сама к нему испытывала. Они выбрали друг друга, как семью внутри враждебного круга. И хотя слова об этом не звучали, это было понятно и без них.
Нуэн вскинула брови, намекая на то, что не слишком поняла суть вопроса. Уходить она не планировала. Она пришла побыть рядом и, если сложится, побеседовать. Но услышав уточнение, вздохнула.
- Не сразу. – сказала она негромко, - Потом – возможно. Не спрашивай когда. Я не знаю. Возможно, что-то вынудит меня, а возможно нет. – усмехнулась, щуря глаза и склонила голову к плечу - равносильно тому, что рассмеялся бы любой другой, - Подумаю, что ты меня гонишь и решу остаться насовсем. Впрочем, я думала над этим. И уже озвучила решение.

+1

6

Ниэ довольно громко фыркнул, услышав ответ сестры. Ни на что другое он, впрочем, не рассчитывал. Нуэн всегда отличалась поразительным упрямством. Ниэ с раздражением и благодарностью, в которой никогда бы не признался, думал, что она остаётся из-за него. Это само собой означало, что, если с ней что-нибудь случится после достижения совершеннолетия, это случится из-за него, потому что он маленький и слабый, потому что она решила остаться с ним.
— Ну и глупо! — огрызнулся Ниэ, сжимая руки в кулаки. — Я бы ушёл отсюда, как только появилась возможность!.. Ушёл несмотря ни на что! Это тухлое место, и населяют его тухлые существа, прогнившие насквозь.
Анейрин часто думал об этом. Чаще, чем, казалось бы, стоило думать фейри, который планировал когда-нибудь править этим местом. Дело в том, что Ниэ был уверен — здесь ему никогда не стать достаточно сильным. Его или убьют, или покалечат до того, как он достигнет рассвета сил. В том, что такое рассвет должен наступить, мальчик не сомневался. В конце концов, он был очень юным, и будь у него больше времени, опыта, роста, возможно, все эти глупые, страшные, старшие братья не вели бы себя так смело.
— Я завидую тебе, — тихо произнёс Ниэ, усилием воли разжимая пальцы. Это было правдой лишь наполовину. Он завидовал сестре, её решительности и смелости, но, одновременно, злился на неё за это, и беспокоился. — Я бы хотел увидеть Королеву, — задумчиво произнёс мальчик. О Королеве он слышал многое, и большая часть этих рассказов поражала воображение. Первое место, которое Ниэ собирался посетить, когда достигнет своего совершеннолетия, и приобретёт право свободно покидать подводные владения отца, будет замком их Королевы.
Ниэ никогда не допускал мысли, что весь мир может оказаться таким же, как дом, в котором он родился и вырос. Не думал, поскольку, в принципе, не считал это место «неправильным». Оно было злым и жестоким, местом, в котором нужно было выживать, но ничего другого Ниэ не знал. Во внешний мир он хотел вырваться не потому что там «лучше», а потому что хуже там быть не могло. К тому же для внешнего мира он никто. Ни младший сын водного владыки, ни младенец, убивший свою красавицу мать. Во внешнем мире у него не будет прошлого, и жизнь можно будет начать сначала. Эта мысль привлекала его, хотя, как подозревал Ниэ, он тоже не сможет покинуть замок, пока не завершит пару дел и не заберёт несколько вставших поперёк горла жизней.
Длинные пальцы Ниэ прошлись вдоль одной из царапин и мальчик нагло усмехнулся.
— Некоторое время Кадвайл будет вспоминать меня каждый раз, когда увидит свою уродливую физиономию в зеркале, — не без хвастовства заявил Ниэ. — Если, когда уйдёшь из замка, вздумаешь вернуться, принеси мне железный нож. Хочу оставить на его лице рубец, который никогда не заживёт, чтобы он навсегда меня запомнил, — об этом он тоже думал часто. Чаще, чем стоит думать мальчишке, которому до совершеннолетия ещё стоило попробовать дожить.

+1

7

- Я знаю. И не сомневаюсь, что ты бы ушел. – кивнула девушка, глядя на него. – Но я бы точно никогда не стала бы уговаривать тебя остаться. Как ты сказал – это тухлое место и большинство из тех, кто его населяет, готовы грызть друг друга или унижать. Или унижаться ради целей, которые преследуют. В конечном счете, сами себя изнечтожат: помощью, или без… - она задумчиво посмотрела на него. Он жаждал мести и никто не имел права винить его за это. А она была готова оказать ему поддержку. Но в открытую ничего не предлагала. Это должно было быть его решением. Во всяком случае, сама Нуэн чувствовала бы себя оружием без души, если бы кто-то подсказал ей решение в вопросе, касающемся чести. А это повлекло бы за собой массу ненужных последствий для собственного внутреннего мира.
Айронуэн не отводила взгляда от его лица: конечно, он завидовал ей. И понятна была вспышка гнева, которая последовала за её ответом: она могла просто уйти и быть свободной, она имела возможность сделать то, что не мог сейчас сделать он. И от этой возможности отказалась. Только в её глазах все выглядело иначе: да, она не любила тех, кто населял это место, да у неё были собственные планы на дальнейшую жизнь, после совершеннолетия, но она никогда не чувствовала себя в западне. Её никогда не травили. А потому и сбегать она не торопилась, вполне имея терпение на то, чтобы ещё немного побыть здесь.
Она улыбнулась, мечтательно, услышав упоминание о Королеве.
- Да. Я тоже хочу увидеть… И ты, и я обязательно… Как только уйдём отсюда. Вот увидишь. – произнесла он, глядя вверх. Блики света играли на её лице, на прикрытых веках и на ресницах, будто покрытых инеем. Она склонила голову к плечу, а потом снова повернула так, чтобы видеть брата, когда он заговорил про нож. Глаза её блеснули хищным, ледяным огнём. – Будет тебе железный нож. – сказала она, - Обещаю тебе.
К этому она готова была приложить и усилия и руку.
- А ты пообещай мне, что дождешься этого. – произнесла она, помолчав и помедлив несколько мгновений, будто пытаясь решить, стоит ли так открыто обозначать то, что чувствует, поймет ли брат, что это не сентиментальная просьба не нарываться – все равно это у него не вышло бы, а скорее – заверение в том, что путь мести она готова пройти с ним до конца.

+1

8

Ниэ некоторое время внимательно и подозрительно вглядывался в лицо сестры, словно пытаясь проникнуть в её мысли. Ему было крайне важно убедиться, что она не считает его из-за этого признания трусом. Подобного Ниэ не простил бы даже Нуэн, которой готов был простить больше, чем всей семье вместе взятой. Но лицо сестры оставалось непроницаемым и серьёзным. И мальчик постепенно расслабился и снова поднял взгляд кверху.
Он привык к тому, что их замок практически всегда находится во мраке — солнечные лучи доходили до него с большим трудом, и видны были практически только с этой высокой башни. Привык он и к холоду, которым было сковано морское дно. Ниэ даже не мог сказать, что это место ему по-настоящему не нравится, и все же внешний мир, мир за пределами замка и тиранившего его лорда отца, мир за пределами морских глубин, манил его. И дело было не только в тухлости окружающих его родственников. Ниэ не думал, что принципиально отличается от любого из своих братьев. Просто он, как самый младший, был самым слабым. И у него, в отличие от них, не было защитников. И он, в отличие от них, имел амбиции, которые простирались дальше отцовского престола. Однако полагал, что имеет на него больше прав, чем кто-либо другой.
Последние слова сестры заставили Ниэ вновь обратить на себя его рассеявшееся внимание. Мальчик обернулся и снова внимательно и хмуро вгляделся в её лицо. Он немного не понимал, о чём говорит Нуэн. Дождёшься? Чего он должен дождаться? Ждать ножа для того, чтобы повторно исполосовать морду Кадвайла, Ниэ не собирался, но...
Мальчик улыбнулся. До него, кажется, дошло, о чём говорила сестра, и улыбка быстро перешла в беззвучный хохот.
— Я не умру. Этому замку не убить меня, — с хитрым блеском в глазах ответил Анейрин. — В крайнем случае, если жизнь здесь окончательно застрянет в горле рыбью костью, я сбегу. На самом деле, на все обычаи и запреты отца мне насрать, но не хочется давать повод искать себя... или убить, — он легко откинулся на спину и, глянув на бледный диск солнца, зевнул. И сделал это как раз вовремя. Стоило его ногам, обутым в мягкие кожаные сапоги, соскользнуть с края парапета, как снизу послышались шаги и голоса.
Слова одного собеседника Ниэ практически не слышал, угадывал только знакомый насмешливо-вкрадчивый тон, который подсознательно вызывал у него мурашки раздражения, но второй говорил громко, не пытаясь скрываться. Ниэ подумал, что его старший брат Кадвайл вряд ли часто бывал на крыше замка. И вряд ли хорошо представлял все его акустические особенности.
— Я понял. Мы сделаем это завтра… Да, я всё подготовлю.
Мальчик повернулся к сестре и сделал знак, чтобы та вела себя тихо, а сам подобрался к краю парапета.
— Кадвайл, — шёпотом произнёс он. — И Элинед.
— Мать напоит его ядом, — продолжал грубый голос, и Ниэ нахмурился. Что бы эта парочка не задумала, вряд ли оно будет на благо кому-то кроме них двоих. — Мы ворвёмся со стражами, я убью его… Это необходимо? Он будет ослаблен, но… Я не сомневаюсь в плане! Но ты его знаешь. Так ли необходимо убивать его именно в бою? Да-да, мы уже говорили об этом. Хорошо. Завтра.

+1

9

Нуэн никогда не считала брата трусом. Поэтому, даже если бы её лицо было чуть более выразительным, вряд ли можно было прочитать в нем подобное отношение, учитывая его отсутствие.
Зато сама Айронуэн заметила подозрение во взгляде младшего брата. Это её ни сколько не удивило. Удивило бы, если Ниэ совершенно спокойно воспринял её слова.
И та улыбка, которой ответил брат на её слова, вызвала ответную.
"Конечно, не убить. Чем дальше, чем старше ты, тем сложнее ему совершать попытки." - подумала Нуэн, но в слух говорить не стала. Это её личные мысли, её убежденность, которой не обязательно делиться просто потому, что ни к чему отстаивать - все равно никуда не денется.
Она смотрела на Ниэ, по позе и поведению которого можно было подумать, что все это навевает на него скуку. Улыбнулась чуть шире.
Но, услышав голоса, замерла и насторожилась. Взгляд стал колючим и неподвижным, будто это помогало лучше слышать то, о чем идет речь.
"Мы сделаем это завтра" - слова, которые совершенно не предвещали ничего хорошего. Церемония - отличное прикрытие. Довольно суматошная подготовка способна скрыть очень многие действия, никак не относящиеся к основному действию.
На комментарий брата, девушка лишь кивнула, по-прежнему оставаясь неподвижной, словно мраморная статуя.
Судя по всему, говорилось о покушении. Больше всего это походило на заговор и попытку устроить переворот. Сколько ещё придворных было в нем замешано? Так или иначе, нужно было как-то узнать больше и предотвратить...

+1

10

Ниэ ждал продолжения, затаив дыхание. Он не двигался, не давая шороху ткани приглушить и без того тихие голоса, и всеми силами пытался расслышать слова второго брата — Элинеда. Явным зачинщиком был, разумеется, он, и именно от него зависели действия Кадвайла и остальных. В том, что в данном мероприятии участвовали многие, Ниэ не сомневался, но, к сожалению, братья не стали утруждать себя подробным обсуждением планов.
«Жаль», — подумал Ниэ, и прикинул, нужен ли ему собственный план. Лучше было бы, если бы он услышал весь диалог, но даже по обрывкам фраз можно было сделать определённые выводы. Оставалось понять, что с ними делать дальше.
Ниэ не имел привычки мусолить одну и ту же информацию в голове до тех пор, пока она окончательно не утратит смысл. Он думал редко и быстро, но обстоятельно. Сталкиваясь с проблемой, Ниэ делал выводы и действовал согласно им до тех пор, пока ситуация не изменится. Младший сын морского владыки не придерживался определённых принципов или решений. Принципы и решения его менялись в зависимости от обстоятельств. Характер у него был сильным, но гибким. И, несмотря на порывистость, Ниэ предпочитал хорошенько обдумать ситуацию, прежде чем принять в ней какое-то участие.
Обычные семейные конфликты, впрочем, были не в счёт. Братья задирались, и Ниэ не оставалось ничего другого, кроме как отвечать. Чаще словом, иногда кулаками и зубами, реже всего оружием. Ниэ понимал, если он сделает попытку действительно кому-то навредить, за него возьмутся серьёзно, и тогда ему не жить. Ниэ жизнь любил. Даже такую.
Тем не менее, нынешняя ситуация сильно отличалась. Братья что-то задумали. Скорее всего, против отца. Отца, конечно, жалко не было, как не было жалко братьев, которые вряд ли добьются своего, но данную ситуацию можно было повернуть себе на пользу. Ниэ это чувствовал, но пока не понимал как.
Впрочем, главное он всё же понимал — смерть отца в его планы не входила. По крайней мере, не такая смерть. Отца Ниэ хотел убить сам. Убить и стать повелителем морских глубин. Об этом мечтали все его братья, и Ниэ исключением не был. Ему нравилось отнимать, и он поспешил отнять мечту. Осталось только реализовать её раньше остальных. Данная ситуация, как он чувствовал, поможет на шаг приблизиться к цели.
Он внимательно осмотрел свой клинок, проверил остроту, убрал ножны и поднял бесцветные глаза на сестру. В голове у Ниэ появился план действий.
— Надо им помешать, — объявил мальчик после долгого молчания. Шаги стихли, хотя в воздухе всё ещё стояла тень эха. Братья явно никогда не поднимались на башню, чтобы посмотреть на солнце или почувствовать себя королями морского царства, обозревающими свои владения. Они не знали, какой вид простирается с верхней площадки и не слышали об эффекте колодца. Перешёптываясь прямо под ними, они не догадывались, что их слова, неслись прямо верх, почти не искажаясь и не теряя смысл. Это нужно использовать.
— Надо убить Элинеда, — спокойно изрёк Ниэ. — Сегодня, ночью. Это прекрасный повод убить его безнаказанно и с пользой. Кадвайл ничего без Элинеда сделать не сможет, даже если попытается — ума не хватит. Впрочем, не думаю, что он будет пытаться. Без Элинеда они, скорее всего, вообще все разругаются и на некоторое время будут очень заняты тем, чтобы решить, кто главный — разобьются по маленьким группкам, а с маленькими группками справиться проще, — откровенно говоря, Ниэ надеялся, что «маленьким группкам» до младшего брата и дела никакого не будет. Впрочем, возможно и будет. Зависело от того, как он собирался убить Элинеда — открыто или тайно. И тот, и тот способ дарил множество перспектив. Причем тайное убийство, как ни крути, было выгодней, но сердце Ниэ требовало признания, и он собирался воспользоваться ситуацией, чтобы его получить.
— Убив Элинеда, поймаем сразу две рыбки: остановим это гребанное восстание, пока они действительно не убили отца и не устроили в замке бойню, и обратим на себя внимание. Хорошее внимание. Отцу нравятся сильные. Убив старшего брата, я получу уважение. Отец заметит, нужно будет только доказать, что убийство было оправданным. Тогда мне ничего угрожать не будет, а ты сможешь спокойно уйти, — Ниэ быстро облизнул губы. После солёной воды они и большого количества слов, они высохли и сморщились.
Впрочем, дело было, конечно, не в губах. Дело было в плане. Сам Ниэ справиться не мог, а помощи просить не привык. Даже у Нуэн. Именно поэтому ему понадобилась пауза.
— Поможешь? — наконец, спросил он, и тут же зло сощурился, готовясь к отказу.

+1

11

Нуэн не питала ни к кому тех же теплых чувств, как и к брату. В том числе, она не питала их к отцу. Но дворцовый переворот был совершенно ни к месту. Ни Элинед, ни кто-либо другой, кто мог быть замешан в покушении, не достоин был занять трон и скорее дела пойдут ещё хуже. И тогда самой Нуэн, да и Ниэ лучше будет просто покинуть это место. А это пока было бы не к месту и не ко времени.
И, безусловно, её цеплял тот факт, что нечто такое должно было произойти именно на её церемонии. Было ощущение не просто нарушения планов и личного пространства, если можно было так выразиться, но и собственной причастности при полном её отсутствии. Собственно, не окажись она здесь и сейчас, она бы так и не узнала об этом. И, кому-то это могло бы показаться странным, но для Нуэн это было почти оскорблением. Как бы она не относилась к церемонии, если уж ей быть, то пройти должно идеально.  Собственно, уже до того, как брат заговорил, до того, как он озвучил свои мысли, Айронуэн раздумывала над возможностями того, как можно было бы предотвратить намеченное братьями.
- Ты прав. - в голосе Нуэн чувствовалось дыхание льда. Да и пространство вокруг неё ощутимо охладилось. Кадвайл действительно потерял бы "голову" и возможности действовать. Конечно, после этого возникнет временный хаос среди братьев, но разрозненность пойдет на пользу тому же Ниэ, даже если Нуэн действительно примет решение покинуть замок сразу после церемонии, чтобы строить собственную жизнь так, как сама того желает.
Нуэн видела, что брату тяжело продолжить.  На самом деле, она не постеснялась бы навязать помощь, если бы он того не сделал, если бы с губ его не сорвался вопрос, повисший между ними. Она стояла и смотрела на него, давая возможность совершить над собой это усилие. Тоже по-своему полезное. Как бы не был он силен волей, как бы ни возрастали его навыки в дальнейшем, порой необходима помощь и необходимо обращаться за помощью и это...не должно казаться слишком унизительным, иначе будет мешать продвижению вперед.
- Помогу. Скажи, как ты это видишь и какова моя роль. - она не раздумывала. Она не собиралась отказывать, поэтому между вопросом и ответом не было длинной паузы, а губы Нуэн тронула хищная улыбка.

+1

12

Сестра молчала совсем недолго, буквально долю секунды, и Ниэ не мог припомнить случая, когда бы она отвечала на его просьбы необоснованным отказом. Однако просить у него всё равно получалось с большим трудом, и ещё сложнее получалось ждать ответа, когда просьба была уже озвучена. Природа не наделила Ниэ большим терпением.
Однако он был внимательным и не имел привычки накручивать себя. По лицу Нуэн, по воздуху, температура которого начала резко снижаться, по характерному морозному запаху Ниэ понял, что сестра в данном вопрос будет на его стороне. Когда Нуэн, наконец, заговорила, он уже во всю демонстрировал свои острые зубы в довольном оскале.
— Во-первых, твой голос понадобится мне завтра, на церемонии, когда обнаружат тело Элинеда, — произнёс Ниэ, словно бы смерть брата была не только решенным, но и оставшимся в прошлом событием. Возможно, это не самый правильный порядок планирования убийства, но Анейрин полагал, что главная его задача — выйти сухим из воды. Месть ради мести — это, конечно, прекрасна, и он с удовольствием избавит Элинеда от бренности жизни, но Ниэ не считал, что убийство одного брата стоит того, чтобы умереть. Он даже не считал, что этого стоит убийство всех его братьев.
— Во-вторых, нужно будет как-то к нему проникнуть, как-то оттуда выбраться и как-то убежать, — продолжил Ниэ. Покои брата располагались на нижних самых охраняемых этажах замка, рядом с покоями его матушки — жены подводного владыки. Окон в таких помещениях не было, но зато было много охраны. Семья предпочитала прятаться в пещерах, словно они не потомки подводных владык, а маленькие пугливые рыбки, которые пытаются спрятаться.
— Последняя часть проблемы самая простая — ты можешь перекрыть все выходы льдом, оставив только один — тот, о котором буду знать только я. С первым я тоже, честно говоря, не вижу особых проблем, — он подбросил кинжал и с очевидной лёгкостью поймал. — Элинеду повезло. Я собираюсь пробраться к нему в спальню и перерезать горло тогда, когда все уже будут спать, но мне надо знать, где он спит? В той части замка я почти не бываю. Там живёт элита.

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [более 3000 лет назад] Анейрин, Айронуэн