Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2009.09.22] Каал МакОсху, Энн О'Ши


[2009.09.22] Каал МакОсху, Энн О'Ши

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Она легко заметила оставленный в словах Каала акцент и улыбнулась. Почему-то он в этот момент — весь такой суровый, строгий, неспособный на положительные эмоции, — показался ей забавным. Сколько прошло времени с тех пор? Наверное, не меньше тысячи или даже нескольких тысяч, а Каал переживает о том, может ли считать себя живущим.
Нина попыталась представить, какого это — быть на его месте. Вспомнила о собственном проклятье, которое связывало её жизнь, с жизнью ведьмы. Подумала о том, насколько диаметрально противоположные чувства она испытывает. Диан вернул Каала к жизни так, что ему не просто умереть, и Каал чувствует себя умершим, а Нина, которая могла умереть в любой момент вне зависимости от собственных действий и желаний, чувствовала себя, как никогда живой. Она всегда умела наслаждаться жизнью, но после случившегося осмелела настолько, что пошла и против воли родителя, и против того, что считала правильным.
Нина не жалела ни об одном своём поступке или слове, хотя полученный результат вряд ли стоил затраченных усилий.
— Глупая война, — заметила девушка, дослушав историю её сопровождающего до конца. — Все войны глупые, но это — особенно. За что вы убивали друг друга? Честно говоря, это то, что я никогда не могла понять. Люди убивают за деньги, земли, власть, из ревности, а почему убивали друг друга фейри?
Она приподняла ногу так, чтобы полюбоваться изящным носком туфельки, выглядывающим из-под чудесной юбки. Почему-то от разговора с Каалом ей вернулось чувство жизни, умение радоваться тем мелочам, которые были у неё здесь и сейчас. Конечно, нет ничего хорошего в том, что папочка был где-то в темницах Аркадии, а Марк исчез, не сказав на прощание ни слова, и неизвестно, когда он вернётся, но, по крайней мере, они оба живы. В этом Нина могла быть уверенной, как была уверенной в том, что сама жива, и даже отправляется в волшебной карете запряжённой сказочными лошадьми на бал, на который мечтала попасть большую часть своей сознательной жизни. Это ли не чудо, слишком похожее на сон, чтобы быть правдой?
— Моя бабушка из Благого Двора, а дедушка — из Неблагого. Их историю мне часто рассказывали, как сказку. Она и правда очень романтична и красива, но у вас тоже хорошая история. Интересная. Возвращение к жизни и вечная клятва верности — так по-рыцарски! Почему вы жалеете о ней? Неужели Оберон, как Король, чем-то вас не устраивает? — она лукаво улыбнулась. — Или это то, о чём мешает вам говорить клятва? Не волнуйтесь, я умею хранить секреты. Обожаю их слушать, но не люблю рассказывать. У каждого свои сокровища. Для меня это — истории. Всё потому что я долгое время жила в изоляции и донимала просьбами рассказать о внешнем мире каждого, кто оказывался в зоне моего внимания.
И больше всех остальных она любила слушать истории Марка, хотя он редко озадачивал себя смягчением деталей. Он пугал цинизмом и реальностью, а она пугалось, получая от этого несказанное удовольствие. Ей очень хотелось, чтобы Марк пришёл на этот бал, очень хотелось потанцевать с ним.
—  Мне кажется, если вы по-настоящему захотите умереть, это можно как-то устроить, но я не думаю, что вы этого хотите. Вы же сами сказали, что Диан не ожидал такого эффекта, что вы живы до сих пор и не способны к смерти только из-за собственного желания. Может, вы боитесь смерти? — она хмыкнула. — Вряд ли кто-нибудь рискнул бы обвинить вас в подобной слабости чувств, но я юна и красива, мне часто прощают то, что я говорю. К тому же я гостья Оберона, а это позволяет мне говорить любые глупости кому угодно, кроме самого Короля. Можете не прислушиваться к тому, что я говорю, но мне кажется, что бояться смерти естественно и правильно. Жизнь — это то чудо, которое нужно беречь, а мы иногда отдаём её в руки тому, кто, возможно, не будет её ценить. Наверное, дело в любви или в чём-то, что принимается за любовь.
Нина замолчала и задумчиво посмотрела в окно. Ещё совсем недавно она испытывала недоверчивые и даже неприязненные чувства к собеседнику, но теперь Каал ей почти нравился. Всё потому, наверное, что он, наконец, услышал её и заговорил. Мужчина часто заключается в том, что он рассказывает о себе. Даже если это не всегда правда.
— До каких пор распространяются ваши обязанности? — поинтересовалась Нина. — Вы только привозите меня на бал или развлекаете на нём? Я думаю, Оберон пригласит меня на танец, но этот танец не будет первым. Это невежливо по отношению к Королеве. На балу у меня не будет знакомых кроме семьи и вас. Мой отец в темнице, а среди родственников не будет мужчин. Так что почему бы вам не потанцевать со мной, Каал? Если вы, конечно, умеете это делать.

+1

22

Пикник - Истерика

- Мы убивали друг друга за людей, - отозвался Каал, - простите, что вновь поднимаю их тему, но это действительно было так. Неблагой двор никогда не любил людей, и в тот момент они были настроены настолько решительно, что опасность уничтожения человечества стояла очень остро. Благой двор вступился за смертных. И решимости не занимать было и у тех, и у других. Сейчас иногда я думаю, что даже при победе Неблагого двора люди выжили бы. И, вероятно, не выжил бы сами неблагие.
Не то, чтобы он верил в это, но что-то подсказывало ему, что люди не настолько уж беспомощны, как всегда кажется могущественным фейри. Просто все привыкли к тому, что это младшие братья, слабые, беспомощные и бесполезные. Но иногда сам МакОсху думал иначе. Надо признать, последнее время это происходило все чаще. А он просто старался не замечать и делать вид, что никогда не думал ни о чем подобном.
- Я бы слукавил, если бы сказал, что меня все устраивает, - отозвался Каал, чувствуя, что эта девочка сейчас каким-то странным образом заставляет его говорить правду, словно в ее волосах заплетены синие розы, и он при этом не испытывает ни беспокойства, ни дискомфорта, - но меня мало кто устраивает. Я согласен далеко не с каждым решением Владыки. Вероятно, я слишком долго пробыл вдали от дома и мое мировоззрение изменилось под действием земной жизни, но Его Величество часто кажется мне слишком ветренным. Но я не политик. И не умею читать мысли. Скорее всего, во всех его действиях и поступках кроется какой-то глубокий смысл.
Нет, конечно, он не верил в это. Ну какой смысл может быть у любовных похождений? Ну и какая глубина может быть в умах ветренных фейри? А ведь и он когда-то был таким. Надо признать, он скучал по тому времени. Ему хотелось вернуться в то состояние, когда все казалось исключительно важным и потому имело место. И жить ему, наверное, тоже хотелось. Уровень усталости бессмертного существа перешел уже грань желания уйти. Теперь ему, кажется, хотелось бы вернуться. И, наверное, хотелось бы снова дорожить тем, что было дано ему рождением.
Он посмотрел на свою спутницу внимательно. Ей и в самом деле было интересно то, что он сейчас говорит? Впрочем, да. Надо признать, он начинал понимать, в чем была промашка его рассказа с балом. Он пытался придумать, что там может быть интересного. А тут... не приходилось придумывать, ты просто говоришь, она просто интересуется.
- Это не тайна. И мой король, конечно, знает, что я далеко не во всем хотел бы его поддержать. Но он хорошо знает, что я не стану идти против его воли. Я сделал это лишь единожды, - о, да! Всего один раз. И этот раз очень дорого ему обошелся. Что же он? Теперь, обжегшись на молоке, дует на воду? Интересно. Вот ведь... поговоришь с молодой феей, и начинаешь признавать за собой то, чего не признавал никогда? Интересо...
И вот ведь... она говорит все, что думает. Буквально обвиняет его в слабости, а он практически с этим согласен. Странно все это. Но да ладно. В самом деле, она юна и красива, и есть в ней что-то такое, что располагает к прощению чего угодно.
- Я дцмаю, что Диан не ожидал, - задумчиво заметил Каал, - я не говорил с ним об этом. И мне не приходило в голову обвинять его в собственном бессмертии. Да и больше никто не оказался в моем положении. Или, быть может, это моя клятва верности. Вы ведь знаете, что самые искренние клятвы и обещания часто бывают сильнее смерти?
Это, к слову, тоже та еще сказка. Да не та еще, а самая настоящая. Такая, которая существует сказкой даже для таких волшебных существ. И у МакОсху выходило, что его сказка какая-то очень... тоскливая и отчаянная. Но, может, ему так просто кажется? Может, он просто жалеет себя? Но нет, конечно, в этом он не признается никогда.
И Нина говорила логично. В самом деле, как раз не бояться смерти - глупо. И все же...
- Я уже мертв. Зачем мне этого бояться? - качнул головой МакОсху, - но это не отменяет того, что я хотел бы жить. Будь у меня такая возможность.
Ну вот, теперь оставалось только, чтобы О'Ши снова приложила к нему ладонь и сообщила, что вообще-то он жив, как она сделала это немного раньше. Но, может, они просто по-разному воспринимают это слово? Хм... что значит "может"?
- Но вообще Вы правы. Вероятно, если сжечь меня и развеять пепел, я очень долго буду мертв. Может быть, у меня даже не будет сознания, - он задумался. И снова говорил как-то спокойно. Даже с каким-то шутливым научным интересом. Впрочем, тогда у него будут некоторые проблемы с данной им некогда клятвой, - любовь, да... или верность. Впрочем, изначально верность тоже строится на любви.
Хотя, что значит "изначально"? Каал мог легко сказать, что и сейчас все еще любит своего короля. Как бы ни осуждал его в какие-то моменты и ни не понимал. Это не важно. Любят не за что-то, как известно.
А вот потом, когда девушка снова обратилась к нему после некоторого молчания, МакОсху опешил. Она сейчас позвала его танцевать? Надо же... он и не думал, что такое возможно. Он вообще планировал... кажется, да. Он планировал уйти с бала. Привезти девушку и уйти. Там останется достаточно его людей. Он скроется где-нибудь за стеной и будет наблюдать оттуда, но...
- Хм... если бал пройдет по классическому сценарию, то первым танцем будет простой полонез, - он задумался, вспоминая, какие танцы он сейчас все еще помнит и готов танцевать, чтобы при этом не опозориться. Память могла его подводить. В самом деле, столько лет прошло с его последнего бала, - но я... хм, почту за честь, если Вы согласитесь станцевать со мной не только его.
Вот это уже... сильно. Этого, наверное, он от себя уже и сам не ожидал. Но сейчас, наверное, сыграли роль слова Нины о том, что из всех присутствующих на балу она будет знать только его и Оберона. Кажется, он чувствует ответственность? И не может оставить девушку одну. Раз вызвался везти на бал сам, то... да, нельзя оставлять. Ни в коем случае нельзя. Это как минимум не вежливо. А еще... она ему нравится. Она кажется ему самой живой из всех, кого он встречал последние пару-тройку сотен лет. Удивительно.

[NIC]Cathal McOschú[/NIC][STA]Слепой[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/W892S.jpg[/AVA][SGN]Я был им когда-то[/SGN]

0

23

Нина непроизвольно нахмурилась, внимательно вслушиваясь в слова Каала, и не находя в них смысла.
— Теперь мне эта война кажется не только глупой, но и странной, и неестественной. Возможно, мы не так уж отличаемся от людей, как этого хотелось бы некоторым, — Нина подумала о войнах, которые начинались из-за женщин, религиозных идей или клочка земли. Наверняка, где-то могла начаться война из-за животного, однако люди вряд ли истребляли друг друга, обращаясь к жестокому обращению с животными, как к первопричине. Скорее, что-то подобное могло послужить поводом.
Нина не могла решить, что лучше, как причина — показная гуманность или откровенная жадность, — но последнее казалось ей более рациональным, а потому — разумным.
— Мне нравятся слабые и милые существа, но я не стану пытаться убить волка, который охотится на кролика. Кролик ему нужен для выживания. Бессмысленная жестокость неприятна, но этот мир не создан для тех, кто не умеет защищаться, он не идеален и никогда таковым не станет, — Нина внимательно посмотрела на своего спутника.
— Я думаю, это только повод. Люди только повод. Причина войны заключалась в чём-то другом. Впрочем, это уже не так важно, и, пожалуй, всё кончилось хорошо: люди выжили, а дворы — соединились. Очень похоже на идеальный конец длинной поучительной сказки, — последнее она действительно считала благом. Почему нет? Благой и Неблагой дворы — это не разные расы, если, конечно, не принимать во внимание человеческие критерии. По сути, это всего лишь два политических направления, два течения веры и идеологии, а два — это всегда соперничество и конфликт. Нина не была противницей конфликтов, как таковых, но не в тех случаях, когда считала их бессмысленными и смертельными.
— Это хорошо, что не согласны. Значит, вы всё же думаете, — изначально она не была в этом столь уж уверена. Откровенно говоря, Каал создавал впечатление до крайности исполнительного, а потому не думающего попутчика. В итоге же, всё оказалось не так плохо. — Вы говорили, что пошли против воли Оберона. Когда? Я очень любопытна, — улыбнулась Нина, скрашивая улыбкой бестактность своего любопытства. Она чувствовала, что времени у них мало, а история, не рассказанная до конца, будет её беспокоить.
— Не знаю, — искренне призналась девушка. — Слова — это ветер. Даже, если они вырываются из уст фейри. Возможно, тем более в случае с фейри. Мы не можем врать, зная о том, что лжем. Когда обещаем быть с кем-то вечно или любить кого-то вечно, мы верим в это, но потом время течёт, обстоятельства меняются, мы меняемся и меняются наши чувства. В этом и заключается жизнь. Возможно, вам так нравится чувствовать себя мёртвым, потому что вы боитесь перемен, а ведь ничто не мешает вам жить. Я подозреваю, что никто не заставлял вас впадать в траур по причине собственной кончины. Произошло, возможно, величайшее чудо! Скорее всего, многие вам завидуют. А вы, очевидно, страдаете. Это очень грустно.
Нине захотелось рассмеяться, когда на каменном лице Каала проступило очевидное удивление. Ей это понравилось. Ей нравилось выводить из равновесия, заставляя делать что-то непривычное.
— Соглашусь, — улыбнулась она. — Если вы не отдавите мне ноги в первом же танце. Если отдавите, у меня будет повод сказаться больной и несчастной, но, откровенно говоря, мне бы этого не хотелось. Конечно, грустно, что папа находится в заключении, но я действительно не люблю траур и обязательную грусть, — Нина выглянула в окно, услышав музыку. Лошади явно сменили темп своего бега, а навстречу им разрасталось пятно света. — Мы приезжаем.

+1

24

Василий Калинников - Симфония №2 A-Dur - I. Moderato.

Каал, наверное, даже готов был улыбнуться. Непосредственная серьезность и категоричность Нины в отношении вопроса войны казалась ему даже милой. Странно. Он читал о ней достаточно информации, и о том, насколько мощным может быть ее естественное волшебство. Вокруг нее оживало все. Растения, животные. И вот сейчас у старого воина создавалось такое странное впечатление, будто оживает и он сам. Может быть, потому что чувствует необходимость ожить, оказавшись с ней в замкнутом пространстве, где он для нее единственный собеседник. Он ведь чувствует за нее ответственность. Или все же стоило признать: ее уникальное волшебство действует и на него. Это ведь... куда проще, чем рождающаяся впоследствии цепь оправдательных ассоциаций.
- У войны никогда не бывает только одной причины. У нее всегда много причин и один повод. В самом деле, люди были последней каплей в море разногласий благого и неблагого дворов. Однако это нисколько не умаляет их важности и роли, которую они и отношение к ним сыграли в давно тлеющем конфликте, - произнес фейри, едва прикрывая глаза, - и не стоит сравнивать волка, убивающего зайца ради продолжения собственной жизни и фейри, убивающего человека ради забавы. При условии, что у нас и у них есть собственный мир, по сути, мы друг другу не мешали. И вопрос выживания их или нас там не стоял. А люди... ох, они так же часто устраивают войны и конфликты на пустом месте, как и мы. Я много наблюдал за ними, и причины и поводы их войн подчас кажутся мне еще более нелепыми. Например, убийство принца.
А между тем она спрашивала дальше, и он, казалось, совершенно не был против того, чтобы разворошить прошлое, вспомнить что-то, возможно, пережить заново (кто знает, как повлияет на него близость этой странной и чем-то очень удивительной девушки?). Он не стал кивать даже на слова о том, что он все-таки думает. Это его отчего-то даже не оскорбило. Наверное, у него постепенно начал вырабатываться иммунитет на эти слова. Надо признать, он и в самом деле выглядит обычно болванчиком, не смыслящем ни в чем солдафоном, рожденным, чтобы исполнять приказы. Это... нормально. Это ведь его основная функция.
- Я отказался присягать Титании, - отозвался МакОсху на вопрос Нины, - вопреки прямому приказу моего короля. Видите ли, для меня не существует двойной присяги. Тем более двойной присяги двум абсолютно разным Владыкам. Я могу быть верен только одному. И свою сторону я уже выбрал. И... надо признать, я поступил глупо и был готов отстаивать это свое мнение с оружием в руках. За это я был сильно ограничен в силах и сослан в мир смертных без права возвращения.
Он посмотрел на девушку, слегка сощурившись и добавил:
- Знаете, у моего чувства и моей смерти здесь и сейчас тоже не одна причина. А то, о чем говорите Вы, думаю, как в войне, стоит считать поводом. Я согласен с Вами, это величайшее чудо. И все же иссыхать головой на полке своего врага в то время как тело лежит позабытое где-то в подсобке... не очень приятно. Не уверен, что чудеса были рассчитаны на что-то подобное, - странно, но сейчас это почти заставило его смеяться. В этой обстановке, что была сейчас здесь, это казалось почти забавным недоразумением, если бы не вызывало откровенной ненависти к обоим участникам происшествия. Ну и не стоило того, чтобы зацикливаться на нем.
- Вы правы. Подъезжаем, - кивнул Каал, - и поверьте, в бытность общительным придворным я неплохо танцевал и раз уж руки не забыли, как держать клинок, то вряд ли позабудут, как вести в танце леди. Обещаю Вам, все будет в порядке.
Последние слова он произносил к моменту, когда карета останавливалась на дорожке перед богатым украшенным крыльцом.
- Позвольте сопроводить Вас на прием, - он  сам вышел, не успев только открыть перед Ниной дверь. А руку уже подавал сам, без лакеев и прочих слуг.
Им не нужно было представляться, когда они заходили в зал. Каала МакОсху здесь знали очень хорошо и о приглашении на бал Энн О'Ши камергер был так же прекрасно наслышан.
Как и всех до них, их объявили.
- Каал МакОсху, сын Осху МакЛира, и Энн О'Ши, дочь Варда О'Ши!

[NIC]Cathal McOschú[/NIC][STA]Слепой[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/W892S.jpg[/AVA][SGN]Я был им когда-то[/SGN]

Отредактировано Hono Akira (13-01-2018 22:01:31)

+1

25

— Да, вы правы, — произнесла Нина, хотя Каал, по сути, не сказал ничего нового. Конечно, в его словах была правда, но разве он не говорил то же самое, что и Нина, только другими словами и расставляя другие акценты? Тем не менее, он сказал то, с чем девушка не хотела спорить, и она согласилась. Согласилась не только и не столько, потому что ей нечего было сказать. Согласилась, скорее, потому что огни приближались, бал вот-вот должен был начаться для неё, и старые войны, из-за которых погибали и люди, и фейри, её нисколько не беспокоили. Нина жила настоящим.
«Слова это ветер», — мысленно повторила девушка, но ей понравилось причина, по которой он не присягнул Титании — супруги своего короля. Да, отсутствие этой присяги повлекло за собой последствия. Да, Нина оставалась уверенна, что мало кто из фейри смотрит на присягу таким образом. Да, наверняка, существовала тактичная форма отказа, которая не оскорбила бы ни правителей, ни чувство долга самого Каала. Но всё это было шелухой. А причина — красивой. Нине нравилось красивое: красивые люди, вещи, поступки и идеи. Даже, если они непрошибаемо глупы.
— Но вы вернулись, — заметила Нина с одобряющей улыбкой. Она понимала причину, по которой Каал был сослан. Судя по впечатлению от первой встречи, Оберон представлялся ей весьма капризным королём, который привык, чтобы всё происходит по его воле. Если Король простил Каала, сосланного без права возвращения, возможно, для её отца всё не кончено, и он скоро вернётся домой.
— А вот эта история тянет на страшную сказку, — заметила она, слушая про голову и удивляясь весёлости, которая звучала в голосе собеседника. — Я, пожалуй, послушала бы её, — «но не сейчас». — Нина, опершись на руку своего компаньона, спустилась на дорожку, одним лёгким движением поправила платье и позволила провести себя к красивому входу, за которым раздавались музыка и смех — звуки праздника.
Двери распахнулись и множество взглядов, Нина была в этом уверена, устремились на неё. Она расправила плечи и улыбнулась с небрежной лёгкостью светской львицы, но рука, лежавшая на локте Каала, судорожно сжалась. Все они — эти фейри, устроившие в её городе праздник, — были ей чужими, и смотрели на неё изучающе.
— Они ждут чудо, — тихо проговорила Нина, скорее в ответ на свои мысли, чем обращаясь к Каалу, — значит, будем чудить.
Всю свою сознательную жизнь, Нина училась сдерживать собственную силу. Её не учили магии, как таковой. Таланты Нины во многом превосходили способности учителей, и, пытаясь спрятать их, юную фейри учили сдерживаться. За последние дни, она, вопреки всем заветам учителей, наоборот, училась отпускать свою силу и позволять ей творить то, что хочется.
Так Нина сделала и в этот раз — расслабилась и позволила силе течь через неё в этот на скоро построенный дворец. С каждым её шагом, приноровленным к шагу спутника, который явно старался идти медленней, сквозь напольное покрытие пробивалась жизнь, принося с собой запах зелени и цветущей весны. Растительность поползла по колонам и стенам, обрамляя окна, по потолку и полу, оставляя только круглый танцевальный пятачок в центре зала.
Музыка сбилась, и присутствующие замолчали в едином вдохе удаления. Нина улыбнулась искренней. Пальцы, цепляющиеся за рукав Каала, разжались. К ней вернулось чувство, что она со всем сможет справиться сама.

+2


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2009.09.22] Каал МакОсху, Энн О'Ши