Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 24.09
«Русские Суши» - Каска 20.10
Ул. Саншайн - Маиру 20.10
Ул. Гекиджо - Кида 22.10

Эпизоды:
Энн, Раа - Энн 31.10
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 20.10
Гин, Рина - Рина 29.10
Изая, Кида - Кида 28.10
Маиру, Курури, Изая - Маиру 28.10
Оберон, Энн - Оберон 30.10
Титания, Анейрин - Титания 01.11
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Рей 31.10
Оберон, Титания - Оберон 29.10
Шизуо, Изая - Изая 02.11
Раа, Рагна - Раа 04.11
Дэйв, Энн - Энн 30.10
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 30.10
Има, Джин - ГМ 30.10
Дейв, Златан - Дейв 01.11

Альтернатива:
Изая, Хоши - Хоши 21.10
Маиру, Изая - Изая 02.11
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [примерно 1070 год] Анейрин, Каал МакОсху


[примерно 1070 год] Анейрин, Каал МакОсху

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

название: [примерно 1070 год] Анейрин, Каал МакОсху
название эпизода: Не теряй голову, дружище!
место: покои Анейрина
очередность: Анейрин, Каал МакОсху
краткое описание ситуации: логическое продолжение [примерно 1070 год] Анейрин, Оберон

Теги: Aneirin, Cathal McOschú

0

2

- Не могу понять, поторопился ли Король вспомнить о твоей персоне, или, наоборот, сделал это очень вовремя, - произнёс Ниэ, разглядывая рогатую голову в своих руках. Смерть никому особо не шла на пользу, но породистую физиономию Каала откровенно уродовала: кожа приобрела серый оттенок и сморщилась, волосы потускнели, щеки впали, давая весьма доступное представление о форме черепа, губы посинели и сморщились, но глаза, замутненные и измученные, оставались живыми. Анейрину нравилось выражение этих глаз. Каждый раз, когда он думал, что наигрался, эти глаза одинаково останавливали его, как от желания уничтожить голову, так и от намерения прикрутить её на место и посмотреть, что из этого выйдет. Бессмертие Каала МакОсху слишком будоражило, и Анейрин с удовольствием потратил бы ни одну неделю, выясняя его пределы.
- Я как раз думал, - Ниэ приблизил лицо, заглядывая в глаза, и опуская голос почти до интимного шёпота, -что случиться, если сожрать твоё лицо? Умрёшь ли ты, если сожрать твой мозг? Будет ли твоё бессмертие заразным? Строго говоря, король велел мне вернуть голову, но о состоянии головы ничего не говорил. В конце концов, я мог бы заявить, что неправильно истрактовал приказ или сделал это до его веления. Как считаешь? - Он плотоядно улыбнулся и поставил голову на стол, запрокидывая так, чтобы Каалу было удобно разглядывать выражение его лица.
- Да-да, ты не ослышался, мой бестелестный друг, Король желает видеть твою голову на плечах, а тебя - начальником Стражи. Так что для тебя целых три хороших новости. И да тот, кто сделал это с тобой, гений, ты знаешь? - Ниэ усмехнулся. - Ведь нужно иметь действительно уникальный дар, чтобы превратить бессмертие для, в общем-то, бессмертного существа в бремя.
Он отпил из своей каши густой и тёмной напиток. Вино горчило и оставляло на языке сухой ягодный привкус, но было в разы лучше той приторной гадости, которую пил Король.
В дверь постучались и двое фейри втащили тело будущего начальника стражи. Следом, явно нехотя и желая заплакать вошла юная фея, та самая, которая подавала вино в зале, когда Ниэ услышал приказ короля вернуть всё на место. Девушка не была ни в чем виновата и Анейрин не собирался её за что-то наказывать, но она видела и, возможно, слышала его позор, а кому-то всё равно нужно было пришить эту голову. Фея, которая итак знала больше, чем следует, подходила на эту роль как нельзя кстати.
Ниэ презрительно бросил ей голову, схватив её за волосы, и снова отпил из чаши, молча наблюдая за тем, как неловко она её ловит, как дрожащими руками пристраивает к телу, удерживаемому войнами, как сражается с иглой.
"Страж", - в очередной раз мысленно повторил себе Ниэ, и снова почувствовал отвращение от этой мысли. Он не испытывал тёплых чувств к Каалу МакОсху, и, скорее всего, эта нелюбовь была взаимной. Ниэ не верил в игрушечный мир между дворами, сотворенный Обероном, но близость Стража ко двору напоминала красный закат, и кричала о крови.

0

3

Theory Of A Deadman – Sacrifice

Когда речь заходила про МакОсху, то слово "смерть" в его отношении подразумевалась разве что как давно свершившийся факт. Некогда он был убит. Некогда он умер. Некогда этого слишком сильно не захотел. Некогда в связи с этим очень многое потерял. Еще больше он потерял от собственного упрямства. Впрочем, жалел он только об одном, да и то слишком хорошо понимал, что ничего... абсолютно ничего не может с этим сделать. И предпочел заморозить в сердце остатки возможных чувств. Он предпочел быть как можно более мертвым при своей нынешней жизни.
Впрочем, история сейчас совсем не о его чувствах.
По возвращении из ссылки он выяснил много нового и довольно интересного: например, что его непримиримый враг, Анейрин, сейчас военный советник Владык. Это было невозможно стерпеть, но Каал всегда отличался способностью творить невозможное. Не стерпел в итоге его противник. При первой же встрече он отсек своему врагу голову. Это... было крайне досадно. Все-таки жизнь с людьми действительно заставила Каала позабыть свое мастерство, и он оказался не готов ко встрече с противником, который все эти годы провел не среди слабых людей и имел возможность поддерживать форму.
Однако о том, насколько это низко, Каал думал уже будучи головой на полке у военного советника, который умудрился наслаждаться положением своего противника. Впрочем, чего ожидать от неблагих. Они могут сколько угодно перемежаться с благими, но никогда не изменят своей натуре. Мир. Ох, Высшие!
За то время, какое МакОсху провел на полке и в руках Анейрина, он успел передумать множество мыслей, потому что больше ничего ему не оставалось. Он не мог даже говорить: для этого ему были необходимы легкие, которые были от головы нынче отделены. Да и гортань была так же повреждена. Впрочем, даже если бы мог, он бы не сказал ни слова. Он не стал бы доставлять военному советнику подобное удовольствие. И так слишком много.
Была бы его воля, он бы и взгляд свой поправил, чтобы он не был настолько холодно-ненавидящим. Но нет, это было не под силу Каалу. Только если закрывать глаза. Но это он делал в отстутствии Ниэ, потому что в противном случае это бы выглядело так, словно он сдался. Но это не так. Он презирал своего противника за низкий поступок. Отрубить голову безоружному врагу в условиях мира, когда тот определенно не может быть ему равен. Как это похоже на неблагих. Но ничего. Он вернет себе тело и силу. И тогда они уже поборются.

А между тем король о нем, наконец, вспомнил. Удивительно, что так быстро, на самом деле. Мог бы забыть и на несколько лет. С него бы сталось. И его нельзя было бы в этом обвинить.
Анейрин, зайдя в комнату, продолжил говорить, а МакОсху не хотел слушать, но выбора не было. Военный советник продолжал, судя по всему, упиваться своим триумфом и рассказывать о возможных экспериментах, какие мог бы сотворить. И он всякий раз довольствовался разговорами, словно все-таки боялся сделать что-то слишком... непоправимое.
"Скучно тебе, подонок?" - скользнула мысль, никак не отразившаяся в глазах. Анейрин сокрушался о том, что король вспомнил слишком скоро, но почему-то Каал думал, что тот вполне доволен. Голова не столь интересна, как целый противник.
"Просто признай это. Ты не умеешь развлекаться," - этого тоже не было видно в глазах. Сейчас даже прикрывать веки было сложновато из-за недостатка питания.
Диан и в самом деле был гением, в этом не было никаких сомнений. Впрочем, это было не просто возрождение, это было наказание. И Каал понял это слишком поздно, когда исправить было уже ничего нельзя.
Каал наблюдал за тем, как приносят его тело, как следом заходит заплаканная фея. Она явно боится советника. Еще бы. Она, видимо, как-то провинилась перед ним, если так ревет, пока идет сюда. Пришивать страшную голову к не менее жуткому телу - то еще дело, конечно, но наказания обычно заключаются не в этом. Или она не была заплаканная, и МакОсху просто уже ничего не видел? Впрочем, и она могла себе надумать и желать реветь по этой причине. У фей вообще большие проблемы с эмоциями. Она неловко поймала голову, а он прикрыл глаза, потому что теперь все равно не видел уже ничего.
Она приставила голову к телу. Она пыталась справиться с огрубевшей и омертвевшей кожей, она все-таки плакала. А Каалу нужно было немного больше, чем просто пришить голову к телу. Ему нужна была энергия на восстановление, и эта девочка должна будет дать ему ее. Немного. От нее не убудет. Она все это время где-то скакала, в отличие от него.
И как только тонкие нити нервов потянулись друг к другу, пальцы фейри дрогнули. Он снова медленно открыл глаза, чувствуя сейчас каждый укол иглы, трение нити о кожу так, словно это все, что он мог ощущать.
Тело было усажено в кресло, потому что в противном случае было бы совсем неудобно. И МакОсху, стоило ему совладать с руками, поднял одну, приобнимая фею за пояс и привлекая к себе, так что от неожиданности она взвизгнула и совсем передумала реветь.
- Не останавливайся, - тяжело разлепил губы Каал и сам уже наклонил голову, чтобы она закончила делать стежки на загривке, а потом, - мне нужно кое-что еще.
Девочка явно была... удивлена. В самом деле, что еще от нее ему может быть нужно? А он склонился по-вампирски к ее шее и... вдохнул. Наверняка она такого никогда еще не испытывала. МаОсху умел многое, а это... этому его научил Диан, поясняя, что есть вещи, которые будут залечиваться долго, если он не будет принимать чужой энергии. С людьми это не работало, а вот фейри подходили для маневра идеально. Забрал он немного, просто чтобы дать срастись окончательно нервам и венам и запустить сердце.
Он с наслаждением прикрыл глаза, отпустил фею, которая отскочила от него, прижимая руку к нетронутой шее. Она сбежала в тот момент, когда Каал сделал самое страшное, что мог сейчас: он открыл глаза, посмотрел на Анейрина и... улыбнулся.

[NIC]Cathal McOschú[/NIC][STA]эльф Шрёдингера[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/IGdpA.jpg[/AVA][SGN]Что ты хочешь знать?[/SGN]

Отредактировано Hono Akira (04-07-2017 13:59:37)

+1

4

Подонок не просто скучал. Он помирал со скуки. Молчаливая голова не удовлетворяла его потребностям ни в мести, ни в развлечении. Эти потребности полноценно не удовлетворялись слишком давно. Примерно с тех пор, как он вырезал собственную семью, уличив её в предательстве. Однако, если быть до конца честным, Анейрин испытывал определённое чувство довольства от такого трофея. Проблема заключалась лишь в том, что его было недостаточно. Это довольство не возвращало мир к правильному порядку, не превращало золото в плоть и даже не приглушало чувство скуки. Возможно, если бы Анейрин был склонен к самоанализу, он смог бы прийти к мысли, что такая рука тоже немалое бремя. Она раздражала видимостью полноценности примерно так же, как мир, который царил в Аркадии.

Процесс пришивания головы оказался скучным и утомительным занятием для всех: фея дрожала, солдаты молча стояли, не переминаясь с ноги на ногу только потому, наверняка, что находились при советнике, который пил, а Каал становился более целым и неприятным. Анейрин приподнял брови, заметив новый фокус от Стража. Где он нахватался талантов, на развития которых иным приходилось тратить века и тысячелетия? Кажется, Диан Кехт относился к нему лучше, чем Анейрину казалось. Впрочем, может и в этом была какая-то изощрённая пытка. Анейрин надеялся, что есть.
Он жестом отпустил солдат следом за феей. Даже при учете того, что у Каала мог вернуться боевой дух, бойцом сейчас он был никаким. По крайней мере, не для Анейрина, а солдаты, в общем-то, ничем перед ним не провинились.
— С возвращением! — советник криво усмехнулся, демонстрируя острые зубы, и отсалютовал чашей. — Давай выпьем за воссоединение. Ведь нам теперь придётся работать вместе очень и очень долго. Ты самостоятельно сдохнуть не можешь, а я подыхать не намерен, — он ногой пнул в сторону Каала стул. Несмотря на видимость хорошего настроение, глаза Анейрина оставались холодными и сосредоточенными.
— Надо поговорить,— спокойно произнёс он. — Не скажу, что мне это приятно, но лучше сразу расставить точки над i. Не люблю двусмысленности, — Ниэ нехорошо усмехнулся, привычно обнажая острые зубы. Усмешка снова не коснулась холодных бледных глаз, въедливо вглядывающихся в лицо МакОсху, которое начинало приобретать более-менее здоровый цвет.
— Я тебя ненавижу, ты меня, скорее всего, то же, поэтому наши взаимные чувства проблемой не являются. Проблемой для меня является то, что Король восхищён твоей верной ненавистью к своей Королеве. Скажу откровенно, меня тошнит от этого больше, чем от тебя, твоего бессмертия и твоей слабости. Ты совсем расслабился, убивая время среди того мяса, ради которого твой Король пошёл войной. Честно говоря, я разочарован, — он презрительно фыркнул. Все эти годы Анейрин тратил на то, чтобы вернуть себе силу, вернуться в прежнюю форму, превзойти себя самого и своего победителя. И ради чего?
— Впрочем, я снова отвлёкся, — он недовольно качнул головой, отгоняя назойливые мысли. — Каал, твою мать, МакОсху, я скажу только один раз и желаю, чтобы ты запомнил. Если с Титанией что-то случится, я приложу все силы к тому, чтобы уничтожить и Его Королевское Величество, и Аркадию, которая ему, наверняка, осточертела так же, как нам всем. Не стану утверждать, что у меня всё получится, но подвести этот мир к краю бездны, в которую он потом наверняка свалится, я смогу. И мне будет глубоко насрать, причастен ты к происшествию или нет. Поэтому будь хорошей сторожевой собакой, и не позволяй произойти несчастью. Договорились?

Отредактировано Aneirin (09-07-2017 11:58:31)

+1

5

Ozzy Osbourne - Love to hate

Даже при условии действительной и настоящей ненависти к Анейрину, фейри был куда более приятным противником, нежели люди. И если Владыка, отправляя своего слугу, хотел заставить его понять людей, то оно вышло совсем иначе.
В отличие от фейри люди лгали даже себе. А в случае с тем, кого судьба противопоставила Каалу сейчас вновь, он мог легко практически предугадать все последующие слова, которые могут быть сказаны. Он добавлял с десяток разных окончаний к уже сказанному. В самом деле, Владыка сказал вернуть голову, но наверняка не сказал, в каком состоянии. Наверняка ничего не сказал об этом. Даже не подумал. Да и к чему? Это Каал, проживший среди людей очень много лет, научился такому понятию, как условия договора. У сидов все было иначе. Они жили по иным законам. И теперь МакОсху придется как-то с этим справляться. По крайней мере, первое время это будет тяжело. Но оно стоит того, чтобы пытаться.
Каал левой рукой поймал стул, но садиться не торопился. Он слушал то, что говорит ему Анейрин, мрачно и спокойно. В отличие от своего противника он не делал вид, что ему весело. Улыбка исчезла с его лица через мгновение после того, как появилась. Он все равно делал это дико и неестественно, откровенно разучившись.
Он выслушал, потом плавно поставил стул ровно, но садиться так и не стал, потому что на подъем со стула тоже придется потратить время.
Ответил фейри не сразу. Это, конечно, было очень мило, что Ниэ говорит ему "своя Королева" и "твой Король". Сразу видно, кто кому собака.
Каал не ответил на предложение выпить, потому что единственное, что он мог сказать, что пить с Анейрином его заставит только воля Его Величества. И если государственная война закончилась, то личная война на бездумных словах не завершается.
Не стал он ничего говорить и о своей слабости, потому что это было правдой. Не расслабиться среди людей было невозможно. Сам Анейрин был в том же состоянии, что и Каал, если бы у него не было достойных противников столько лет. Столько медленных и отвратительных лет, когда мир заставляет тебя исчислять время, как человеку. И говорить об этом слишком сильно походило на оправдание, а оправдываться Каал не собирался. Они здесь и сейчас разговаривают не по этой причине.
Военный советник угрожал ему. Это было... смешно. Однако смеяться МакОсху не стал, словно ждал. Этот способ защиты так же был сейчас неприемлем. Смех только скрывает страх. В данном случае. А Каал не боялся.
- А ты, я вижу, - произнес он после основательной паузы, которая, должно быть, бесила Анейрина не меньше, чем процесс пришивания головы, - не изменился со времени войны. Я тебя выслушал, а теперь послушай ты. С твоей королевой не случится ничего, пока она имеет для Короля значение. И свои бессмысленные угрозы можешь оставить при себе. Вы здесь слишком привыкли попусту трясти воздух. А у меня слишком много дел для этого.
С этими словами он оттолкнул от себя предложенный стул, и тот на всех четырех ножках проехался по полу обратно для военного советника. МакОсху же развернулся и направился к выходу, не боясь показать противнику спину. Сейчас отступление было бы проявлением страха, а не осторожности. А Каала наверняка ждал Владыка.
[NIC]Cathal McOschú[/NIC][STA]эльф Шрёдингера[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/IGdpA.jpg[/AVA][SGN]Что ты хочешь знать?[/SGN]

Отредактировано Hono Akira (10-07-2017 11:02:27)

0

6

Каал МакОсху ушёл, важный и глупый, как всегда. С копьём, прошедшим вдоль позвоночника так, что твёрдо-каменный воин не мог присесть, согнуть шею или спину. Слишком гордый и слишком уверенный в том, что в этом мире существует только один Король и только одна правда. Анейрин знал точно, что правители и правда в единственном числе не исчисляются. Есть правда Короля Оберона, правда Королевы Титании, правда Стража Каала - в кого не плюнь, у всех есть какая-то важная правда, которую стоило, если не учитывать, то хотя бы знать, и единственное благо Анейрина заключалось в том, что он забрался достаточно высоко, чтобы число тех, чьи правды как-то на него влияли, было наименьшим.
Он водрузил ноги на подкатившуюся к нему табуретку и пил. Говорить что-то ещё Каалу не имело смысла, как не имело смысла кричать что-то ему в спину, бросать что-то в голову, пытаться что-то доказывать. Что доказывать? Что лучше честные переговоры? Анейрин сам в это не верил и предпочитал честную драку. К тому же, всё, что ему было нужно, он сказал, и услышал всё, что ему было нужно, в ответ. Итак было ясно, что мира между ними не будет, но теперь война, возможно, приобретёт какие-то правила. Может, и нет. Анейрин сам больше всех не любил правила и слишком легко забывал о договорённостях. Впрочем, сказанное здесь он, даже забыв, скорее всего, исполнит. Сказанное здесь не было пустым трёпом, и Каал должен это понимать, хотя ему - безумцу - может быть больше наплевать на Аркадию, чем самому Анейрину.
Военачальник, опустошив свою чашу, тихо буркнул:
— Хоть бы дверь за собой закрыл, — он хмыкнул. Голова, пришитая на плечи непомерно мужественного воина, ушла, и теперь у Анейрина не было собеседника, но старые привычки остались. — Я предпочитаю считать, что это «да, договорились»,

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [примерно 1070 год] Анейрин, Каал МакОсху