Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 27.03
Парк Запад. Ворота - Кида 27.03
Кафе "Vanilla sky" - Гин 26.03
Черный дракон - Артур 27.03
Кв. Орихары - Изая 03.04

Эпизоды:
Мариус, Рина - Мариус 06.04
Кельт, Рей, Мамико - Кельт 05.04
Каска, Джин - Каска 05.04
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 04.04
Марк, Энн, Шсноглз - Шсноглз 03.04
Энн, Раа - Раа 02.04
Джин, Има - Има 03.04
Марк, Вард, Энн - Марк 01.04
Оберон, Титания - Титания 01.04
Хоши, Акира - Хоши 27.03
Кида, Изая - Кида 03.04
Рей, Катсу - Рей 05.04
Энн, Оберон - Энн 08.04
Марк, Оберон - Марк 07.04
Каал, Оберон - Оберон 05.04
Дейв, Златан - Златан 07.04
Адам, Каска -Адам 07.04

Альтернатива:
Изая, Хоши - Изая 26.03
Раа, Рина - Раа 05.04
Изая, Маиру - Изая 26.03
Шизуо, Наоми - Шизуо 06.04
Артур, Каска - Артур 07.04
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [более 3000 лет назад] Оберон, Титания


[более 3000 лет назад] Оберон, Титания

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

название эпизода: Гордость и предубеждение.
место: вечно прекрасная и цветущая Аркадия.
очередность: Оберон, Титания.
краткое описание ситуации:
Война ярости, война, что вспыхнула ярчайшим пламенем между Дивными Благого и Неблагого дворов и грозившая гибелью всей волшебной стране, давно уж в памяти многих стала не более, чем просто далеким отголоском прошлого, для иных же являясь всего лишь легендой. Однако, именно с этих событий началась новая эпоха, ознаменовался союзом Светлых и Тёмных.

Теги: Oberon, Titania

Отредактировано Oberon (09-03-2017 08:49:36)

0

2


Время:  около полудня.
Погода: солнечно, но не жарко.
Внешний вид: длиннополый кафтан из темной плотной ткани, из-под которого выглядывает высокий ворот шелкового камзола, украшенного золотой вышивкой, высокие сапоги. Волосы убраны венцом, магией скрыты все особенности.
Состояние: невозмутимо скучающее.
Инвентарь: золоченый пояс, на котором висит короткий клинок и перчатки.

Оберон застыл на пороге шатра, разбитого в самом центре военного лагеря. Его не должно быть здесь, переговоры с Зимним двором должны были провести его доверенные лица и лишь потом доложить своему королю о решении Титании. Но Дин Ши не смог, не сумел устоять перед собственным любопытством, направленным на королеву Неблагих. Осторожность тесно переплеталась с интересом - как и всегда. Однако в этот раз на карту были поставлены не только личные мотивы, но и благополучие волшебной страны. Мысль резкая и яркая, как вспышка молнии, метнулась далеко отсюда. К побегами диких яблонь в его рост в цветущих садах, тяжелым виноградным гроздьям, памятуя о пряном запахе цветов и ржи, о приторной сласти нескончаемый пиров, о пьянящей мятности вин и переливах птичьих голосов, певших в ста хорах, чередуясь со звуками лиры. Он отчетливо видел свои владения, полные благодати, где каждый из серебрившихся источников не просто утолял жажду путника, но и был способен лечить тоску. Изумрудные леса, равнины обильных трав, предназначенные для забав и игр Дивных, светлые песчаные берега, которые нежно лизало синее море, согретое солнцем, смех и радость подданных, беззаботно проживающих не одно столетие вне времени. Он видел, он чувствовал колыхание каждой травинки под беспокойным ветром. Всегда, обычно, но не сейчас, когда земля под его ногами стенала, взывая прекратить этот никому не нужный конфликт, грозясь расколоться надвое, уничтожив не только неразумных детей своих, но и саму магию. Оберон нахмурился, снимая с рук перчатки, оставляя за золоченым поясом своего одеяния и решительно шагнул под полог шатра, в мгновение оказываясь объятым тишиной и прохладой.
Даже ему, существу бессмертному, показалось, что в этот момент, когда взоры присутствующих обратились на него, время и вовсе прекратило свой ход. Последовали почтительные поклоны королю Лета, на что сам Оберон не отреагировал никак. В большей степени его интересовала женщина, из-за его столкновения с которой сейчас страдала Аркадия. А ведь началось всё с банального презрения Старшей расы к Младшей, на которое сначала король смотрел снисходительно, полагая, что Титания не пойдет на крайние меры. Однако, нет, и все как-то резко переросло в масштабы истребления, а потом обернулось целой войной внутри Дивных, которая в свою очередь не просто ослабила Темных и Светлых фейри, а стала угрозой благополучию страны фей.
- Владычица ночи, - мужчина улыбнулся, вальяжно располагаясь в своем кресле во главе стола, за которым сидели многочисленные советники его, королевы и, собственно, сама королева, - Я желаю упразднить существование Дворов, объединить наши народы и… - Оберон сразу пошел в наступление, обращаясь к Титании, игнорируя удивленно шокированные лица других Сидов, но тут же, казалось, вспыхнув заинтересованностью, заскучал не договорив. Взгляд зеленых глаз скользнул от лица женщины, цепляясь за кувшин с вином.
- И вы, и мы истощены, с каждым днем этой бессмысленной войны, основанной на твоей ненависти к слабости людей, Аркадия слабеет тоже. Ты не можешь отрицать, что виной тому эта вражда. Наша вражда, - налив себе вина в золотой кубок, украшенный самоцветами, и покрутив тот в руке, Оберон задумался ненадолго - а вражда ли? Тот факт, что Светлые и Темные недолюбливают друг друга, был неоспорим, и ради забавы они прежде схлестывались в битвах, но врагами, при этом, никогда не были. А что же теперь? Желание одних уничтожить и желание других защитить Междумирье породило огонь войны, способный смести не только слабую расу короткоживущих, но волшебный народ. Оберон был с этим не согласен и более того - страшился возможного начала конца. Впрочем, вчерашние события давали ему сейчас возможность не просто взывать к остаткам благоразумия этой женщины, но и по праву победителя диктовать условия.

+1

3


Время: полдень
Погода: солнечно
Внешний вид: темно-синее шелковое платье с квадратным низким вырезом, отороченным широкой серебряной лентой, удлиненные рукава с разрезами от локтей и вниз. Волосы распущены, лишь тонкое замысловатое переплетение косичек из прядей у висков уходит назад. Голову венчает чудно сплетенная диадема с сапфиром в виде капли в центре. Особенности скрыты, только истинный вид глаз оставлен неизменным.
Состояние: раздражение, скрытое за королевской холодностью
Инвентарь: пояс из круглых серебряных пластин, плотно охватывающий талию.

Тихое напряженное молчание, казалось, можно было резать ножом. Полумрак шатра для переговоров нисколько не успокаивал любившую ночь королеву, наоборот, неопределенность бытия раздражала еще больше. Сквозь плетение ткани шатра просвечивал солнечный свет, превращающий темную материю в подобие звездного неба с мириадами звезд, напоминая о родном крае, где под этими самыми звездами, раскинув руки в стороны, владычица любила танцевать на шелковой траве, вдыхая аромат жасмина и наслаждаясь ласкающим ветерком, гладящим тонкий стан подобно рукам возлюбленного. Где вековые дубы укрывали от дневного зноя, давая в своих могучих ветвях приют бесчисленным зверюшкам, а сосны поили воздух пряным ароматом смолы.  Но сейчас всему этому грозила угроза. Аркадия стонала в изнеможении и мольбе, и Титания понимала, что этому виной было не примирение взглядов Дворов на Младшую расу. Королева желала истребить род людской, считая его существование оскорблением и насмешкой над Старшей расой, паразитами на лице мира. Оберон же не разделял ее взглядов, по крайней мере, ему было все равно на людей.
Пола шатра откинулась, являя присутствующим Летнего владыку собственной персоной в ореоле света. Королева чуть прищурила глаза, едва уловимо кивнув на приветствие короля, и повернув голову вправо, дабы погладить тонкими пальцами клюв сидящего на ручке ее кресла крупного ворона. Услышав о желании Оберона, Титания вспыхнула раздражением. Он желает. Она тоже королева и права у нее такие же как и у него. Без ее согласия никто не посмеет сделать и шага в сторону дел ее королевства. Не показав, однако, ни жестом своего раздражения, женщина вновь повернулась к королю, скользя по его лицу спокойным взглядом, ни на секунду не теряя королевской стати, держа осанку. Протянув руку, Титания подняла кубок с вином, поднося его к губам и делая глоток. Нужно было выслушать Оберона, хоть она знала практически  каждое слово о том, что он скажет.
Все Дин Ши слушали владыку внимательно, согласно кивая его словам, лишь строгий взгляд Титании на своих советников заставил их опустить глаза и перестать кивать.
- Объединить наши народы? Что ты хочешь этим сказать, владыка? - королева отставила кубок в сторону и внимательно посмотрела в глаза Оберону. Казалось что Король-Лето был не серьезен, словно ребенок играется с игрушкой, повинуясь мимолетной прихоти своей, но глаза его были серьезны. - Ты прекрасно понимаешь, что этой вражды можно было легко избежать. Людской род это насмешка над нами. Ты посмотри, что с ними стало. Они не питают уважения ни к нам, Старшей расе, ни к самой природе. Они уничтожают ее, мир молит о помощи, а из за того, что ты не желаешь это принять, наши столкновения приводят к разрушению Аркадии.
Титания умолкла. Она понимала, что нужно как-то искать выход из сложившейся ситуации, рисковать Аркадией, их домом, их жизнью было больше нельзя. Если раньше стычки Благих и Неблагих были нечто само собой разумеющимся, словно игрой, то сейчас дело приняло гораздо более серьезный оборот. На кону стояло все.

Отредактировано Titania (04-03-2017 16:03:34)

+1

4

А ведь Оберон даже не сказал главного. Не озвучил того своего условия возможного мира, которое пришло в его светлую голову спонтанно и должно было вызвать возмущение не только королевы Зимнего двора, но и его собственных приближенных, сидящих сейчас и молча внемлющих ответу Титании. Яростной, независимой, суровой и гневливой женщины, которая не могла смириться с тем, что кому-то, слабее ее, принадлежал целый мир. Иной, не такой светлый и чудный, как Аркадия, но по-своему прекрасный. Сид скучающе вздохнул - ни единожды она пыталась убедить его в том, что люди - это паразиты, не достойные жизни, но ни разу она не слушала его, ограждаясь своим непримиримым упрямством. Титания не видела красоты в недолговечности жизни человека, в отсутствии мудрости, не принимала поклонения их в свой адрес, как божества, не желала помогать кому-либо, учить тому, что верно, запираясь в своих лесах и лелея ненависть, основанную якобы на защите природы.
А теперь, того хуже - в начавшейся войне она винила его.
Король нахмурился, теряя привычную мальчишескую дурашливость в образе и в мгновение становясь тем, кем его знал его народ. Гнев завладел им, мрачностью грозового облака клубясь вокруг, даже дыхание делая более тяжелым, а взгляд суровым и острым, цепко направленным в лицо Владычицы Неблагого двора.
- Осторожнее, Титания, - предупредил он, подаваясь вперед, - Не тебе винить меня в чем-либо, равно как и не тебе решать, кому жить, а кого стоит уничтожать. Короткоживущие часть природы, часть того мира, в котором мы всего лишь гости. Да, они невежественны во многом и не знают того, что знаешь ты, но появились они не просто так. Как и все мы, - Дин Ши взглядом обвел присутствующих, к концу своей речи словно бы даже смягчаясь, отпуская ярость свою, от чего в шатре, могло показаться, стало светлее, а иные фейри смогли почувствовать себя более расслабленно.
- Я настаиваю на том, что сказал ранее, - мужчина отпил вина из своего кубка, снова покрутив тот в руке, а потом отставил в сторону и локтями уперся в быльца кресла, смыкая пальцы в замок, взгляда внимательного не сводя с королевы, - Объединение наших народов, упразднение Дворов, - повторил он ранее сказанное так, будто то было уже делом давно решенным не только для него самого, но и для всех находившихся здесь, включая Титанию. Уверенно и убежденно, видя в таком исходе событий лучший вариант сдержать ярость Неблагих. Или, временно отвлечь их на проблему соседства с беззаботными и ветреными Светлыми фейри, которые были более легки в своем отношении к окружающему их миру. Разумеется, сложности в этом всем были, и не малые, поэтому Оберон искренне надеялся на хоть какое-то понимание со стороны Владычицы зимы. Не сейчас, а в последствии, когда союз состоялся бы. Ведь, несмотря на всю свою неуступчивость, она была достаточно умна, иначе бы не правила народом. А вот тщетны ли были его чаяния, покажет лишь время, коего у них на двоих не счесть.
Впрочем, оставалось еще то самое условие, что стало бы гарантом для мира Летнего и Зимнего дворов, и которое заставляло Оберона самодовольно и хитро улыбаться при всяком новом взгляде на королеву. Но мужчина молчал. Пока ожидая.
- Так каков будет твой положительный ответ?

Отредактировано Oberon (05-03-2017 10:50:27)

+1

5

Воздух в шатре будто стал гуще, полумрак сгустился, настолько явственно ощущалась перемена в настроении летнего Владыки. Он будто стал больше и мощнее, заполняя своей волей пространство помещения. Титания позволила себе улыбнуться уголками губ, чуть приподнимая подбородок, не сводя взгляда светящихся голубых глаз с Оберона.
- Ты будешь учить меня устройству мира, Оберон? Не принимай меня за юную девицу, не ведавшую жизни, я прожила достаточно зим, чтобы осознавать это.  - произнесла женщина тихим голосом, обманчиво ласковым, но режущим словно лезвие. Находившийся по правую руку советник Владычицы бросил на королеву короткий взгляд и спешно опустил очи долу, прекрасно знающий это состояние Титании. Повелительница Неблагих раздражалась все больше, лишь посвященные могли распознать это по мельчайшим признакам, не видимым остальным.
Титания вновь пригубила вино, прикрывая глаза на мгновение. Терпкий вкус лесных ягод растекся по языку, навевая воспоминания о временных перемириях между Дворами, совместные пиры на лесных полянах, освещенных мерцающими огоньками светлячков, звуки волынки и свирели от мастеров музыки - сатиров, перезвон смеха веселящихся фейри и пронизанный магией и волшебством воздух. По-мальчишески шальная улыбка Оберона, приглашающего королеву открыть танцы. Титания вспомнила шелк травы, по которой ступала босыми ногами и музыку ветра, звенящую в ушах. И, словно в насмешку, все тот же терпкий вкус ягод на губах...
Отставив кубок, Титания чуть склонила голову вбок. Он снова начал говорить об объединении народов и упразднении дворов. Ничего при этом не объясняя. Женщина еле сдержалась от того, чтобы совсем не по королевски хмыкнуть, но годы и годы правления, нерушимая королевская воля, не позволили королеве сделать это. Этот разговор вообще не состоялся бы, не столкнись на поле брани лицом к лицу сами Оберон и Титания. И, если Летний Король считал, что вышел в этой битве победителем, он глубоко заблуждался. Очень глубоко. 
- Ты настолько уверен, что я дам положительный ответ? Ты всегда был излишне самоуверен, Оберон... Слишком уж Твое Величество заигралось с жизнями этих недостойных, они не игрушка, они недостойны такой чести с твоей стороны.
Владычица ночи положила кисти рук на стол, переплетая пальцы и внимательного взгляда не сводя с мужчины. Она просто не могла даже представить такого расклада событий, чтобы ее народ добровольно пошел под правление летнего короля.
- Как ты себе представляешь это объединение народов? Веками мы жили, сталкиваясь лишь на пирах и в битвах и вот так, за один миг полностью поменять жизненные устои? Я знаю что ты далеко не наивен, Владыка. Неужели ты думаешь, что я просто так отдам тебе мой народ? Если понадобится, я буду биться за него до последней капли крови, текущей в моих жилах. - в голосе королевы зазвенела сталь. По земле прошла легкая вибрация, передаваясь на кресла сидящих. Титания глубоко вздохнула, прикрыв глаза, восстанавливая внутреннее равновесие. Дрожь прекратилась. Хитринка, сквозившая во взгляде Оберона наводила на мысли, что тот что-то задумал, но сейчас намеренно выжидал время, словно испытывая на прочность терпение королевы Неблагого Двора. Ну что же, поиграем.

Отредактировано Titania (08-03-2017 16:23:51)

+1

6

- Так всё же, не игрушка они, или недостойны, возлюбленная моя Титания? - слишком уж как-то весело вопросом ответил Владыка, не переставая взглядом ответно внимательным следить за Зимней королевой. За движениями ее грациозно величественными, за которыми, казалось, колыхнулось все пространство вокруг, наполненное шорохом шелковых юбок, словно шелестом поземки по дороге. И как сама она потом застыла хрустальным изваянием, а недолгое негодование ее прокатилось дрожью по земле, заставляя утоптанную сухую почву вибрировать глухим перекатом мелких камешков под подошвами сапог. Оберон улыбнулся. И улыбка его стала ответом на все ранее сказанное женщиной, которая смотрела на него взглядом строгим и снежным. И верны ее слова были о том, что летний Владыка отнюдь не наивен. А так же - далеко не глуп и тоже обладал собственной, пусть и весьма специфичной, мудростью существа живущего не первое тысячелетие. Однако, в этой мудрости его, как и у самой Титании, не находилось места осторожности, направленной друг на друга. Их, как противоположности, неизбежно тянуло друг к другу - взглядом ли, словом, задевающим нарочно, или мыслями, сокрытыми глубоко в сознании. Король и Королева пусть и дышали врозь, но давно уж были как единое дерево целое, вросшее корнями в почву волшебной страны, являя собой гармонию для народа. Для него она была Зимой - яркой и слепящей, отражающимся в снеге холодным солнцем. Феей из Снежной Мечты в платье цвета далекого северного моря, нежной метелью обычно усыпляющей бдительность. Тонкие бледные запястья, голос тихий, но полный уверенной стали, непокорность и непримиримость, что граничила с истинно женским коварством, которым, тем не менее, Титания пользовалась не столь часто. Оказываясь рядом с Обероном, она словно сбрасывала свой ледяной панцирь, являя гнев и ярость, или мягкость и легкость. Пожалуй, отстраненной непонятностью своей, загадочностью и видимостью холодной суровости она и тянула к себе беззаботного и веселого Короля-лето.
- Сражаться до последней капли крови, - повторил он за Владычицей, а потом рассмеялся, что подхватили некоторые из его советников, но в следующее же мгновение став серьезным, мужчина продолжил, - Ты говоришь так, будто я намерен заковать твой народ в колодки и стройными рядами отправить работать в рудники, - он хмыкнул, отпил вина и вальяжно откинулся на спинку своего кресла. - Впрочем, ты женщина и политика - это не твое. Как и война. Вчерашний день это в очередной раз доказал, - недолгая пауза, в которой, вместе с беззлобной насмешкой, не находится внимания к Королеве, только вздох полный неподдельного огорчения. Кто-то за столом даже позволил себе снова засмеяться, но совсем скоро стих, зная, как не любит Дивный, когда кто-либо его перебивает.
- Я не буду править Неблагими, душа моя, - с этими словами Дин Ши поднялся с места, и вместе со своим кубком неспешным шагом направился мимо стола в сторону Титании, - Я буду править всем волшебным народом. Вместе с тобой, - не дойдя несколько шагов, мужчина замер, пытливо глядя на Королеву, словно бы выжидая очередного вопроса в свой адрес, но тут же, опережая, продолжил говорить, - Объединение начинается с верхушки власти. С нас с тобой. Полно нам ходить уже кругами, ты станешь моей женой и мы своим примером покажем всем, что мир между Светлыми и Темными возможен не только временный, а постоянный, - Оберон улыбнулся. Снова хитро, заглядывая в глаза ей, но следующим движением, под шокированную тишину, вакуумом образовавшуюся вокруг, отворачиваясь и направляясь к своему креслу.

+1

7

- Не переворачивай мои слова, Оберон. - холодно произнесла Титания, не сводя взгляда напряженного с летнего короля. Смех за столом вызвал негодование королевы, она метнула грозный взгляд на советников, никому не позволено насмехаться над владычицей, будь то король, или кто-либо еще. - Ты знаешь, что я имею ввиду.
Это начинало походить на фарс, насмешку, словно все уже давным давно решено и эти переговоры просто нужны для соблюдения всех традиций и приличий. Раздражало. Титанию словно загоняли в ловушку, как загнанного зверька подводя к развязке. Воздух будто загустел и так и искрил напряжением вокруг Владычицы, голубые глаза потемнели и неотрывно следили за Королем-Лето. Дивный поднялся с кресла, поигрывая кубком в руке, и неспешным шагом направился к Титании. Высокий и статный, с истинно королевской осанкой, Оберон умел произвести впечатление и пользовался этим. Шалый проблеск в глазах цвета изумрудной зелени, тень улыбки, коснувшаяся губ и... его решение.
Королева Ночи была шокирована решением мужчины, но ничем не выдала своего шока внешне, хотя в душе разразилась самая настоящая буря. Объединение народов. Прекращение вражды. Править бок о бок с Обероном. И стать его женой. Они и правда многие лета уже ходили вокруг друг друга, взглядами ли, словами ветром нашептанными, светом ласкающим луны полной выдавалось влечение Владык великих друг к другу, но Титания никогда не могла бы даже и подумать о таком шаге, как брак. Столетиями Дивные Благого и Неблагого дворов не вступали в брак, встречаясь изредка для свиданий в тиши ночной, что не было запрещенным, но рисковать соединить свои жизни случалось лишь пару раз.
Королева на мгновение прикрыла глаза и тихо произнесла:
- Оставьте нас.
Советники недоуменно переглянулись, тихий говор прокатился между сидящими за столом Дин Ши. Но ни один не пошелохнулся.
- Вон! - громко и резко вырвалось у Титании, вставшей и упершейся ладонями о стол, глаза гневно блеснули, тугой порыв ветра парусами надул стены шатра. Послышался шум спешно отодвигаемых стульев, фейри, поклонившись и покорно склонив головы быстро покинули шатер, оставив Владык наедине. Титания выпрямилась, не отрывая взгляда от Оберона, и быстрым шагом направилась к нему. В шатре стояла полная тишина, лишь шелест длинных юбок платья и шорох камешков, сдвигаемых скользящим по земле шлейфом нарушали ее.
- Ты в своем уме? Стать твоей женой? Каким ветром в твою голову принесло такую мысль? - женщина почти вплотную подошла к королю. Лишь наедине она могла показать свой истинный характер, приоткрыв свою душу и сбросив панцирь королевской надменности. Это случалось редко, но случалось. И Титания не могла найти этому объяснение, словно ее вело что-то выше и сильнее Владык, и она не могла противиться такому раскладу. Как и сейчас.
- Как наш брак сможет спасти Аркадию? Союз - да, перемирие - возможно, но зачем мне для этого нужно становиться твоей женой? В твоем королевстве мало прелестниц, среди которых ты можешь найти себе королеву? - Титания прикрыла глаза, приходя в душевное равновесие, опустив тень от пушистых ресниц на бледные щеки.

Отредактировано Titania (17-03-2017 09:45:31)

+1

8

Тишина, глубокая и затяжная, липкая, в которой отражением шока в эмоциях фейри с разных сторон завелись неуверенные шепотки, начала отступать.
- Король спятил?
- Должно быть, он просто шутит и привычно насмехается над всеми, желая развлечься...
- Не время сейчас для шуток.
- Он безумен.
- Ваше Величество, опомнитесь, эта женщина погубит и вас, и всех нас!
Оберон с огромным удовлетворением, захватывающим его, слушал все это даже не стараясь пресечь говор своих советников, которые в сущности были лишь формальностью, ибо самодержавный, не ограниченный ничем в своей власти, Король правил своим народом абсолютно. Прислушиваясь к тому, что говорили ему, но решения принимал непременно сам, не связанный чем-либо. Поэтому сейчас он и правда развлекался. За счет Титании и ее негодования, за счет своих доверенных лиц, которые не могли представить, что их король решится на такой шаг, как брак с Владычицей Неблагого двора. Однако, как бы все это не походило на потеху, игрой являлось лишь отчасти. Дивный прекрасно знал, чем бы обернулись эти переговоры, не приди он лично в шатер. Очередное временное перемирие, зыбкое и хрупкое, которое спустя сотню лет, или даже меньше, разразится очередной войной, причиной которой снова станет его скука и непримиримость Титании в отношении Младшей расы. И, если с первым возможно было справиться как-то без участия в конфликтах, то в случае с желанием Зимних истребить людской род требовались решения действительно кардинальные.
«Крутые времена требуют крутых решений...» - Оберон сделал глоток вина, не озвучив своей мысли и взглянул на Королеву. Та была взволнована. И это ощущалось не столько в воздухе, который полнился напряжением, или в голосе ее, приказной интонацией распорядившемся оставить их вдвоем. Все было глубже, более потаенным и читалось тенями в ее взоре открыто направленном на Оберона. Мужчина не стал как-либо комментировать желание Титании, лишь плавным кивком подтвердил ее слова, чтоб его советники тоже вышли.
- Хм, я знал, что ты не устоишь пред тем, чтоб остаться со мной наедине, - Король самодовольно хмыкнул, рассматривая приближающуюся к нему женщину. Снисходительно, с легкой поволокой любопытства и насмешки во взоре он следовал за ее движениями, и также сделал шаг навстречу. Со стороны могло казаться, что он и вовсе не слушает ее возмущений в адрес своего решения. Впрочем, не только со стороны. С каждым словом, сказанным Титанией, Владыка убеждался в верности своего решения. Он слишком хорошо знал эту женщину, он, несмотря на огромную пропасть различий меж ними, чувствовал ее. Эти гневные нотки в голосе, ревностные и собственнические. Титания прежде всего была женщиной и даже в нынешнем положении их народов не смогла удержаться от попытки уколоть Оберона какими-то еще прелестницами. Дин Ши улыбнулся, отставил кубок с недопитым вином в сторону и коснулся пышных локонов цвета воронова крыла, поправляя их на плече Королевы, после чего пальцами аккуратно взял Титанию за подбородок.
- Ты заставляешь меня повторяться. Я уже сказал, что нашим народам, питающим недружелюбие друг к другу, нужен пример. А кто может стать лучшим примером, если не Правители? - он приблизился, заглядывая в неестественно яркую лазурь ее очей, а потом с выдохом, одним неслышным движением отстранился, теряя к женщине всякий интерес, - В действительности, это ведь всего лишь союз, - он пожал плечами, отходя на несколько шагов в сторону, - Политический, с рядом соглашений, основой которых будет прекращение ваших попыток изжить Младшую расу. Или мне напомнить тебе, что именно с вас началась эта война? Что именно твоя непримиримость, Титания, пошатнула равновесие Аркадии? - на мгновение Дивный стал грознее и суровее, теряя привычную легкость, снова обращая жесткий взгляд на Королеву, - Впрочем, выбор за тобой. Согласие и благополучие твоего и моего народа, или продолжение противостояния из-за людей, которое однажды приведет к гибели Волшебной страны. Ты знаешь, я не уступлю.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [более 3000 лет назад] Оберон, Титания