Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 03.05
Кафе Vanilla sky - Курури 07.05
Ул. Гекиджо - Хильд 07.05
Полиц. участок - Сой Фон 02.05
«Русские Суши» - Каска 04.05

Эпизоды:
Каска, Джин - Каска 03.05
Энн, Бьорн, Айно - Айно 07.05
Марк, Энн, Шсноглз - Шсноглз 15.05
Джин, Има - Има 02.05
Кида, Изая - Изая 15.05
Энн, Оберон - Энн 09.05
Дейв, Златан - Дейв 10.05
Адам, Каска - Каска 04.05
Има, Кида - Кида 03.05
Кельт, Маиру - Кельт 02.05
Катсу, Микадо - Катсу 11.05
Каал, Оберон, Ниэ - Ниэ 11.05
Блейз, Анейрин - Анейрин 01.05
Има, Рина, Гин - Има 02.05
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 07.05
Оберон, Каал, Ниэ - Каал 11.05
Раа, Энн - Энн 14.05
Титания, Анейрин - Титания 12.05

Альтернатива:
Артур, Каска - Артур 02.05
Артур, Изая - Изая 05.05
Раа, Рина - Раа 08.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2008.10.11] Кингэцу Рюя, Судзуран


[2008.10.11] Кингэцу Рюя, Судзуран

Сообщений 1 страница 20 из 68

1

название эпизода: О, Фортуна!..
место: Токио, район Кита, казино "Золотой шанс"; позже квартира Рюи
очередность: Судзу, Рюя
краткое описание ситуации: Подробности первой встречи Судзуран и King'a, повлекшей за собой все их многообразные последствия.

[img]

https://s19.postimg.org/p66b7zsjn/casy.png
http://s19.postimg.org/a009h22ir/casy2.png

Теги: Kingetsu Ryuya, Suzuran

Отредактировано Kingetsu Ryuya (15-01-2017 17:57:29)

+1

2

внешний вид

https://1001dress.ru/image/cache/2016/01/11/02/TM00012BK_0-1200x1200.jpg

http://rufason.ru/wa-data/public/shop/products/49/11/1149/images/4290/4290.970.jpg

http://www.lovethispic.com/uploaded_images/45883-Dark-Red-Shoes.jpg

Клачт, помада и лак на ногтях в тон туфель. Волосы распущены и спадают вдоль спины.

Импульс был таким сильным, что на мгновение пропало все: снующие туда-сюда люди, шум голосов, перезвон бокалов, свет сотен ватт, отражающийся в хрустале люстр. Пропала реальность, приведшая его сюда — вместе с муками неуверенности по поводу выбранного наряда, недоумением по поводу приглашения Кобаяси Акиры, сам Кобаяси Акира пропал из мира, который схлопнулся для Судзуран до одного единственного уверенного толчка в висок и четкого конкретного знания. Такой же импульс, вероятно, одолевает, когда настает конец света, а ты единственный из всех знаешь, что делать.

Мир вернулся со всеми своими составляющими, когда его аккуратная ладонь лежала поверх чужой пачки фишек и уверенно сдвигала их все с занятого ими "тринадцать, черного".

— Двадцать три, красное, — обворожительно улыбнулся Эмиль, оборачиваясь к стоящему рядом мужчине.

По спине стек холодок. На него с явным недоумением, за которым может последовать что угодно, смотрели насыщенно-голубые глаза. Господи боже, они же не человеческие! В желудке перевернулась холодная улитка. Ошарашенный, испуганный взгляд скользнул по таким же ярким голубым волосам и костяному куску челюсти на лице незнакомца. Только не это... Уголок губ нервно дернулся, Судзуран невольно закрыл глаза. Сделал глубокий вдох. И наконец разогнулся от стола, беря себя в руки.

План был простым: еще раз сногсшибательно улыбнуться, в срочном порядке затеряться в толпе, вызвонить Кобаяси Акиру, этого райдокаевского ублюдка, и свалить с ним подальше из казино, подальше от этого пугающего типа, одной аурой способного растереть в порошок. И пусть они будут всю ночь трахаться, чего Эмиль, изначально всей душой жаждал избежать, зато, от Кобаяси, он хотя бы знает, чего ожидать.

— Прошу меня простить, — выдохнул он, еще раз изгибая бордовые губы в улыбке, и отступил на шаг спиной вперед.

— Двадцать три, красное! — эхом раздалось словно издалека, коснулось краешка сознания Судзуран, утверждая того в снайперской точности его интуиции.

Валить отсюда, пока не оказалось, что этот нелюдь еще и трансвеститов на дух не переносит — и выигрыш тут не поможет!

Отредактировано Suzuran (05-01-2017 22:08:13)

+1

3

— Ставки сделаны! — объявляет крупье, и с "двадцать три, красное" уже ничего нельзя поделать: тонкая холёная рука с винно-красными коготками успевает сдвинуть его фишки в последний момент. Но зачем?..

Голубые глаза смотрят, не мигая, и возмущенное удивление в них медленно сменяется напряжённым, очень пристальным вниманием, наводя на нехорошие мысли о скальпеле, рассекающем плоть с целью добраться до чистой и искренней белизны кости. Удлинённые, узкие ноздри придирчиво дёргаются на вдохе следом за движением головы навстречу, точнее улавливая запах. Светловолосая цыпочка, влезшая в его игру, была человеком вне всяких сомнений — но что-то, что-то... Угол рта ракшаса приподнялся, подрагивая в намёке на обнажение клыка, но взгляд оставался изучающе холоден — что-то в реакции этой лапочки ему очень не нравилось, гоняя по спине инстинктивные мурашки подозрений. Можно было бы подумать, что она просто ломает комедию, с задавленной нервозностью давая задний ход, но... Шарик выскользнул из ловких пальцев крупье и застучал по ребрам рулетки, тревожными для всех цепко следящих за ним глаз прыжками отсчитывая положенные два круга.

Сильная ладонь перехватывает запястье девицы — глаза только сейчас замечают подозрительно плоский рельеф её грудной клетки, но осмысление этого факта откладывается за ненадобностью, — и пальцы сжимаются так, словно ещё чуть-чуть, и треску подпрыгивающего на рулетке шарика подпоют её лучевая и локтевая кости. Нет, милашка, никуда ты не уйдёшь, пока...

— Двадцать три, красное! — ракшас не без удивления поднял голову на голос — и ухмыльнулся, дёрнув бровями в ответ на взгляды и перешептывания с разных сторон стола. Он не разменивался на мелочи и предпочитал максимальные ставки — к тому же, у него были деньги, которые можно было проиграть. Однако вот, тридцать пять к одному, и вместо ставки в семьсот пятьдесят долларов у него в активе почти двадцать семь тысяч. И не только тысяч...

Рука с запястья перетекает на талию девицы, прижимая крепкой лаской, словно они давние любовники, а не те, кто впервые встретился глазами одну ставку назад. Рюи показалось по глазам, что неведомая особа видит в нём что-то, что никогда не попадается на глаза людям — но если и так, то сейчас это её проблемы. Тепло дыхания через клыкастую ухмылку обдаёт аккуратное ушко госпожи Удачи, невесть откуда свалившейся к нему прямо в руки.

Она и правда странно пахнет — чуть-чуть цветами, чуть-чуть энергией, сладкой, как озон, почти неуловимой, но зовущей вдыхать снова и снова, чтобы наконец поймать и разобраться, что в этом таком цепляющем запахе к чему. И Рюя не мог сказать точно, где здесь граница между мироощущением человека и восприятием ракшаса, и отчего вообще последнее так оживилось невнятным, но беспокойным предчувствием.

— Похоже, ты знаешь, что надо делать, цыпа, — говорит он ей и только ей, до предела понизив тон и покровительственно глядя сверху вниз на тонкую линию чуть заострённого носика. Симпатичная иностранка, чья-то компаньонка? Он мог бы подобрать для неё много причин оказаться здесь и втираться к нему в доверие, но не когда речь шла о выигрыше в рулетку с единственного числа...

+1

4

"Это оно? Оно?" — лихорадочно пытается сообразить он, чувствуя на талии теплую сильную руку, а в запястье — боль от только что сжимавшей его стальной хватки. Еще секунду назад он был уверен, кости хрустнут под давлением. А сейчас... Эмиль пытается вслушаться в себя и понять: то, что сейчас происходит, — это об этом все сутки с того самого момента, как Кобаяси сообщил, что хочет видеть его рядом с собой в казино, ему сигнализировала интуиция, привычно томясь под ложечкой неуловимым наитием, стереокартинкой, исчезающей, стоит сфокусировать взгляд?

Но нет времени прислушиваться к себе. Незнакомец нетерпеливо всматривается и изучает, уверенно прижимая к себе — как ни дергайся, не сбежать. И горячее его дыхание обдает ухо, вздымая на шее волоски. Он медленно вдыхает — и следом выдыхает, призывая себя успокоиться. А если не успокоиться, что хотя бы заставить всех в это поверить.

— Выпить шампанского в честь выигрыша? — лукаво спрашивает он, и аккуратная тонкая бровь, слегка подведенная для контраста, вопросительно изгибается. — Право, мне неловко к вам так прижиматься — я впервые вас вижу, — изогнувшись волной, он пытается высвободиться, легко упираясь узкой ладошкой в лацкан черного смокинга. Воздушная игривая улыбка, вопреки внутренней настороженности, скользит по губам, и зеленые глаза глядят с искоркой дерзкой усмешки в самой их глубине.

+1

5

— Игра ещё не окончена, — на середине фразы Рюя бросает взгляд на крупье, отсчитывающего выигранное количество фишек. Пробегается глазами по лицам тех, кто стоит вокруг, снова собирает внимание на лице у своего плеча. Попытка выкрутиться из-под руки безрезультатна — если не считать за таковой осаживающий шлепок ладонью пониже спины. В общем-то, с его ухмылкой это со стороны легче лёгкого принять за игру. — Потерпишь. Мои фишки ты уже трогала, так не ёрзай перед остальным.

— Делайте ваши ставки, господа, — снова звучит размеренный голос крупье. На зелёном сукне высится с полдюжины заветных горок фишек разных цветов и значений. Рюя берёт несколько, на полторы тысячи, и с усмешкой вкладывает их в ладонь девицы, подгоняя дёрнувшейся бровью. Ну, куда?..

Вопросов больше, чем пристойно задать за столом, в разгар очередного тура — крупье уже раскручивает рулетку, и время убегает, как песок сквозь пальцы. Чем ты думала, меняя ставку на выигрышную? Как ты это сделала и зачем? Кто ты, в конце концов, такая?..

Чем задавать вопросы — проще дать ей выбор. Он сумеет прояснить не меньше.

+1

6

Кажется, ему делается дурно. Даже шлепок по ягодице не вызывает такого неприятного возмущения в грудной клетке, как мог бы, на фоне набирающего обороты страха. Кажется, сегодня его драгоценная интуиция впервые дала сбой — и какой! Ощущение силы и уверенности, идущее от незнакомца, заставляет внутренне напрягаться еще больше. И еще больше! — при мысли о Кобаяси. Убьет. Точно убьет, психанув от ревности. И ладно, если пристрелит или придушит, а не изобьет до смерти. Кончики бледных пальцев с яркими ноготками касаются ключиц и скользят по краешку широкого выреза платья. И теперь проигрыш, которым без сомнения закончится следующая ставка, уже не кажется такой катастрофа.

И в самом деле, все дело в его чертовой ауре. Ну правда, что такого страшного в том, что он проиграет?  В конце концов, он ничего этому типу не обещал. Здесь охрана. Он ничего не сможет ему сделать. Успокоиться, успокоиться. Он взглянул на фишки, вложенные ему в ладонь.

— Мое везение работает только раз, — рассмеялся он, поднимая глаза на незнакомца. — Я предупредила, — двинул он бровью и потянулся к столу, не глядя опуская фишки на поле. Никакого импульса, никакого знания, никакой уверенности — пустота, сколько ни вслушивайся, лишь колотится сердце.

Эмиль кинул мимолетный взгляд на стол — шестнадцать, красное. Ставки приняты. И десяток секунд, в течение которых шарик падает в лунку и вращается рулетка, растягиваются в наэлетризованную вечность. Голос крупье потонул в приступе ужаса, когда сквозь общий фон гула до него донесся голос Кобаяси.

Отредактировано Suzuran (06-01-2017 02:18:24)

+1

7

— Шестнадцать, красное! — огласил результат крупье, и вот теперь-то публика вокруг стола зашевелилась.

— What the fuck! — не выдержал один из мужчин, хлопая по столу ладонью. Тоже иностранец, судя по внешности и сильному акценту в попытках предъявить крупье какие-то претензии на ломаном японском. Две самые сложные ставки подряд и два выигрыша — когда ты остаёшься с убытком, а кому-то отстёгивают еще пятьдесят с гаком тысяч наличными... бесит, действительно. Но охранник, делающий несколько шагов в сторону возмущений за столиком, быстро остужает пыл и заставляет негодование стушеваться, смяться в невнятное бормотание и глубоко неодобрительное поглядывание на новые горки фишек, отодвигаемые крупье в сторону везунчика. Рюя победоносно ухмыльнулся:

— А говоришь, работает только раз, — констатировал он с самодовольном оскалом — ещё бы, прийти с десятью тысячами и уйти с восьмьюдесятью сверху! — лишь после замечая, что глаза его побледневшей на лицо цыпочки с плохо скрываемой тревогой глядят в сторону от стола, а узкая ладонь сильнее упирается ему в грудь в немом противодействии. Рюя не любит сопротивление, портящее ему чувство триумфа от выигрыша, и хмурит брови, но голос из-за плеча отвлекает его:

— Судзу, какого... ...! — агрессивное шипение запинается невнятным звуком колом вставшего в глотке воздуха. Рюя приподнимает бровь, усмехаясь тому, что видит, и неспешно отворачивается от стола, приобнимая госпожу Удачу теперь уже за плечи.

— К-кингэцу-сама! — воздух наконец находит дорогу в слова, и звучат они уже совсем иначе: со смесью удивления и испуга. Да-а, к такому повороту — увидеть снятую для себя проститутку под крылышком босса, с чьего одобрения члены Райдо-кай и были приглашены сегодня в "Золотой шанс", — якудза явно не был готов.

— А-а, Кобаяси, — "узнал" подчинённого Рюя, растягивая губы в усмешке. — Чё стряслось? Уже слил все деньги, что тебе выдали?

— Н-нет, босс, я... — взгляд его заметался между боссом и его компаньонкой — или правильнее было сказать "добычей"? — выдавая градус сомнений и нежелания так легко мириться с фактом, что деньги за проститутку — а их-то пришлось платить из своего кармана, а не брать из фонда клана, — окажутся слиты в канализацию.

— Ну так и вали играть, — Рюя качнул головой куда-то в зал, подсказывая подчиненному подходящее направление движения. Да, место Кобаяси было явно не за столом высоких ставок, где меньше чем по двести пятьдесят не брали. — Ещё раз с кислой рожей увижу — до конца месяца будешь в "Рокудане" сортиры драить, — ухмыльнулся Рюя. — Развлекайся, кути, живи полной жизнью! — голос Кингэцу громыхнул, вызвав на него неодобрительные взгляды, начисто, впрочем, проигнорированные. Ракшас сделал щедрый жест свободной рукой, в конце шлепком опустив ту на плечо Кобаяси. Плечо прогнулось вниз. — А мне больше на глаза не попадайся. Не видишь, я занят, — заговорщицки понизив тон до совсем нехорошего бархатистого намека, Рюя погладил ладонью плечо цыпочки, и парой хлопков по плечу отвернул от себя незадачливого Акиру.

— По-оздравляю с выигрышем, босс, — успел заметить тот щедрые столбики чёрных фишек на столе, и склонился в быстром, дёрганом поклоне уважения. Бросил взгляд на Судзуран — и, скрывая неловкость, поспешил скрыться среди столов и посетителей в дорогих костюмах.

— Хмх, — только и проводил его взглядом Рюя, и потянулся за бокалом с шампанским, стоявшем на столе подле груды фишек. Крупье тем временем раскручивал очередной раунд. — Твой знакомый? — иронично поинтересовался Кингэцу, сделав глоток и снова взглянув на девицу. Что-то в ней всё ещё было не так. — Судзу, — повторил он услышанное от Кобаяси — имя? никнейм? — не сводя пристального взгляда с зелёных глаз.

Отредактировано Kingetsu Ryuya (06-01-2017 23:44:38)

+1

8

— Можно и так сказать, — легкомысленно улыбнулся Эмиль, но нервное напряжение дрогнувшим уголком рта прорвалось наружу.

Факт, что Кобаяси слился при виде вот этого типа и с какой скоростью он это сделал, мерк перед обращением "босс", им самим же произнесенным. Святые угодники, о Кингэцу Рюе он был наслышан — и от Кобаяси же, и от других членов Райдо-кай, заявлявшихся в их "Лаугуну" на правах крышующих и хозяев жизни. Эмиль вот прям уже знал, что совершенно послушно сделает все, что ему прикажут, лишь бы не встретиться лицом к лицу с пресловутым норовом этого человека. Не-человека.

И понимание, что после сегодняшнего вечера — завтра, послезавтра, через неделю — его ждет разговор с Кобаяси, темной тенью кружило на периферии сознания, добавляя опасений и тревожности. Все они слились в тугой комок, заставляя напрягаться аккуратные плечики, приобнятые рукой якудзы. Он скользнул взглядом по фишкам, придвинутым исполнительным крупье к любимцу Фортуны. Рядом с ними стоял второй бокал шампанского — явно для той, кто с богиней удачи был на короткой ноге. Выпить точно не мешало. Он бы и напиться до беспамятства не отказался, в общем-то. Пальцы подхватили "флейту" за тонкие стенки.

— За выигрыш? — поинтересовался он, салютуя бокалом. — За знакомство? Или везение? — игриво улыбнулся он, продолжая изображать легкомыслие и уверенность.

+1

9

Ракшас неторопливо наклонил голову набок, словно вворачивая свой взгляд в лицо напротив в попытке понять: что же, что в этой девице кажется таким странным, таким... на грани возможного? Что в ней так ерошит ему шерсть на загривке, твердит не об опасности, но о бдительности? Показалось ли ему, что её глаза вот совсем недавно задержались на правой стороне его лица, словно видели то, что люди не способны ни созерцать, ни ощущать? Рюя с усмешкой поскрёб челюстную кость и сделал новый глоток из бокала, позволяя цыпочке взять свой в тонкие наманикюренные пальцы. Хорошенькая, и где только Кобаяси её откопал? Для Рюи не составило труда сопоставить два и два и понять, что в казино она пришла его подружкой — но вот, трётся теперь рядом с боссом, неясным чудом обеспечив ему шикарный результат ставок. Кингэцу явным образом потерял интерес к игре и азарту рулетки, пропуская уже второй спин. Стройной фигурке его спутницы внимания отводилось много больше, чем происходящему за столом. И всё же, всё же — воспринимать её только как объект вожделения ракшас не мог. Внимание в его глазах оставалось совсем не тем льстиво лоснящимся вниманием самца, какого можно было бы ожидать от легендарно самоуверенного босса якудзы, склонного к широким жестам. Или не совсем тем?..

— За всё и сразу, — подытожил он, по-европейски сомкнув края бокалов, мелодичный звон которых стремительно растаял в мерном шуме смеха, шагов, голосов и далёкой музыки, в мерцающей огнями и отвлечениями атмосфере казино, приводившей его жадную до забав и наслаждений душу в приподнятое, отчасти экстатическое чувство. И, подняв руку вверх, не глядя щелчком пальцев подозвал наблюдавшего за игрой издалека менеджера зала, чтобы тот обналичил ему фишки.

— Прогуляемся? — ухмыльнулся он, убирая в карман шустро отпечатанный чек и по-свойски обнимая девицу за талию. Это, в общем-то, была констатация факта, и рука, увлекающая Судзуран в сторону витой, укрытой алым бархатом лестницы на второй этаж. Он даже по-джентльменски подал леди руку, поднимаясь впереди — впрочем, сжав свои пальцы поверх её уже совсем иначе, с хорошо ощутимым чувством собственника: он вёл, она шла, и никаких но. Наверху было заметно тише — там располагался ресторан и отдельные комнаты для частных игр.

— Ты оказала мне отличную услугу сегодня, — заговорил ракшас, неторопливо идя по ступеням, чтобы цыпа не запуталась в своих каблуках. — Дважды. И чего бы ты хотела взамен?..

Он чуть прищурил глаза: карие — для человека, почти неразличимые в сиянии сотен огоньков, и совсем другие, льдисто-синие, цвета горящего газа — пугающей, неизвестной в своих намерениях нечистой силы.

Отредактировано Kingetsu Ryuya (06-01-2017 23:44:21)

+1

10

Он очень хорошо знал и не любил такие вот жесты — когда рука лежит у тебя на талии и фиг ты теперь высвободишься, пока самцу не надоест с тобой играть. И дело даже не в крепком уверенном захвате, а в общей ауре властности, от которой вдоль позвоночника взбегали электрические мурашки, в основании черепа поднимая волоски.

Властность Эмиль любил. Сильную, мощную, знающую себе цену и посаженную на цепь. Люди с таким качеством натуры неизменно вызывали у него под ложечкой мятный холодок и возбуждающую щекотку. Но конкретно сейчас было жутко. Властность этого не-человека переходила все пределы и на уровне, который воспринимается только глубинным нутром, обещала проблемы и сложности. Не говоря уже о том, кем на самом деле был этот Кингэцу Рюя.

Вложив пальцы в предложенную ладонь, Судзу тут же ощутил, как та превратилась в прочный захват; и Эмиль был уверен, пожелай он забрать руку, никто ее не опустит. Невольно, когда мужчина повернул голову, он снова на мгновение или два прикипел взглядом к осколку кости на его щеке, но одернул себя и заставил смотреть под ноги, чтобы не оступиться на этой во всех отношениях пафосной лестнице и не вывихнуть себе щиколотку.

— Оу, — двинул Эмиль бровями, следом улыбаясь. — Ваше предложение звучит удивительно щедро, — опустим момент, что якудза может просто отказаться выполнять пожелание спутницы. От этого прищура ярко-голубых глаз, которые время от времени так уверенно просвечивали сквозь человеческий образ, язык на мгновение прилип к нёбу. Желудок сжался до размеров ореха, и откровенно захотелось хлопнуться в обморок. Тут и от людей не знаешь чего ждать, что уж говорить о нечисти. Пальцы левой руки до боли сжались на клатче.

— Пожалуй, — он кое-как совладал с собой и изобразил на лице практически правдоподобную улыбку, — ввиду последних событий, мне придется просить у вас защиты от недовольства Кобаяси-сана, — озвучил он терзавшие его наряду с присутствием этого типа страхи.

+1

11

И снова этот застревающий чуть вправо и вниз взгляд выдавал её — поднимая дыбом волоски на загривке настороженного, взбудораженного предчувствием ракшаса, заставляя его зубы сжиматься сильнее, жёстче прорезая ухмылку, остро вздёрнувшую уголки широкого рта. Рюя скользнул языком по верхней губе, неприлично и откровенно, на момент вырываясь за границы строгого костюма и замахивающейся на аристократичность обстановки казино. До рези в глазах было видно, насколько ему в этих рамках тесно и насколько бессильны они обуздать далёкую от высокой нравственности натуру бандита, и не важно, на сколько пуговиц он застёгивает пиджак и насколько дорогие запонки на рукавах его рубашки. Взгляд ракшаса пробежался по лицу Судзуран, нагло и обстоятельно, словно ощупывая то беспардонной лапой — и, когда её глаза поднялись-таки ему навстречу, преодолевая секундную заминку, Рюя снова широко ухмыльнулся, наблюдая, как  девица неосознанно сглатывает, выдавая свою тщательно скрываемую нервозность. Теперь он диктовал обстоятельства и владел ситуацией — то небольшое преимущество, которое она, держащая в руках удачу, имела за столом рулетки, растворилось в небытие.

И всё-таки ему не померещилось — она видит. Чтоб ему провалиться, если бы он знал, как это возможно, но девица видит его тем, кто он есть. Может, не полностью, но что-то она явно улавливает там, на правой стороне его челюсти — то, чего для обычных людей не существует. Хах, — азарт, жарко поднимаясь к коже изнутри, раскалял его нутро сладостным предвкушением, нетерпеливостью, жадностью, — как занимательно, дьявольски занимательно!..

А, так вот почему ты до сих пор даже не пробуешь воспротивиться. Так боишься какого-то там Кобаяси — больше, чем его босса, чем нечисти перед собой? Или хочешь только сделать вид, чтобы я пожалел тебя, хрупкую пташку? Нет, вряд ли ты настолько дура — нет в тебе чего-то такого, нет такой простодушности, что ли. Чего-то ты определённо добиваешься — но вот только добьёшься ли ты того, чего хочешь?..

— Предположим, что я захочу это сделать, Судзу, — ракшас снова назвал её по имени, выделив это нажимом своего низкого голоса, в котором улавливались хрипловатые, рычащие нотки. — Но для начала скажи мне, — он остановился на ступеньках чуть выше неё и, медленно подняв руку девушки, перехватил ладонь и приложил её пальцы к правой стороне своего лица, — верное число за столом ты видела так же, как сейчас видишь то, что я не человек?..

Синева глаз в рассеянном красно-золотом свете атмосферы полыхнула насмешкой.

Отредактировано Kingetsu Ryuya (12-01-2017 11:43:05)

+1

12

У него еще не опустились вздыбившиеся на шее и руках волоски при виде хищно, плотоядно и довольно скользнувшего по губам языка, как новая волна нервозности прошла вдоль позвоночника электрическим разрядом. И вспышку напряжения можно было ощутить даже на расстоянии — не то что стоящему рядом не-человеку.

Стоило тому прижать узкую, пахнущую вопреки прозвищу фиалкой и гиацинтами ладонь к щеке, как по ладони этой, по руке, плечу и следом всему телу блондинки прошла заметная дрожь. С тыльной стороны — тепло человеческого тела, со стороны ладони — ощущение жесткой, чуть прохладной кости. Пальцы дернулись и прижались, изучая рельеф — совершенно невольно, вопреки инстинкту самосохранения Ольсена, вопящему где-то на периферии сознания, что тут не то что прикасаться не надо — надо убираться отсюда, убираться быстро и далеко. Здравый смысл, однако, уверенно знал, что это не поможет.

Наверное, он хлопнулся бы в обморок. Даже не наверное, а с большим удовольствием. Но за плечами Судзуран стоял немалый жизненный опыт, полный ситуаций разной степени опасности. Нервная система закалялась с каждым последующим разом и отключаться от близкой угрозы не собиралась. И что еще хуже — из-за выплеска адреналина восприимчивость Эмиля усилилась, как если бы чувствительность датчиков выкрутили на максимум, и живущий в теле человека нелюдь был теперь невероятно реальным, четким, ярким и неизбежным. Нервно блондинка провела пересохшим языком по верхней губе.

— Нет, с везением совсем иначе, — честно ответил Судзу, не видя смысла лгать и изворачиваться, благоразумно проглотив колкий ответ на это "предположим, я захочу". Хотя в зеленых глазах что-то такое, несомненно, блеснуло.

+1

13

Этому вздрагиванию, подтверждению своей правоты, Рюя торжествующе усмехнулся — и ещё недолго подержал ладонь Судзуран у своей челюсти, наклоняя голову и уверенно, просвечивая клыками в ухмылке, с требовательностью большого кота подставляясь под нервное, ощупывающее поглаживание разом похолодевших пальцев. Позволил им выскользнуть из-под своей ладони — но девицу не отпустил, приобнимая ту за талию и в очередной раз с некоторой озадаченностью изучая взглядом искоса её грудь, плоскую, как долина Ганга. Не то чтобы он раньше не видел девиц, обделённых природными достоинствами, но здесь не торопившаяся уходить настороженность намекала, что у его сегодняшней подружки ещё осталась в рукаве пара-тройка неразгаданных секретов.

— Занятно, — заговорил Рюя, всё так же неторопливо преодолевая оставшийся десяток ступенек, позволяя своей спутнице идти самой, а не волочиться на буксире, — и всё же его ты боишься больше, чем меня. Почему так? Не приходила тебе в голову мысль, что я могу убить тебя просто затем, чтобы ты никому не разболтала правду? — но угрозы в этих словах Рюи не было, лишь любопытство и всё та же снисходительность насмешки, кошачьей игры с мышкой, безнадёжно попавшейся в цепкие когти. Он даже не смотрел на Судзуран, адресуя вопрос как будто бы и не ей, а потолку и стенам. — Или думаешь подкупить меня своим везением? Хах, — перебил он сам себя, — хотя это не имеет значения.

С этими словами он дёрнул рукой, почти швырнув девицу к стене, и навис над ней, упёршись ладонью вытянутой руки возле её головы. С оскалистой ухмылкой, — хотя необычным было бы скорее её отсутствие, — ракшас погладил ладонью щеку Судзу, ласкающим жестом собственника, коллекционера, только что получившего в руки хрупкую и баснословно дорогую вазу с аукциона, словно желая не только взглядом, но и касанием убедиться в красоте и совершенстве своего приобретения. Он не сказал ещё ни слова об этом, но было ясно: Судзу никуда не отпустят. Ни сейчас, ни в ближайшее время, ни потом.

— Так чем же тебе так досадил Кобаяси? — неожиданно мирно поинтересовался ракшас, приподнимая брови. — Что ты решила искать защиты у такого, как я?..

+1

14

Несколько секунд, в течение которых ледяной страх тек от кончиков пальцев, прижатых к эфемерному осколку кости, через сердце и по всему телу, Судзу лихорадочно размышлял, не хлопнуться ли ему в обморок. Не по-настоящему, конечно, но симулировать подобное он научился мастерски. Это дало бы несколько десятков минут передышки, чтобы собраться с мыслями. А глядишь, синевласый демон отвлекся бы — так можно и улизнуть. Но, в-первых, Кобаяси знает, где его искать, а, во-вторых, не было никакой гарантии, что этот хищный франт подхватит хрупкую фигурку, не дав той скатиться по витой длинной лестнице, пересчитав все ступени. На данном этапе идея была неудачной.

А дальше его повлекли вверх так уверенно, что пришлось перебирать ногами, не решаясь перечить желанию нелюдя своим мнимым обмороком. О ками, конечно же, мысль о том, что Кобаяси максимум может просто избить, а этот — нет, ничего сверхъестественного, что могло бы навредить человеку, он в нем не ощущал, но физическая сила, сочащаяся агрессия и позиция главы клана якудзы непрозрачно намекали на возможные веселые последствия для Судзу.

— Вы не убье.., — с удивлением понял он. Знание это привычно толкнулось в висок, заполняя сознание своей безапелляционностью. — Не убьете меня, — повторил он, прижатый к стене, когда наконец сумел сделать вдох.

Подтверждением тому было нежное касание собственника, обжегшее щеку. Эмиль вздрогнул, втягивая голову в плечи в попытке избежать этого нависающего, давящего присутствия не-человека. Самое время упасть в обморок. Но снова вмешалась интуиция, сообщая, что ничего крайне ужасного его впереди не ждет. Общее, с полным отсутствием конкретики, чувство, больше похожее на фигуру в тумане — и там, впереди, за этой густой молочной пеленой, может оказаться кто угодно: хоть ежик, хоть лошадь.

— Я... не искала у вас защиты. Вы спросили, чего бы я хотела взамен за удачу, и мне подумалось, что будет неплохо, если вы ограничите меня от его кулаков. — Чертово ощущение, что его теперь никуда не отпустят, осевшее в грудной клетке после поглаживания по щеке, грело там каленым металлом, и хотелось поскорее убраться из-под прицела этих пронзительно-синих глаз. — Но если это вызывает какие-то сложности, давайте заменим на "отпустите меня", — нервно, но мило улыбнулся Судзу и попытался выскользнуть в противоположную от опирающейся о стену руки сторону.

Отредактировано Suzuran (12-01-2017 20:43:51)

+1

15

— Ты права, — расплылся в ухмылке Рюя. И через короткую паузу добавил, уточняя зловеще: — Пока что права.

Стоит ли говорить, что ускользнуть ей не дали — Рюя просто сменил опорную руку, во мгновение ока запирая Судзу на месте. Ну-ка, ну-ка? Что это теперь — женские уловочки, "я сказала ему уйти — а он и правда ушёо-о-ол"? Вот же хитрая чертовка. И смелая — чтобы вот так с ним играть, чтобы вообще пытаться ускользнуть, меняясь ролями, чтобы уже не она сама льнула к якудзе, а он по своей воле удерживал её подле себя. Кингэцу невнятно не то хрюкнул, не то фыркнул, клацнув челюстью:

— А вот этого, цыпа, — на пол-тона ниже выговорил ракшас, — я тебе обещать не могу. Давай-ка вернёмся к более реальным целям, — он кончиками пальцев повернул лицо девицы к себе. — Твоей безопасности, — брови ракшаса дёрнулись, тонко напоминая, что быть осторожной ей нужно не только с бывшим... не важно, кем. — Ты боишься кулаков — Кобаяси бил тебя? Ай-яй-яй, — с отеческой укоризной в адрес подчиненного покачал головой Рюя. — Плохой, плохой Акира Кобаяси. Может, мне стоит заодно и наказать его? — он наклонил голову, всматриваясь в лицо Судзу. — Как думаешь? Чтобы при каждой мысли о тебе, о том, чтобы прикоснуться к тебе, — пальцы его не прекращали поглаживать щеку цыпочки, — он мочил штаны и падал в обморок? Ты ведь понимаешь, что я могу это сделать, — если судить по улыбке Рюи, завидовать Кобаяси в этот момент было последним делом на земле. — Что скажешь, м?..

Он всё еще допускал тень мысли о том, что девица с Кобаяси могут зачем-то играть на пару — но она становилась всё бледнее и прозрачней. Слишком зыбким был шанс удачи в рулетке, чтобы осознанно планировать вот так подцепить его на крючок. Впрочем, смысл и природу способностей Судзуран видеть грани мира, лежащие за пределами человеческого восприятия, ему ещё предстояло постичь — и не приходилось сомневаться, что Рюя добьётся от девицы интересующей его правды. Той правды, что сейчас так прочно держала его на крючке интереса, заставляя облизываться в предвкушении, как иные облизываются на кусок сладкого пирога...

+1

16

— К-конечно, можете, — согласился Судзуран с нервной улыбочкой.

Он вжимался в стену, желая просочиться сквозь нее за неимением других путей к бегству. Руки якудзы, упертые в стену по обе стороны от его, Эмиля, головы, не давали и шанса — даже надеяться, не то что сбежать. И, в общем-то, нырять под руку и пытаться суметь куда-то юркнуть было бесполезно — на десятисантиметровых шпильках он и двух шагов не успеет сделать.

— Но, может, не стоит кидаться в крайности? — продолжая мысль, поинтересовался он, приподнимая правую бровь. — Кобаяси-сан не сделал ничего такого, чтобы доводить его до упомянутого состояния. Милосердие — одна из великих добродетелей, и для сёгуна тоже.

На щеке до сих пор оставалось ощущение этого хоть и нежного, но совершенно властного и собственнического поглаживания. И в душе Судзу был, конечно, возмущен, но опыт советовал возмущение засунуть поглубже и улыбаться — или, на худой конец, просто не лезть на рожон, во всем соглашаться и не умничать. Умников, знаете ли, жалуют только любящие родители. Чуть нервным, но плавным, отточенным жестом он убрал за ухо прядку и скользнул по краешку челюсти кончиками аккуратных пальцев. Зеленые глаза напряженно и внимательно следили за выражением лица, просвечивающего сквозь маску человека. Что и говорить, нелюдь был симпатичнее, но сейчас этот факт играл наименьшую роль, пожалуй.

— Простите мне мой дерзкий вопрос, но — зачем я вам? — наконец озвучил Эмиль не дававшее ему покоя. Одно дело интуиция, не понятно зачем толкнувшая его к столу рулетки, и совсем другое — вот это целенаправленное внимание и нежелание отпускать. Можно подумать, якудза себе подстилку посмазливее не сыщет. — Интуиция мне подсказывает, степень моей безопасности обратно пропорциональна расстоянию между нами. — Договорив, он зажмурился, снова втягивая голову в плечи и вжимаясь в стену.

Отредактировано Suzuran (13-01-2017 14:39:11)

+1

17

— Вуу-вуу, как много умных слов ты знаешь, ока-азывается, — насмешливо "удивился" ракшас, подёргав бровями на длинную физико-математическую сентенцию девицы про расстояния и пропорции. Если Судзуран ждала на это какой-то гневной или бурной реакции, то напрасно: мужчина только бровью и повёл.

— Так всё-таки? — Он приблизил голову, пытливо склоняясь к собеседнице и будто даже обнюхивая её. — Что-то я тебя не догоняю, цыпа. — Рюя одной рукой отодрал от стены сжавшуюся в комочек блондинку, обнимая её за талию и крепким рывком прижимая к себе вплотную. Оскаленные в ухмылке клыки оказались совсем близко к кончику её тоненького носа. Ракшас прищурил пылающие синевой глаза. — Зачем ты мне — то моё личное дело. А вот ты сама — сначала просишь защиты, а теперь норовишь сбежать? Что, испугалась и передумала? С кулаками оно как-то роднее дело иметь, да?

Кингэцу, издевательски ухмыляясь, горстью пальцев взял Судзуран за подбородок, приподнимая её голову навстречу себе и всматриваясь в густую, яркую зелень её радужек. Контактные, что ли. Не важно, потом проверит. Смятение, явным образом охватившее девицу, страх, начавший брать верх перед лицом нечистой силы, колебания, в которые она так стремительно погрузилась, принявшись увиливать от того, на что сама напрашивалась минутами раньше — всё это раззадоривало и распаляло его, всё это позволяло ему быть сильнее и пировать на этих трещинках слабости в образе загадочной незнакомки. Жаркое дыхание, вырвавшееся из ощеренного рта, опалило щеку Судзу, и ракшас остро ощутил охватившее его не только нервное, но и вполне физическое возбуждение. Вот теперь, когда она показала ему свою уязвимость, свой страх, когда она стала отступать перед ним, когда стала пытаться менять коней на переправе, он почти перестал воспринимать её как нечто настораживающее и равное — и жажда обладания тем, что его заинтересовало, встала в полный рост...

+1

18

Проглотив очередной едкий сарказм в ответ на насмешку якудзы, Эмиль прикрыл глаза и принялся считать про себя. Одним это помогает не начать убивать, а его отвлекало от ощущения смертельной угрозы. Отвлекало, честно говоря, из рук вон плохо, потому что, как только его одним резким движением прижали к крепкому телу без шанса рыпнуться — не то что вырваться, — он вообще со счета сбился.

Чтобы хоть как-то отдалиться от пугающей ухмылки, в которой Судзу неизбежно виделся хищный оскал зверя, он уперся свободной ладонью мужчине в грудь и отчаянно прогнулся в спине, отвоевывая себе десяток-другой сантиметров. На скуле и виске осталось дыхание хищника, и от этого ощущения по спине стек холодок. Интуиция, ах интуиция, сука ты продажная... 

Сердце колотилось где-то в горле, не давая дышать. Зеленые глаза широко распахнуты и следят за каждым, самым слабым изменением в выражении лица на против. И он в самом деле похож на кролика, попавшего в кольца удава. И Кобаяси уже давно кажется меньшим из зол — тем более, что кулаки-то? Ну останутся синяки — так сойдут они через неделю-полторы. А избивать до смерти Кобаяси все равно его не стал бы — ну, зачем ему это, по сути-то, сам ведь приходит в "Лагуну" послушать пение да оттянуться потом с "необычной" певичкой. Так что и так понятно, как белый день, что испугалась и боится. Боится вот этой чрезмерной угрозы, ощущения силы, власти и безнаказанности, жадности этой и постоянных касаний.

Мысль сыграть в обморок мелькнула и исчезла. Разыгрывать слабость, в ней полагаясь на заботу окружающих, сейчас было рискованно примерно так же, как прикидываться мертвым при встрече с медведем. Шанс один из тысячи, а его везение на сегодня, судя по всему, исчерпано.

— Д-да, — честно кивнула блондинка. — Не каждый день приходится иметь дело с... — С монстрами. Чудовищами. Тварями. Он запнулся, не зная, как корректней назвать то, что таилось за маской из плоти и крови. — С такими, как вы.

Вообще не приходилось, по большому счету. Эмиль избегал их всеми возможными способами. И вот сейчас ситуация для него была из ряда вон, и что может твориться в голове у таких существ, он даже представлять боялся.

+1

19

— Да ну брось, — издевательски ухмылялся Рюя, сводя на нет все попытки Судзу отстраниться. — Сама же сказала раньше: знаешь, что я тебя не убью. Нахера ж ты тогда, за столом, вообще влезла в моё дело? Ты же видела, какой я. Что, думала, галлюцинации ловишь, цыпа? — кажется, клыкастая ухмылка его вообще не смыкалась на словах, оставляя гадать, как ему удаются согласные. — А как пощупала, так сразу сдулась? Не бо-ойся, — совершенно фальшиво заверил её ракшас. — Или, может, тебе для спокойствия что другое дать пощупать, более знакомое?

Он пятернёй, нагло лежащей на заднице девушки, поддёрнул её плотнее к себе, притирая бедром к паху и одновременно горячо выдыхая на тонкую натянувшуюся шейку. Сзади снова раздались шаги других посетителей ресторанной залы, но вмешиваться в интимное общение, никто не счёл нужным, свободных рыцарей, готовых встать на защиту прекрасной дамы, не нашлось — Рюя стрельнул взглядом через плечо, убеждаясь в этом.

— Но, полагаю, не здесь и не сейчас, — усмехнулся он, и в продолжение перехватил руку Судзуран выше запястья. — Пошли, — и, не спрашивая больше ничего, потащил девицу за собой обратно к лестнице. Чинный ужин в ресторане откладывался до неопределенного времени...

+1

20

Ками пресветлые, как же теперь объяснить-то! Он еще пытался как-то отстраниться, вопреки полнейшей тщете своих стараний. Теперь, спустя десяток минут — не более! — для него и самого вся эта ситуация выглядела сплошной нелепостью: какая-то девица подходит, хватает фишки и ставит их на выигрышное число. Кто б поверил, что все это было — как затмение: упал, закрытый перелом, потерял сознание, очнулся — гипс. Только у него вместо гипса — здоровый и крепкий якудза, на поверку оказавшийся не то демоном, не то чертом.

— Сама не знаю, — включил Эмиль режим блондинки — проверенное средство из разряда "на нет и суда нет", — как так случилось! Само получилось... — лепетал он, часто моргая. И тут же охнул, когда наглая рука покрепче сжала его ягодицу и красноречиво прижала бедром к паху. — Оу, даже так, — хлопнула ресницами блондинка, в следующее мгновение широко распахивая глаза: — К-куда... Куда вы меня ведете?!

Секунду или две Эмиль пытался сопротивляться — из банального страха идти куда-то с совершенным и до печенок пугающим незнакомцем. И что-то уверенно подсказывало ему, что ведут его явно не в зал казино сорвать еще один куш. Когда его грубо и куда как сильнее дернули за руку, отчего пришлось сделать широкий шаг, чуть не подвернув ногу, он прекратил сопротивление и молча засеменил следом, тревожно поджав яркие губы и в надежде кидая взгляды на ничего не замечающих людей. Подобное обращение было ему хорошо знакомо, и самым верным в такой ситуации обычно бывает расслабиться — есть даже шанс получить удовольствие. И он не сопротивлялся.

Отредактировано Suzuran (15-01-2017 03:20:16)

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2008.10.11] Кингэцу Рюя, Судзуран