Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 29.10
«Русские Суши» - Каска 23.10
Ул. Саншайн - Курури 27.10
Ул. Гекиджо - Кида 22.10

Эпизоды:
Энн, Раа - Раа 04.11
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 04.11
Гин, Рина - Рина 29.10
Изая, Кида - Кида 28.10
Маиру, Курури, Изая - Маиру 28.10
Оберон, Энн - Оберон 30.10
Титания, Анейрин - Титания 01.11
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 04.11
Оберон, Титания - Титания 04.11
Шизуо, Изая - Изая 02.11
Раа, Рагна - Раа 04.11
Дэйв, Энн - Энн 04.11
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 30.10
Има, Джин - Джин 02.11
Дейв, Златан - Златан 04.11

Альтернатива:
Изая, Хоши - Изая 04.11
Маиру, Изая - Изая 02.11
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Альтернатива » Давным-давно, в далекой-далекой галактике...


Давным-давно, в далекой-далекой галактике...

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Кенни слегка склонил голову набок, прикидывая, представлялся ли уже принцессе. Чётких воспоминаний на этот счёт не было. К тому же принцессам не полагалась поминать имена пиратов, даже если они их называют.
- Моё имя Доминик Кенни. Друзья зовут меня просто "Кенни", потому что это забавно, легко запомнить и короче, чем "Доминик". Ты можешь звать меня, как хочешь. Я не привередливый, - он мягко улыбнулся и скосил на принцессу взгляд чёрно-красных глаз. На самом деле, "Доминик Кенни" не было его настоящим именем. По крайней мере, не полностью. Зная имя механика можно понять, каким образом он стал "Домиником Кенни", но обратная связь не была столь очевидной. Впрочем, в одном Кенни был уверен, если их поймают, то казнят в независимости от того, какое имя он носит. Единственная причина, по которой имя стоило скрывать, это семья, отрёкшаяся от него много лет назад.

- Байк будет снабжён защитным полем, а очки можно купить... - Кенни обернулся, задумчиво посмотрел на принцессу и смущённо почесал подбородок. Вся продуманность его плана летела насмарку и только потому, что он привык к не привередливым людям, способным к выживанию. Общество светских дам, которым неохота ходить даже в сад, где могут запачкаться их туфли, было ему непривычно.
"Может, зря я это затеял"... - он буквально физически почувствовал, как оживление уходит из него, как ему хочется вернуться обратно на корабль, в общество понятных и простых вещей, которые всегда можно улучшить. Кенни крепко сжал руку, отвергая эти мысли. Ничто не может быть прекрасней гигантов, парящих в небесах.
- Не мешает, - неловко признался Кенни. - Мои предки - колонисты. Чтобы выдерживать атмосферы планет с околоземными условиями, они подвергали тело изменениям. Сейчас это запрещено и не нужно - человеческие технологии позволяют за пару лет превратить почти любую планету в пригодную для человека, но в прошлом, когда перелёты занимали целые человеческие жизни, способность переносить крайние условия была вопросом выживания. Я почти не болею, меня сложно отравить, я лучше переношу холод или жару и... у меня двойные веки. Говорят, это нарушает цветовосприятие, но по мне так я ничего не теряю, - он улыбнулся.
Почти все первые колонисты получили высокие посты и статусы в Империи, но теперь подобные модификации были признаками черни, и родители их очень стеснялись. Это послужило ещё одной причиной, по которой Кенни когда-то пошёл в армию. Там модифицикации тела были, как нигде актуальны.

В городе Кенни почувствовал себя уверенней, словно бы примеривая образ местного жителя. Он перестал неловко улыбаться, выпрямился и внимательно всматривался в лицам людей, которые обращали на него взгляды. Прятаться на корабле было проще, но выходя наружу Кенни возвращался к тому себе, кем был долгие годы до того, как стал "Домиником Кенни".
- Здесь просто не очень любят чужаков, - он рассмеялся. - Точнее, относятся к ним настороженно, но, в целом, люди тут простые и понятные. Проявишь слабость, и они тебя сожрут, будешь сильным - станешь их лучшим товарищем. Так везде, но здесь это заметнее и честнее, - Кенни ответил на приветствие, лениво махнув рукой.
- Не бойся, - тихо проговорил он принцессе. - Если что, я смогу тебя защитить, Иса.
"Но в этом вряд ли возникнет необходимость. По крайней мере, сейчас", - мысленно добавил он. Их было четверо, все вооружены и вполне себе опасны, но они любили деньги, а Кенни собирался расплачиваться кредитами.  Если эта компания и доставит неудобства, то, скорее, когда они вернут байк.

Приветственно боднувшись с коренастым седеющим парнем, который был на две головы его ниже и раза два шире, Кенни начал переговоры. Торговаться в этих местах было обязательно. Даже за одну монетку. В противном случае тебя сочтут или простаком, или богачом. И в том, и в том случае можно рассчитывать на то, что, оскорбившись, тебя обчистят полностью.
- ...Хочу показать Исе гигантов, - продолжил Кенни уже на общем языке. Хозяин понятливо хохотнул и гаркнул что-то похабное на своём наречие. Кенни знал языки и легко им учился, поэтому общий смысл уловил. И был заранее рад тому, что "Иса", судя по всему, мало что понимала. - Шлем, - он кивнул на пыльную витрину обставленную разноцветными и разнофункциональными игрушками.
- Где лучше обзор? - он задал свой вопрос небрежным тоном туриста и приятели принялись рассуждать о красивых местах на юге города, об обзоре оттуда, о лёгкой дороге. Кенни небрежно кивал и улыбался. На юге обзор и виды, может быть, и были неплохи, но там же хватало мест, где можно устроить ловушку. Он решил не возвращать мотоцикл, дополнительно заправиться на выезде из города и на корабль лететь, впоследствии, напрямую. Пусть даже это и приведёт к тому, что капитан может их заметить.

- Садись, - он похлопал по сидению позади себя. "Байк" сам мог сойти за небольшого кита. Широкий на воздушной подушке неприятно гудящий транспорт явно мечтал о ремонте. Кенни уже мысленно разобрал и посмотрел фильтры, в которых наверняка хватало песка, но байк легко завёлся, приподнялся над поверхностью и мгновенно активировал защитное поле.
- Эта штука сожрёт всё топливо, - недовольно буркнул грязный парнишка, который, видимо, подрабатывал в этом заведении помощником механика. Он подобные затраты явно не понимал. Кенни ему улыбнулся, и, словно бы, в насмешку над ним принялся пристёгивать принцессу двумя рядами ремней: на икрах, чтобы не соскользнуть с сидения, и на бёдрах.
- Держись, - предложил он и быстро рванул с места, на скорости, в которой яркие крыши, тёмная кладка и светящиеся вывески смешивались в одно цветное пятно. В спину им раздался взрыв хохота.
Сперва Кенни полетел на Юг, но, вскрывшись с глаз, изменил траекторию, полетев на юго-запад. [ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

+1

22

Принцесса, наткнувшись на задумчивый взгляд механика, вопросительно вскинула брови. Доминик, - именно так она собиралась его называть, - резко принялся лишаться присущей ему живости, как казалось Еве. И хоть она не слышала его внутреннюю борьбу, но чувствовала переменчивую атмосферу вокруг пирата.
- Очки могут быть кстати.., - словно между прочим заметила принцесса. Хевель не хотела выглядеть чересчур настойчивой, в тоже время не могла пойти на попятную, решив, что “а… пусть будет как будет”. Ведь меньше всего ей хотелось обратно на корабль.

Разговор о модификации, казалось, пришелся как нельзя кстати. Песок продолжал прилипать к коже, но в отличии от своего более “морского” собрата не вызывал дикого желания срочно утонуть во влажном креме. Он немного окрашивал кожу, из чего стало понятно, почему постройки тонули в оттенке, близком к цвету песка. Но оставалось секретом, почему же здесь, в пустыне, башни и небоскребы, примерно от середины, оставались лазурными?
- А какими ты видишь вон те верхушки зданий? - Хевель махнула рукой в сторону города. Она и до этого не отличалась особой эмпатией, так что ничего бесцеремонного в своем вопросе не заметила. Модификации казались вещью весьма интересной, хотя как принцесса, она должна была их не одобрять. Империя подавляла растущую волну биомедицинской инженерии и робототехники, хотя и не могла сдержать их полностью. - А у меня лишь волосы не совсем правильного цвета. Если можно так выразится. Говорят, ранее меланин имел другую структуру… -  Принцесса замешкалась. - Двойные веки позволяют лучше видеть в темноте?
Принцесса спрашивала из искреннего любопытства. Раньше она встречала людей, имеющих в теле модификации, потому что в военном деле без этого никуда, хоть обзапрещайся. Но говорить с ними об этом не решалась. Кенни же говорил о них только с позитивной стороны, так что Еве стало невдомек - откуда взялось презрительное отношение, старательно вбиваемое в голову даже властителям. Хотя тут же она нашла ответ на свой вопрос - это был лучший способ что-то запретить.
Ева слушала Кенни, иногда внимательно, иногда рассеянно, и думала. С его природными талантами он мог бы зарабатывать на жизнь честным, - ну относительно, - трудом военного. Отчего же его занесло в контрабандисты? Принцессе хватило мудрости не озвучивать вопрос.

Город же, к которому они приближались, совсем не подходил для знатных особ. Но на таких окраинах нередко взращивали мятежных королей. Хевель было сложно определить отношение к нему. С одной стороны, он нравился, было в нем что-то нетипичное, еще не опробованное. С другой стороны, он слишком пах животными инстинктами. Что Кенни только подтвердил.
- Эмммм, - Ева вложила в звук недоумения всю серьезность, и ответила так же тихо, - я очень на это надеюсь.
Сбежать от пирата на этой планетке это одно, а вот сразу попасть в лапы других преступников - совершенно другое. И Хевель совершенно не хотелось знакомится с новыми похитителями. Эти хотя бы не обижали. Если по-честному.
Сам Кенни же, к удивлению принцессы, немного преобразился. Она ожидала увидеть в нем крайнюю осторожность: нервы напряженные до предела и обдумывание каждого шага. Вместо этого, рядом с ней шагал мужчина со сцен из вестернов. Невольно представив, как пират вертит в ладони лазерный пистолет, Хевель хихикнула.

Но чем ближе они становились к “Ларри”, тем менее охотно шагала принцесса. Компания ей решительно не нравилась, вызывала страх и презрение. Потому она все же не приближалась к ним так близко, как Кенни, предпочитая тереть глаза, словно в них попал песок. “Во что же ты ввязалась, Еве? Это же обыкновенные, честные бандиты!”
Один из парней толкнул своего товарища в бок и кивнул в сторону принцессы, когда Доминик как раз здоровался с самым крупным громилой. Ева было испугалась, что ее узнали, но внезапно разразившийся смех свидетельствовал лишь о том, что эти люди в любой женщине кого-то да узнают.
Принцесса отвернулась, скрывая раздражение, и принялась всматриваться вдаль. Она мало что могла уловить из разговора и не понимала на каких гигантов её везут смотреть. Но живо отреагировала на витрину со шлемами, едва Кенни о них обмолвился.
Выбор был невелик, большинство шлемов были довольно потерты, хотя лежали среди них и новые. Принцесса протянула руки сквозь витрину и достала один - черный, с декорацией в виде кошачьих ушек. Он мало подходил к платью, зато великолепно скрывал лицо.
Ева не хотела, чтобы эти мужчины на нее смотрели и с радостью скрыла бы каждый кусочек тела.
- Если поедете южнее Гарвандер’ ара… - принцесса, хвастаясь шлемом, подошла к Кенни и компании, как раз когда они перевели беседу в русло болтовни. Ей не хотелось перебивать, но она подобрала кое-что и для Доминика. То, что ему было необходимо оплатить вместе с ушастым шлемом.
- Думаю, тебе пригодится, Доминик, - она протянула едва заметную изогнутую полоску перламутрового венерианского стекла. Шлем, механик мог бы отказаться надеть, а вот очки вполне мог взять. Хевель хотела, чтобы водителю было максимально комфортно. От этого зависела и ее безопасность.

- Не ежегодная демонстрация, но сойдет, - промолвила принцесса, послушно усевшись на байк. Ей этот вид транспорта нравился, но ездила она лишь вместе с охранником на скорости километров десять в час. Во время редких, но обязательных, выходов к народу, принцессам, да и принцам, доводилось идти сквозь коридоры толпы пешком и махать всем собравшимся. Но иногда, если стиль праздника позволял, не запрещалось возить королевскую попу на транспорте.
Но никогда принцессу еще не пристегивали к байку. Издав возглас, полный возмущения, Ева было дернулась, но мгновенно замерла, едва почувствовав руки на бедрах.
Коленки сильнее сжались в байк и лодыжка уперлась в плавно изогнутое крыло. Она чувствовала невыносимую неловкость и радовалась, что под шлемом не видно смутившееся лицо. Ева потянулась рукой к путам, чтобы проверить насколько туго затянуты лямки. Но пальцами наткнулась на руки, закрепляющие бедра и байк и… почувствовала как по телу пронесся поток электричества.

К счастью, скоро с шумом город начал превращаться в единое пятно. На Венере принцесса чувствовала себя в большей безопасности, чем на корабле. Эта честность, правдивость, как говорил Кенни, давала шанс выгрызать право на жизнь, на Лотти с принцессой считались ради её титула. Здесь же, внезапно, у нее было больше человеческих прав. Но все же Ева не была уверена, что свобода здесь лучше плена на корабле.

Красоты планеты мелькали перед глазами мгновениями. Было жарко и от скорости иногда страшно. Особенно на поворотах, когда принцесса крепче держалась за пирата.Но было в ощущениях драйва и наслаждение. Скорость дарила призрачную свободу. Красная пустыня вокруг же обещала принцессе забытье ото всех живых. Она никогда не переживала ничего подобного.
Потому принцесса молчала.
Несмотря на то, что пират оставался похитителем, она позволила себе увидеть в нем что-то хорошее, человечное.  Ева не спрашивала куда ее везут. в какой-то момент захотелось, чтобы дорога не заканчивалась. Мысли были простыми, эмоции яркими, но они не сводили с ума. Напротив, дарили ясность.
Фауна планеты была так же бедной, и чем дальше они становились от города, тем более дикой выглядела местность. Красные скалы выросли из земли, словно деревья. Они были столь частые и хаотично разбросанными, что путешественникам, доводилось уворачиваться перед самым носом скал. Однажды принцесса мельком заметила змею, выползающую на открытые камни в поисках пропитания.

Как только рев мотора  стих и стало ясно, что они прибыли к месту назначения, Хевель первым делом сняла шлем и аккуратно положила его на песок, попутно стряхнув с себя волосы Кенни, разбросанные ветром.
Мы приехали? - спросила она, принявшись быстро отстегивать правую ногу и попутно следя за пиратом. Который как-то странно улыбался, слишком счастливо что ли, словно дитя без забот.
Ева бросила бороться с лямкой и проследила за направлением его взгляда.
- Корона императора! - закричала принцесса, - это же Небесные чудовища!
Хевель рассмеялась так словно, забыла о всех своих приключениях, и самозабвенно уставилась в небо.
Небесные киты проплывали медленно над головами, разрезали своими огромными плавниками воздушную гладь так, словно плавали в бесконечном море. И сами бесконечные, вечные, они не правили, но бесспорно были правителями.
- Я и забыла, что они живы. Не миф, не рассказ… - Еве не отрывала взора от неба, - в бескрайнем космосе много чудес, но это лучшее.
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (30-07-2017 19:11:36)

+1

23

Доминик улыбнулся. Ему очень скоро надоело смотреть на гигантов, и он перевёл взгляд на лицо Исе. Лицо, которое говорило, что они приехали сюда не зря. Приятное лицо, восторженное. Куда более восторженное, чем тогда, когда он подарил ей пса — массивного, уродливого, но очень полезного робота. Впрочем, Доминик не расстроился и не ревновал. Он знал, что Новая Венера прекрасна и щедро делится своей красотой, а принцесса красивое всегда нравится больше, чем полезное.
Доминик помог ей отстегнуться, стараясь лишний раз не прикасаться и не беспокоить. Ещё в первый раз он заметил, что принцесса напряглась, но посчитал это необходимым. Он любил скорость и, пожалуй, хотел показать Исе, как надо летать на таких штуках. Вряд ли принцессе позволяли так рисковать. И, тем более, вряд ли ему ещё когда-нибудь удастся покатать принцессу, которая будет смеяться от скорости и прижиматься к нему ближе.
Подумав об этом, Доминик решил, что воспоминания о поездке на Венеру будут греть и его.
— Я кое-что упустил, — произнёс Доминик, распластавшись на горячем песке с видом довольного кота и уставившись в небо. Огромный небесный кит прогудел так, что всё тело завибрировало, и механик на мгновение прикрыл глаза. Красота звука полностью поглотила его. Это было как в опере или на симфоническом концерте, только живее и сильнее.
«Красиво здесь», — думал Доминик. — «Спокойно, по-настоящему. Хорошо бы купить здесь кусок земли, выращивать травку или другую космическую дрянь и жить, отгоняя воров — не скучно и красиво».
— Надо было захватить лэнч, — вздохнул он, разглядывая перламутровую полоску стекла в своих руках. Доминик купил её даже с учётом того, что не чувствовал в ней никакой нужды. Тем не менее, принцесса («Иса», — внутренне поправил он себя) выбрала её для него. И это было почти подарком. — Вечно так у меня, глобальное продумаю, а детали выпадают из головы.
С голодом это случалось особенно часто. Собственно, именно поэтому большая часть его устройств кормило или напоминало о кормёжке автоматически. Даже тогда Доминик мог забыть поесть, но это случалось значительно реже и уже не доходило до совсем печальных последствий вроде голодных головокружений.
— Ты спрашивала про мои глаза, — напомнил Доминик. Тогда ему было неудобно отвечать, но сейчас, глядя на необычные небеса, по которым плавали-летали самые прекрасные животные в мире, он вполне мог ответить. Впрочем, только не о цвете. Ему невдомёк было, как рассказать, что видит он всё по-своему, но лазурный принцессы для него тоже будет лазурным, даже если, на самом деле, он видит лиловый, синий или оттенки серого. Никому не дано увидеть мир таким, каким его видит другой человек.
— Ты спрашивала, хорошо ли я вижу в темноте. Пожалуй, что примерно так же, как все остальные, — Доминик улыбнулся, чтобы сгладить своё первое молчание. — Двойные веки мешают отражению света, и потому во тьме не помогают, но они позволяют смотреть на солнце, лучше видеть в воде, во время дождя и при сильном ветре — во всех случаях, когда люди испытывают неудобства и их глаза слезятся. Внутреннее веко защищает от грязи, пыли, кислотности атмосферы и даже от высоких нагрузок. Это удобно для пилотов.
Модификации были запрещены, когда стали отражаться на генетическом коде человека. Иногда такие мутации порождали что-то удобное, полезное или даже красивое. Например, как волосы принцессы. Но иногда рождалось нечто уродливое, с каменной кожей или несколькими парами рук.
Доминик хорошо это знал, поскольку его родителям приходилось обращаться в клинику, чтобы убедиться, что у их ребёнка будут только полезные мутации. Они потратили немалое количество средств и прибегнули к искусственному зачатию, чтобы избежать негативных последствий, но даже тогда доктора давали высокий процент спонтанных изменений или изменений, не соотносимых с жизнью. Именно поэтому в нынешнее время модификацию вытесняла кибернетика.
Кибернетические изменения позволяли быть сильнее, умнее, быстрее без тотальных последствий для потомков, но, разумеется, были и сложнее в применении. Чтобы вживить в ткани тела металлические детали так, чтобы они не мешали человеку, а усиляли его, приходилось тратить немало усилий и средств. И это породило огромное количество подпольных больниц и некачественных полукиборгов.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

+1

24

“Расскажи мне сказку. Ту, которая обо мне.”
Пустыня протянулась на многие мили вокруг. Вся Венера, с ее удивительной атмосферой, была пустынна и небогата жизнью. Но она была прекрасна. Не испорченная вмешательством в экосистему, планета дарила свободу и изобилие своим обитателям. Змеи и ящерицы, грызуны и мангусты - им было достаточно тех редких растений, которые производила земля. Они были мелкими и незаметными хозяевами пустыни, контрастом на фоне величественных плавающих в небе чудищ.
Липкий песок, всех оттенков от золотого до красного, покрывал грунт на несколько метров вглубь. Даже скалы, возвышающиеся над путешественниками, состояли преимущественно из песка. Некоторые походили на огромную детскую песочницу, другие были словно вырезаны острым ножом. Но все же они были довольно древние, чтобы не рассыпаться от прикосновения или бушующего ветра, который хоть и не был частым, но в здешних условиях доставлял людям и животным неприятности.
Далеко на западе планеты, если верить путеводителям, был оазис. Совсем не изобилующий водой. Густая атмосфера сохранялась там не только в верхний слоях, но до самого песка. Небо и земля сходились воедино. И там было пристанище огромных стай китов, местом их главного обитания, куда они обязательно возвращались после длительных миграций. Человеку там нечего было делать, воздух был совсем непригоден для дыхания. Да и ресурсов никаких. Потому Венера сумела остаться в своей девственной, относительно, красоте.
- Что же? - удивилась принцесса, не скрывая в голосе некоторой тревоги. Возможно им стоило взять с собою Эйджа? В песке могли жить любые создания. Венера не была достаточно изучена. Шаи-Хулуда они не встретят, но кто знал, что там еще могло водиться? Да и пирату верить было рано. Он вон какой… Довольный и счастливый. - Ох...
Звук пронесся по телу и проскользнул дальше глубоко в землю. Ева подняла глаза к небу, открыла была рот, чтобы что-то сказать, но быстро передумала. Невольно она чувствовала себя проводником чужой музыки. Это было так странно, но было в этом что-то пьянящее.
- Не стоит о таком думать, это не важно, - задумчиво ответила Хевель, всматриваясь в небо. Её еда не заботила вообще. Не то, чтобы принцессе не было дела до голода, но всему свое время. - Душа ведь накормлена.
Ева плюхнулась в песок. Он был теплый и немного влажный. Если добавить еще немного воды, можно было бы строить песчаные замки. Но на Венере не было ни воды, ни замков… Лишь долина, окутанная скалами, где можно было лежать и беззаботно мечтать.
Вот как. Понятно, почему по прилету тебе не мешал этот песок. Это также классно, как и видеть в темноте. Но статистически полезнее. - Хевель повернула голову и с улыбкой посмотрела на пирата, - хотя, если бы у меня был выбор, я бы настаивала на ночном зрении. Чтобы не наталкиваться на мебель…
Насчет мебели принцесса шутила, ведь редко сталкивалась с отсутствием пошагового освещения. Но в целом идея казалась ей полезной.
“Если бы генную инженерию не подавляли, то модификации могли бы принести еще что-то полезное… А может и нет…” - Ева встала и пожала плечами в ответ на собственные мысли. Как принцесса она не могла озвучить сомнения в решениях Императора и ей было досадно, что она не имела никаких знаний в этом вопросе. Перед ней была прекрасная пустынная долина, а над нею проплывали летающие киты.
Хевель понимала, что на корабле она вновь окажется в статусе пленницы. Хотя и здесь на ней был браслет, но вокруг не было стен, заставляющих думать о безнадежности положения. Этим моментом хотелось напитаться больше. Принцесса усмотрела ближайший уступ, возвышающийся метра на два над землей и быстро взобралась по пологой стороне.
Она села на краю, свесив ноги вниз, и смотрела на раскинувшуюся вокруг игру красок. Принцесса подняла руку и сделала несколько плавных движений, изображающих крест: “Вжух! Вжух!” - довольно громко произнесла принцесса, подражая персонажу одной из сказок. Несмотря на юный возраст, она, конечно, не ощущала себя ребенком, но ничего не имела против придуманных историй.
- А давно ты создаешь этих роботов, которых я видела на корабле?
Теперь Ева смотрела вниз на Кенни. Механические создания ей чем-то понравились и она была не против услышать о них больше.
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (07-08-2017 23:01:11)

+1

25

Доминик кивнул. Слова принцессы полностью отражали и его отношение, поэтому он с лёгкостью мог подписаться под ними. Еда — всего лишь низменная потребность, а голодная душа делает человека скучным и плоским. Однако принцессам, скорее всего, непривычно испытывать чувства голода, и, несмотря на её слова, он был готов к тому, что скоро она изменит своё отношение: окружающие просторы потеряют свою власть над ней, а киты перестанут волновать душу. Такое случается и с обычными людьми, а принцессы должны быть привычны ко всему прекрасному.
Доминик усмехнулся, как своим мыслям, так и словам принцессы.
— Если бы у меня была возможность выбирать, я бы то же отдал предпочтение кошачьим глазам. Они, как минимум, красивее. К тому же позволяют рассмотреть в темноте не только мебель, — он подумал о женщинах, которые любят выключать свет, предаваясь утехам. Как ему рассказывала одна любовница, дело далеко не в скромности. Женщинам свет мешает мечтать, а возбуждает не столько происходящее, сколько собственное воображение. Впрочем, наверняка, не всех женщин, но Доминик время от времени встречал именно таким. Ему же нравились ощущения, но к тактильному он с удовольствием добавил бы и зрительное. Ему нравилось любоваться красотой и нравилось воспринимать мир глазами.
— Ответ зависит от того, о чём именно ты спрашиваешь. Как давно я на этом корабле? Как давно увлекаюсь механикой? Как давно пиратствую? На каждый из этих вопросов ответ будет немного разный,— он приподнялся на локтях и взглянул на возвышающуюся над ним принцессу. Можно было бы оставить девушке выбор, но на деле Доминик не слишком скрывал свою историю. Большую часть истории. Он не хотел только одного: чтобы его близких привлекли за преступления, которых они не совершали. Пиратство не ценилось в Империи, но за похищение принцессы казнить могли весь его род. Даже тех, о ком Доминик не знал или забыл.
— Роботы мне нравились всегда. Мои родители хотели, чтобы я стал пилотом, но мне больше нравилось быть инженером. С раннего детства я увлекался конструкторами и модельками, а первого робота собрал ещё будучи школьником. Это было забавное существо, которое подбирала те бумаги, который я комкал и бросал на пол. Матушка у меня очень не любила беспорядка, вот я и сделал робота, который относил мусор в корзину, — Доминик рассеянно улыбнулся этим воспоминаниям, осознав, как давно к ним обращался. Воспоминания всегда казались ему отравой, которая порой приносила приятные ощущения, но всегда обращалась горечью.
— Пиратствую я около десяти лет. Долго уже, пожалуй. Даже больше трети жизни. Но не всегда был на Лотти, — коротким ответом он постарался закрыть эту тему. — А ты? Чем увлекаешься? О чём мечтаешь? Из-за чего не спишь по ночам? — Доминик поймал, как ему показалось, удивлённый взгляд, и пожал плечами. — У каждого должна быть мечта, из-за которой он не спит ночью, а всё думает и думает. Для меня это изобретения. Эйджа, например, я придумал почти сразу, как с тобой поговорил, и потом целую ночь пытался уместить все функции в маленькую компактную коробку. Ночь — это пора вдохновения. [ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

+1

26

Действительно, - принцесса многозначительно хмыкнула.  Она и не вспомнила сразу, что именно представители кошачьих видов были наделены ночным зрением. Но их глаза не казались ей особо красивыми. Просто другими, как и у миллионов иных животных.
Тем не менее Ева позволила себе представить собственное отражение с глазами ярко-желтого цвета и тонким вертикальным зрачком. Зрелище вышло необычным и цвет весьма подходил к волосам. Но природные глаза казались ей превосходнее. И все же ради дополнительных возможностей, принцесса думала, что сможет уступить красоте.
Внешность же Кенни и вовсе была диковинной, чтобы представлять его с необычной модификацией. Глубокий черный цвет белка встречался редко. Из необычных оттенков глаза чаще можно было встретить синие или фиолетовые. Что же касается радужки, то красный цвет и вовсе был у одного из нескольких тысяч. Хевель думалось, что кошачьи глаза не идут ни в какое сравнение… Но тем не менее на минуту она дорисовала и механику ярко-зеленый взгляд и усы… А затем также быстро выкинула это из головы.
- Ох, - удивленно выдохнула принцесса, попутно высыпая с ладошки пригоршню песка, - пожалуй, обо всем понемногу.
В сущности Ева спрашивала только о том, как долго Кенни увлекается робототехникой. Но поскольку он сам озвучил другие вопросы, Ева решила, что можно узнать об одном из похитителей больше. И вовсе не с целью более изощренной мести. Это была привычка, выработанная еще при дворе - интересоваться своим окружением. Хевель считала истинным долгом правителя знать свой народ. И хоть ее интерес ограничивался лишь близкими слугами, но все же принцесса знала о них многое, вплоть до того, чем на прошлой неделе болел ребенок горничной в ее спальне. Во всяком таком интересе присутствовала корысть, но было и что-то доброе в принцессе.
- Значит ты умеешь летать? - поинтересовалась она, свесившись со склона. Ответ Доминика никак не утверждал, что он все же стал пилотом, потому принцесса решила уточнить и знать наверняка. Но Кенни рассказал о себе достаточно, чтобы на будущую картину о его личности можно было нанести хотя бы грунт. Он был немного младше средних лет, судя по сказанному и его внешности, лет тридцати. Вырос в семье, где на его будущее строили планы, к тому же едва ли на окраине системы или в слишком бедной семье. Планировать образование могли позволить себе или люди статусные или имеющие деньги. Конечно, умные и талантливые дети тоже получали знания, но исходя из статистики, принцесса все же считала, что пират родился в благополучной семье.
- Эм, я? - удивленно спросила Хевель, непроизвольно поднимая брови вверх. О таком не принято узнавать у принцесс. “Об империи” должна отвечать любая из них, но в этом было столько же правды, сколько в том, что на самом деле Император пришелец из не открытой галактики. Потому Ева замолчала на целую минуту, дергая ножкой из стороны в сторону. - Ни о чем. Что мне недоступно, чтобы быть желанным? - она склонилась, чтобы лучше видеть пирата. - Но Иса могла бы искать Руку Ориона или другой вид с высшим разумом или еще чем-то заниматься. - Принцесса улыбнулась. В детстве она действительно часто представляла, как находит пра-мир, из которого согласно легендам, вышли первые колонисты.
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (22-08-2017 23:08:41)

+1

27

— Умею, но ровно настолько, насколько это надо механику. Я смогу взлететь, выставить маршрут, посадить корабль в случае, если с пилотом что-то случиться, но настоящей связи с Лотти у меня нет. Контактируя с ней, я взаимодействую в форме диалога, а не сливаюсь. Это очень отлично по ощущениям. У пилотов специальная подготовка. По крайней мере, у многих хороших пилотов, — он сделал неопределённый жест рукой, который в равной степени можно воспринимать, как дань уважения их заслугам, так и насмешку над их безумием. Кенни почти не насмехался, хотя действительно считал пилотов ненормальными: слишком отстраненными от реальной жизни, слишком погруженными в космос. Другой вопрос, что он не видел в этом ничего плохого.
Кенни любил читать брошюры. Часто среди них появлялись те, в которых что-то осуждалось: кибернетика, генная модификация или, например, слияние. Доказано уже, что человеческий мозг гораздо быстрее работает с техникой напрямую. Быстрее и эффективней, поскольку обходится без погрешностей в виде эмоций, но новые исследования утверждают, что пилоты — несоциальны и социальная адаптация бывших пилотов проходит слишком сложно, что бывшие пилоты не имеют детей, умирают в одиночестве от алкоголизма и наркотиков. Кенни считать, что умирать в одиночестве могут все, что эта смерть не самая страшная и что вряд ли хоть один пилот променяет космос на социум, но социум этого не понимал и возмущался.
В будущем пилотов могут заменить роботы. К этому даже шли и такие исследования казались эффективными, но Кенни знал, что его работа с Лотти не сравниться по скорости с работой пилота, и что в случае атаки никто не сможет вывести корабль из зоны обстрела без повреждений кроме пилота, находящегося в слиянии.
— Многие девушки, которым ничто не мешает искать Руку Ориона, тратят массу усилий на мечты стать принцессами, но ничто не мешает принцессе начать такие поиски,— заметил он сонным и скучающим тоном. У принцесс возможности были ограниченными, но при некоторой хитрости они всё же могли бы добиться своего, могли, к примеру, начать спонсировать исследования — это поощрялось общественным мнением, — могли приехать в зону исследований с инспекцией и задержаться там.
Хевель могла, в конце концов, просто остаться Исе. Впрочем, последнее было сложнее всего — эта девушка мало знала о реальной жизни и была ещё меньше к ней подготовлена, но Кенни едва сдерживался, чтобы не предложить ей этот вариант.
Кенни в детстве был очень романтичным и душевным мальчиком. Ему всегда казалось, что принцессы, которых вывозят на быстрых медленно ползущих машин на всеобщее обозрение, помирают от скуки. Ему всегда хотелось увидеть их улыбающимися, счастливыми, смеющимися. Он нередко воображал себя рыцарем, спасающим их от дракона-традиций. Но Кенни вырос, и не мог уже судить о правильности или неправильности происходящего. Ему — пирату, беглецу, бывшему солдату, — естественным образом казалось, что жизнь Исе может быть гораздо привлекательней жизни великой принцессы Хевель, но важнее, что думала сама Хевель, ведь жизнь Исе будет сопряжена со сложностями, непривычными для избалованных принцесс.
— Иса этого не знает ещё, но, если верить имперским новостям, Хевель находится в столице и регулярно радует публику своим миловидным личиком. Империя не признаёт её побега... или не знает об этом, — Кенни открыл глаза и бросил внимательный взгляд на принцессу. Для пиратов такие обстоятельства порождали дополнительные проблемы — им могут не заплатить. Но их проблемы вопрос третий. Пираты уже посовещались и решили принцессу вернуть. В том, что она действительно принцесса, все они были уверены, но Кенни не имел ни малейшего представления, можно ли это доказать.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (07-09-2017 07:07:25)

+1

28

Ева одобрительно кивнула. Ответ механика не дал особую информацию, только подтвердил то, о чем она догадывалась. Кенни умел летать, но пилотом все же не был. А значит Шарлоттой определенно управлял кто-то другой. Возможно, это казалось само собой разумеющимся, но Ева перебирала уже невозможные варианты из серии “почему ее еще не спасли”. И одним из таких вариантов был совершенный ИИ корабля.
Любому гражданину галактики предположение показалось бы абсурдным. Искусственный интеллект или даже совершенная экспертная система на Лотти не смогла бы превзойти аналогичную из Имперских. Потому что военные давно и жадно держали всю сферу под своим контролем, и под молчаливое одобрение правительства не менее успешно ее развивали. ИИ, ставший частью повседневной жизни населения, был примитивен в сравнении с военным.
Но и тот не выходил за рамки некоторого человеческого контроля.
Принцесса же допускала мысль, что безумные гений, рождающийся раз на тысячу лет, где-то на обочине галактики создал новый еще более совершенный искусственный разум, который и управлял Лотти. Или даже поместил его - разум - в оболочку?
А не робот ли механик, часом?
Хевель повела бровью и засмеялась, продолжая весело болтать ножкой. Все-таки чудный он тип, этот пират. На все у него был ответ.
- Если бы трон был лотерейным билетом, я бы не хотела участвовать в лотерее, - невпопад пошутила принцесса, - скорее бы продавала билеты и мечтала о том, как стану принцессой… шутка. - Ева взглянула на механика. Она была почти довольна своей участью, и конечно, предпочитала быть принцессой, чем лишь пускаться в фантазии об этом.
- Думаешь, мне стоит начать такие поиски? - риторически спросила Хевель в ответ на толстый намек. Реальность Исы все еще казалась ей картонной, потому она могла легко об этом размышлять. - Возможно, Иса купит корабль и отправится на поиски. В качестве персонала стоит нанять роботов... - вновь пошутила принцесса. Она знала, что пират был прав, но не признавала это. Проводить жизнь в путешествиях с одной райской планеты на другую не стоило ей никакого труда и дарило некоторое ощущение жизни. Но главным образом это было гораздо легче, чем что-то изменить. Ева не всегда была такой, но однажды превратилась в капризную девицу и упорно не хотела выходить из образа.
Тем временем солнце планеты мягко пошло на убыль. Лазурный свет, проникающий сквозь густую атмосферу, становился более насыщенным. Но до заката еще было далеко, потому в небе еще можно было отчетливо рассматривать силуэты гигантов, иногда воркующих свои песни.
Принцессе казалось, что Венера была отдельным островом Империи, застывшим в своем зеленоватом сиянии. Здесь можно было быть и принцессой и пленницей, и Хевелью и Исой, злиться, испытывать симпатию. Красный песок спрячет все.
- Вот как? - Принцесса резко вскочила на ноги так, что песчаный выступ под нею задрожал и немного осыпался. - Это лучшая новость за все время!
Хевель с уверенностью посмотрела в небо. Новый трубный звук небесного кита прошел сквозь нее, но она больше не дрожала. Ее ищут! Ищут! Больше принцесса не могла думать ни о чем.
- Если о моем исчезновении не известно общественности, значит отец уверен, что мое возвращение дело недолгого времени, - объяснила Хевель свою резкую перемену.  - О том, что меня нет, должны были доложить еще утром после похищения.
Новости Кенни легко укладывались в ее прошлые размышления.
Император не позволил бы ни одному гражданину сомневаться в незыблемости своей власти. Пока он контролирует ситуацию, никто не заснет с мыслями о том, что Империя не сильна, как прежде. В этом Хевель была уверена. Иначе признавать похищение принцессы означало дать трещину в умах людей.
Также это значило, что Император рассчитывал вернуть дочь в допустимые сроки. Только ради этого кто-то изображал её перед публикой. Но это не сможет длиться долго. Потому что не все дети Императора признавались за наследников. Тем более никто бы не оставил титул за не настоящей принцессой.
Была и другая сторона медали - если принцессу не найдут или найдут каким-то таким образом, что подвергнет власть Империи сомнению, Хевель убьют. Убьют и девушку играющую ее роль.
Ева спустилась вниз и села на мотоцикл, опустив одну ногу на песок. Механик впервые видел её настолько радостной. Каждая клетка тела принцессы, даже в простой одежде, светилась внутренним достоинством. 
- Или я всеже заблуждаюсь и не знаю всех обстоятельств?
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (20-09-2017 20:20:54)

+1

29

Кенни смотрел на принцессу спокойным, слегка отстранённым, словно бы обращённым внутрь себя, но очень внимательным взглядом.
— Говорят, что шуткой можно скрыть горькую правду, но это не точно, — произнёс он с улыбкой. — В любом положении есть свои плюсы и минусы. Главное, понимать, в чём они заключаются, и использовать это понимание в свою пользу.
Кенни мог бы сказать, что истинная свобода находится не на вершине власти, а у самого её подножья. Именно там, на таких планетках, как Новая Венера, люди могут позволить себе быть собой: заниматься тем, что нравится, и не думать о мнении общества. Он не считал, что быть принцессой плохо. Всё своё детство Кенни восхищался принцессами! Но он не был уверен в том, что принцессы умеют правильно пользоваться своим положением и по-настоящему счастливы. Другой вопрос, что подобная проблема беспокоила не только принцесс.
Так или иначе, свою глубокомысленную речь он развивал не от скуки, и не потому что чувствовал потребность направлять принцессу на путь истинный, а чтобы дать себе время. Они вскользь затронули действительно животрепещущую тему, и в данном случае Кенни не мог сказать, что она совсем его не беспокоит. Он мало о чём думал, и редко думал о чём-то по-настоящему глубоко, но обстоятельства вывели Кенни из глубокой внутренней спячки, вынудив стать бдительней.
Его капитан был замечательным человеком — весёлым, добрым, настоящим лидером, — но пусть Кенни не считал его дураком, умным его назвать тоже было нельзя. Остальные члены команды проявляли те или иные зачатки беспокойства или бдительности, но никто, казалось, не отдавал себе отчёта в том, насколько в смертельной опасности все они находятся.
Он улыбался беспечной улыбкой, но на сердце у него было по-прежнему неспокойно. И не только потому, как радостно принцесса ждала момента, когда войска флота её батюшки схватят пиратов и, вероятно, казнят на месте (хотя глубоко в душе его печалила, и перспектива такой участи, и тот факт, что принцессу она только порадует). В какой-то мере его больше беспокоило, что их до сих пор никто не попытался поймать.
— Кто знает, — Кенни пожал плечами, отметив, что и у принцессы появились какие-то сомнения. Сейчас, с момента, как радостно она посмотрела в небо, словно бы ожидая увидеть там весь имперский флот, ему было приятней думать об Исе именно, как о принцессе. Её радость больно уколола Кенни, а долгий гул, издаваемый небесным китом, только усилил это чувство.
— Откровенно говоря, я был очень удивлён тому, что генералу Большая Шишка удалось похитить принцессу и вывести её с планеты с подобной степенью охраны. Дело в том, что я на самом деле знаю, какая там охрана, и знаю, насколько не просто её обмануть. Именно по этому я убеждал Кэпа не лететь к имперской планетке, а высадить принцессу раньше, передать её в посольство и забыть о ней до того, как она нас убила, — бесцветным голосом продолжил Кенни. Он не надеялся на сочувствие принцессы, и решение Кэпа было полностью закономерно, и, тем не менее, у него укреплялось ощущение, что он на огромной скорости несётся к гибели. Даже в самое плохое время, у Кенни было просто уникальное чувство самосохранения. Он не был ни слишком смелым, ни просто дураком, и не хотел погибать только потому, что не понимал, что происходит. Кэпу, с его рыцарскими замашками, с его смелостью и верой в свою удачу, сомнения Кенни были, как минимум не понятны.
— Я удивился ещё больше, когда нас не только не поймали на вторые сутки после встречи с принцессой и её похитителем, но и не было заметно признаков активных поисков, а я знаю, где их нужно искать, — произнёс Кенни и вновь посмотрел на принцессу, чтобы понять, какую реакцию вызовут его слова. К сожалению, он выпал из политической жизни, и не слишком следил за последними новостями, поэтому не понимал, что происходит, и почему происходит именно таким образом, но принцесса была образованна и, несомненно, умна, когда отбрасывала свою капризную сторону. Ему очень хотелось, чтобы она применила именно умную часть себя. В конце концов, в худшем случае, речь шла не только об их жизнях.
— Из первого факта следует, что генерал действовал не в одиночку. Кто-то при дворе поддерживает его, и, скорее всего, это не один человек. А из этого легко сделать вывод, что принцесса им нужна не просто для выкупа, а для каких-то политических целей. Учитывая молчание, или Хевель подменили сторонники генерала (хотя это возможно, вряд ли такой обман мог держаться долго), или это сделал сам Император. Я ставлю на второе. Его Императорскому Величеству должны быть лучше известны мотивы генерала. Более того, я думаю, что всё это сделано для того, чтобы, когда принцесса Хевель спустя время объявилась на другом крае галактики, её отец мог официально признать её самозванкой, — Кенни, наконец, замолчал.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (07-10-2017 15:07:44)

+1

30

Пой мне ночью под солнцем.
-  Мне необходимо подумать, - заявила принцесса и встала с байка. Она прятала свои свои эмоции за поддельной радостью. Счастье в ней истощилось, его почти уже нельзя было ощутить или вспомнить, но принцесса отчаянно цеплялась за него, как за спасательную соломинку.
Ева прошла метров двадцать на встречу пустынным просторам Венеры и прислушалась, не слышно ли за нею шагов. Она не хотела, чтобы кто-то увидел её растерянность. Но больше всего ее пугало, - и именно это она прятала от пирата, - то, что она утратила веру в незыблемость своего положения.
Вздох утонул в сухом воздухе.

Ева вернулась нескоро. Она долго простояла, застыв, словно единственное дерево в пустыне. Механик был прав, гигантские киты в небе больше не трогали ее. Но причиной был не голод, это последнее о чем, могла думать принцесса. А рестеряность за свою собственную судьбу - казалось, что правда, даже самая ужасная, была лучше незнания.
Возможно, ожидание было для Доминика непривычным, и он планировал уже возвращаться, но едва оказавшись рядом, Хевель пронзительно посмотрела на него.
Она почувствовала резкое желание извиниться, за то, что и прямо и косвенно угрожала ему расправой. Но промолчала и плюхнулась рядом на песок.
Раньше он казался ей чудаком. И она ощущала к нему некоторое доверие, по крайней мере большее сравнительно с остальными членами экипажа. Но, чем больше он говорил, тем больше принцесса понимала, что не знает о нем ровным счетом ничего.
Откуда он так рассуждал, словно служил в высших рядах офицеров? Откуда он знал, или говорил, что знает, то, что невозможно узнать, если не соприкоснуться лично?
Хевель едва не спросила, кто он. Детали образа Кенни показалось ей вымышленными, хотя она замечала отголоски этого и раньше, но не придавала значения.
- Я не желаю вам смерти, - перво наперво заверила принцесса. Размышляя над своим пребыванием на Шарлотте и переоценив то, что казалось ей правдою, она пришла к выводу, что все слишком неоднозначно, чтобы принимать поспешные решения. Казалось, что свое отношение она изменила только сейчас. Но в действительности, не обстоятельства повлияли на нее. Хевель переменилась несколько часов назад, когда только ступила на Венеру. Из-за того, что ей оказали милость, на которую она не рассчитывала. Механик отплатили ей добром, несмотря на то, что принцесса сказала ему ранее.
- Кто бы ни был пособником генерала, но если бы подмена была их рук делом, то это уже бы давно стало явным.  - Отчетливо произнесла принцесса, рассматривая песчинки на скале. Если бы той злополучной ночью, ее не похитили, то на утро она бы говорила с Императором. Как дочь с отцом. Принцесса была уверена, что нельзя было хорошо сыграть ее роль, потому что слишком конфиденциальной должна была быть тема разговора, чтобы подготовить ответы заранее. - Потому, кто бы не привел ту девушку во дворец, сейчас Император знает о подмене. Но я не могу поверить в то, что отец мог сделать меня разменной фигурой. Хотя я понимаю, что избавиться от меня сейчас - самый беспроигрышный вариант. Но, - Хевель резко замолчала и резко продолжила, - я хочу знать правду.
За время, проведенное в одиноких размышлениях, Хевель обдумала несколько путей. Ни один из них не казался ей привлекательным. Но кроме оставался лишь один путь - сдаться. Чтобы принять решение принцессе не доставало подлинной правды. Не догадок. И Хевель знала, у кого она была.
- Позвольте мне отправить одно сообщение наследному принцу. Я думаю, из его ответа, вы также сможете понять, как поступить со мною, пока я еще не самозванка.
Ева с надеждою повернулась к Кенни.
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/t/q97eu.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (21-10-2017 21:44:19)

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Альтернатива » Давным-давно, в далекой-далекой галактике...