Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 03.08
Кафе Vanilla sky - Курури 24.07
Полиц. участок - Сой Фон 11.07
«Русские Суши» - Микадо 26.07
Ул. Саншайн - Маиру 23.07

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 26.07
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 03.08
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 03.08
Оберон, Каал, Ниэ - Оберон 26.07
Титания, Анейрин - Анейрин 01.08
Гин, Хильд - Гин 25.07
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.07
Изая, Микадо - Микадо 28.07
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Энн, Раа - Энн 30.07
Такеда, Адам - Такеда 28.07
Дэйв, Златан - Дэйв 28.07
Рагна, Нина - Рагна 28.07
Рагна, Раа - Раа 21.07
Каал, Энн - Энн 03.08

Альтернатива:
Артур, Изая - Изая 25.07
Изая, Хоши - Хоши 24.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Альтернатива » Давным-давно, в далекой-далекой галактике...


Давным-давно, в далекой-далекой галактике...

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

название: Давным-давно, в далекой-далекой галактике...
описание мира: 50 000 000 лет от Р.Х., пиратский космический корабль "Шарлотта", Сверхскопление Девы
действующие лица: Хевель Хават и Доминик Кенни
краткое описание ситуации: Спустя 10 дней после своего пленения Хевель решает, что сидеть в каюте и проклинать пиратов скучно и бесполезно. Раз Империя не рвется ее спасать, она возьмет ситуацию в свои руки. Или положит конец спокойной жизни механика.

0

2

Хевель Хават (принцесса Империи)
Принцесса беспокойна и нетерпелива, любит получать все и сразу, добиваться своего любыми методами: ссорами, угрозами, интригами и, если необходимо, шантажом. Принцесса никогда не знала голода, холода или нужды, ей приносили все что нужно и нет, водили за руку. Третий ребенок и вторая дочь, на нее никогда не давили обязанностями и правилами, как и не возлагали больших надежд, она была самой любимой и в то же время, ее воспитанию уделяли меньше всего внимания.
Любит играть на публику. Чинно исполняет предписанные обязанности принцессы: махать ручкой и заниматься показушной благотворительностью.
Горда, праздна и нерешительна.
Вместе с тем, могла вырасти нормальным человеком, если бы ей выпал шанс, родиться в обычной семье. В характере прослеживается тяга к знаниям, рациональный ум и трезвое отношение к жизни, когда принцессе того хочется.

На следующий день после своего похищения Еве выяснила, что она не пленница на пиратском корабле, а "ценный груз". Преимущества такого положения были видны в сравнении в той бедственной участью, которая постигла генерала. И первое время - буквально двое суток - принцесса тешила себя надеждой, что все с нею будет хорошо. Но надежда разбилась как мифический поток персеид об атмосферу альма-планеты, когда к ней пришло понимание, что все преимущества не более чем дань уважения пиратов к родной Империи и ее многовековым правителям. 
И все же принцесса предпочла воспользоваться прерогативами, пусть не в угоду своей гордыни.
Расхаживать в пижаме она больше не могла, и новое платье стало одним из ее первых требований после беседы с капитаном "Шарлотты". Именно требований, потому что, будучи высокомерной и гордой, принцесса просить не умела и учиться тонкому искусству дипломатии в среде пиратов не собиралась. Для нее нашлась сменная одежда, которая явно не подходила к высокому статусу. Костюм из прочного материала, некогда принадлежавший какому-то подразделению исследователей вселенной, был Хевель немного мал, и его фактура сама по себе очень непривычной - жесткой, скользкой. Но он отлично подходил для небезопасных вылазок, защищая от воздействий космической погоды и различных мелких неприятностей, которые поджидали экипаж старых невоенных кораблей. Она надеялась, что форма валялась среди кучи награбленного ненужного хлама, а не была частью чужого гардероба, как выданные ботинки. Поношенные вещи бесили принцессу до дрожи в руках.
Меньше раздражала только грязная обстановка вокруг. Пираты не были такими уж космическими свиньями (были, были), но сам корабль уже изрядно повидал, даже внутренняя обшивка местами выглядела примятой, виднелись многочисленные свежие швы, кое-где торчала проводка, обмотанная какой-то штуковиной. Порядок наводился скорее силами роботов, чем команды. Роботы Еве тоже не нравились. В Империи не поощрялась робототехника, и на развитие отрасли выделялось мало бюджетных средств. Как знала принцесса, ученым приходилось иоттабайтами передавать отчеты о безопасности своих разработок. Особого мнения хорошо это было или плохо у нее еще не сложилось и к данным экземплярам, Еве относилась с настороженностью, они не были похожими на ее механическую собаку.
Был и положительный момент среди "преимуществ" пленной принцессы на пиратском судне - Хевель позволили не сидеть взаперти. В любое время она могла гулять по открытой части корабля и рассматривать все, что ей хотелось. Обычно она безмолвно сидела на смотровой площадке в незыблемой надежде увидеть приближение военного флота.
Но на пятые сутки Еве начала терять веру. Обычно спасение из рук контрабандистов занимало не больше дня, а ее не могли отыскать уже который день. Причем, захватившие ее, не выглядели теми, кто обладал секретными технологиями маскировки или особым умом... По крайней мере, те, кого она видела, не смахивали на непризнанных безумных гениев. А если и так, то едва ли один разум мог противостоять силам, брошенным на поиски принцессы. По этим причинам она начала сомневаться, что ее действительно хотят найти.
Два дня Еве провела в своей каюте, не вставая с постели, гадая, почему ее до сих пор не спасли. Но, когда бортовой календарь указал наступление 341 суток, принцесса решила, что не собирается умирать на таком старом ржавом корыте и отдавать свою судьбу в распоряжение преступников.
Еве не была обделена умом, несмотря на свою инфантильность и гордыню. Оставаясь в стороне от интриг столицы, она следила за происходящим и участниками действий, чтобы заранее ограждать себя от них же. По сути, это было ее единственным занятием. Может принцесса и хотела бы что-то изменить, но ей дважды не повезло еще при рождении - она была дочерью Императора, а значит уже не могла когда-либо принадлежать себе, и она была женщиной, что накладывало на нее множество ограничений. Хоть за пятьсот миллионов лет патриархальное общество сдало свои позиции, монаршая семья была более приближена к древним обычаям.
Так принцесса решила, что сама спасет себя, раз уж целой Империи не оказалось до нее должного дела. Еще впервые дни она заметила, что та часть корабля, которая была ей доступна, была тщательно очищена от любой полезной вещи. Но Хевель старалась не опускать руки и ждать, когда бдительность пиратов уляжется. В идеале она хотела найти оружие, но на данном этапе своего плана согласилась бы даже на отвертку, поскольку действительно ждать принцессе еще никогда не доводилось. Она по малу скатывалась в отчаяние, но стремилась показать всем своим видом, что все-таки она принцесса и между нею и пиратами огромная пропасть.
По правде, Еве их не любила больше, чем все на этом корабле. Никакого сочувствия к людям, удерживающим ее силой, она не испытывала.
Но однажды девушка почувствовала некую благодарность, когда обнаружила незапертым ранее заблокированный шлюз. Хевель смело шагнула внутрь мрачного отсека с надеждой обнаружить что-нибудь полезное, но метр за метром (принцесса внимательно осматривала все вокруг делая вид, что прогуливается) пространство оказывалось еще более "чистым", чем старая часть корабля. Она была уверенна, что шлюз забыли закрыть, и ей здесь не место, поэтому изображала на лице равнодушие к происходящему, потому что слежение никто не отменил. Еве знала, что все ее прогулки видны благодаря крохотным камерам, которыми, казалось, "Шарлотта" была пронизана от и до.
Коридор заканчивался развилкой. Принцесса, недолго думая, повернула налево, где виднелось что-то похожее то ли на лифт, то ли на нестандартный проход. Но приблизившись, Еве поняла, что ошиблась, скорее она оказалась перед винтовой лестницей. Она замялась, сомневаясь, в том стоит ли подыматься, не потеряет ли она после возможность бродить по кораблю. Но желание выбраться было так сильно, что победило сомнения. Хотя через полминуты, она снова разочаровалась. Ничего полезного, только еще одна запертая дверь с кодовым замком.
Еве не смогла скрыть выражение отчаяния на лице. Десятые сутки оказались такими же, как и все предыдущие - никакого продвижения вперед. Принцесса набрала произвольный код, усмехнулась и, не дожидаясь красного сигнала, повернулась, чтобы, если получится, исследовать другую ветку сектора.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:50)

+1

3

Доминик Кенни (механик на космическом корабле "Шарлотта")

Наркоман, псих, гений. Довольно добродушен, наивен и общителен, но при этом образован и не глуп. Разбирается в политике, хотя и не показывает этого. Умудрятся сочетать в себе одновременно романтику и цинизм. Любит читать и ковыряться в машинах, но ради весёлого времяпрепровождения откажется от обоих этих занятий. Лучше всего проявляет себя в стрессовых ситуациях. От бездействия впадает в меланхолию и хандру, становится раздражительным, замыкается в себе. Знает, что такое дисциплина, но обращается к ней редко, предпочитая шутить и балагурить.
В целом, равнодушен, как к Империи, так и к её политике.
http://s5.uploads.ru/t/36QwN.jpg[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava]

Принцессу то ли из соображений гуманности, то ли из уважения к Империи, то ли по какой-то другой причине (Кенни, кажется, даже объясняли, но он благополучно забыл её) отпустили гулять по кораблю. Наблюдение за ней возложили на Доминика. Впрочем, "возложили" было слишком хорошо сказано. Никто ничего дополнительно ему не приказывал и не сдавал заботу о принцессе на его просаленные руки. Просто Кенни, так или иначе, наблюдал за всеми постоянными и внезапными пассажирами, потому что лучше остальных знал Лотти со всеми её секретами. Тысячи маленьких невидимым невооруженным взглядом глаз, ушей и рук были расположены на протяжении всей многотонной конструкции этой скромной и прекрасной леди, бороздившей космос. В итоге, Кенни, находящемуся в рубке с многочисленными экранами, было проще всего посматривать за тем, чтобы принцесса не навредила, в первую очередь, себе. За её побег никто не беспокоился. Даже если каким-то чудом ей удалось бы обойти защиту, взломать код, похитить шлюпку и выйти в ней в космос, у пиратской команды по-прежнему на каждом этапе действий появлялось немыслимое количество возможностей остановить дурёху до того, как её самодеятельность приведёт к беде.
Вообще, если кому-то бы пришло в голову спросить его мнение, Кенни бы сказал совершенно искренне, что принцессе нужно не пространство, которого на борту Лотти, в сравнении с дворцами и Имперскими флагманами, всё равно мало, а компания или какое-то занятие. Принцессе, наверняка, не только одиноко и тоскливо вдали от дома с наполовину чужими и всё же знакомыми и понятными ей придворными, но и скучно. Было бы хорошо, если бы на корабле присутствовал кто-то, способный занять своим обществом имперскую особу, но, поглядывая за членами своей команды на мерцающих экранах, Доминик прекрасно понимал, что никого более-менее подходящего среди них нет.
Капитан, несомненно, чудесен во всех смыслах, но бабник и потому к принцессе его нельзя подпускать и на пушечный выстрел. Рыжая Джи была восхитительной девушкой, но её манеры могли шокировать неподготовленную к грубому обращению принцессу, выращенную в тепличных условиях закрытых дворцов. Пилот был влюблён в корабль даже сильнее, чем Кенни, а это указывало на его полное безумие. Что касается самого Доминика, то он, при всех своих положительных качествах, давно предпочитал обществу людей - машины, был наполовину безумцем и наркоманом. Оставался ещё генерал, но генерал как раз мог начать думать куда-то в направлении побега, поэтому его встречи с принцессой Доминик постарался бы ограничить. Он вообще бы с удовольствием выкинул бы генерала куда-нибудь в космос, чтобы тому было неповадно воровать принцесс!
В итоге, начиная со второго дня пребывания принцессы на пиратском корабле, Доминик Кенни по своей собственной инициативе принялся готовить подарок, который мог бы скрасить её досуг. Конструировал он его неспешно и обстоятельно, но пользуясь только тем, что уже имелось у него в наличие. В итоге задуманная им конструкция имела мало общего с тем, что понимал под собакой городской житель. Тем не менее, Доминик собой был очень доволен!
Когда подарок был уже готов, ему оставалось немногое - как-то вручить его капризной девушке (в том, что принцесса капризна, у Кенни было уже много возможностей убедиться). Доминик прикинул, что она будет более благожелательна, если почувствует себя уверенней и решил хотя бы ненадолго дать ей больший доступ. Он "забыл" закрыть одну дверь, а потом вёл принцессу вплоть до рубки. Когда, наконец, она оказалась на месте, Кенни нажал на кнопку, дверь пиликнула и отъехала в сторону.
Во время вынашивания своего плана Доминик не думал о собственном внешнем виде, поэтому находился в своей обычной стадии поношенности, нечёсанности и лохматости. В его рубке было темно, белёсо мелькали экраны и практически на всём пространстве, которое не занимало большое кресло, располагались панели, платы, инструменты и прочий хлам. А ещё в его рубке сильно пахло электричеством и проводами. Те же запахи исходили и от самого Доминика, который вывалился в коридор на встречу принцессе в поношенном комбинезоне, универсальной куртке из того же материала и перчатке на правой механической руке. Кенни с чего-то решил, что рука может напугать принцессу, и попытался как-то её прикрыть.
Впрочем, самым большим и заметным в нём был зажатый в руках металлический ящик прямоугольной формы, с торчащими из него антеннками, колёсиками и коробкой, чем-то смутно напоминающей собачью голову.
- Здравствуйте, принцесса, - заговорил Кенни, опуская ящик на пол. - Это вам.
[NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

+

http://2usb.ru/wp-content/uploads/2013/04/dr.Who-UTDR236lg.jpg

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:48:51)

+1

4

Отпустили гулять - слишком громко сказано, скорее позволили мерить шагами пару ближайших отсеков, пустых и безжизненных, как отработанные Луны - спутники планет, где некогда существовала добывающая промышленность, согласно сплетням прибежище контрабандистов и недовольных режимом. По мнению, Еве пиратам там самое место: "Могли провести к обзорному корпусу, хоть раз бы позволили посмотреть на что-то, кроме этой жуткой обшивки. Могли бы чаще интересоваться моим состоянием. Но нет! Открыли два шлюза и радуйтесь ваше высочество!"
Принцесса не скучала по обществу рыжей пиратки и симпатичного капитана, в ее глазах они выглядели немногим лучше варваров на краю вселенной. Но она нуждалась в определенности, Хевель невыносимо хотелось узнать, какие планы насчет нее строила команда и главное - когда они отдадут дань уважения Империи и отпустят ее?
Прогулки по Лотти не скрашивали мрачное пленение, хоть девушка предпочла, чтобы эту привилегию у нее не отнимали. Скучность и серость пустых отсеков помогали сохранить надежду на то, что у этих мелких контрабандистов проснется совесть. Была и информативная составляющая в ее прогулках, судя по изношенности обшивки и некоторым инженерным особенностям, корабль был не только старым, но действительно некогда принадлежал Империи. Любой другой едва ли протянул бы столько лет, император никогда не желал средств на военную промышленность - судно, украденное или купленное на черном рынке, хвасталось своей мощностью и прочностью, продолжая грабить другие корабли спустя столько лет после списания. Также Еве доводилось летать на военных кораблях схожего класса, только на более современных версиях и не столь длительное время. Такие судна не предназначались для приема принцесс, потому что ни одна из них, изнеженных и лелеянных, не представляла свою жизнь без определенной роскоши. Что же до Хевель, сегодня она бы радовалась и просто мягкой постели, горячему душу, вкусной еде, обществу слуг и придворных.
Принцессе было не только страшно находится в плену, но и одиноко. Еве скучала по матери, старшему брату, терабайтам своих книжек, по трем солнцам Тау Кита и ощущению свободы. А также власти, все-таки девушка с рождения командовавшая всеми, кем только могла, чувствовала ярость из-за того, что это право у нее отняли. Еве хотела домой, настолько, что иногда ощущала себя простым человеком, жаждущим свободы, но редко и совсем на короткое мгновение. Если поношенный исследовательский костюм не выдавал в ней принцессу Империи, то она лишь выше задирала носик.
Окрыленная надеждой,  верой в лучшее будущее для себя и страшную казнь пиратов, Хевель почувствовала ком в горле, когда одна из веток нового открытого коридора заканчивалась условным тупиком. Радость, что ей позволили исследовать большую часть корабля, что врят ли, или попросту забыли закрыть шлюз, мгновенно сошла на нет.
"Очередные сутки, очередной провал", - набрав неудачный код, принцесса оперлась об перила мостика перед дверью, разглядывая уходящий в зияющую темноту лестничный пролет, - "Столько лезть обратно, ох. Если они меня еще здесь найдут?"
За спиной послышался тяжелый скрежет, интуитивно Еве выпрямилась и резко обернулась. Поверить в удачу насчет случайного кода она никак не могла - при всех общечеловеческих минусах  характера, принцесса не отличалась верой в шаи-хулудов или еще какой глупостью. Поэтому ей моментально охватил страх - пираты ее заметили и кто знал, на какой замок принцессу теперь посадят? Ох уж эти варвары. Но Хевель не собиралась подавать виду, что боится до дрожи, напротив, она смело ступила вперед в открытый проем. 
Из-за перепада освящения первые секунды девушка различала только ветхие, как сама Лотти, экраны, множество световых пятен отсвечивающих какой-то хлам вокруг. Как раз такое барахло она и пыталась найти все это время, больше хотелось разжиться оружием, но хлам лучше, чем ничего. Принцесса с удовольствием бы в нем поковырялась взглядом - не голыми руками же - но к пущему ужасу ей навстречу приближался огромный мужик, такого вида, словно нормальной жизни он ни видал, с не менее огромной коробкой. Хевель таких видала только в сводке новостей, мельком, краем глаза - иначе говоря, местный капитан выглядел еще очень и очень прилично. Девушка замерла, отведя голову чуть в сторону, с диким желанием бежать не оглядываясь, но побег никак не вписывался в ее собственный план спасения.
Когда мужчина приблизился вплотную, принцесса облегченно выдохнула - не такой уж он огромный и дикий, скорее дурно пахнущий, хотя коробка да, в ней еще и виднелась куча железяк. Еве могла только догадываться, зачем он сунет вперед с этой штукой, молча и вообще, как живое существо могло жить среди груды непонятно чего.  Девушка, всем своим видом скрывая страх и демонстрируя имперское происхождение, также молча наблюдала за механиком, пока ящик не опустился рядом на пол.
- Что это? - дело обретало новый поворот, крайне неожиданный для принцессы. Выходило, что ее ждали и теперь вручили это. Недолго разглядывая содержимое, - долго нельзя, необходимо было также взглядом контролировать местоположение механика, просто потому что, - она нашла некое сходство с собачье головой, антенка в корпусе также напоминала хвост.
"Спокойно, Ева", - девушка легким движением погладила себя по плечику, она пришла сюда, чтобы найти путь к побегу, не стоило сбиваться с этого курса. Принцесса подняла взгляд на мужчину, очевидно, это был тот самый тип, что говорил к ней в камере, но далеко не факт, голос мог только показаться ей знакомым. Но интуиция все же утверждала, это именно тот человек, ответивший на ее представление "и что дальше?". Ему еще предстоит выяснить, что дальше-то...
Принцесса легко скользнула мимо ящика чуть вглубь рубки, не все же ей торчать в проходе. На панелях валялось столько всего, Хевель не знала, как ей глазеть и не вызывать подозрения, поэтому повторила свой вопрос, но уже кивая на груду хлама: "Что это?"
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:39)

+1

5

- Это подарок, - объяснил Кенни, не скрывая своего недоумения. Что тут может быть непонятного? Он ещё раз с любовью оглядел механическую псину, почесал лохматую голову и снова посмотрел на принцессу. Принцесса, казалось, находилась в полном недоумении.
"Хорошо ещё, что в обморок не падает", - шепнул в сознании Доминика довольно логичный, но редкий друг - сознание. Действительно! Принцессе непривычно быть на пиратском корабле, в пиратской компании, пленницей... Впрочем, нет. Пленницей она была всегда. Может быть, не осознавала или не признавала себе, но свободы в её жизни было очень и очень мало.
Доминик воспитывался в восхищении к королевской семье, но это восхищение вышло у него за рамки святого поклонения. Ему с самого-самого детства было жаль всех этих принцев и в особенности принцесс. И поэтому ему всегда нравилось, когда они вели себя по-человечески: радовались, дулись, капризничали. Не всё ж им быть куклами - красивыми картинками для показа публике!
Родившись и воспитываясь в родовитой семье, Доминик хорошо знал, как много требуют от ребёнка буквально с первых лет жизни, а у принцесс-то всё ещё хуже! Их жизнь всегда на виду и почти всегда под угрозой. По крайней мере, их воспитывают так, что кому-то что-то надо от их жизни. И обязательно что-то нехорошее.
"Бедная... бедная..." - Кенни помялся, переступил с ноги на ногу, запоздало поклонился, только что вспомнив о приличиях, и вновь уставился на девушку с лучащейся улыбкой. В детстве, он мечтал когда-нибудь в жизни стать рыцарем и обязательно спасти принцессу. Вышло всё, конечно, иначе, но ничего не мешало ему сделать её жизнь чуть-чуть приятней.
- Это - собака. Ваша собака, моя принцесса, - пояснил механик. - Она может не только скрасить ваш досуг, но и защитить в случае необходимости, - Кенни задумчиво покусал губы. Как бы так объяснить барышне, что именно он имеет в виду под "защитить". Вон она как подозрительно смотрит. И везде суёт свой симпатичный нос. Доминик нахмурился - зря она это. - Правда, нападать ради вас на членов команды она не станет, но не позволит кому-либо вас обидеть. Обещаю.
Он снова улыбнулся. Снова посмотрел на девушку. И опять помялся.
- А там мой... кабинет. Рабочее место. Я время от времени там что-нибудь конструирую. Как вот его, - Доминик в очередной раз попытался обратить внимание принцессы на подарок. Ну что это такое?! Он старался, делал, а она совсем не радуется... Как можно не радоваться механической собаке?! Он бы вот обязательно порадовался, но ему такую прелесть никто не подарит. - Он хороший, умный... - словно оправдываясь, принялся объяснять Кенни. - Он вам обязательно понравится! - Не может не понравиться![ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:49:27)

+1

6

- Подарок? - от удивления Еве переспросила. Ей было совсем непонятно, почему пират, которого она видит впервые, делает такой благородный жест. Обычно она получала подарки на благотворительных вечерах - детские подделки, книжки тщеславных писателей, камушки с новых планет и прочие вещи, вечность покоившиеся на полках. Часто любимый брат привозил сувениры из различных уголков вселенной, некоторые из них Хевель действительно хранила отдельно на память. Но вот так вот "на улице" принцессе не устраивали сюрпризов.
Так что  на подарки от пиратов она никак не рассчитывала.
Хевель заново оглядела коробку и тихо хмыкнула. Потому что механик смотрел на нее таким взглядом, словно она спросила что-то из ряда вон!  Будь у неё время на гордость, принцесса обязательно бы смирила его недовольным взглядом и жутко претензионным видом. Но главным образом ею двигали страх и любопытство, потому первым делом принцесса сочла нужным оказаться внутри рубки и оглядеться. 
Большая часть видневшегося хлама походила на детали корпуса тех роботов, которые иногда заглядывали в ее каюту - убирали или приносили пищу. Но многое она также видела впервые. Особенно ее заинтересовал тонкий заостренный предмет, лежавший всего в каком-то метре от нее.
Механик же, к удовольствию девушки, продолжал стоять в нерешительности, позволяя рассматривать всё дальше.
Но следующие события, повергли принцессу в такой шок, что она застыла на месте и некоторое время даже не позволяла себе моргнуть.
Этот огромный, странно пахнущий  пират, склонный к чудным поступкам, поклонился ей! Еве впервые на корабле почувствовала себя лучше. Не потому что сочла его верноподданным вассалом, а потому что он продемонстрировал манеры, столь привычные принцессе и столь далекие для контрабандистов.
Дальше больше.
"Моя принцесса? Моя принцесса?" - для Хевель местоимение сыграло решающую роль. Или для механика, тут как посмотреть... Конечно, на "Шарлотте" никто не оспаривал ее статус, но добиться такого обращения от экипажа казалось Еве невозможным. Она в глубине души и не считала себя их принцессой. Скорее дочерью Императора, задача которой выжить во время этого злоключения.
"Чудной он", - подумала девушка с некоторой предрасположенностью к мужчине, означавшей, что она будет бояться теперь немногим меньше и больше дерзить. Ее губы тронула едва заметная мягкая улыбка. Этот человек, своим появлением напоминавший луч света в бесконечной галактике, дал слово самой принцессе. Никто не разбрасывался обещаниями перед Империей, потому что не сдержать их было подобно смерти, и на взгляд Еве очень не предусмотрительно. - Обещаешь?
Она заметила в механике что-то странное, - он совмещал пренебрежение к авторитету и дань традициям, - то, что вызывало желание разобраться в нем (или с ним). Не ради великолепной личности пирата, но ради побега.
Она пододвинулась ближе к интересному предмету, пока механик распинался о ее собачке. Хевель не имела представления о том, что это, но инструмент, именуемый в этой части галактики "паяльник", выглядел в ее глазах достаточно опасным оружием. Настолько, что от него трудно было оторвать взгляд, что не ускользнуло от внимания мужчины. Правда едва ли он заметил, что именно заинтересовало Еву.
Когда в его голосе послышалось отчаяние, принцесса соизволила повернуться и удивленно взглянуть на нерешительного механика: "А?"
"Для тебя это так важно?"
- Ладно. Рассказывай заново, что он умеет, и вытащи его наконец-то из коробки! - Хевель подошла ближе, решив, что довольный механик скорее потеряет бдительность, и она сможет что-то стащить. Да и подарок ее неожиданно заинтересовал. Все-таки принцесса обязана честно нести свой титул и хоть иногда проявлять доброту, свойственную сказочным героиням.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:30)

+1

7

- Подарок! - радостно кивнул Кенни, пытаясь подавить довольно забавное впечатление, что он пытается наладить контакт не с человеческой принцессой, а с представителем инопланетной, разумной, но наивной расы, которая только-только изучает человеческую речь. Принцесса вела себя очень осторожно, держалась на расстоянии и всё же пыталась высмотреть что-то такое, что ей бы удалось украсть. Это было очень хорошо видно по взглядам, которыми она окидывала рубку, и тому, как она смотрела на него. Кенни, который крутился в не самой благоприятной среде уже много лет, умел угадывать такие "голодные" взгляды, которые выдавала, откровенно говоря, гораздо более опытных и ловких воришек.
- Смотрите, - он легко повиновался и вытащил собаку их коробки, поставив её у самых ног принцессы. - У него ещё нет имени. Только кодовый номер. Имя придумайте ему сами. Он запомнит ваш голос, и будет слушаться только вас. Он способен сканировать пищу и воду на предмет посторонних веществ, генерировать противоядие, оказывать первую медицинскую помощь, летать, транслировать ролики, стрелять как безвредными, но болезненными, так и смертельно опасными зарядами. Он очень умный и способен обучаться, но не говорит.
Доминик с любовью посмотрел на пса, погладил его металлический корпус и с удовольствием перевёл взгляд на принцессу.
- Если вы найдёте что-то, чем отхватите свои красивые пальчики, нам придется приделать их обратно. Это возможно, но процедура болезненна и неприятна, а с учётом, что на корабле нет доктора, есть риск, что пальчики прирастут неправильно и потеряют чувствительность. Я бы на вашем месте был осторожней, - совершенно не меняя мягкого тона произнёс механик. Ему показалось, что девушка вот-вот собирается схватить что-то, и этим чем-то вполне мог оказаться лазерный паяльник. Им и правда можно было бы сломать замок в двери отсека, но гораздо вероятней для неприспособленной к труду девушки лишиться пальцев, глаза или ещё чего-то столь же важного ещё до того, как кораблю будет нанесён какой-то ощутимый ущерб. Шарлотта умеет о себе позаботиться.
- Кстати, он понимает, если его гладить, - добавил Кенни, как самый важный, самый особенный аргумент. - Правда, его нужно будет заряжать и проверять его оснащение, чтобы он мог функционировать в полной мере. В небольшой корпус нельзя спрятать большое количество топливо, вечные батареи или нескончаемый список химикатов и лекарств… - он был на грани того, чтобы завалить девушку ненужными данными, но вместо этого с очередной волной энтузиазма предложил. - Давайте его включим![ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:50:09)

+1

8

"Подозрительно", - подумала принцесса, действительно ощущавшая себя представительницей неизвестной расы, которую похитили и с которой пытались наладить контакт посредством пряника. Хевель решила, что лучше воздержаться от уточнений "зачем" и "что мне с этим делать", по крайней мере, до тех пор, пока воочию не убедиться, что ей действительно преподнесли подарок, без какого-либо подвоха. В простую бескорыстность принцессы не верили вот уже веков так двести, как и в благородство и прочую чушь из легенд о доблестных межгалактических рыцарях.
Вот только умненькая Еве не могла уразуметь, какую выгоду преследовал такой странный преступник. "Совсем никакой?" - на ее личике отразилось крайней степени удивление, пока Кенни разбирался с коробкой, - "хм... лет тридцать пять, а может и сорок, совсем дикий на вид, но знает манеры. Так кто же ты, чудаковатый пират?" Принцессе даритель был интересен не меньше, чем подарок. Хотя зря, функциональности собаки могли позавидовать многие разработчики домашних любимцев.
Пёс принцессы умел только лаять по команде и отвечать на ласку вилянием хвоста - имперских особ облизывать как минимум не прилично. Поэтому она не поверила всему тому, что рассказывал пират, одарив его в ответ скептичным взглядом.
К слову пока Кенни возился, Хевель подобралась немного ближе к панели с инструментами и всяким хламом, намереваясь схватить паяльник и спрятать его под курткой. Её пальчики уже ощутили холодный ореол воздуха вокруг инструмента, когда этот самый Кенни не вовремя поднял свой взор на пленницу, увлеченную коварным планом побега.
Словно нашкодивший ребенок, Еве дернулась и испугано отступила вглубь рубки. Она ожидала услышать волну угроз или громкий возмущенный крик, но пират ограничился довольно мягким предупреждением, чем вызвал недовольный взгляд принцессы. Уж лучше бы принялся выпихивать её прочь, чем демонстрировать свое спокойствие даже не сбавляя энтузиазма. В светлую голову закралась мысль, что Кенни слишком хорошо знает, что скрывается на пыльных панелях и считает, что принцесса, даже вооруженная какой-либо штуковиной, не представляет реальной угрозы.
- Я рассмотрю твои советы, - холодно заявила девушка, подойдя ближе к своему подарку. Её немного расстроило то, что пират не повел себя как варвар. Ох уж эти принцессы... Хоть собачка, походившая на животное только силуэтом, смягчила напряженное лицо Еве. Она склонилась и
легонько провела рукой по мордочке, - не реагирует. Давай включим.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:22)

+1

9

Кенни с молчаливой улыбкой кивнул. На большее, чем величественное "рассмотрю", он особо не рассчитывал. Откровенно говоря, он вообще ожидал, что принцесса взбрыкнёт, наорёт на него, прикажет казнить и начнёт бросаться предметами... Впрочем, несмотря на то, что данная фантазия была гораздо веселее действительности, в которой милая принцесса вздрогнула совсем как маленькая девочка, вздумавшая украсть конфетку, пока бабушка не смотрит, она отдавала такой невоспитанностью, что у воображаемой бабушки Доминика чопорно поджались губы.
Так или иначе, результат его осторожного предупреждения, полностью устраивал Кенни. Принцесса перестала что-то искать в его рубке, и, наконец, решила обратить внимание на зверя, предлагаемого ей в качестве подарка. Кенни просиял, когда она погладила робота-пса, и тут же нажал скрытый под корпусом (на случай нечаянной ситуации или злого намерения) выключатель.
Пёс с мгновение простоял абсолютно неподвижно, а потом в два рывка поднял неуклюжую голову, двинулся вперёд-назад, автоматически проверяя собственную мобильность, вильнул хвостом и снова замер, ожидая, когда кто-нибудь из двуногих идентифицирует себя, как хозяин.
- Вам нужно назвать его по имени и погладить. Он запомнит и ваш голос, и отпечаток вашей ладони, и станет принадлежать только вам, - пояснил Кенни. В носу у него зачесалась, а к глазам будто бы даже прилила влага. Каким всё-таки чудесным стал его пёс! Кенни верил в него, как в любое своё создание, и взгляды принцессы, полные сомнения, нисколько не преуменьшали радости истинного отцовства. Кенни придумал, запроектировал и собрал пса сам! Сам! И, возможно, этот красавец выглядит нелепым и грузным, в сравнении с левретками, принятыми среди благородных особ, но каким умным и полезным он был! С таким другом всякие генералы принцессу похитить не смогли бы.
“Кстати”, - Кенни посмотрел на девушку с куда более серьёзным любопытством. Конечно, это не его дело и он не имел права спрашивать, но у пиратов, слава галактике, было гораздо меньше сковывающих правил, чем у благородного солдата.
- Не соизволит ли моя принцесса сказать, как могла она оказаться так далеко от дома, вдали от охраны и двора? – конечно, Кенни слышал, что говорил товарищ генерал при допросе, но ему было интересно другое. Генерал собирался использовать принцессу для какой-то цели. Знала ли о ней принцесса? И как она к ней относилась?[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:50:29)

+1

10

- Эйдж! - Принцесса положила свою ладошку на голову пса, словно посвящая в благородные рыцари империи, верно и с достоинством обязывающимся защищать жизнь и честь королевской семьи. А ведь так и было, насколько механическое создание, вылявшее антенкой-хвостиком, действительно соответствовало заявленным функциям, - край вселенной, - зачем-то пояснила Хевель, продолжая наблюдать, как пес отвечал на ласку или тепло ладоней.
Имя, выбранное без колебаний, ярко отражало внутренние волнения принцессы. На пиратском корабле, отрезанная от цивилизации, она чувствовала себя словно на задворках вселенной, без благ и удобств, когда будущее находится во власти обстоятельств. Но, как и любая образованная девушка, которой большую часть времени приходится коротать за книжками, Еве помнила, что "краем вселенной" также называют колыбель цивилизации. Но не мифическую прародительницу человечества, а звездную систему, где расположилась столица Империи и другие планеты. Имя ей нравилось тем, что выражало две крайности, а также Хевель было любопытно, что на это скажет создатель.
Мужчина разительно отличался от остальных пиратов, хоть выглядел ужаснее всех, не только своими манерами при общении с принцессой, больше своим личным отношением к ней. Хевель быстро почувствовала, что может не шибко волноваться насчет своей неудавшейся попытки кражи, и предпринять новую. "Добродушный великан", - мелькнуло в голове, хоть механик и не выглядел прям большим и огромным, - "главное не злоупотреблять гостеприимством".
Хевель поднялась обратно, делая вид, что смотрит как пес крутится около её ног, но на самом деле, бросая волну укромных взглядов на мужчину, который не представился. Не то чтобы очень хотелось его рассматривать, но иначе её глаза снова принимались бродить по рубке в поисках того, что можно незаметно стащить. Еве не хотелось чтобы её точно вытолкал прочь. В камере, то есть каюте, тоска смертная же.
"А?", - принцесса удивленно повела бровкой, когда с губ чуть не сорвалось, - "да это же вы меня похитили!"Кажется, капитан Шарлотты что-то говорил о продажном генерале, но без каких-либо деталей.Так что она сама хотела знать, зачем её украли от любящих родителей.
- Генерал, потерявший честь своего положения, похитил меня. Но оказался таким недалеким, что сам попал в плен! Словно после похищения принцессы, можно остаться в живых. Что там с возможностями Ейджа? Как их использовать?
Еве, словно капитан очевидность, бросила на механика недовольный взгляд. Зачем он спрашивал то, что и так знал?
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:13)

+1

11

— Это отличное имя, Ваше Высочество, — с полной серьёзностью в голосе объявил Доминик. — Я бы сам не смог придумать лучше! — от любого другого человека подобные слова были бы не больше, чем обыкновенной лестью, но Кенни искренне считал, что имя было подобрано удачно: величественное — как полагается особе, причастной к императорскому дому, и короткое — удобное для запоминания.
О глубинном смысле короткого имени Кенни как-то не думал. Он больше думал о том, как мило смотрится его зверь, жмущийся к ножкам юной принцессы. Строго говоря, в этот самый момент ему было даже жаль его. Когда-нибудь их путешествие закончится, за принцессу они получат хороший выкуп и она покинет «Лотти». Вряд ли королевская охрана и стража позволит металлической зверюге оставаться при её высокой особе. Его разберут и выкинут, если девушка не проявит характер.
— Вы мне угрожаете? — Кенни усмехнулся, и усмешка отразилась в его карих глазах. Забавная она всё-таки — это принцесса. Такая смешная: то дрожит от страха, то раздувается от самоуверенности.
Возможно, конечно, что девушка не имела в виду ничего плохого, не считала их похитителями и не желала им смерти, но что-то подсказывало Доминику, что её тёплые чувства к команде, вырвавшие юную деву из лап «продажного генерала», весьма и весьма сомнительны.
Впрочем, расспрашивать её об этом и выяснять подробности похищения было, видимо, бессмысленно.
За мгновение лицо Кенни застыло: улыбка исчезла, глаза сощурились. Он в один короткий шаг преодолел разделяющее их расстояние. Электронный пёс издал предупреждающий звук.
— Ты наглая напыщенная девчонка, — злым шипящим от ярости голосом заговорил Кенни. — Мы спасли тебя! Ну, возьмём немного платы за доставку, и что с того?! Думаешь, твои чудесные родственники станут разбираться, виноваты мы в твоём похищении или нет?! Они убью нас без малейшего колебания. Нам бы выкинуть тебя за борт и лететь дальше, но капитан слишком добр для подобной жестокости над женщиной, а ты... — Кенни схватил девушку за руку и в ту же секунду его маленькое, верное и старательно собранное создание ожгло руку.
Механик посмотрел на неё и кивнул:
— Хорошо. Молодец Эйдж, так держать, — он отошёл от принцессы и потрепал всё ещё напряжённого пса по голове. Где-то в рубке у него была мазь. — Он реагирует на тон голоса, на движения, определяя намерения, и выявив угрозу — атакует. Вы это хотели узнать или что-то ещё?
Извиняться за своё поведение он, разумеется, и не подумал. Для Кенни было очевидно, что его нападение — всего лишь концерт. Кроме того, ничего из того, что он сказал, изображая ярость, не было неправдой.
— Вы не отойдёте? — спросил механик. — Я бы подлечил руку. Боль терпеть можно, но я предпочитаю обходиться без неё.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:50:57)

+1

12

- Эйдж, - повторила принцесса чуть задумчиво, с горькой усмешкой подняв взгляд на механика, - "край вселенной", - он казался все более добродушным, и от этого Хевель задирала нос все выше. Конечно, как положено принцессе, с гордой выпрямленной спиной и слегка снисходительным взглядом. Чем меньше принцесса боялась  - тем больше демонстрировала свой норов, лишенный какого-либо глубокого уважения к чему-либо.
Но собачка ей понравилась, поэтому она не думала выказывать благодарность или чрезмерный интерес. Если механик сердце корабля, - а у каждого корабля должно быть сердце, - то Эйдж чудно смотрелся в роли детища "Шарлотты", наверняка в нем-то и детали от неё были, какой-то болтик или кусочек корпуса.
Принцесса повела бровкой, в недоумении рассматривая как изменяется лицо пирата. Ей понадобилась пара секунд, чтобы осознать причину резкой перемены, но вместо того, чтобы принять виноватый вид, Еве наоборот сузила глазки и сжала губы. Она выказала угрозу ненамеренно, скорее слова просто слетели с губ, потому что именно такие мысли роились в её голове, и вырвались в самый неподходящий момент.
"Здесь все понемногу друг другу угрожают," - Хевель замерла в горделивой позе, рассматривая внутренности рубки. По её взгляду можно было подумать, что она здесь инспектор, а не пленница. Оттого и в ней перемены были отчетливо заметны, как только механик оказался слишком близко, яростно взирая на похищенную представительницу власти, - она застыла, отшатнувшись назад, лишь карие глаза испугано взирали из-под морковной челки.
- Это теперь так называется? - она опомнилась где-то на третьем предложении, со страху и гнева бешено сжимая ладони. От каждой фразы становилось более жутко и её голос был больше похож на колючий эфирный сигнал с частыми помехами. - "Да кто интересуется твоим мнением? Механик на чертовом корыте. Спасли?! Спасли? Значит напасть на корабль и удерживать двоих имперских представителей - это спасли?" - на этой мысли в глазах принцессы зажегся ответный огонь, но не холодной ярости, а безудержной истерики, - "женщиной? За борт?!"
К такому жизнь её не готовила. То, что случилось дальше, заставило принцессу впасть в ступор на добрых несколько минут. Угрозы так или иначе были ей знакомы, как и оскорбления, но никто никогда не прикасался к принцессе просто так, да и не просто так тоже. Столько эмоций она переживала, пожалуй, только когда явно осознала, что не принадлежит себе - хотелось сжечь всю столицу. Так и сейчас страх, гнев и яростное желание извергать огонь, как кару на всё живущее, сплелись во едино, оставив лишь каплю симпатии к механическому творению, крутившемуся у ног.                       
Все же принцесса была наивна как ребенок, и как дитя, настолько же зла и злопамятна. В её глазах открыто читалось желание мести. Никак не отреагировав на грубые слова или прикосновение, она всё-всё запомнила. Естественно, защитной реакции Эйджа ей было мало. Механику хотелось влепить пощечину или разнести рубку в щепки, старательно разбивая каждый экранчик на груды осколков. Но пират вновь резко изменился в лице и голосе, заставив принцессу разжать кулаки. Она уже находилась в прекрасном состоянии молчаливой истерики и только неожиданности в чужих эмоциях заставили её повременить. Как же она не любила все эти нестабильные порывы чувств.
- Достаточно! Я услышала всё, что было необходимо. - То, что можно было воспринять как демонстрацию возможностей Эйджа, принцесса восприняла как личную нападку, угрозу своей жизни и просто антисимпатию. Хевель решила, что будет лично участвовать в решении судьбы похитителей, как только её найдут. От чего-то она поверила, что это обязательно случится.
Но это вовсе не значит, что принцесса собиралась сдвинуться с места и не усугублять своё положение.
"Рука болит? Так потерпи!" - яростный взгляд карих глаз натолкнулся на такой же, устроив немую перепалку, - значит всё ваше великодушие заключается в том, что вы не выкинули женщину за борт? - "Какое проявление доброты! Да о вас книги писать!" - принцесса была высокого росту, но на механика ей приходилось смотреть чуть приподнявшись на носочках, чтобы яснее выразить всё свое недовольство.
Пёс подобрался ближе и пикнул, словно предупреждал свою хозяйку сохранять расстояние. Но в наэлектризованном воздухе, Хевель казалась сотканной из иголок до кончиков бело-рыжих волос, и не замечала больше ничего во круг. Ещё чуть-чуть и девушка была готова то ли заплакать, то ли закричать. Впрочем, принцесса умела совмещать. Но Эйдж распорядился моментом иначе. Нарезая второй круг вокруг ног, он задел корпусом девушку, стоящую на носочках так, что та, пошатнувшись, полетела вперед.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:40:04)

+1

13

— Хорошо, — благодушно кивнул Кенни, и замялся. Принцесса всё ещё стояла, загораживая ему проход, и было как-то совсем не ловко отодвигать её. Можно было, конечно, аккуратно взять её и переставить на новое место, заодно, проверив, насколько хорошо Эйдж распознаёт эмоции, но Кенни сам распознавал их достаточно хорошо, чтобы понимать — юная принцесса в ярости и ещё одна попытка притронуться к ней приведёт ко взрыву, независимо от того, будет ли это сделано ради эксперимента или просто так.
«Какая всё-таки вздорная барышня, наша принцесса», — тяжело вздохнул Кенни. Он смотрел на принцессу с доброй улыбкой, как старший брат или даже отец смотрит на маленькую девочку, которая с напряжённым лицом решает, то ли ей начать топать ножками, то ли заплакать. Такую девочку хочется погладить по голове, дать ей сладкую конфетку и рассказать сказку. Вот только Хевель уже давно не маленькая девочка. Совсем юная, это да, но вполне девушка или даже женщина — тут Кенни не брался определить. Последнее время ему казалось, что возраст больше душевное понятие, чем физическое, и оно мало связано с нормальным течением времени. Так Хевель он едва мог дать пятнадцать или шестнадцать лет. На его взгляд этот возраст ещё слишком опасен, чтобы считать его обладательницу женщиной.
Впрочем, он явно увлёкся, а принцесса, подобравшись и вытянувшись, как змея, шипела. Это было удивительно красивое и неустойчивое зрелище. Она, видимо, ждала какого-то ответа, за который и дальше можно злиться, шипеть, негодовать, а он совсем забыл, о чём она его там спрашивала. Кенни честно попытался задуматься и вспомнить, но в этот момент что-то пошло не так и принцесса начала падать. Поймать её было несложно, она находилась совсем рядом, а сам Кенни, несмотря на неправильное питание и ещё более неправильный образ жизни, ни худосочным, ни хилым не был. Видимо, сказывалось прошлое. Кенни легко подхватил падающую принцессу за плечи, правда, для этого ему пришлось воспользоваться двумя руками: и живой, и металлической.
— Осторожней, — сказал Кенни просто для того, чтобы что-то сказать. Молча пялиться на принцессу в своих объятьях было совсем неприлично и наводило на мысли, которые не стоило думать. — Брысь, — добродушно бросил он пищащему металлическому питомцу, отодвигая его ногой, чтобы у принцессы появилось место для опоры. Потом он всё же воспользовался своим положением и слегка сдвинул девушку в сторону.
— С вашего позволения, — механик поклонился и скользнул в рубку.
«Ах да», — вспомнил он, усаживаясь в большое кресло и роясь на столе среди огрызков недоделанных изобретений, инструментов и кружек. В конце концов, тюбик нашёлся и Кенни раскрутил его, выдавливая металлической рукой на живую густую едко-пахнущую жижу.
— Во-первых, не «наше», а «моё». Поскольку это слова мои, а не чьи-то ещё, и злиться за них полагается только на меня. Так что злитесь, бесконечной вселенной ради. Мне будет приятно знать, что обо мне думает принцесса, — он бросил лукавый взгляд на принцессу. Не столько даже, чтобы посмотреть на её реакцию, сколько убедиться, что она не ушла и не готовит ему какую-нибудь нелепую месть.
— Во-вторых, не всё. Вас кормят, поят, вам дарят подарки, обещают безопасность, дают возможность выходить из комнаты и даже ругаться. Уверяю, это большее, чем то, на что могла бы рассчитывать любая девушка на любом другом пиратском корабле, — Кенни не сомневался, что его слова пропадут зря, и не пытался убедить. Он снова чувствовал себя папашей капризной малютке и объяснял то, какой видит правду, но делал это не для того даже, чтобы она ему сразу поверила. Его интересы были гораздо проще. Он хотел всего лишь, чтобы она усомнилась того, что её правда единственно верная; чтобы хотя бы взглянула на другую.
— В-третьих, а даже если так. Этого мало? Вы живы и вы просто не умеете этого ценить. Не обучены такому. Вы привыкли, что у вас всё есть по умолчанию. Оно для принцессы, наверное, и правильно. Когда я был маленьким, меня учили, что принцессы — это эфемерные существа, которым должно посвящать свою жизнь и, в особенности, смерть. Очень почётным считалось умереть во имя принцессы и вообще всей императорской семьи. Мы знали имена и лица всех членов императорской семьи. А они нас не знали и им до нашей жизни или смерти дела не было. Это, по-вашему, великодушие? — Кенни убрал тюбик и теперь дул на заживающую руку.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:51:13)

+1

14

- Твоя улыбка... - принцесса хотела заметить, что в сложившейся ситуации улыбаться неуместно. Потому что негоже так эмоционально скакать по венценосным особам - то угрозы, то теплое, слегка снисходительное выражение лица, словно перед механиком не его принцесса! а ребенок, причем не самый образованный. Но Кенни было не суждено узнать, что же не так с его улыбкой по мнению Хевель. К ужасу девушки она почувствовала, как теряет равновесие, падая прямо вперед...
Несколько секунд, тянувшихся в объятиях пирата со скоростью межпланетного крейсера, она изучала здоровую руку механика. Затем, при звуке чужого голоса, подняла глаза вверх и метнула яростный взгляд, стараясь прикрыть его вымученной улыбкой. Открыто запротестовать было совсем не к лицу принцессе.
"Больно", - Хевель резко высвободилась из объятий и сердито выдохнула. Правила приличия предписывали поблагодарить  за помощь, но девушка сочла, что после всех тех грубых вещей, что пират наговорил ранее, это будет непомерной роскошью. Довольно того, что она не стала визжать и кидаться барахлом, хранившемся в рубке.
А Кенни тем временем самодовольно - как казалось принцессе - отправился за своей мазью. "Ох, ему больно!", - девушка размышляла над тем, как ей поступить дальше. С одной стороны, было лучше вернуться в каюту, с другой - неизвестно, когда ещё удастся выбраться. Да и наглому пирату ещё было, что услышать от своей принцессы, - "это мне нужна мазь! После твоих лап жутко болит плечо!", - подчеркивая свои мысли, она принялась недолго растирать плечо, спасённое механической рукой.
Хевель быстренько вспомнила все лажи, в которые попадала, и с неудовольствием заметила, что это одна из самых нелепых. Ей доводилось хмуриться от действий всяких там графов и герцогов, однажды охранник снискал её не благоволение, но вот что бы не удержать равновесие в присутствии собственного похитителя  - это впервой. К счастью, принцессе не было дело до титулов - она одинаково не любила всех.
Тряхнув красивыми плечиками, Еве мерно направилась к механику. Сложив руки на груди, она с огромным удовольствием взирала на него сверху вниз. Ему стоило присесть раньше. Впрочем, улыбалась принцесса не долго.
- Не льсти себе, - хмуро кинула девушка, ехидно улыбаясь. Она совершенно верно поняла слова пирата, но его хватания за руки не были забыты и воспоминания о нахальстве, наглости и неуважении ни чуть не меркли, - и эта мазь не от ожогов, она для помощи при не глубоких порезах или ранениях. По сути ты намазал руку террианской кошачьей лапкой.
Хевель снова хмыкнула. Стойкий неприятный запах выдавал в жиже обилие давно известной травы, разнесенной по колониям ещё основателями. Титулованым наследникам не полагалось прогуливать занятия, а познания принцессы во флоре  к тому же выходили далеко за рамки школьного обучения. А ещё ей было приятно оказаться умнее этого страшно умного наглеца.
  - Значит, по твоему мнению, императорская семья существует только для номинального правления, день ото дня, погрязая в роскоши? - принцесса дослушала монолог механика до конца и теперь  ровным голосом собиралась рассказать ему, как он не прав. Воображая, что это он дитя малое, которое в этом мире ничего не понимает, - а что великодушие  - хранить твоё фото на цепочке? Ведь то, что вся королевская семья и шагу не делает, не обдумывая прежде, как это скажется на жизни граждан, ничего не стоит? А патриотизм, который служит для поддержания порядка, чтобы империя не рухнула в междоусобные войны, тоже ни к чему? А не думали ли ты... - Хевель поняла, что до сих пор не знает с кем говорит, - космический вор, что символ этого патриотизма вынужден всегда соответствовать твоим ожиданиям и ни дня не принадлежит себе? - теперь принцесса решила, что сказала лишнее. Кенни затронул тему, что мучила её последние два года, но знать ему о том не полагалось. Принцесса твердым движением пододвинула металлическую штуковину, отдалено напоминавшую стул, и уселась на него. Со всё тем же выражением взирая на механика, - Повторять своё имя мне уже надоело, ваш корабль называется "Шарлотта" и её экипаж уж очень был счастлив, получить в свои руки принцессу, чтобы выменять её на деньги. При том рассказывая о привилегиях быть пленницей на данном судне. В связи этим, я могу сказать только то, что я не любая другая девушка, а мы не на любом другом корабле.
Ейдж устроился у ног Еве, но принцесса взяла механического пса на руки и принялась нервно гладить робота. Хоть он был тяжеловат, но принцессе пока требовалось перекатывать свою энергию и злость в мирное русло. К тому же, она была уверенна, что не слишком лестно отзывалась на речи пирата, а его нрав казался непредсказуемым.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:39:56)

+1

15

«Кажется, я сделал ей больно», — подумал Кенни, обратив внимание на то, как сердито раздулись ноздри принцессы, как она смотрит на него, как трёт плечо. Мысль заметно его опечалила. Доминик в своей прошлой жизни никогда бы не причинил боль женщине и, скорее всего, лучше бы умер, чем причинить боль принцессе. Но тот Доминик был мёртв, а вместо него остался Кенни — чудаковатый наркоман-механик, который больше любил машины, чем людей, железо, а не тёплую плоть.
— Вы это серьёзно? — он удивлённо вскинул брови, даже не зная, что поражает его больше: познания принцессы, или её желание ими поделиться.
«А так ли часто у неё возникает возможность похвастаться своими знаниями?» — задумался механик. Задумался он также о том, зачем ей владеть подобными знаниями? Вряд ли принцесса часто ранилась и уж наверняка её не стали бы мазать чем-то столь вонючим. Возможно, её учили различать травы, чтобы уберечь от отравителей?
Кенни поймал себя на этой цепочки размышлений и удивился повторно. Зачем он так много думает об этой принцессе? Зачем пытается её анализировать, чему-то учить, что-то показать? Впрочем, ответ нашёлся почти сразу. Та, почти мёртвая часть его личности, часть, которая когда-то была Домиником, зачем-то пыталась донести до девушки, находящейся у самой грани власти, что её подданные — люди, из плоти и крови, со своими желаниями и надеждами.
Он усмехнулся. Принцессе на протяжении всей жизни внушают другое, а он пытается уместить её воспитание в одну короткую встречу. Не дурак ли?
«Конечно, дурак», — ответил сам себе Кенни и вымученно улыбнулся.
— Вы очень добры, если беспокоитесь, чем жалкий плохо образованный пират мажет свою руку, — произнёс Кенни. Он не стал говорить, что мазь универсальная и помимо террианской кошачьей лапки содержит и менее пахнущие травы, и масла. Кенни не испытывал нужды доказываю свою правоту, в которой, к тому же, не был уверен. На него вдруг накатила волна равнодушия. Такое время от времени с ним случалось и Кенни винил бы в своём состоянии таблетки, если бы они являлись причиной, а не следствием.
— С вашего позволения, госпожа принцесса, я ничего подобного не утверждал, — Кенни сгорбился. Ему стало неуютно в обществе этой маленькой женщины и захотелось поскорее её выпроводить из своей коморки. Он отвык общаться с людьми, глядя на них лица напрямую, а не через объективы камер. Он мог бы сказать ей, что, если бы хотел чаще говорить с живыми людьми, хотел дискуссий и споров, то не проводил бы столько времени здесь.
«Как же проще говорить с ними через динамик», — подумал Кенни. — «Всегда можно просто выключить», — он бросил тяжелый взгляд на принцессу, но тут же потупился и опустил глаза.
— Мне жаль, если мои слова задели вас, и я извиняюсь перед вами за то, что затронул данную тему. Конечно, вы можете нас казнить, как только у вас появятся в распоряжении люди, готовые ловить нас и умирать об нас. Вы будете в своём праве, — он вздохнул, больше обращаясь к собственной обуви, почти выступающей из коморки, чем к принцессе.
— Изначально я хотел только продемонстрировать навыки Эйджа. Как видите, он вполне настроен и способен вас защитить. Эйдж читает и распознает человеческие эмоции по тембру голоса, мимике и жестам. Обращайте внимание на него, он, возможно, поможет вам определить, кто для вас друг, а кто — нет, — Кенни снова покосился на девушка, которая, казалось, способна бросить в него своим новым любимцем.
— Поставь собаку, — попросил он с усталым вздохом. Иногда Доминик чувствовал себя стариком лет пятидесяти, как минимум. Молодая полная жизни девушка ощутимо била по этим чувствам. — Надорвёшься.[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:51:36)

+1

16

Хевель вскинула брови и в недоумении сжала губы. Принцесса походила на нервную воспитательницу, что стоит и гадает как наказать учеников, не выполнивших домашнее задание. Конечно, она это серьезно! Еще бы! Столько лет общего образования с лучшими педагогами, столько самостоятельно прочитанных книг - и всё без толку. Знания, которые невозможно ни применить, ни продемонстрировать похожи на драгоценный камень, подаренный мертвецу.
Хевель очень хотела учиться. Точнее она хотела быть полезной. Как ни странно, но отведенную себе роль в этом мире она не считала важной. Какая разница, кто станет женою какого-нибудь министра, акционера, лорда или графа? Чтобы влиять на мир придется вести сложные кулуарные игры, что не особо прельщало молодую принцессу. Она скрывала зависть, что испытывала к прочим знатным девушкам, у которых было право хоть не большого, но выбора. Скрывала зависть и к наглому пирату, за то, что смел противостать общепринятым нормам обращения с принцессами. Потому со всё тем же лицом строгой учительницы, она цокнула языком - пусть не думает, что его равнодушный ответ прошел мимо ушей.
Права она или нет, обычно не играло роли. Потому что, если нет, мало кто во вселенной мог прямо об этом заявить. И её такое положение вещей устраивало. Но ей хотелось признания своего ума. Не от придворных или слуг, а именно от простого контрабандиста, который оказался уж очень своеобразным. Возможно, принцессе требовалось чужое одобрение, поскольку сама она также сомневалась, что способна на что-то большее, чем быть дочерью правителя.
Хевель едва не хмыкнула где-то на "люди... умирать об нас". Но что-то подсознательно её остановило. Или, возможно, Ейдж был слишком тяжелым, чтобы еще выписывать новые эмоции на своем лице. Она невольно закусила губу. О тех, кто погибнет, сражаясь за её свободу она не думала. Принцесса не считала солдат расходным материалом, но и не сопереживала им. Теперь отношение к подданным стало более запутанным. У неё было сердце и не хотелось стать причиной чужих смертей из-за такого недоразумения как неудавшееся похищение. С другой стороны, это вынужденная мера. Никто не должен думать, что императорская семья слаба и не в состоянии защитить собственных детей.
Принцесса задумалась под мерный уставший голос. С чего это пират превратился в учителя, объясняющего один и тот же урок? Она состроила морду кирпичом и покрепче ухватилась за пса на руках. Хотя мышцы уже начало невыносимо сводить. Но принцессе хотелось не потерять лицо - свою гордость, высокомерие, некоторую возвышенность. Разве останется она принцессой в глазах контрабандиста, если расплачется и попросится домой?
- Благодарю вас за этот подарок. Я надеюсь он скрасит мое пребывание здесь, - ровно ответила девушка, словно киборг из имперской администрации, - но не стоит переживать за мое физическое состояние, мне совсем не сложно удерживать его, - уже отчетливо виднелись вены на тонких запястьях. Но поскольку пират перешел на "ты", то послушать его Еве уже не могла из упрямства.
- Мне стоит отправиться обратно в каюту, - медленно Хевель качнула головой, но обернувшись закатила глаза из последних сил. Принцессе совсем не нравилось, что неотесанный пират способен владеть собой не хуже, чем она. А еще ей не нравилось в нем столько всего, что принцесса намеривалась встретиться лицом к лицу вновь. - Хорошего вам вечера.
О времени суток, что не существовало в космосе, но прочно жило в головах, она узнала по часам, что старомодно мигали на одном из экранов.
Едва перешагнув порог и скрывшись из виду, принцесса опустила Ейджа на землю и плавным шагом направилась обратно в каюту.
[AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

Отредактировано Ishikawa Hoshi (12-01-2017 23:39:41)

+1

17

Кенни невнятно распрощался, снова больше глядя на свои ботинки, на пол, на ноги Хевель, чем в её лицо. Смотреть ей в лицо было совершенно не сложно, и это казалось неправильным. Разве должно быть «несложно» смотреть в лицо принцессе? Смотреть ей в лицо было интересно, потому что девушка оказалась живой: она злилась, радовалась, умничала — реагировала, жила.
«Хорошая девочка», — неожиданно решил Кенни, закрывая дверь своей коморки. — «Хорошая девочка Хевель, с очень красивым именем».

Когда принцесса ушла, он старательно принялся делать вид, что чертовски занят. Дважды переложил почти не распознаваемую груду металла из одного угла коморки в другой, освободил кусок стола, достал кружку и потребовал себе обед. Есть не хотелось, но Кенни редко чувствовал голод, когда работал, а робота он завершил совсем недавно и не до конца был уверен в его завершенности. Именно поэтому он следил за принцессой, пока она шла к себе в каюту, которую, наверняка, считала самой страшной камерой. Конечно, поэтому и ни по какой иной причине.
«А пса она всё же поставила», — ухмыльнулся Кенни и, удивленный своей реакцией, даже лицо себе ощупал. Действительно, улыбка. И радостная такая. Словно бы в детстве, когда вот-вот начнёшь распаковывать подарок.

«Не тяжело», — передразнил механик, взвешивая живой рукой кусок собачьего корпуса. Зверюга вышла тяжеленной и откровенно уродливой, но Кенни это не смущало. Она была функциональной, а что-то симпатичное он подарит ей позже. Обязательно, подарит. Нельзя, чтобы принцессы из такого путешествия выходили не одарёнными приятными впечатлениями.
— Хорошая девочка Хевель, — напевал про себя Кенни под старый навязчивый мотивчик, родной  текст которого давным-давно забыл. Придумывать новый ему не хотелось и всё, что не складывалось в слова, заменялось вполне мелодичным свистом. — Хорошая девочка Хевель любит учиться и поучать. Хорошая девочка Хевель давно разучилась мечтать. Хорошей девочке Хевель попался как-то пират. Хорошей девочке страшно, ну а пират даже рад...

Насвистывая, он влез в систему управления Лотти. Девочка охотно впустила его, несмотря на то, что управлялась пилотом, находившимся с ней в глубоком контакте. Пилоту нравилось летать — прорезать пространство космоса, — а Кенни любил именно Лотти, за что она, разумеется, любила и его.
— Давай подкорректируем курс, — предложил Кенни. — Смотри, у нас на дороге есть замечательная планетка. Можно пополнить там ресурсы, так? — ВИ Лотти тут же предложил планетку пилоту, а он — капитану, и кэп, как слышал Кенни через свои экраны, одобрил посадку. В конце концов, данный регион давно свыкся с пиратами и не требовал от судна документов. По крайней мере, как правило.
Кроме того у планеты, которую в простонародье звали Новая Венера, было ещё одно чудесное свойство — она обладала странной атмосферой. Даже после того, как ученые искусственно изменили давление и состав воздуха, верхние слои Новой Венеры остались прежними. Рядом с землёй в городах сохранялась атмосфера, пригодная для дыхания людей, но выше атмосфера оставалась родной: вязкой, слишком влажной, но при этом невероятно прозрачной. В этой атмосфере среди редких плотных облаков сохранялась жизнь. Одной из самых примечательных форм которой были местные летающие гиганты, очень похожие на земных китов. Кенни хотел показать их Хевель.

— Ваше величество, — спросил он через коммуникатор через несколько дней, когда всё-всё было уже готово. — Не хотите прогуляться?
Он обворовал Джи на чудесное, но весьма своеобразное платье, а сам побрился и привёл себя в порядок. Хевель должна была выглядеть туристкой, а не пленницей. Так проще и безопасней.
Платье он передал роботами. Назначил время встречи. Но все переговоры оставил на потом. Хевель явно не любила говорить с ним через коммуникатор. Впрочем, она вообще не особо любила с ним говорить, но, возможно, при личной встрече, ему удастся её убедить. В конце концов, она наверняка решит, что сможет убежать от него. Этого, разумеется, Кенни позволять не собирался.
[ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (07-05-2017 11:40:58)

+1

18

С приходом человечества космос наполнился звуками.
То ускоряясь, то замедляясь протекала водопроводная труба. Под внутренней обшивкой корабля, от зоны D4 до примыкающей L2, с характерным треском что-то рвалось наружу. Вдалеке разносились отголоски женского смеха, настолько заливистого и непрекращающегося, что казалось, словно один из знаменитых комиков стал новым пленником Лотти.
Чуть поодаль, ближе к жилым отсекам, пищал металлический пёс, иногда задевая видавшую обшивку – и тогда разносилось резкое «хррр». Дергались дверцы люков, из-под которых то и дело выглядывали заинтересованные мордочки роботов-уборщиков.
Механические звуки всегда пронзали кромешную тишину острее и звонче, чем голоса их создателей.
Где-то на генетическом уровне люди, путешествующие между звездами, привыкли сохранять молчание – потому, что никто не услышит, и чтобы никто не услышал. Сейчас, конечно, когда со временем космической экспансии прошли тысячи лет, привычка держать ушки на макушке и рот на замке сходила на нет.
Но Хевель стискивала зубы до того, что скулы превращали худое лицо в живое анатомическое пособие. Она быстро неслась в свою каюту, которая больше не казалась таким уж ужасным местом. Минуя каждую камеру, принцесса замедляла шаг и манерно слаживала ручки перед грудью. Но витавшая вокруг неё буря эмоций все равно портила величественный вид. Слишком много жизни было в её глазах.

Несколько дней спустя.
Когда корабль заходит на посадку, давление изменяется и экипаж некоторое время чувствует себя «прибитым к полу». Хочется прилечь или, в крайнем случае, присесть, уронив голову на коленки. Длится это не долго и настоящая чувствительность присуща лишь маленьким детям, но перепутать эти ощущения с банальным отравлением или другим недомоганием сложно.
Хоть принцесса ранее летала на более современных кораблях, где эффект был почти сведен на нет, ей доводилось не раз испытывать легкий туман в голове и покалывание в руках. Впрочем, как говорили врачи, покалывание в конечностях принцесса придумала себе сама.
Потому, когда Лотти сманеврировала на планетку, сердце принцессы радостно подпрыгнуло. Если чувства её не подводили, а она им сейчас доверяла, то вскоре она могла обрести долгожданную свободу. Зачем пиратам рисковать и приземлятся, как только не ради завершения приключений? А если и не так, то на планете с корабля можно сбежать…
Почувствовав, как электричество пробирается по пальцам, Хевель бросила возиться с собакой и принялась переодеваться в новенькое платье. Она чуть ли не порхала, шмыгая носом, представляя, как будет описывать журналистам своё похищение. Как будет долго обнимать брата. И как потребует для себя чего-то. Будучи натурой инфантильной, чего именно она хотела, принцесса не знала. Слишком много всего одновременно и ничего по факту. С чего она взяла, что вообще сумеет выручится, было не известно. Но Еве была настроена оптимистично.
Последние несколько часов она напевала в каюте песни и чесала «за ушком» Ейджа. Её не смущало даже то, что на «прогулку» принцессу должен был повести тот самый механик - судя по тому, что именно он был вестником доброй новости. Не смутило и платье, принесенное роботами. Хотя к нему был ряд претензий. Во-первых, оно было не новое, во-вторых, желтое. 
Всего капризная принцесса насчитала семь причин, почему платье не подходило для важных особ. Но главная проблема открылась только, когда Хевель уже красовалась перед широкоформатным зеркалом – платье было коротковатым на её вкус. Изучая худые коленки в немой попытке стянуть его пониже, принцесса хотела устроить маленький концерт и попросить другое. Но уже, когда её глаза почти наполнились вселенской грустью, Ева остановилась и призадумалась.
С одной стороны, если на прогулку они пойдут с капитаном, то сверкать перед ним открытыми ножками на руку. С другой, если поведет её механик, то не было разницы, какой длинны платье – любезничать с ним Хевель не собиралась. Ейдж, конечно, ей понравился и скрасил тоскливое время заточения, но каждое слово, произнесенное пиратом ранее, принцесса запомнила. Сперва страшно обиделась, позже подумала над ними, а еще позже решила как-то выяснить, так кто же из них не прав.
Принцесса не испытывала ничего общего с тем чувством, когда хочется нагрубить в ответ. Наоборот, ей хотелось доказать пирату, что он ошибается на её счет. Никакая она не «напыщенная девчонка», а вполне достойная возможная будущая императрица. К тому же, достаточно умная, чтобы воспользоваться случаем и ловко выскользнуть из рук похитителей.
Потому-то Хевель не стала капризничать и в назначенное время прошла в небольшой обзорный отсек. Едва перед ней открылся обзорный экран, принцесса ахнула. Они были на Венере.
Местное солнце стояло в зените и зеленоватыми лучами обогревало красные песочные скалы. Дальние краски смешивались и казалось, что пейзаж тонет в лазурной воде, легкой и неощутимой. Настолько прозрачной, что природный цвет скал заглушался в самой дали, так, что казалось, до них было невозможно добраться.
Золотистые и багровые пищинки пролетали мимо Лотти, оставляя на экране различные рванные узоры. Показалось какое-то животное и скрылось, оставив на стекле отпечаток перепончатой лапки.
Из всех терраформированых планет Новая Венера была колыбелью гармонии. Местные виды адаптировались к людям, а те, в свою очередь, научились жить в её условиях. Поселения были малочисленны. На планете ничего не добывали и не производили, потому до неё никому не было дела. Но она была столь прекрасна, что каждый житель вселенной что-то о ней слышал.
Принцесса никогда не бывала здесь. Слишком опасно - территорию облюбовали пираты и контрабандисты, как быстрый перевалочный пункт.
Хевель поняла, что в таком красивом, но не безопасном месте, никто бы не отпускал её – планета слишком чиста и своеобразна, в её ландшафте не скрыться от преследования. Значит они приземлились не для сделки с правительством. Тогда зачем?
Принцесса обернулась на звук шагов и увидела приближающийся силуэт механика. Одним движением она поправила юбку и сделала небольшой шаг на встречу.
Ярко-желтое платье, оттенка песка Новой Венеры, было отсрочено небольшим металлическим воротничком с растительными узорами. Воротник шёл по всему периметру платья и со стороны спины торчал словно перья. По подолу короткой юбки местами красовались в тон цветы. Принцессе же в нем больше всего нравились прозрачные рукава над плечами. Новая обувь была не предусмотрена, потому до середины икры были натянуты прежние серые ботинки с бледно-зелеными пряжками. 
Принцесса с немыслимым цветом волос (оранжево-розоватый блонд) немного походила на морковку. Но её такое сравнение не смущало. Хевель нашла себя красивой.
А вот на пирата она смотрела весьма оценивающе. Принцесса-морковка сделала вид, что спокойно дожидается разъяснений, хотя сама внимательно следила за приближающимся силуэтом… И первым делом она не узнала вошедшего.
Побритый и отмытый механик выглядел совсем иначе, чем при первом знакомстве в плохо освещаемой рубке. Хевель даже признала его симпатичным. Конечно, он не походил на тех, кого принцесса доселе называла красивыми, но он обладал собственной привлекательностью, лишенной лоска, скорее природной и выдержавшей очень непростой образ жизни.
  - Добрый день, - ровно произнесла Ева, она планировала показаться пай-девочкой, - Так неожиданно, что вы приземлились на этой планете. Я много о ней слышала, но никогда не бывала здесь. – Она развернулась к экрану, жестом приглашая механика тоже взглянуть на пейзаж, - очень любезно с вашей стороны позволить мне увидеть её.
Ей не терпелось выбраться наружу и увидеть мир этой планеты без преград, дышать новым воздухом и почувствовать песок на своей коже: «Свобода». Но сама она не спешила тянуться к рычагу, открывающим шлюз, даже не приближалась к нему. Хевель терпеливо ждала, когда ей объяснят правила поведения, обязательно укажут, чтобы она не пыталась сбежать и наконец выведут из корабля.
Потому, что едва шлюз открылся и она сделала первый шаг вон из Лотти, теплый маслянистый ветер коснулся оголенных ног – ожидание было не напрасным. Хевель мягко посмотрела на механика. В её взгляде читалось «спасибо», совершенно простое, лишенное всего того, что люди часто примешивают к этому чувству благодарности. Но длилось оно не долго, принцесса вмиг приняла свой важный вид обратно и сжатые губы без слов говорили «вперёд!»
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

0

19

Накануне прогулки Кенни навёл на себя лоск: помылся, очищая тёмные маслянистые пятна с кожи и под ногтями, состриг и обрил щетину, очень напоминающую неаккуратную бороду, и убрал длинные густые волосы в подобие хвоста. По мере усилий он приобретал, по своему нескромному мнению, выходной, парадный вид, с которым имело смысл спускаться на земли неизведанных планет и очаровывать мечтательных или просто продажных женщин, но который был совершенно не нужен на борту корабля, где все друг друга знали слишком хорошо. На Лотти никому не было дело до его внешнего вида, ни с кем кроме команды он не контактировал, да и с ними нередко общался по коммуникаторам, а не лично. Кенни не был нелюдимым в полном смысле этого слова, но его периодически одолевали приступы мизантропии. По крайней мере, именно так он объяснял сам себе тот факт, что в обществе своих механизмов ему было уютней, а они не требовали от него красоты.
Тем не менее, для принцессы Кенни постарался. Даже одежда на нём была простой, но чистой и почти новой. Рабочие тёмные фирменные брюки, без каких-либо знаков отличия, были заправлены в начищенные до блеска ботинки. Белая майка контрастировала со смуглой, но незагорелой кожей. Сверху был одет оранжевый плащ с капюшоном из лёгкой текущей ткани, которая одинаково защищала и от солнца, и от ветра, и от дождя.
"Не для неё, конечно", - поспешно поправил он себя, затягивая один из многочисленных ремней, - "но потому что с ней".
С принцессами, как был воспитан Кенни, стоит ходить красивым и важным. Кенни давно не был важным, и красивым казался далеко не всем, поскольку не был столь лощёным, как их капитан, или мужественным, как пилот. Однако, он имел какое-то обаяние, и сейчас постарался всеми силами вытащить его из-под щетины и слоёв масла.

"Принцесса желает пребывать в хорошем расположении духа", - заметил механик одновременно прямо и нагло рассматривая девушку в красивом коротком платье, и привычно переминаясь с ноги на ногу, словно бы раздумывая, входить ли ему, говорить или сразу выводить принцессу. Он был довольно высокого роста и хорошо сложен: больше жилистый, чем мускулистой, но без болезненной худобы. Тем не менее, Кенни горбился и прятал длинные руки в многочисленных карманах, время от времени, доставая их них то монетку, то болтик, то конфету.
Сейчас на правом бедре в кобуре на видном месте был пристёгнут самострел, а к ремню - лазерный резак. Все эти предосторожности были не для принцессы, не чтобы её смутить или напугать, а для местных жителей, которым он может показаться лёгкой добычей. Кенни добычей не был, но ему совсем не хотелось этого доказывать, и поэтому он старался выглядеть заведомо агрессивней.
- Я знаю, - Кенни, для которого было совсем неудивительно это приземление, подошёл, посмотрел и смущённо кивнул. - Я побывал на многих планетах, но эта - лучшая. Я, пожалуй, хотел бы провести здесь старость, если, конечно, доживу до неё... и если это место не уничтожит Империя, - улыбка Кенни стала немного грустной. Новая Венера была очень романтичным местом и из-за деятельности, которая тут велась. Пираты и контрабандисты между собой почти не воевали, придерживаясь мира. По крайней мере, открыто. Конечно, бывали и стычки, и воровство, но, в целом, место было не опасней многих других, честнее и, на самом деле, прекрасней.

- Оденьте, - Кенни протянул металлической рукой серебристый браслетик, который на руке принцессы тут же подстроился под толщину запястья так, чтобы его нельзя было снять. - Видите, у меня такой же, - он показал свою руку, покрытую татуировками и вновь словно бы смутился.
- В нём маячок, - честно предупредил механик. - Браслет не позволит вам потеряться, - он улыбнулся и, чтобы не портить всем настроение, не сказал "сбежать". Бежать на Венере было особо некуда, планета отличалась красотой, но местные жители не были столь уж порядочными. Хевель, по своей наивности, всего этого не знала. Красивую девушку здесь могли продать в рабство или просто изнасиловать. С принцессой, чтобы она там не думала и не кричала, наверняка, произойдёт то же самое. На крайний случай, если в её происхождение поверят, это просто будет стоить дороже.
С этим браслетом Кенни тут же узнает, если принцесса удалится от него более чем на пять метров. И будет знать, куда она пошла. А, если случится так, что кто-то попытается его снять, браслетик выпустит под кожу нано-роботов. На самом деле, Кенни считал самым безопасным маячок под кожу. Его сложнее вывести или потерять. Но принцесса наверняка бы возражала, а ему заведомо не хотелось с ней спорить.

- На планете я не буду обращаться к вам на "вы", - предупредил Кенни серьёзным тоном, когда перепонка, отделяющая шлюзный отсек от основного корабля с хлопком закрылась. - И буду звать по имени. Как мне вас звать? Хевель не столь редкое имя после вашего рождения, но будет упомянуть другое имя. Эти браслеты на моей родной планете сошли бы за свадебные. Так все будут знать, что вы занята, и никто, кто не захочет выяснять со мной отношения, вас не тронет, - он помялся с ноги на ногу, не желая читать лекции о том, что говорить стоит, чего не стоит и как нужно себя вести.
"В конце концов", - подумал Кенни, - "я веду её смотреть на китов, а не в сам город. Киты не спросят, чья она. Они просто летают в своей атмосфере - величественные и прекрасные".
- Хорошо, - он сам себе кивнул, успокоенный этой мыслью, и открыл шлюз. Их тут же обдало тёплым и влажным воздухом Венеры. Кенни спустился и подал руку Хевель. Двухместный катер, на котором они привозили продукты на корабль, уже был занят капитаном и Джин. Его прогулка отличалась порядочной не санционированностью, но на тот момент он верил, что успеет вернуться до того, как их пропажа будет обнаружена.
- Пойдём. Там можно снять байк на пару часов и съездить за город. Я хочу тебе кое-что показать, - сверху раздался глухой и вибрирующий звук. Кенни поднял голову, но над городом стояла плотная облачность нарушенной движением кораблей атмосферы. - Здесь их не видно... Нужно отъехать подальше. Пойдём![ava]http://s1.uploads.ru/1Q3cI.jpg[/ava][NIC]Доминик Кенни[/NIC][STA]Хочешь быть разбойником, не люби принцессу[/STA][SGN]Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени.[/SGN]

Отредактировано Orihara Izaya (07-05-2017 11:41:23)

+1

20

- Что же, я понимаю необходимость мер безопасности, - заверила принцесса. Несколько секунд она осматривала браслет, который гладким наручником обвил руку. В душе принцессы разносился гомерический смех — жизнь сыграла злую шутку. Ведь браслет, который она носила ранее, был внешне похож на этот. И если бы Хевель придерживалась правил и не сняла его, похищение удалось бы предотвратить.
Но теперь, когда вместо свиты, рядом с принцессой шел пират, было слишком поздно жалеть о своей беспечности. 
- Ты можешь называть меня Иса... Это имя довольно непопулярно, - добавила принцесса, объясняя свой выбор. Возможно, стоило назваться более разумно, например, домашней кличкой или вторым именем. Как угодно, так что бы ищейки смогли разгадать свою принцессу, если удосужатся искать ее на Венере. Но Еве не догадалась. Потому что тоже испытывала неловкость от статуса липовой жены — и как принцесса, и как девушка.
Оставался последний немаловажный вопрос, с которым стоило разобраться до того, как они покинут корабль.
- Как мне называть тебя? 
Принцесса не помнила представлялся ли механик. Казалось, что нет. Но она могла и забыть, что со стороны выглядело бы некрасиво. Не то, чтобы Ева действительно заботилась о вежливости, скорее считала, что это был удачный момент узнать имя одного из похитителей - хоть липовое, хоть настоящее.
Поведение принцессы с момента первой встречи разительно изменилось.
Она держала себя в руках, не повышала тон, отводила взгляд и в целом, походила на послушную жонушку/дочурку/сестричку. В заточении на какую только роль не пойдешь, ради призрачного шанса на свободу. Но принцесса не расчитывала, что механик такой наивный и сразу растает, потому свой обыкновенный характер придерживала в кармане.
- Не видно? - тихо переспросила принцесса, теряясь в догадках. - Я иду! - Хевель подала руку и жмурясь вышла из корабля. Глаза за столько дней отвыкли от солнца и невыносимо хотелось надеть очки. Конечно, она понимала, что никто не позволит ей этого. Ведь первое, что она сделала бы — это передала бы свои координаты домой.
Красота окраины венерианского города показалась Хевель сомнительной. В иллюминаторе, что смотрел на другую, уже пустынную часть города, планета поражала сиянием невозможного зеленого Солнца. Здесь же свет тонул и рассеивался в привычный серый. Обилие песка наводило мысли о настоящей дикой пустыне. Он скомкивался в бороздах подошвы, забивался под липучкой на ботинках. Песчинки, раздуваемые ветром, щекотали колени и оседали на розоватых волосах принцессы, путались между длинными полосами волос пирата и поблескивая соскальзывали с его оранжевого плаща. Легкий ветер двигался то плавно, словно овивая фигуру невидимой пустынной женщины, то рывками, неприятно покалывая глаза песком. Венера шла механику больше, чем принцессе. 
- Нам нужны очки или маска, - заверила Ева то и дело ускоряла шаг, чтобы успевать за Кенни. - Тебе не мешает песок? - искренне поинтересовалась принцесса. - Может здесь продают даже шлемы? 
Она старалась рассматривать город и одновременно следила за пиратом — не видит ли он, как ее ладонь примеряется выскользнуть с браслета. Но любопытные взгляды немногочисленных местных заставляли её сомневаться в безопасности побега здесь. И не только побега, а и в безопасности в целом.
Новая Венера была стыком эпох. Над строениями из кирпичной кладки возвышались электронные вывески высотой в небольшой небоскреб. Дальше, вероятно в центре города, виднелись более современные постройки. Крыши и верхние этажи некоторых из них были хрустальными и  горели зеленым светом, отражаясь от каждой глянцевой поверхности. На фоне где-то вдалеке,   укутанные лазурным небом планировали огромные корабли. Хевель никогда не видела подобных моделей, но из-за плотного тумана, из которого, казалось, состояла атмосфера, рассмотреть их было невозможно.
Ближе к оживленному городу Хевель пообвыклась и ступала уже увереннее. Песчинки все еще залетали под ресницы, но она научилась интуитивно прикрывать глаза, как только по коже чувствовались побеги ветра.
- А здесь красиво, по своему, - произнесла принцесса как бы между прочим. - Но для старости слишком уж дико. Это место пахнет ... - Хевель хотела сказать "пиратами", но промолчала. 
Город подчеркнуто отличался от большинства имперских планет. Жизнь в нем протекала размеренно, как тягучая глубокая река. Ящерицы сновали под ногами прохожих, одетых во многом в таком же стиле, как липовая парочка. Ото всюду доносились человеческие голоса, создавая неугасимый поток жизни.
- А мы туда идем? - принцесса махнула рукой, указывая на полу погасшую вывеску “Ларри и Ко. Аренда движимого и недвижимого транспорта”. Ей не очень нравился контингент на входе в трехэтажный гараж и она внутренне решилась отложить побег до более благоприятных мест.
Еще метров за пятьдесят до “Ларри” в их сторону махнули и бросили что-то на неизвестном языке. Вид махавшего был весьма диковинный. Маска-шлем с огромными красными стеклами на месте глаз, одежда мешковатая и латанная различными материалами.
“Надеюсь это не к нам...” - подумала принцесса.
[NIC]Хевель Хават[/NIC][STA]принцесса-морковка[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/QlAIF.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Альтернатива » Давным-давно, в далекой-далекой галактике...