Локации:
Кв. Селти и Шинры - Наоми 28.06
Кафе Vanilla sky - Маиру 28.06
Полиц. участок - Сой Фон 28.06
«Русские Суши» - Каска 28.06
Ул. Саншайн - Рен 28.06

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 28.06
Энн, Оберон - Оберон 28.06
Дейв, Златан - Златан 28.06
Кельт, Маиру - Маиру 28.06
Катсу, Микадо - Микадо 28.06
Оберон, Ниэ - Оберон 28.06
Има, Рина, Гин - Има 28.06
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Катсу 28.06
Оберон, Каал, Ниэ - Каал 28.06
Титания, Анейрин - Анейрин 28.06
Гин, Хильд - Хильд 28.06
Оберон, Титания - Оберон 29.06
Микадо, Аоба - Микадо 28.06
Шизуо, Изая - Шизуо 28.06
Изая, Микадо - Изая 30.06
Раа, Оберон - Оберон 28.06
Канако, Аоба - Канако 28.06
Энн, Раа - Раа 08.07
Анейрин, Каал - Анейрин 08.07
Такеда, Адам - Такеда 08.07

Альтернатива:
Артур, Каска - Каска 28.06
Артур, Изая - Изая 30.06
Раа, Рина - Раа 28.06
Изая, Хоши - Хоши 08.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2009.09.09] Марк Эванс, Энн О'Ши, Шсноглз


[2009.09.09] Марк Эванс, Энн О'Ши, Шсноглз

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

название эпизода: В наш деловой век нужно уметь быть романтиком
место: пригород Дарема, дом Марка 
очередность: Марк Эванс, Энн О'Ши
краткое описание ситуации: продолжение этого эпизода.

Теги: Ann O'Shea,Mark Evans,Shsnogls

Отредактировано Mark Evans (17-02-2017 10:30:17)

+2

2

«Она что, издевается?! Она – поможет?..» - разумеется, Марк справится, сам, как справлялся всегда, но все же это было мерзко, ловить рыбку на тухлую приманку под названием жалость. Чернокнижник расхохотался, не отрывая взгляда от взволнованного лица Нины и порывисто прижался губами к ладони фейри, не отпуская взглядом зеленые глаза. Марк смотрел сквозь морок, таявший серой дымкой.
Колдун смотрел на ожившую сказку, тепло и насмешливо щуря глаза.
Нина была такой милой и непосредственной в своем желании помочь, в своем убеждении, что нельзя прожить всю жизнь с человеком, которого не любишь, что казалась крайне беззащитной: «…и ты будешь меня защищать, милая?..» - Марк снова коснулся губами запястья, не прикрытого тонкой перчаткой, а после отпустил руку девушки.
- Получится. Разумеется. Тебе не о чем волноваться, моя милая Нина, - чернокнижник запнулся, думая о других ее словах, и как-то само собой получилось так, что оставшуюся дорогу они провели в тишине. Колдун встрепенулся только когда такси остановилось у его дома, понимая, что почти все оставшееся время пути смотрел в окно, молча, теряя счет минутам.

Худая пачка банкнот досталась такстисту вместе со стягивающей их канцелярской резинкой. До порога дома оставалось всего несколько шагов и Марк ощущал нетерпение, пока подавал руку Нине, помогая выйти из машины, пока забирал пакеты, пока выискивал в кармане ключ…
«Если только Дейв, падла, не сменил замок», - ломиться в собственный дом, вскрывая замок отмычкой, Эвансу не улыбалось от слова совсем. Замок поддался ключу легко, дверь гостеприимно распахнулась.
- Добро пожаловать, Нина. Чувствуй себя как дома.
Марк небрежно стянул с себя ботинки, проходя дальше, на кухню. Хмыкнул, оставляя пакеты на столе. Судя по всему, Дейв не просто следил за порядком, а успел капитально обжиться – чернокнижник хлопнул пальцами по картону, закрывая пустую упаковку из-под пиццы, далеко не единственную, небрежно брошенную на ближайшей поверхности. Колдун сунулся в холодильник, но не наше там ничего, кроме запасов фастфуда. Странно, если вдуматься, Дейв раньше не особо-то и жаловал все эти китайские коробочки с едой.
Кинув куртку к пакетам, чернокнижник выглянул в холл, находя взглядом фейри. Он не торопился что-то говорить ей, разглядывая Нину, пока та разглядывала комнату – проследил за ее взглядом, пытаясь понять, что привлекло ее внимание.
- Абордажная сабля. Настоящая. Моя. Та самая... из... сказок - видишь, стертые инициалы у самой гарды?.. Бери, если хочешь. – Марк щелкнул зажигалкой, закуривая, и сипло выдохнул дым. Торопясь расстаться с вещами-из-прошлого и возвращаясь в город налегке, чернокнижник не спешил кидать поганые сигареты в мусорку. - Гостевая комнаты наверху. Показать тебе ее или найдешь сама? Адски хочу в душ, мне нужно полчаса.

Дом был словно чужим – все то, что окружало Марка не один год, теперь  казалось ненужным хламом, который не пойми зачем приволок какой-то крезаутый коллекционер всякого старья.
Эванс привалился к косяку, провел ладонью по дереву, настороженно прислушиваясь к своим ощущениям, но все вроде бы было чисто. Или, по крайней мере, не угрожало Нине или самому Марку хуже, чем проклятье, которое он успел навесить на фейри.

- Сюда никто не придет. Ни Ковен, ни… кто-либо другой. Кто сможет причинить вред или раскрыть посторонним наш небольшой секрет. – Помолчав, добавил. – Я бы хотел послушать, как ты играешь. Но здесь нет гитары. Гитара – как женщина, тоскует и сохнет без умелых рук, и не выносит, когда ее меняют на другую. Спасибо, что присмотрела за ней. Кто тебя научил играть?
«Вард не дал сломаться», - это фраза все никак не шла из головы. Стрелял. Наверняка до сих пор не хотел видеть и слышать ничего о Марке. Но сохранил гитару.
- Блаженны миротворцы, Нина. Тебе будет больно. - Произнес на чешском, подходя ближе, и к пепельнице, и к фейри. – Уверена, что хочешь в это ввязываться?..

Отредактировано Mark Evans (10-12-2016 03:37:39)

+4

3

Нина с любопытством осмотрелась. Дом многое мог рассказать о человеке — это она уже знала, но в данном случае не столько пыталась выяснить что-то новое о Марке, сколько искала его в каких-то деталях: нагромождении несвязанных между собой предметов из разных эпох, соседствующей современности и чего-то откровенно старого, иногда нелепого, иногда кичливого, но всегда бросающегося в глаза. Такие предметы вызывали ощущение узнавания, а узнавание невольно вызывало улыбку.[ava]http://sd.uploads.ru/rdjma.jpg[/ava]
Нина вздрогнула, почувствовав волну мурашек, горячей волной прокатившую по телу, когда Марк заговорил в тишине пустого дома. Такая же волна накрыла в машине, когда Марк поцеловал её руку. Волна, от которой Нина потеряла дар речи. Тогда, как и сейчас, она ощутила, что находится наедине с ним. Теперь они были по-настоящему одни. Не на улице, в баре или магазине, где их всё время кто-то видел, а одни в его доме.

Она покачала головой. Тяжелую абордажную металлическую саблю Нина не хотела. У Нины подобный предмет вызывал ощущение смешанного восхищения и отвращения, но Марк был прав в одном — этот предмет был из сказки. Из её детской сказки, а теперь она выросла.
Нина любила Марка всегда, но с каких-то пор любовь из детского обожания переросла во что-то большое. С каких? Она не помнила. Было бы странно влюбиться в него сейчас, когда он только вышел из тюрьмы, постаревший и злой. Нина не думала, что ей нравится именно такой Марк, но возможно за последние шестнадцать лет сильно изменилась она сама и эти изменения отразились на её чувствах. Возможно также, что эти чувства были всегда, и она ощущала их так остро, потому что видела Марка впервые за шестнадцать лет.
Нина точно не знала, какой вариант правильный, и не желала забивать себе голову подобными вопросами. Сейчас она была слишком ошарашена своим открытием, взволнована из-за него и занята тем, чтобы не думать о нём.

—Я учились у дяди. Давно уже. По крайней мере, довольно давно, — Нина улыбнулась и подошла ближе. По примеру Марка, она разулась, сняв туфли, которые добавляли ей сантиметры роста. Поэтому теперь он казался ей ещё выше, а Нина чувствовала себя маленькой, и едва сдерживалась от того, чтобы не встать на цыпочки.
Она училась играть на гитаре не просто «довольно давно», а до убийства Юноны. И не только потому что на гитаре играл дядя, но и потому что на гитаре играл Марк. Ей нравились звуки, которые он извлекал из инструмента, из-за которых иногда хотелось плакать, а иногда — смеяться. Из всех возможных инструментов только у гитары, вероятно, была душа или, возможно, только гитара этой душой делилась. Скрипка, звучание которой Нине тоже нравилось, как правило, душу вытягивала и рвала. Гитара рассказывала свои истории, любила, грустила, веселилась вместе с тобой.
«Я научилась играть на гитаре, потому что хотела впечатлить тебя», — едва не произнесла Нина, но вовремя остановилась. Не из-за смущения. Ложной скромности в ней было мало, фейри от природы отличались музыкальностью, и у Нины играть на гитаре получалось хорошо. Однако подобные слова не теми, которые хочешь говорить, даже когда тебе без малого сто лет, и, тем более, когда эти сто лет больше всего соответствуют человеческим восемнадцати.
— Я сыграю для тебя как-нибудь в другой раз, — пообещала Нина. На деле, она в любом случае не хотела бы играть прямо сейчас. Даже если бы у него вдруг оказалась другая гитара, которая каким-то образом пережила шестнадцать лет покоя. Если она заиграет ему прямо сейчас, то он обязательно догадается и уже эта мысль сильно её смущала.

«Больно…» — мысленно повторила Нина. Что могло означать это «больно»? Она почему-то снова вспомнила о гитаре. Ей пришлось перетянуть струны, и Нина была рада, что они не оказались стальными. Возможно, стальные струны имели бы свои плюсы, но на них она бы не смогла бы играть. Стальные струны были бы для неё раскалёнными.
Нина посмотрела на Марка с любопытством. На какое-то мгновение показалось, что он подшучивает над ней, беззлобно высмеивает её желание помочь. Спрашивать об этом она не стала.
— Я уже ввязалась, — спокойно и тихо произнесла Нина на том же языке. Она не имела привычки думать в будущем времени. Будет и будет. Главное, что она хотела прямо сейчас, а прямо сейчас она очень хотела помочь.

— У тебя тут кто-то жил? — Нина почувствовала желание сменить тему, а дом, действительно, не напоминал жильё, заброшенное на шестнадцать лет. Девушка заглянула на кухню и наморщила симпатичный носик. Кухня Марка не отличалась современностью. За последние шестнадцать лет технологии сделали большой шаг вперёд, сильно облегчив жизнь фейри модой на натуральные материалы, пластик и термостойкий силикон. Меньше нервирующего железа, о которое так легко обжечься.  Хорошо, что Нина подумала об этом чуть раньше.
— Ты можешь идти в душ. Я здесь как-нибудь разберусь, — она с хозяйствующим любопытством заглянула в пару ящиков и принялась раскладывать содержимое пакетов. — Иди! — повторила Нина, невольно усмехнувшись. — Не бойся, я не собираюсь убегать… и не убегу, — добавила фейри, в этот раз пытаясь подобрать формулировку, максимально ограничивающую её скудную возможность не сказать всю правду. Она действительно не собиралась убегать.

Готовить было рано. По крайней мере, так думала Нина, вспоминая, что Марк умял три бургера. Пока он отсутствовал, Нина решила осмотреться в доме и принялась без стеснения заглядывать во все комнаты, на автомате собирая мусор в одну кучу и рассматривая отдельные детали интерьера. В комнату для гостей она зашла буквально в самом конце обхода и нашла её в каком-то стерильном опустошении. Было не то, чтобы чисто, если иметь в виду чистоту больничной палаты, а пусто и не обжито.
Нина бросила свои пакеты на пол у входа, раскрыла занавески, плюхнулась на кровать и некоторое время тупо смотрела в потолок, рассматривая поднявшуюся пыль. Ей не нравилась эта возможность остаться один на один с собственными мыслями. Не давая себе возможность до чего-то додуматься, Нина позвонила своей знакомой и попросила прикрыть. Она почти честно рассказала, что ей нужно побыть с близким человеком наедине. Знакомая восприняла это как-то по-своему и Нина не стала её разубеждать, тем более что не пребывала в уверенности, что у неё получится.
Набрав папу, она рассказала историю неудачной любви своей студенческой подруги и спросила, не будет ли он против, если её несколько дней не будет дома. Она сказала, что ей нужно быть с тем, кому нужна помощь. Она оставила ему номер подруги, душевно распрощалась с ним и нажала на сброс. Фейри не могут лгать, но сейчас у Нины было ощущение, что она сильно завралась.
Некоторое время Нина сидела, не видя уставившись в окно, а потом почувствовала взгляд и обернулась. Сколько он так смотрел на неё?
— Всё хорошо? — спросила Нина, судорожно сжимая телефон. Ей всё ещё не было страшно, но после разговора с папой она почувствовала себя очень одинокой. Раньше она не искала возможности уходить так, чтобы её не искали. — Я позвонила папе. Он не будет волноваться о моём отсутствии. По крайней мере, какое-то время.

Отредактировано Ann O'Shea (15-12-2016 14:04:39)

+4

4

- У меня может получиться снять проклятье за те пару дней, что у нас будут. – Негромко заметил Марк и больше не стал ничего добавлять. Отчасти потому что сомневался в подобном исходе: слово, сказанное им в пылу злости или ненависти, всегда обладало особой силой. Он врал, когда говорил Нине, что проклятья не убивают. И был уверен, что соврет снова, даже если сумеет его снять. Готовность Нины помочь была удобной. Ей не обязательно знать, висит над ней дамоклов меч, или нет, но и умирать в расцвете сил фейри тоже не нужно.
Вард – чертов страус. Ему хватит одного только факта того, что жизнь Нины может быть подвергнута опасности, если Марк не заберет свое проклятье назад.
- Возможно, что живет до сих пор. – Поколебавшись, добавил. – Мой… ученик. Я просил его присмотреть за домом.
«…я выкину его самого и его вещи к черту, если он вздумает нам помешать…»
-  Не переживай об этом. Поспит на диване, если вдруг заявится. – Хохотнул, сверкнув глазами. -  Найдешь его шмотье в гостевой комнате – швыряй прямо в окно.
Марк поймал себя на мысли, что хотел бы на это посмотреть. Нина могла быть встревоженной, непоседливой, взволнованной каким-то событием, но она всегда казалась… спокойной. Как полноводная река, как гладь воды, которую редко тревожит сильный ветер, поднимающий опасные и высокие волны. «Как море, теплое, южное, с белыми барашками на гребнях», - мысленно поправился Эванс и невольно улыбнулся.
Он бы хотел увидеть шторм на этом море – оно ведь могло штормить, правда? – увидеть азартный и злой блеск в глазах фейри, увидеть, как она будет бушевать так, что и никакие оковы и кандалы не смогут ее остановить.
- И самого его тоже не бойся слать к Дьяволу, если объявится здесь.
Он смотрел на то, как Нина начинала хлопотать на кухне. Неловко переступил на месте – фейри великодушно давала ему время. Все это было как-то по-домашнему уютно.

Марк никогда не любил подолгу мыться или лежать в ванной. Стоячая вода в убогой посудине - вот что это было. Фарфоровые ванные напоминали корыта. Даже с деревянными бадьями, окончательно канувшими в лету полтора века назад, не вызывали такого отторжения.
«Как с-собака!» - Эванс небрежно протер запотевшее стекло и оскалился своему отражению. Желтозубо, от дешевого табака. Холеная ленца сошла с него вместе с лишним жирком, оставляя сухие мышцы. Вены обвивали их, словно змеи, с отчетливыми точками там, где чернокнижник колол себе отраву, считая  дни до выхода из неволи, в которую попал.
Не подсел.
Вид собственного тела с новыми, но уже выцветающими татуировками,  постоянно напоминал, откуда он вышел и сколько времени потерял. Убрав влажные волосы в хвост на затылке, чернокнижник обернул бедра полотенцем, хотя предпочел бы мягкий халат – он любил комфорт и не видел смысла не пользоваться простыми вещами, доставляющими простые удовольствия.
«Да ты, по ходу, стал педофилом, а, Дейв?! Или притащил сюда бабу?..» - Марк с интересом разглядывал розовые домашние тапки, небольшого размера, подходящего подростку или женщине. Хмыкнул, поддергивая полотенце, скинул свои вещи в корзину для белья и направился к своей комнате, находящейся здесь же, на этаже.
Он хотел переодеться – наверняка в шкафу остались какие-то вещи, пусть они и будут на нем болтаться. Не дошел. Услышал разговор, который не планировал подслушивать. Тронул кончиками пальцев полуоткрытую дверь, глядя, как Нина беззаботно болтает по этому своему странному телефону, и задумчиво постукивая указательным по пачке сигарет в руке.

Она говорила с Вардом. Марк жадно прислушался, пытаясь поймать голос бывшего любовника. Глупость несусветная, разумеется, стоило бы внимательнее слушать то, что говорила Нина. «Нужна помощь?..» - это становилось похоже на навязчивую идею. Чернокнижник сщурился, встречаясь взглядом с Ниной.
Он не испытывал неловкости.
- А что может быть не так?..
«…море!»
- Хорошо. Что не будет. Волноваться.
«Ему хватит, о чем переживать, позже», - Эванс легко коснулся разума фейри, словно погладил по голове, бегло вслушиваясь в плавное течение мыслей. Нина не боялась.
- Хорошо. – Снова повторил Марк, обозначая завершение своих мыслей. – Это телефон? У тебя в руках? Выглядит странно. Непривычно.
Тишина была какой-то хрупкой и неловкой. Разглядывая Нину Марк почему-то вспомнил ее слова о том, что она сыграет «как-нибудь в другой раз» - а может ,сам Эванс сыграет на теле юной фейри?
- Я могу дать тебе свою футболку. Не будешь же ты готовить в этом платье?
«Его нужно снять с тебя, Нина», - Марк ухмыльнулся. Отчетливая картина извивающегося женского тела, с которого красная тряпка будет сползать, как змеиная кожа с гадюки, туманила разум.
- Расскажи мне, как вы пользуетесь этими штуками. – Попросил Марк, подходя ближе. Он сел рядом с Ниной, упираясь рукой рядом с плечом фейри.

+3

5

Нина пожала плечами. На её взгляд «не так» могло пойти всё, что угодно. Например, сегодняшняя встреча с Марком определённо пошла «не так». Не так, как хотел бы папа, как хотела бы она, возможно даже, как хотел бы сам Марк. Нина читать мысли не умела и не заморачивалась вопросами доверия. Чаще всего, по крайней мере, до определённой степени, ей было проще близким людям верить. Или делать вид, что она верит, что, в принципе, мало чем отличалось по поведению для Нины.[ava]http://sd.uploads.ru/rdjma.jpg[/ava]

Она посмотрела на судорожно сжатый в руках телефон, словно бы не понимая, о чём её спрашивают, и усилием воли расслабила пальцы.
— Телефон, — почти беззвучно произнесла девушка, пытаясь собраться с собственными мыслями. Выходило очень плохо. На душе всё ещё было смурно и неспокойно из-за разговора с отцом. Настолько смурно и неспокойно, что Нине хотелось, если не заплакать, плакать она никогда не любила, то, как минимум, убежать от этих мыслей подальше. И Марк помогал только наполовину. Мысли о том, что он в одном полотенце сидит рядом, не добавляли Нине спокойствия и не способствовали порядку в её голове, но определённо отвлекали. Даже слишком.
Она вспомнила его руку на своей коленке там, в баре, медленно облизнула пересохшие губы и глубоко вздохнула.
«Два или три дня», — подумала она. Они будут прятаться здесь, где их никто не найдёт, два или три дня, вдвоём. Если, конечно, ему не удастся снять проклятье сразу. Впрочем, не похоже было, что он сильно торопился его снимать. Нина, кстати, не возражала. Возможно, ей не захочется всегда быть связанной с Марком подобными узами, но прямо сейчас её вполне всё устраивало. Несмотря на то, что буквально пару минут назад Нина переживала хорошо поданную ложь, рассказанную отцу, прямо сейчас она охотно представляла, каким может быть бегство из Дарема, и находила его чудесным приключением.

Нина пододвинулась ближе, коснувшись своим плечом прохладного плеча Марка.
— Он сенсорный, на экран можно активно воздействовать, — она вложила телефон ему в руку, и нажала на экран, пробуждая его. На экране тут же отразилась фотография папы — именно ему Нина звонила последнему. Папа улыбался, и Нина быстро свернула окошко, переходя в меню. — С него можно и звонить, и фотографировать, и обмениваться с друзьями сообщениями через интернет, — Нина запнулась, пытаясь вспомнить, а как, собственно, давно существовал интернет и застал ли его появление Марк. Надо признать, что прогресс, широкими шагами двигающийся вперёд, настолько быстро вводит новинки в обиход, что Нине казалось, будто они были с ней всегда. — Очень удобно. Тебе нужно завести такой. Сейчас ими все пользуются. Или почти все, — она отерлась об его руку щекой, улыбнулась.
— От тебя теперь определённо приятней пахнет, но тебе не холодно? В полотенце-то. Осень всё-таки, — заметила Нина, не скрывая лёгкой насмешливости в голосе. Беззастенчивость Марка создавала впечатление абсолютного равнодушия, особенно обидного от того, что она себя равнодушной не чувствовала.
Нина рассеянно провела рукой по круглому с мятыми краями шраму на его груди. Разговаривая по телефону, она сняла перчатки, и теперь хорошо чувствовала теплую неровность кожи. Судя по всему, шрам был давним, по крайней мере, по человеческим меркам. Таким же давним, как и два других, расположенных недалеко друг от друга.
«Чудо, что они его не убили».
— Голоден? Ты что-то говорил про футболку, — напомнила Нина. Она купила домашнее платье, но идея футболки ей нравилась больше. Потому что футболка была его. — Марк… — не отрывая взгляда от отметины шрама, она заговорила на чешском, — когда ты говорил про волков и тёмный лес, что ты имел в виду?

Отредактировано Ann O'Shea (15-12-2016 14:04:53)

+3

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ann O'Shea (15-12-2016 14:05:05)

+1

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Mark Evans (20-12-2016 08:34:26)

+2

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ann O'Shea (25-12-2016 17:55:31)

+2

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

12


Время: около четырёх часов вечера
Погода: тепло, солнечно и вообще мерзотно
Внешний вид: пижама-кигуруми в виде пикачу, тапки отсутствуют
Состояние: только проснулся и ещё не успел выпить пива, так что концентрация ехидства в организме повышенная
Инвентарь: мобильник

- Я ща блевану. Радугой, - рассеивая наведённый на себя морок и качнувшись на пятках в дверях кухни проскрипел гоблин. Открывавшаяся картина была что надо и, если бы парочка просто продолжила заниматься тем, что показывают по телеку после полуночи, он ещё понаблюдал бы не давая знать о своём присутствии, но концентрация соплей и прочего ми-ми-ми начала зашкаливать, требуя немедленных действий.
О чужом присутствии в доме Шсноглз узнал давно. От острого слуха не ускользнули ни поскрипывания половиц, ни шум воды, но сквозь сон он списал это на очередной визит ученика чернокнижника, избавиться от которого так и не вышло, хотя стали они значительно реже. Окончательно разбудил его запах еды, сразу давая понять, что на этот раз в доме хозяйничает нихрена не хитрожопый Девен, тот ни разу не снисходил до приготовления пищи. Насторожившись, гоблин тихо спустился с облюбованного им для сна чердака и в общем-то не прогадал. Вид милующихся прямо на кухонном столе Эванса и какой-то смазливой фейри был бесценен. Настолько, что до того, как подать голос, зелёный засранец успел сделать пару-тройку фото на телефон. Кто знает, когда это могло пригодиться?
- Рановато откинулся. Я думал ты ещё лет пять просидишь. Надоело штаны на нарах протирать? – уточнил у объявившегося хозяина жилья гоблин, пряча мобильник в бездонный карман на животе пижамы изображающей какого-то ядовито-жёлтого персонажа популярного мультика. Убедившись, что никто не собирается кидаться в него проклятьями или чем-нибудь тяжёлым, незаконный жилец протопал прямо к холодильнику, чтобы, немного подумав, выудить из него пару бутылок пива.
- На, за досрочное освобождение! – вложив одну в ладонь всё ещё ошарашенного колдуна, гоблин двинулся к плите и бесцеремонно сунул нос прямо в сковороду, от которой и исходил разбудивший его запах съестного. – Чо у нас на завтрак?
Обернувшись к парочке и по-хозяйски вальяжно привалившись плечом к тумбе рядом с разогретой печью, зеленожопый фейри одним движением мозолистого пальца сорвал крышку со своей бутылки и под аккомпанемент шипения пива обратился уже к девице:
- Я Шсноглз, цыпа, а ты кто?

Отредактировано Shsnogls (17-02-2017 20:35:15)

+2

13

- Твою гребанную зеленую мать, Шсноглз, а! Какого хера ты тут забыл и с хуя решил вылезти именно сейчас?!.
Прерываться из-за появления гоблина катастрофически не хотелось – Марк зло подумал о том, что заявись на кухню хоть толпа родственников фейри из тех, которые низшие, ему было бы плевать. Лет эдак шестнадцать назад. Теперь же сказывался возраст – и это злило даже больше внепланового появления неожиданного гостя.
Страстные стоны Нины, её податливое тело, плавящееся, как воск под жаром, осталось в пяти минутах назад прошлого. Как и крепкий, хороший стояк.
- Сука ты, Шсноглз. – Хмыкнул ведьма, закуривая и поддергивая уже застегнутые джинсы. Косо глянул на Нину, но та не выглядела смущенной из-за своей наготы. Марк осторожно погладил ладонь фейри, которую так и не отпускал. – Знакомьтесь. Это Нина, а не цыпа. Нина, это Шсноглз.
Марк неопределенно махнул рукой с зажатой между пальцев сигаретой и отстранился от фейри.
- Это… мой давний деловой партнер. Не бойся его, он умеет держать язык за зубами. - Марк помолчал и добавил. - Оденься, если хочешь. – Интонация получилась более настойчивой, чем следовало, для вежливого предложения. - Халат в ванной.

Он не хотел отпускать от себя Нину, но чувствовал неловкость, повисшую в воздухе, и дал рогатой шанс на некоторое время ускользнуть и привести себя в порядок. У них будет еще три дня для того, чтобы исправить эту досадную неудачу связанную с появлением гоблина: «…и ведь специально же влез в самый ответственный момент.»
Кроме того, Марку было о чем расспросить «давнего делового партнера», и лучше бы это было делать без посторонних ушей. Нина не была посторонней, но некоторые вещи ей было лучше не знать. Так же, как Варду. И как Миранде давным-давно.

- Я мог тебя убить. – Наконец произнес ведьма после своего затянувшегося молчания. – Будь повежливее с Ниной.
Марк раздраженно крутанул крышку бутылки, протянутой Шсноглзом, и сделал долгий глоток, поморщившись от вкуса. Говорить гоблину, что тот невовремя, Марк не стал – оно было понятно итак, что зеленой падле откровенно в кайф обломать чужие планы. Избавиться от вороватого проныры можно было только одним способом: узнать, зачем тот пришел, и дать ему нужное.
- Итак. – развел руками ведьма. – Нахрена. Ты. Здесь. И насколько случайно. И нос из сковородки высунь – никто не приглашает тебя остаться на ужин… Отвратительное пиво. Как ты его пьешь вообще?..
Марк недовольно фыркнул, не двигаясь с места и поглядывая за траекторией движения бутылки – содержимое пенилось в раковину, а пустая тара отправилась в мусорку. Гораздо больше нехитрого фокуса ведьму интересовало другое. Тревожный звоночек заливался трелью на краю сознания.
- Почему ты в таком виде? – Наконец задал правильный и ключевой вопрос Марк. – И куда ты дел Дейва, гоблинская твоя морда?..

Отредактировано Mark Evans (04-03-2017 02:26:45)

+1

14

"Цыпа?" - Нина с любопытством уставилась на гоблина. Цыпой её ещё никто, кажется, не называл, или у неё просто не было повода обратить на подобное обращение пристальное внимание. Сейчас ситуация более чем располагала. Гоблин появился в самый неожиданный и, откровенно говоря, неудачный момент, и вёл себя так развязанно и нагло, что Нина не столько испытала раздражение или досаду, сколько искренне удивилась. Интересные всё же были порядки в доме Марка!
Некоторое время она молча пыталась прийти в себя и разобраться, кто это и на каком основании тут находится. Эти размышления были особенно интересными в той плоскости, в которой постороннее зелёное тело исчезает из поля зрения, оставляя их наедине и давая шанс закончить так хорошо начатое действо. Нина даже зажмурилась от нахлынувших воспоминаний и чувства собственного разгоряченого тела, вздрогнула от прикосновения Марка и улыбнулась.

- Здравствуй, Шсноглз, - она не боялась, но не могла сказать, что ей приятно познакомиться, и посчитала лишним говорить, что гоблин пришёл крайне невовремя. Марк уже высказался по этому поводу в достаточно крепких выражениях. Доставлять гоблину удовольствие и повторяться, Нина посчитала лишним.
Вспомнилось, что Марк говорил что-то про ученика, но гоблин учеником быть не мог, однако, чувствовал себя, как дома. Это вызывало лёгкое беспокойство. Нину общество другого фейри смущало мало, но если он будет регулярно врываться подобным образом, она будет ему не рада.

"Деловой партнёр", - проговорила про себя девушка. Звучало хорошо - так, словно бы они вполне могут быстро завершить свои дела и разойтись.
Нина улыбнулась, обернулась к Марку, и, встав на цыпочки, поцеловала в уголок губ. В душ так в душ. Девушка понимала, что дело, разумеется, не в халате, хотя, судя по всему, и в этом тоже, а Марк просто хочет выпроводить её на время. Нину это вполне устраивало. По крайней мере, она не видела в этом повода для каких-то расстройств.
- Ты можешь кушать, не дожидаясь меня, - сказала девушка, подобрала футболку и вышла из кухни, на ходу бросив гоблину: - Симпатичная пижамка.

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2009.09.09] Марк Эванс, Энн О'Ши, Шсноглз