Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус


[1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Ну конечно же он все перепутал и выдал совсем не то, что просила Нина.
- Прости, - Бьорн неловко переступил копытцами, виновато улыбаясь девочке, однако при этом вины особой за свою ошибку он не испытывал. И причиной тому была сама его новая знакомая. Повторив все, что ранее говорила, Нина не злилась, не обвиняла его ни в чем, а напротив - предложила другой вариант, как быть при встрече с драконом и что ему говорить. Парень вдохновленно кивнул, соглашаясь с тем, что так действительно будет лучше и удобнее, направляясь за Ниной. Правда в этот момент он вдруг задумался над тем, каким должен быть этот самый драконий язык, на котором ему предстояло общаться. Фыркать и рычать он конечно мог попробовать, но вот испускать из ноздрей клубы пара - этого нет. Да, и обычно, разговаривая с животными, Бьорн не переходил на их язык, используя человеческую речь, обычные слова, иногда подкрепляя это прикосновениями, или мысленно касаясь разума. А вот как всё будет происходить сейчас и с самым настоящим драконом, Свену оставалось только гадать и надеяться, что огнедышащий ящер действительно предпочитает не есть фейри.
Из недолгих, но не очень спокойных, размышлений Пирожочка вывел вопрос девочки про свет.
- Да, - он активно закивал в ответ. Нина была очень умной девочкой и про свет сказала полезное. Действительно, когда кто постоянно находится в полумраке, а к нему заявляются гости и светят непонятным предметом вглаза, может быть не очень приятно. Бьорн поморщился - совсем неприятно - и убрал фонарик, восхищенно глядя вокруг себя. Там, где проходила, касаясь стен, Нина, чудом вырастала волшебная светящаяся травка, мягким свечением наполняя пещеру.
- Это очень красиво и волшебно, и удивительно, - с улыбкой, продолжая следовать за юной фейри, весело проговорил Свенссон, имея в виду всё и сразу, - И это приключение, - уже тише добавил, не сдержавшись, - Я рад, что встретил тебя. Я много ходил в этих землях, но вот так... Я не знал даже про лабиринт, - он задумался и потянул носом воздух - действительно, совсем рядом чувствовался свежий запах воды. И совсем рядом - это оказалось буквально уже перед самым носом Бьорна, который был так поглощен новыми впечатлениями от уже случившегося знакомства с милой Ниной и только предстоящего, что совсем не обращал внимание на саму дорогу, спеша вперед.
- Оно... - пораженный видом, выдохнул и огляделся Свен, выискивая взглядом ориентиры, названные Ниной.

+2

22

[NIC]Aynoferius[/NIC]
[STA]~ 17 Нинок[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/xpcnY.jpg[/AVA]
Нелегко пробуждаться ото сна, длящегося не одну сотню лет. Когда даже посторонние звуки и вибрации земли уже не нарушают его целостность, а воспринимаются его частью: ведь в пещере, под толщей земли и камня, в почти полной тиши, эхо разносит самые незначительные звуки, многократно их усиливая. Единственное, что действительно может разрушить подобный сон - это непривычный запах. И именно он заставил древнего змея, еще не шевелясь, не открывая глаз, начать прислушиваться к голосам и принюхиваться, ощущая нечто знакомое, а именно - магию. И исходила она от живых существ, нарушивших его многовековой сон.
Тело пробуждалось медленно, неохотно. Да и сознание было еще не достаточно чистым. На самом деле, именно в этом переходном состоянии, драконы были наиболее уязвимы и неповоротливы. Впрочем, для неумелых рыцарей и прочих драконоборцев, даже это знание было совершенно бесполезным.
Но теми, кто проник в его владения на этот раз, были определенно не люди, а существа магические. Открыв глаза, Айнофериус увидел в поле зрения совсем юное дитя, держащее на руках енота. Вот только заговорить дракон не успел - юное создание проявило вполне разумную реакцию - бросилось наутек. Нужно сказать, как только Айнофериус со вздохом, больше похожим на рык, начал подниматься со своего золотого ложа.
Тело, отвыкшее за годы спячки от движения, слушалось с трудом. Впрочем, со стороны поднимающийся дракон выглядел скорее величественно и устрашающе, даже можно было бы сказать - грациозно в той в мере, в которой это возможно для существа гигантских размеров, с головы до кончика хвоста покрытого чешуёй.

... С момента пробуждения прошел не один час и дракон уже вышел из состояния, в котором мог бы принять сон за реальность, а реальность - за сновидение. Впрочем, он уже понимал, что проспал очень долго. И это благодаря защищённости места магией дивного народа от взглядов простых смертных. Наверняка, мир снаружи успел претерпеть изменения. Мир менялся с безудержной скоростью даже тогда, когда Айнофериус мог позволить себе свободно парить в небесах и охотиться... Это было предрешено, как только смертные существа стали достаточно многочисленны. Их короткая жизнь всегда подталкивала их к быстрому развитию себя, а хрупкость и уязвимость - к тому, что в дальнейшем, они стали называть не иначе, как прогрессом, развитием. Наверняка, мир за пределами пещеры изменился до неузнаваемости. Остались ли еще подобные ему? Не будет ли выход на волю последним, что сделает древний? И стоит ли тянуть, если так... Впрочем, магия всё еще существует. То дитя дивного народа, что нанесло ему столь неожиданный визит и прервало его сон, было прямым тому доказательством. Вот только одето было странно и непривычно.
Вернувшись к мыслям о внезапных визитерах, Айнофериус задумчиво вздохнул: если бы его хотели обокрасть, вряд ли унесли бы лишь одну подвеску. Отсюда вывод: причиной, которая привела сюда путников, было что-то другое. Вряд ли они приходили к нему - реакция явно говорила о том, что увидеть перед собой дракона девочка не ожидала.
От мыслей его отвлекли шаги и голоса. Он услышал их задолго до того, как незваные гости достигли озера.
Айнофериус принял для себя решение не нападать сразу. Как минимум, таким образом можно было лишиться возможности расспросить незваных гостей о том, что творится в мире. Когда-то очень давно, дракон любил поболтать с разумными существами, не имеющими целью обокрасть его и разобрать тело на дорогостоящие ингредиенты для алхимических и прочих снадобей - таких наглецов Айнофериус обычно просто пожирал. Жаль - в них было мало мяса, да слишком много лишнего - все эти доспехи и оружие...
Дожидаясь, пока "гости" войдут в хранилище, исполин удобно устроился прямо напротив входа на своем драгоценном ложе, словно кот с норы мыши, не сводя взгляда с проёма.

Отредактировано Heyden Kelt (20-03-2017 03:38:58)

+1

23

- Да, красиво, - кивнула Нина с ноткой присущего ей капризного, но ребяческого и потому совсем невинного самодовольства. Она знала, что не так умна, как бабушка, и не так красива, как мама, но это - творить простые чудеса, - у неё получалось. И было жалко и обидно, что папа творить их не разрешал, и велел никому их не показывать. - При желании можно было всю пещеру покрыть ровным слоем или на своде устроить звёздные небо, но я не уверена, что дракону такое хозяйство понравится! [ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
Девочка вздохнула и замялась. Нужно было идти в ответвление с сокровищами, но она тянула время, думая, а не стоит ли рассказать о подводных фейри, которые, по словам папы, могут обитать на дне озера. Нина хотела спросить, бывал ли Бьорн в подводных царствах и что он там видел. Хотела расспросить его обо всём! О родителях, братьях и сестрах, доме, в котором они жили, но не идти в пещеру внутри пещеры.
Не мало такому смущению способствовала трогательная речь Бьорна. Он был таким милым, но улыбка на лице Нины задрожала, она сильнее сжала его руку и закусила губу. Всё же подставлять хороших сложно! - Думала Нина. - Лучше бы он был плохим.
- Никогда не знаешь, как и почему что-то происходит, - произнесла юная фейри с мудростью, которую совсем в себе не ощущала. Подразумевала она, что, возможно, к лучшему то, что Бьорн не знал этого лабиринта, пещеры, озера. Может, ему и дальше следовало их не знать и был бы он при этом абсолютно счастлив. Говорить Нина об этом, конечно, не могла. В противном случае, вся её решимость улетучиться, она уведет милого Бьорна из пещеры, и папа навсегда останется енотиком. Или того хуже!
В носу у Нины неприятно защипало, и, не давая себе времени и возможности одуматься, она полезла за валун с мыслью, что, в крайнем случае, её сожрут первой и единственной. Сходу, правда, никто её жрать не собирался, но в пещерке сокровищ оказалось темнее и неуютней, чем Нина помнила. Она посторонилась, давая возможность Бьорну втиснуться в щель между валуном и стеной, часто заморгала, чтобы привыкнуть к освещению, и не спутать отблески сокровищ, с золотыми глазами, которые мерещились ей повсюду. Нине понадобилось несколько мгновений, чтобы сообразить, что глаза вовсе ей не мерещатся, а пытливо на неё смотрят.
- Здравствуйте, - тихо пролепетала девочка, и тут же принялась энергично дергать Бьорна за рукав, чтобы он не забыл перевести всё. - Извините, что потревожили ваш покой. Мы не воры, но так получилось, что мы подобрали амулет, и папа стал енотиком. Можно как-то вернуть его обратно?

Отредактировано Ann O'Shea (05-05-2017 16:38:32)

+2

24

Не просто было протиснуться за валун, аккурат за которым находился вход в сокровищницу дракона, но Бьорн смог. Силясь не завидовать маленькой и юркой Нине, неловко кряхтя и при этом не отпуская руки девочки, фейри с трудом, но все же просочил свою груду мышц за камень. И тут же, выпрямившись, замер взглядом столкнувшись с огромными золотыми глазами, которые почему-то в не очень светлой пещере показались ему горящими каким-то ослепляющим светом. От неожиданности, яркости впечатления встречи с древним ящером, небывалого восторга и совсем уж детской радости, Свен на какое-то мгновение даже забыл как двигаться, не то что что-то говорить, поэтому не сразу обратил внимание на то, что Нина начала активно дергать его за руку. Но, эффект шокированной встречей внезапности все же прошел, Пирожочек мотнул головой и, вспомнив зачем они пришли сюда, кивнул новой подруге. Вернее - закивал так же часто и активно, как Нина только что трясла его руку. А потом, он заговорил, обращаясь к дракону...
- Да. Здравствуй древний ящер! Мы пришли с мы-ылом... - Свенссон нахмурился, понимая, что это не то слово, потупил взгляд ненадолго, чтоб в следующее мгновение снова уставиться полными восторга глазищами на дракона, -  То есть, с миром, конечно. Но если нужно мыло, то я поищу, - и потянулся рукой к своей сумке, всерьез собираясь искать в собранной мамой сумке мыло, а потом опять мотнул головой, в которой прямо таки звенела мысль о том, что мыло подождет, важнее прямо сейчас помочь Нине, и снова заговорил, переводя хозяину сокровищ то, что только что говорила девочка:
- Это Нина О'Ши, а я Бьорн, и мы не воры. Простите, что потревожили ваш покой. Но так случилось, что ранее Нина и ее папа, когда были здесь, подобрали амулет, который сделал из папы Нины енотика. Можно как-то вернуть его обратно? - проговорив все сказанное Ниной, что требовалось перевести на драконий язык, Бьорн тяжело вздохнул, задумываясь над тем, все ли в этот раз он сказал верно и понял ли его дракон, попутно удивляясь самому себе, что складывать слова в столь длинные предложения на чужом языке ему уже не столь сложно.

+1

25

[NIC]Aynoferius[/NIC]
[STA]~ 17 Нинок[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/xpcnY.jpg[/AVA]

Дракон взирал на девочку и её спутника совершенно неподвижным и немигающим взглядом. Было не слишком понятно, на ком из них он был сфокусирован. Но смотрел он на Нину. Просто потому, что она заговорила с ним. И, к слову сказать, весьма вежливо. Пусть диалект и был несколько непривычным, но в целом - понятным.
На воров они и правда были мало похожи, хотя тогда было совершенно непонятно, зачем именно они подобрали амулет. Дракон недоверчиво прищурился, наклоняя голову ниже. Воры бы точно не вернулись обратно, чтобы повиниться. Известная истина: своровал у дракона - беги и не оглядывайся. Впрочем, истины порой тоже забывались с течением времени. Но ведь инстинкты самосохранения, заложенные природой не могут просто забыться! Тем не менее, Айнофериус и сам, ещё до того, как дитя заговорило, для себя нашел несколько дополнительных аргументов в пользу того, что ворами здесь и не пахнет. Он хотел было ответить, но теперь заговорил второй из пришедших, до того взиравшего на него молча и, как показалось Айно, пораженно или восхищенно. Возможно, то и другое вместе. Но, тем не менее, это даже льстило. Подобного взгляда он не видел уже давно и даже отчасти забыл, насколько любил производить впечатление. Он даже слегка приоткрыл крылья, чтобы покрасоваться и чуть сжал переднюю лапу с внушительными темными когтями, возлежавшую на груде сокровищ, отчего со звоном покатились монеты.
Айнофериус склонил голову набок, не понимая, зачем они пришли ещё и с мылом. Решили его помыть? Какое-то бессмысленное действо вышло бы... Он бы с большим удовольствием принял в дар что-нибудь драгоценное и красиво блестящее. Но потом, заметив выражение лица говорившего, он осознал, что тот просто говорит на том языке, который очень плохо знает. Собственно, не столь уж удивительно. Язык непростой и очень древний.
Правда вот от идеи найти мыло он так и не отказался, судя по всему. Айнофериус с интересом уставился на его сумку, всё ещё молча ожидая продолжения. Происходящее начинало казаться весьма занятным.
- Хммм... очень даже неплохо. - прогремел дракон, голос которого усилился эхом, - Кто научил тебя языку, Бьорн? - склонил голову набок Айнофериус. Это был вопрос немаловажный. Вдруг в этом времени драконы вновь могли существовать, как когда-то очень давно, в начале времён - свободно паря в небе, а не прячась по пещерам? - Моё имя Айнофериус. - всё же, решил соблюсти приличия дракон, представившись своим гостям, - И хоть я верю, что вы не воры, всё же, спрошу: что дети дивного народа делают здесь? Зачем вы пришли на самом деле?
Помолчав, давая возможность ответить, он заговорил вновь.
- Я не могу снять чары. Но полагаю, эффект конечен. Обычно такие заклятия не накладываются на всю жизнь. Впрочем, тут зависит от силы. Но если нет вам необходимо обратиться к кому-то, кто хорошо знает практическую магию. К сожалению, не могу дать более точных рекомендаций. - он вздохнул, - Боюсь, что никого из тех, кого я когда-то знал, давно нет в живых.

+1

26

После первых же слов дракона Нине стало ясно, что он совершенно не страшный. Точнее, конечно, страшный, но не как огромное чудище, которое в любой момент могло сожрать их, а как, например, бабушка - достаточно взрослая и даже древняя, чтобы наводить трепет на всю округу. В нём чувствовалась Сила и Мощь, но была и Мудрость. Или то, что Нина за неё приняла. Он не злился, не пыхал огнём и говорил! Говорил так вкрадчиво и как-то урчаще, что у Нины по спине снова пробежали мурашки, но не ужаса, как это было с самого начала, а чего-то сродни восхищения. Подобное чувство юная фейри испытывала на концерте симфонического оркестра, когда музыка, отражалась во всех стенах, заставляло тело трепетать и вибрировать. Но это чувство вызывало неосознанные слёзы, а дракон почему-то заставлял её доверчиво улыбаться.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
- Почему? - спросила Нина, пропуская и ошибки Бьорна в речи, и тот факт, что говорил он самым обыкновенным способом, и слова (самые человеческие слова!) дракона о том, что помочь он, увы и ах, никак не может, но обращая внимание на то, что с каким вздохом величественный гигант произносил свои последние слова. - Почему никого из тех, кто ты знал, не должно остаться в живых?
Драконы были волшебными существами. Примерно такими же волшебными, как фейри, и, следовательно, так или иначе, должны были общаться с такими еж долгожителями. Уже тот факт, что лабиринт, по которому Нина и Бьорн шли к пещере был обустроен фейри (а так сказал папа, и девочка папе верила), говорил о том, что дракон должен был взаимодействовать, как минимум, с ними. Однако, что-то подсказывало ей, что это было не так.
- Ой, - Нина обернулась, посмотрела на Бьорна и снова задёргала его за руку. - Он говорит! - радостно объявила она, словно бы её новый приятель мог как-то этот не заметить. - Или это я его слышу? Твоя способность распространяется на других? Ой, как здорово!
Нина снова обернулась к дракону, отпустила руку Бьорна, шагнула вперёд и сделала короткий книксен.
- Здравствуйте, Айнофериус, - заговорила она с мягкой улыбкой, довольная, что может не просто передавать слова через своего друга, но говорить сама! Нина любила заводить новые знакомства, и знала, что любые даже самые сложные беседы ей отлично удавались. - На самом деле, не было никакой особенной причины для того, чтобы посетить вас. Дело в том, что мы с папочкой путешествовали, услышали легенду об этом месте и решили её проверить. Мы не знали, что здесь живёт дракон, и вашу сокровищницу увидели случайно. Мы случайно из любопытства трогали ваши вещи, но не собирались забирать их себе. А потом папочка превратился в енота, - улыбка на лице Нины спала. Она словно только что вспомнила о причине, по которой вернулась в пещеру, и тут же загрустила по этому поводу.
- С Бьорном я познакомилась совсем недавно, и узнав, что он умеет говорить  животными, решила вернуться и объяснить, что мы не хотели ничего плохого. Я думала, - её голос дрогнул, но она быстро собрала все силы. - Я была уверена, что вы знаете, как вернуть папочке прежний облик. Он очень переживает, а я переживаю за него.
Нина стиснула в руках края своей красной рубашки. Теперь, когда она узнала, что никакого волшебного способна нет или что дракон его просто не знает, ей нужно было возвращаться к папе, но девочка этого не хотела. Папа, находящийся в шкуре енотика, казался очень милым и немного её пугал.

Отредактировано Ann O'Shea (05-05-2017 16:38:51)

+2

27

Бьорн неловко пожал плечами, в одно мгновение теряясь в том, что же следует ответить древнему ящеру и своей новой подруге на то, почему она тоже понимает дракона. Для него возможность разговаривать с животными была настолько привычной и чем-то самим собой разумеющимся, что слова, которые бы требовалось сейчас произнести для попытки объяснения, как-то сами собой, сталкиваясь с восхищением от увиденного, рассыпались рассеянностью в голове. Хотя сам Свенссон мог бы поклясться, что видел все эти буковки, что обычно собирались в сложные предложения и тянулись до чужого слуха звуками, в абсолютном беспорядке валявшиеся у него под ногами в ожидании, пока их заботливо не сметут в совочек.
Пирожочек вздохнул и вскинул взгляд, почти по-щенячьи влажный от восторга, готовый истечь небесно голубизной, на дракона, а потом посмотрел на Нину и снова на дракона, недолго помычал, собираясь с мыслями, переступил с ноги на ногу, отчего под копытцами тихо зашуршали мелкие камешки. Мама учила, что так открыто пялиться нехорошо. Но что же он, юный и восторженный фейри, может с собой поделать, когда перед ним такое небывалое чудо из чудес?
- Я рад знакомству с вами, Айнофериус. И я умею говорить с любым существом, - наконец произнес он и немного смутился оттого, как прозвучало это - словно бы он хвастался. Как-то некрасиво и неуважительно, по мнению Бьорна, но чем заменить это предложение или поправить - скандинав не нашелся, поэтому продолжил, - Я всегда умел. А научиться на английском говорить настаивала матушка, - "Очень настаивала..." - с какой-то обреченностью отвлеченно подумалось Свену и он замолчал, предоставляя возможность говорить Нине, которой безусловно было что и спросить, и вообще сами разговоры давались много легче, вызывая определенную степень восхищение у Бьорна.
По правде говоря, простодушного и совсем незамысловатого Пирожочка в этом мире восхищало и впечатляло слишком многое, начиная от рассвета нового дня и оживающих по весне деревьев, заканчивая сложной техникой, вроде фотоаппаратов и компьютеров, но сегодняшний вечер в полной мере переплюнул все иные впечатления своей яркостью. И Бьорну сейчас, стоя и слушая, как Нина рассказывает о своей проблеме, на мгновение захотелось оказаться дома, рядом с мамой, чтоб поскорее рассказать ей всё-всё об увиденном и узнанном. Правда о том, что стоит кому-либо рассказывать о настоящем и таком невероятном драконе, Свенссон уверен не был. А уж зная людей - и вовсе его уверенность таяла, превращаясь в твердую убежденность в том, что от людей такие секреты держать надо за семью самыми надежными замками.
"Но маме-то можно?" - тихим шорохом скользнула в голове мысль и Бьорн в друг понял, что слишком уж задумался, - "Нехорошо", - он встрепенулся, ловя из речи девочки последние произнесенные фразы.
- А может быть, есть еще подобная штука? - с надежной глядя на дракона и уповая на его, должно быть, многовековую мудрость и знания, спросил Бьорн, ложа свою огромную ладонь на плечо Нине в ободряющем жесте, - Такой же амулетик, но превращающий енотов обратно в фейри? Не может не быть! - серьезно заявил он, нахмурившись, - Если есть магия такая, то должна быть и... другая.

+2

28

[NIC]Aynoferius[/NIC]
[STA]~ 17 Нинок[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/xpcnY.jpg[/AVA]
Айнофериус слишком давно не общался ни с кем достаточно разумным для того, чтобы не тыкать в чешую заточенными с двух сторон кусками железа, которые и мечами-то чем дальше, тем больше нельзя было назвать. Уже не говоря о тех, кто мог поддерживать достаточно конструктивный диалог. Поэтому, не согласен был бы упустить такую замечательную возможность. Его гости не собирались уходить только заслышав, что расколдовать отца девочки, о котором она говорила с такой трогательной нежностью, за которого так переживала. В целом, два этих юных создания оказались весьма симпатичными, хорошо воспитанными и разумными.
Дракон вздохнул и довольно грациозно для своих огромных размеров, поднялся со своего ложа и сел. По полу пещеры при этом прошла дрожь, весьма ощутимая, хотя и совершенно не похожая на ощущение от подземных толчков. Вопрос от девочки прозвучал заинтересовано, а Айнофериус всегда любил рассказывать истории. В том числе и о себе. Конечно, ответ не обещал стать полноценным повествованием, но все же...
- Я имел в виду тех, дитя, - по интонации было ощущение, что древний змей улыбается, - кого когда-то мог бы называть друзьями. А если ещё глубже заглянуть в суть проблемы: в свое время, я любил общаться со смертными существами. В частности - с людьми. Их жизнь так коротка, но если они горят жаждой знаний, или каких-либо свершений, то очень ярко, как драгоценные каменья в куче жухлых листьев. И драконий взор не может их не заметить. - он рассмеялся. Не слишком громко, но с каменных сводов посыпались мелкие камушки. Он, конечно, имел в виду, что не мог упустить возможности общаться с людьми, пока протекала их жизнь, если беседы с ними завораживали так же, как блеск золота. Они и сами казались ему драгоценностями. Многие из них к концу своей земной жизни, сами становились мудрецами, а некоторые - угасали, погрязнув в чем-то нехорошем. Это было даже ещё печальнее, но такова жизнь и выбор, как её прожить - выбор каждого.
- Что касается моих сородичей...Их я не видел давно. Предполагаю, что те, кому повезло меньше моего, кто был младше и слабее, погибли во времена охоты. Кому-то, возможно, повезло больше. Но в этом случае они, наверняка, в такой же спячке, глубоко под землей, в темных пещерах. А что касается колдунов, с ними дружбу я не особенно часто водил, но тогда ещё знал, где и кого можно найти. И в этом случае это, пожалуй, и правда больше предположение. Они тоже не вечны. Они тоже уходят.
Дракон вновь замолчал, с интересом глядя то на одного своего собеседника, то на второго: они были очень разными, но впечатление он, похоже, произвел на обоих. Это было приятно.
- Как любопытно.. С любым, даже с тем, каких не видел. - хмыкнул дракон, разглядывая Бьорна и чуть щуря глаза. "Хвастовство" его не особо смутило, поскольку он не видел таковым рассказ о способностях и талантах. Почему не рассказать другим о том, как щедро тебя наградила Вселенная, - Давно не встречал подобного. Последний раз я говорил с человеком, который просто слушая чужой язык, мог потом переводить и говорить на нем не хуже тех, для кого тот язык родной. А я-то думал, что кто-то обучал тебя. Думал, где же ты встретил другого дракона...а оно вот как...
Айнофериус задумался. Помочь им он, в общем, был не против. И дело тут было и в любопытстве и в личной зарождающейся симпатии.
- Хмм... - протянул он, - Точно нет такого, что вот именно енотов превращает обратно в фейри.  - он прикрыл глаза, перебирая в памяти предметы в сокровищнице. Это было нелегко.  - Но возможно ты прав. Возможно, предмет такой и существует.

+1

29

От движения огромного дракона, пещера словно бы загудела, и Нина почувствовала себя немного неуютно. Она редко посещала какие-либо пещеры, предпочитая леса и горные хребты, и хотя обычно не испытывала страха темноты или замкнутого пространства, тем не менее, не могла не заметить, что пространства, при движении дракона, становилось гораздо меньше, а тень от него ложилась на них густая и тёмная.
Однако Айнофериус заговорил и беспокойство Нины тут же улеглось. Пещера, казалось, не собиралась обваливаться прямо сейчас от малейшего движения, а дракон вещал таким полным, глубоким, завораживающим голосом, что его хотелось слушать и слушать. Нина даже, к своему стыду, едва не забыла о главной проблеме, и была благодарна Бьорну, который вернул её в действительность. Ей-то хотелось расспрашивать о людях, которых знал Айнофериус, и о драконах, которые куда-то подевались!
Нина обернулась на слова Бьорна, просияла и радостно закивала. А ведь он прав! Если в сокровищнице оказался предмет, который превращал фейри в енотов, почему бы не найтись предмету, который делал бы что-то диаметрально противоположное? Это же логично! Но, когда она снова посмотрела на дракона, то увидела, что и это предположение вряд ли пригодится её отцу. Дракон согласился с его логичностью, но, судя по всему, не припоминал подобный предмет в своей колекции. Они, конечно, могли обшарить всю сокровищницу на предмет магических амулетов, но даже если дракон позволит им это сделать, даже если они найдут какой-то амулет, откуда у них будет уверенность, что он сработает правильно? Не сделают ли они своими неумелыми манипуляциями только хуже?
Нина нахмурилась и вздохнула:
- Простите, Айнофериус, но я не верну вам амулета, который сделал из папы енотика. Его нужно показать ведьмам, чтобы те могли произвести обратную магию. Может быть, позже, если вы всё ещё будете здесь, когда я вырасту, я смогу занести вам его обратно?.. - девочка явно напрашивалась на приглашение в гости. Она не сомневалась, что теперь, когда первое же путешествие закончилось превращением папы в енота, её не скоро выпустят из дома даже с сопровождением. И плевать, что в данном случае она совсем ни в чём не виновата! Папа сам схватил этот амулет!
- В любом случае, это была хорошая попытка, - Нина снова обернулась к Бьорну и тепло улыбнулась ему. Он был замечательным! Девочка с самого начала не подвергала сомнению слова о том, что он может говорить с любым зверем, но, однако, не чувствовала уверенности в его способности говорить с драконами. Тем не менее, судя по реакции Айнофериуса, он говорил! И говорил замечательно! Это было так увлекательно и всё происходящее так напоминало то самое приключение, о котором Нина давно мечтала, что ей совсем не хотелось уходить. Она пыталась себя усовестить, ведь в домике, где они остановились, в спаленке мог проснуться отец! Страшно подумать, что случиться, если он её не дождётся и убежит, но папа грустил и плакал, а здесь было так интересно. Нина так давно мечтала встретить новых удивительных друзей и так не хотела столь скоро с ними расставаться…[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
- Я бы очень хотела послушать про людей, ведьм и драконов, - призналась Нина. – К тому же папа говорил, что в озере могут обитать речные или даже морские фейри, что там под водой может быть устроен их замок. Это так? Почему вы живёте в конце лабиринта фейри? И почему, рассказывая о людях, ведьмах и драконах, не упоминаете их? Фейри же могут жить очень долго! Может быть, кто-нибудь из них знает про свойства амулета? – с надеждой спросила Нина. Не может же дракон жить здесь совершенно один! Это, как минимум, скучно. - Кстати, там на входе был знак енота. Это же неспроста! Не может же быть такой случайности!

+1

30

[NIC]Aynoferius[/NIC][STA]~ 17 Нинок[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/xpcnY.jpg[/AVA]

Дракон поднял чешуйчатые брови, выражая тем самым некоторую степень удивления этим заявлением. Надо сказать, что у него была весьма богатая мимика. И по сути не слишком отличающаяся от человеческой, если уметь внимательно смотреть и видеть.
На самом деле, ему нравилось то, что эти дети дивного народа были вежливы и даже выказывали необходимую степень почтения к существу более древнему. Это было более, чем похвально. Айнофериус ценил хорошие манеры, как и большинство его сородичей, а потому на самом деле едва ли стал бы требовать кулон обратно. В конце концов и забрали его без умысла… Всего лишь один маленький кулон…
- Прощаю. Можете оставить его у себя и сделать всё необходимое для разгадки тайны. И прийти в любое время, потому что я отсюда никуда явно не денусь. - в последней фразе слышалась печаль по полётам, по упругим потокам воздуха, обнимающим со всех сторон, по тем временам, что давно ушли и более не вернутся… Но грусти или тоски не ощущалось. Разве что принятие и ностальгия.
Дракон склонил голову набок. Его гости явно были не прочь послушать его и рассказать что-то от себя, но их поджимало время. Он это понимал. Он, изголодавшись по общению больше, чем по пище, мог бы говорить часами, днями и неделями, практически без перерывов. Но этим двум детям нужно было спешить. Как минимум - одной из них. И времени на многочасовые беседы явно не имелось. Но на вопрос он не мог ответить сжато.
- В то время, когда мои сородичи ещё свободно летали в небесах, мне не было нужды общаться с другими расами. Был интерес. Он был всегда. Но это другое. Фейри живут очень долго - это правда. Мы всегда сосуществовали. Я не упоминаю их только по одной причине: в моей жизни общения с ними было куда меньше, чем с людьми, потому что человеческая жизнь конечна… пожалуй, до определённого времени людей в моей жизни было куда больше, чем даже драконов. - он негромко рассмеялся, но со свода снова посыпались мелкие камушки, - Впрочем, не это суть. Ты спрашиваешь, дитя, почему я не говорю о дивном народе, твоих сородичах? На самом деле, я едва ли водил дружбу или испытывал ненависть к кому-то из его представителей. Хотя не исключаю, что многие и живут до сих пор. И те, кто живёт на дне озера, а скорее - пользуется им как ходом в свое обиталище, имеют непосредственное отношение к тому, почему я здесь. Я же впал здесь в спячку слишком надолго, но остался - Стражем. Зачем это нужно было им - не знаю. Зачем мне - едва ли я смог бы дожить до этого дня, если бы не их маскирующие чары.

Отредактировано Heyden Kelt (11-04-2018 03:55:19)

0

31

На миловидном лице Нины возникло задумчивое выражение, которое не слишком ей шло. Девочка нахмурилась, закусила губу, и некоторое время переводила взгляд с дракона на пещеру, заполненную его богатствами. Она отличалась эмоциональностью и потому очень живо на всё реагировала, но, пожалуй, главным её качеством была эмоциональная чувствительность. Нина ощущала грусть в голосе гигантского ящера, как свою собственную. Грусть по небесам, по живому общению, по жизни, в конце концов! Разве жизнь это бесконечная спячка в пещере? Разве это вообще можно назвать жизнью?!
Нина томилась в своём доме среди любящих родителей, среди друзей, занятий, хобби. Даже среди прогулок по знакомому лесу! Но, в сравнении с драконом, она была совершенно свободна. Она спокойно передвигалась, ей было с кем общаться и пространство, которое находилось в полном её распоряжении, занимало больший объём, чем одна каменная комната, в которую даже солнечный свет не попадает.
Нина вскинула голову, вновь заглядывая в большие жёлтые глаза Айнофериуса. Получалось, что он не только жил здесь один, он ещё и не общался ни с кем, а просто... просто прятался.
— Оно того стоит? — спросила Нина совершенно бестактным образом, от внутреннего протеста сжимая кулаки. Она покачала головой, словно бы сама отвечая на свой же вопрос, и снова нахмурилась. Ей совершенно не нравилось, что здесь происходило. Прямо совершенно! Это было неправильно, некрасиво, глупо!
От досады и бессилия девочка едва не заплакала и топнула ногой.
— Мне нужно идти, — тихо произнесла она, вспоминая отца. Ей не хотелось уходить, заканчивая разговор на такой ноте и недолго думая над своими действиями, Нина подошла ближе к дракону и положила тёплую ладонь на огромную когтистую лапу. Едва ли гигантский дракон мог что-либо почувствовать, но она не могла поступить иначе.
— Я обязательно вернуть и что-нибудь придумаю, — заявила она всё с тем же хмурым, но уже более решительным выражением. — Так жить нельзя! Это очень грустно, это просто невозможно грустно! Я пока не знаю, что с этим можно сделать, и меня не скоро снова отпустят в путешествие, но... но я обязательно что-нибудь придумаю! — Нина понимала, что от маленькой фейри подобное обещание звучит не очень убедительно, и потому добавила с улыбкой озарения.
— Я спрошу у бабушки с дедушкой. Они старые, и потому знают много. Может, они что-нибудь посоветуют. Хорошо? Вы только дождитесь меня здесь и не забывайте. Не хотелось бы вернуться и обнаружить, что скушать меня интересней, чем поболтать со мной. [ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

+1

32

[NIC]Aynoferius[/NIC][STA]~ 17 Нинок[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/xpcnY.jpg[/AVA]

Айнофериус не перебивал чужие мысли. Он наблюдал за ней, склонив голову набок и мог лишь предположить в чём дело и какие именно из его слов могли вызвать задумчивость такого невесёлого характера. Впрочем, он утвердился в своих мыслях, когда она заговорила. Это вызывало улыбку. Юное заботливое и сопереживающее дитя, которое нравилось ему всё больше. Впрочем, в этом была разница видов. И дело даже не в долголетии, ведь представители дивного народца могут жить очень долго, а в том, что они совершенно по-разному воспринимают некоторые вещи. Айнофериус вот мог спокойно спать в ожидании лучших времён. Ему не хватало общения - это правда. Не хватало полётов. Но он верил в то, что однажды снова сможет распахнуть крылья, подставить их ветру и стать тем же властителем небес, что и был. Он прятался, пережидая и считал это разумнее, чем поддавшись желаниям и эмоциям, просто вырваться на свободу и наткнуться на то или того, кто оборвёт его жизнь, вместе со всеми знаниями, которые он мог бы передать, месте со всеми истинными сокровищами, которые хранила драконья память.
Впрочем, это и правда не отменяло скуки. Не отменяло желания расправить крылья и дать себе свободы. Возможно, если он устанет ждать, если даже его терпения не хватит, он просто сделает это однажды и в последний раз...
Но сейчас это милое дитя слишком сильно за него переживало. Это было трогательно. И потому, дракон не стал ничего этого рассказывать. Если она и правда вернётся, если сама не передумает, то у него ещё будет время на то, чтобы говорить с ней и рассказывать много и про всякое. И слушать...
- Не беспокойся на этот счёт, дитя. Я дождусь здесь и никуда не денусь. И едва ли мной овладеет безумие или голод столь сильный что я захочу сожрать того, с кем вёл душевный разговор.
На самом деле, по её тону, он почти не сомневался в том, что девочка найдёт способ. Или придумает сама, если не найдёт. Было в ней нечто такое, что позволяло в это верить: напор и открытость, вероятно. Нужно больше времени, чтобы присмотреться и увидеть каждое из сокровищ её души.
- Пусть твоё дело завершится успехом как можно скорее. Пусть чары с твоего отца снимут и всё будет хорошо. - это пожелание было абсолютно искренним, - До встречи, дитя.

Отредактировано Heyden Kelt (17-04-2018 17:14:47)

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC