Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 04.07
Кафе Vanilla sky - Маиру 28.06
Полиц. участок - Сой Фон 28.06
«Русские Суши» - Каска 28.06
Ул. Саншайн - Рен 28.06

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 28.06
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Дейв, Златан - Дейв 11.07
Кельт, Маиру - Маиру 28.06
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 28.06
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Рей 11.07
Оберон, Каал, Ниэ - Каал 28.06
Титания, Анейрин - Анейрин 28.06
Гин, Хильд - Хильд 28.06
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.06
Изая, Микадо - Изая 30.06
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Канако, Аоба - Канако 28.06
Энн, Раа - Раа 08.07
Анейрин, Каал - Анейрин 08.07
Такеда, Адам - Такеда 11.07

Альтернатива:
Артур, Каска - Каска 28.06
Артур, Изая - Изая 30.06
Раа, Рина - Раа 28.06
Изая, Хоши - Хоши 08.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус


[1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

название эпизода: К востоку от солнца, к западу от луны.
место: где-то в лесах Норвегии
очередность: Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус.
краткое описание ситуации: Будь готовым к тому, чтобы быть готовым к тому, чтобы быть готовым ко всему. Даже к случайно встреченным в лесу маленьким девочкам и драконам.

Теги: Ann O'Shea, Bjørn Svensson,Aynoferius

Отредактировано Bjørn Svensson (15-12-2016 06:26:52)

+2

2


Время: ~22.00
Погода: Тепло, но по вечернему не жарко. Лёгкий ветерок.
Внешний вид: лёгкие джинсовые шорты, белый топ, красная рубашка в клеточку на пару размеров больше, чем нужно, светлые изрядно запылённые кроссовки. Волосы собраны в хвост.
Состояние: взволнованное.
Инвентарь: -

Нина сидела на кровати, поджав к груди колени и глядя в окошко на разгорающийся на горизонте закат. Это был ужасно тяжелый и длинный день, она устала и чувствовала себя по-настоящему разбитой, но никак не могла заснуть, хотя заснуть было бы идеальным — поспишь, а там утро и решение всех проблем.
Аппетита, к сожалению, тоже не было и большую часть своего то ли позднего обеда, то ли ужина Нина скормила енотику. Енотик закрывал лапками мордочку, раскачивался из стороны в сторону, бегал по комнате, но постепенно поддавался на уговоры и на радость Нины всё-таки ел. Пожалуй, эту новость можно было бы счесть хорошей.
Собственно, именно плохих новостей было мало. Когда ей удалось выбраться из леса и дозвониться до поместья в Дареме, чтобы, сбиваясь, шёпотом, объяснить проблему, Нину тут же успокоили, убедили оставаться на месте, а не мчаться в аэропорт, и заверили что её заберут домой, как только смогут. Нина пообещала сидеть в доме, никуда не ходить и ждать. Хотя именно просто так сидеть и ждать было сложнее всего.
Хозяйке Пегги Нина объяснила, что папе срочно-срочно понадобилось в город, но завтра же он вернётся. Женщина немного удивилась, покачала головой, что такую милую девочку бросают совсем одну, но возражать против её присутствия не стала. Не стала она возражать и против енота, которого девочка со слезами на глазах каким-то образом умудрялась удерживать у себя в руках. Поохала о том, что он может быть нездоровым, сказала не выпускать из комнаты и махнула на Нину рукой.
Теперь папа, наконец, успокоился и заснул, а Нина сидела на кровати, смотрела в окно и не могла перестать думать. Выходило, что ничего хорошего не будет: отпуск накрылся медным тазом на второй день, скоро приедет дядя и заберёт её домой, а папа, в самом худшем случае, навсегда останется енотиком. От этой мысли в носу защекотало, а к глазам начали подступать слёзы. Плакать хотелось даже не потому, что папа стал енотиком, а потому что папа в виде енотика казался бесконечно милым, его хотелось постоянно тискать и его это, видимо, сильно расстраивало.
Посидев ещё немного, Нина бросила взгляд на кровать, под одеялом которой комком свернулся папа, тихо опустила ноги на пол и прошла к двери. Комок даже не пошевелился. Поколебавшись ещё ровно одну секунду, Нина открыла дверь и вышла.
Логика у неё была до необычайности проста: раз она не может заснуть, надо немного погулять, успокоить нервы и вернуться в постель, когда уже стемнеет и красноватое солнце перестанет красить спальню в кровавые цвета.
Далеко она уходить не собиралась, но и не стала слишком навязчиво кружить вокруг дома — вдруг тётя Пегги увидит и что-то не то подумает? Что именно не то, Нина за неё решать не стала. Она прошмыгнула в ближайший лесок и тут же укрылась за деревьями. Не углубляясь далеко в чащу, Нина пошла вдоль дороги ровно на таком расстоянии, чтобы её точно не могли увидеть.
Какое-то время она ходила туда-сюда, не удаляясь от коммуны на расстояние, с которого не было бы видно света зажженного в окнах, но потом резко встала и прислушалась. Что-то было не так.
Нина осмотрела лес, покрутилась вокруг оси и, наконец, негромко спросила:
— Кто здесь?[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Отредактировано Ann O'Shea (05-05-2017 16:37:43)

+3

3


Время: вечер
Погода: тепло, однако не жарко.
Внешний вид: темные штаны и темная же куртка из легкого походного материала, под которой серая футболка, обувь на ногах отсутствует.
Состояние: удивленно-настороженное.
Инвентарь: сумка с собранной заботливой матушкой едой.

Бьорн не в первый раз уходил на столько далеко от своего родного Альта-фьорда на юг, но отчего-то именно в этот раз его поход оказался волнительным. Даже несмотря на то, что на пути у фейри не встретилось ни одного браконьера или просто непорядочного человека, которых обычно Свенссон, поймав, непременно стыдил. В присутствии какого-нибудь грозного животного, по личной просьбе Бьорна притворявшегося разъяренным. Действовало это, надо сказать, всегда безотказно и нехорошие люди жадные до шкур и рогов животных ретировались от него и медведей так, что пятки сверкали, а излишне одаренный чувством справедливости фейри отправлялся дальше творить добро. Правда, так было не в этот раз, отчего Бьорн даже начал чувствовать тоску и скуку, определенно удивляясь самому себе. Обычно спокойный, он именно этим и отличался от иных Дивных, поскольку Свен не нуждался в шалостях, находя для себя интерес в общении с животными и физическом труде. Он не страдал от отсутствия общения с людьми, предпочитая каменным и металлическим джунглям городов леса, в которых для фейри было все. Но самое главное, что выделял для себя Бьорн - это отсутствие скованности и дискомфорта, что он обычно испытывал под взглядами людей.
Тропа волшебная, не видимая для взгляда людей, гладко ложилась под решительные шаги Дин Ши, когда он вдруг услышал голос совсем близко, за деревьями, взволнованно спрашивающий что-то. Ненадолго задумавшись, Бьорн смекнул все же, на каком языке это было сказано.
"Ай-спик-инглиш-вери-вел..." - пронеслось в голове фейри. Он озадаченно почесал в затылке и поднял голову на положение луны, любопытно глядевшей на мир сквозь плотную сеть ветвей. Время было весьма позднее, поблизости не было ни домов, ни костров, что обычно жгли в походах люди, да и шума говора нескольких голосов не слышалось, из чего Бьорн сделал вывод, что этот "кто-то" наверняка заблудился. Поэтому смелый и всегда готовый прийти на помощь маменькин Пирожочек уверенно двинул в сторону, откуда слышал голос. И каково же было удивление фейри, когда он вышел из-за деревьев и обнаружил на полянке, хорошо освещенной звездами и луной, маленькую девочку.
Он неловко улыбнулся малышке, не скрывая своего удивления от встречи. Девочка была к тому же еще и такой же как он. Дивным созданием, фейри, которых в этих лесах он не встречал никогда. Нет, не потому, что иные Дин Ши не оказывались в Норвегии, а ввиду того, что пути Бьорна обычно не пересекались с их.
- Девочка, - шестеренки в голове наконец заработали, отряхнувшись от внезапного удивления и он вспомнил, как говорить на чужом языке, - Что ты делаешь здесь одна, без родителей? - весьма важный, по-мнению Бьона вопрос, поскольку даже такой не особенно умный эльф с не очень большой памятью знал, что представители фейри в столь юном возрасте обычно опекаются старшими. Тщательно опекаются старшими, что юным Дивным не дают самостоятельно и шагу ступить. А тут, ребенок и совсем один в лесу. Неправильно и нехорошо.
- Заблудилась, девочка? - он снова улыбнулся. Привычно приветливо, во все свои идеально белые тридцать два зуба, - Я могу отвести тебя. Домой.
Говорить на чужом, английском, языке было сложно, отчего предложения, произносимые Свеном, оказывались рваными и слишком короткими, впрочем не теряли при этом общего смысла, чего самому Пирожочку было вполне достаточно. Уж если он сам себя понимал, то и девочка наверняка должна, ведь она выглядела вполне смышленой.

Отредактировано Bjørn Svensson (15-12-2016 08:12:54)

+3

4

Первой мыслью Нины было, что она спугнёт сейчас какого-нибудь оленя. Должны же быть в Норвегии олени! Возможно, даже северные. Однако её ждало разочарование. Листва едва заметно зашуршала, пропуская к ней скорее не оленя, а какого-то медведя — высокого, широкоплечего, сурового и всё-таки рогатого. А ещё сующего нос не в своё дело!
— Я не одна! — звонко объявила Нина, готовая, то ли набросится с кулачками на незнакомого гиганта, то ли бежать.
По своей натуре она была девочкой довольно доверчивой. Пожалуй, слишком доверчивой для симпатичной девочки, но обычно ей в жизни это никак не мешало. Чаще всего Нина находилась под присмотром многочисленных родственников и доверие ей ничего не стоило. Однако папочка учил, что чужим доверять нельзя! В независимости от того, фейри это или не фейри. По этому с большим удовольствием она бы увидела оленя, чем чрезмерно высокого парня неопределённого возраста — борода и фигура определённо добавляла ему мужественности, но глаза были добрыми и какими-то наивными.
«Кузнец он что ли? Или дровосек?» — невольно подумала девочка, хмуро оглядывая фигуру незнакомца.
Впрочем, со второго взгляда стало понятно, что гигант, в общем-то, не страшный и действительно рогатый. Причем не просто рогатый, а с копытцами. Заметив это, Нина от чего-то заулыбалась и решила, что этот фейри, похожий всё-таки больше на оленя, чем на медведя, не может быть плохим. Кроме того плохим не может быть парень, готовый сходу помочь. Это хорошее стремление, как думала Нина.
— Разве можно заблудиться в лесу? — рассмеялась она. Подобное предположение казалось ей просто нелепым! В лесу как раз всегда и всё было понятно. — Не надо меня никуда отводить. Я знаю, где мои родители и где я живу. Там, — она неопределённо махнула рукой в сторону коммуны, и тут же слегка нахмурилась, вспоминая, что вместо папы у неё сейчас милый енотик, которого вряд ли можно считать достойным сопровождением. Милый енотик, который, если проснётся, пока её не будет, наверняка перевернёт всю комнату и хозяйка Пегги может его выгнать.
«Пусть он не проснётся пока», — пожелала Нина. Ей очень не хотелось возвращаться в комнату, чтобы потом всю ночь смотреть в окно. Она по-прежнему не хотела спать.
— А ты что тут делаешь? — встрепенулась Нина, не позволяя себе расстраиваться из-за того, из-за чего уже единожды сильно расстроилась. — Ты живёшь тут? У тебя довольно милый акцент! Я из Англии. Меня зовут Нина. Нина О'Ши, — девочка тут же протянула маленькую ладошку, чтобы поприветствовать пока ещё незнакомого фейри. — Мы с папой путешествуем по Норвегии. Это очень интересно! Меня обычно никуда из дома не вывозят, и я была очень рада этой поездке. Жаль теперь придётся вернуться…[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 07:50:07)

+4

5

Смех и вопрос девочки вызвали у Бьорна недоумение. При чем, недоумение сильное, основанное на замешательстве. По мнению Свена, он спросил все очень даже правильно, что вписывалось в его простую и бесхитростную логику.
В столь юном возрасте (а на вид дитя было не более семидесяти лет) Чудесный народ находится под очень хорошим присмотром старших, которые не отпускают от себя детей, сопровождая их, оберегая, поучая. А рядом с этой маленькой фейри сопровождающих не наблюдалось. Совсем не наблюдалось - Бьорн даже внимательнее остмотрелся по сторонам, вглядываясь в лесную темень, куда махнула рукой девочка, на какое-то мгновение вдыхая предвкушение, что вот-вот из чащи выйдут ее родители. Но нет, никто не вышел. Только где-то неподалеку зашелестела крыльями взметнувшаяся стайка птиц.
- Гуляю, - честно ответствовал Свенссон, с такой же непосредственностью, как и Нина. Но тут же, под ворохом новых вопросов и информации как-то смутился, впрочем вычленив для себя из всего сказанного девочкой ее имя, и в задумчивости уставился на протянутую ему руку. Бьорн не очень хорошо говорил по английски и так же не очень хорошо понимал иноземный язык, всякий раз, когда с ним пытались говорить, предупреждая, что это стоит делать помедленнее. Впрочем сейчас он этого сделать просто не успел, отчего чувствовал себя неловко, подозревая, что что-то из сказанного маленькой Ниной он просто-напросто не понял, судорожно соображая и составляя из осколков обстоятельств предположение, чего от него хотят. И первой мыслью, что подобно удару молнии шокировала его сознание. была мысль о матушкиных пирожках, которые мудрая фейри, заботясь о своем сыне, собрала ему в поход. Вдруг, девочка голодная, унюхала их и теперь, протягивая крохотную ладошку, желает, чтоб с ней поделились. Однако, на смену этой мысли пришла иная, более приятная, по мнению Бьорна - девочка хочет с ним познакомиться и именно поэтому протянула руку. Она ведь даже имя свое ему назвала.
"Хорошая вежливая девочка Нина" - почти радостно подумал Свен и все же протянул ей свою огромную лапу для осторожного рукопожатия, при этом, на всякий случай, аккуратно отодвигая сумку с съестным за спину.
- Бьорн Свенссон, - с улыбкой проговорил фейри, - Очень приятно, - и будучи воспитанным добавил. В конце концов, ему и правда было приятно, а еще интересно, уж не говоря о том, что после короткого рассказа Нины, в котором Бьорн мало что понял, он ее внезапно зауважал. Еще бы, Нина была не только вежливой, но и необычайно отважной, раз в темном лесу знакомилась с кем-то, одна и без родителей или иных старших.
- Здесь очень красиво, - все с тем же “милым акцентом” продолжил говорить скандинав, - Правда я родился и живу севернее, но здесь бываю часто. У меня друзья. Здесь, - Бьорн ненадолго замолчал, раздумывая о том, стоит ли ему говорить, кто именно эти его друзья. Ведь даже среди фейри его дар считался слишком редким, чтоб не подвергаться сомнению. По началу, когда Свен был маленьким, даже его чудесная матушка полагала, что ее дорогой Пирожочек всего лишь выдумывает о том, что понимает язык животных. Поэтому, Бьорн, когда подрос, решил лишний раз, без необходимости о своей необычности не хвастаться. Мало ли, вдруг испугает еще девочку. Этого ему хотелось меньше всего. И дело было не только в Нине. Свенссон вообще не любил пугать кого-то, как правило, ввиду собственного дискомфорта в такие моменты.
- А почему ты, Нина О’Ши, оказалась в лесу одна? - все же поинтересовался он, присаживаясь на поваленное рядом дерево и при этом неловко цепляя за сук сумкой, что из нее выпал куль с пирожками...

+4

6

Рука Бьорна, как и ожидала Нина, была горячей, а вот рукопожатие, на её удивление, очень осторожным. Это в очередной раз подтвердило, что парень он хороший. От такого гиганта вполне можно было ждать чего-то крепкого, сильного, но не слишком аккуратного. Нина бы не обиделась на подобное, но внимательность ей нравилась.
Нине тоже было очень приятно познакомиться с Бьорном. Только-только начавшееся приключение, которое, к сожалению, закончится теперь гораздо быстрее, чем этого бы хотелось Нине, обещало множество новых знакомств. Теперь их будет определённо меньше, но Бьорн был кем-то новеньким, кем-то, с кем Нина никогда прежде не виделась, и кого, вполне вероятно, больше не увидит. Уже из-за этого он казался очень интересным.
Нина с любопытством рассматривала его, что, на самом деле, требовало определённых усилий с её стороны. Вообще Нина за свою не слишком долгую жизнь вполне привыкла к тому, что все-все её выше. Встретить хоть кого-то, кто бы соотносился с ней ростом и не являлся при этом откровенным ребёнком, было редкостью. Тем не менее, рост Бьорна едва ли можно было назвать средним. Он определённо был высоким не только в сравнении с Ниной. Однако, как с удовольствием заметила девочка, папа был всё же выше.
Ещё после непродолжительного разглядывания она решила, что Бьорн скорее парень, чем дяденька. Несмотря на высокий рост, мощную фигуру и брутальную небритость было в нём что-то от ребёнка и этого чего-то было не мало. Нина даже могла бы принять его за какого-то своего сверстника, если бы он выглядел немного моложе. Тем не менее, девочка решила, что своё совершеннолетие Бьорн отпраздновал не слишком давно.
— Здорово, когда есть друзья, которых можно навестить не там, где живешь! У меня таких друзей нет. Я почти всегда сижу дома. Только на это лето папа взял с собой в путешествие, и как-то не слишком удачно, — заметила Нина, подбегая и помогая выудить упавший кулёк с чем-то явно съестным. Она с любопытством его рассмотрела, принюхалась, пощупала на предмет свежести, одобрительно кивнула и вернула Бьорну.
— А я тоже умею делать пирожки, — похвасталась Нина. — Меня папа научил!
Мысль о том, что такой милый парень мог пожалеть для неё пирожка, в голову, в общем-то, довольно бескорыстной девочке, которая любила всех угощать, как-то не пришла. Как не пришла ей в голову идея, что можно что-то поклянчить. Нина была очень расстроена и не чувствовала голода, но помимо этого она считалась довольно воспитанной девочкой.
— Я гуляла, — она пожала плечами. — Папочка очень устал за сегодняшний день и заснул, а мне никак не спалось, и я решила погулять. А ты почему так поздно не спишь? Темно же вроде. Для того чтобы ходить в гости, довольно поздно. Или ты возвращаешься? А куда?[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 07:50:19)

+4

7

Бьорн тоскливым взглядом проводил кулек с пирожками, который, впрочем, совсем быстро девочка отдала ему обратно. Стало стыдно. Внезапно и совсем искренне, отчего Свен уронил взгляд куда-то под ноги, с неловкостью пристыженного медведя, только что разворошившего пчелиный улей, рассматривая ветки на земле. Но Нина, похоже, не обратила на это внимания, продолжая рассказывать, а Бьорн, в свою очередь, теперь более внимательно слушать и даже лучше понимать, периодически возвращаясь мыслями к тому, что матушка такого поведения не одобрила бы, непременно отчитав сыночка за спонтанную жадность и невоспитанность в отношении маленькой милой девочки. Возможно, даже наказала бы, оставив Пирожочка без сладкого. Он почесал в затылке, следом сразу же приглаживая неловко взъерошенные волосы, поднял взгляд на Нину. Пирожками, собранными мудрой матушкой в поход для сына, он собирался делиться с другим своим другом, но какая теперь разница...
- А я не умею, - он пожал плечами и, тяжело вздохнув, словно бы скидывая с плеч самую настоящую гору, развернул кулек, протягивая пирожки девочке, предлагая угоститься, - Их пекла моя мама, - Бьорн потянул носом воздух, не без удовольствия отмечая, что в этот раз матушка в качестве начинки выбрала ягоду.
- Ночью гулять опасно, - прокомментировал Свен и сурово сдвинул к переносице брови. Нет, разумеется, в его понимании это "опасно" распространялось не на всех. Потому что, такой крупный и крепкий парень, как он, сможет постоять за себя в случае опасности, а вот маленькая девочка - определенно нет. Поэтому, говоря это, фейри имел в виду, конечно, только Нину. Однако, с другой стороны - эта Нина была такой же Дивной, как и он - она видела тайные тропы старшей расы, что пересекали все леса, она могла спрятаться, укрыться. А потом и вернуться к уставшему папочке, который, по мнению чересчур ответственного Бьорна, был беспечен, не озаботившись тем, что его юная дочь может уйти куда-то. Он вздохнул снова. Когда Свенссон был таки же юным, за ним приглядывали тщательнее.
- Гуляю, - еще раз, уверенно повторил он то, что говорил ей не так давно, а потом ненадолго задумался не столько над ответом, сколько над причинами, почему переночевать в лесу для него проблемой никогда не было. Здесь его дом. Здесь в тишине, далеко от городской суеты он чувствовал себя приятнее, определенно свободнее. Здесь он мог не прятаться за магией гламура, что хоть и давалась простоватому фейри, но порой оказывалась сложной. Здесь, в конце-концов, были его друзья.
- Это сложно объяснить, - наконец изрек Дин Ши, подумав о том, что еще сложнее сделать это на чужом языке, - Я всегда остаюсь на ночь в лесу. Я много хожу и гуляю, а когда устаю, отдыхаю. Иногда развожу костер, если холодно, - он кивнул и улыбнулся, - люди разводят костры больше для того, чтоб звери не подходили, мне оно не нужно, - Бьорн замолчал, понимая, что совсем не ответил на заданный девочкой вопрос. Это было невежливо и нехорошо, поэтому, он собирался продолжить, рассказывая о том, что возвращаться ему еще рано, но в этот момент, неподалеку зашелестела крыльями птица, очень скоро опускаясь на его сумку, лежащую рядом на поваленном дереве. Бьорн широко улыбнулся, птица громко и требовательно каркнула и, сначала запустив свой мощный клюв в угольно-черные перья крыла, потом с любопытством устремила свои глазки-пуговки на Нину, держащую в руках пирожок.
- Ты бы все равно столько не съел. А Нина хорошая, - простодушно заявил фейри, обращаясь к ворону и тут же обращая взгляд полный неловкости на новую знакомую.

+4

8

— Здорово, когда есть мама, — девочка выбрала небольшой и аккуратный пирожок, благодарно кивнула и откусила. Она считала невежливым отказываться от угощения или не попробовать его. Более того, она считала невежливым молчать, поэтому всегда говорила что-то, хотя не всегда её слова касались непосредственно угощения. Время от времени из-за своей прямолинейности Нина обижала знакомых, но никогда не делала этого специально.
Сейчас ей даже не пришлось лукавить и придумывать способ, как бы не соврать. Пирожок оказался на удивление вкусным. Настолько вкусным, что Нина, совсем не считающая себя голодной, съела его в считанные мгновения.
— Ммм... — пробормотала она, слизывая остатки ягодной начинки с пальцев. — Передавай своей маме, что у неё отлично получается! Жаль, что я не могу ничем угостить её в ответ... — Нина искренне огорчилась. Маме такого хорошего парня хотелось дать что-то настолько же вкусное, а у Нины только пара печенек в рюкзаке, который остался в комнате. К тому же она не могла считать эти печеньки такими же идеальными. Идеальными были печеньки, которые приготовил бы её папа.
Она закусила губу, вспоминая, что папа теперь вряд ли что-то приготовит. По крайней мере, не в ближайшее время.

У Нины мамы не было. Не было настолько давно, что она свыклась с этой мыслью и научилась жить хорошо и без неё. Нина ещё помнила, как в детстве мечтала, чтобы её родители сошлись и жили вместе, как это положено любящей паре, но после гибели Миранды подобные мысли перестали быть актуальными, и Нина больше их не думала. Если она и вспоминала о маме, то без сожалений о том, что не случится, и не могло уже случиться.
И всё же иногда ей тоже этого хотелось. Хотелось, чтобы мама рассказывала секреты женской красоты и очаровательности, выбирала с ней наряды, ходила по магазинам. Хотелось хлопотать с ней на кухне или по домашним делам. Хотелось делиться впечатлениями о мальчике, встреченном где-то в городе. Хотелось, но без этого она вполне могла прожить, а как жить без папы, Нина представить не могла.
Она всегда была папиной дочкой, но после смерти мамы папочка стал центром её маленькой Вселенной, и именно поэтому ей было так страшно потерять его.

«Ну… быть енотиком совсем не так страшно, как умереть», — утешила себя девочка и тут же улыбнулась, заприметив птицу.
— Это он твой друг? — спросила Нина, переводя восторженный взгляд с чёрного ворона на Бьорна. — Он кушает пирожки? Правда? Ой, а можно его покормить? Или он не будет кушать, если кормить его буду я? — хотя Нина и не до конца поняла ситуацию, по её мнению было совершенно нормальным дружить с птицей или считать птицу своим другом. Её бабушка разводила лошадей, и Нина многих из них считала своими друзьями. И, разумеется, среди «друзей» Нины были не только лошади, но и собаки, кошки, кролики — любая живность, которой Нине приспичило дать имя. Тем не менее, она ещё ни разу не дружила с вороном.
— Прости, что я тебя объела, — обратилась она к птице. Протянула руку, чтобы погладить, но передумала, понимая, что сильно торопится. Нина ведь даже не знала его имя! И эти отношения едва ли можно было считать дружескими.
«Ничего, мы ещё подружимся!» — решила девочка, хотя понятия не имела, как скоро снова встретит Бьорна и этого конкретного ворона.

— В лесу интересно ночевать и совсем не страшно, — немного запоздало кивнула девочка, хотя Бьорн, конечно, имел в виду, что ночевать нормально для него, а не для Нины. Впрочем, Нина не стала заострять на этом внимание, как не стала ничего отвечать по поводу позднего времени её прогулки. С её точки зрения никакой опасности не было. Она всегда могла спрятаться или убежать.
— А ты вообще не ночуешь дома? Никогда-никогда? — Нина склонила голову набок. — Я была бы не против время от времени переночевать в лесу, но дома ночевать комфортней: теплое одеялко, мягкая подушка, родная кроватка. Разве это не здорово?
Нину учили стрелять и охотиться. В лесу она чувствовала себя вполне уверенно и при необходимости могла бы убить зверя. Впрочем, как правило, она подобной необходимости не чувствовала. И всё же она не стала бы вставать на пути медведя, волка или кабана, а Бьорн говорил так, словно бы совершенно не беспокоится из-за подобных встреч.
— А почему ты не боишься? — спросила Нина, предвкушая какой-то секрет или тайну. Она очень любила секреты и тайны.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 07:50:29)

+4

9

Бьорну было неловко, ведь он обычно старался не распространяться о своем даре. По настоянию матушки, которая даже не объясняла толком причин своего решения. Свен не говорил об этом даже иным встречным фейри, а если и случалось так как сейчас, он немедля уходил не просто от разговоров, а вообще от того, кому проболтался.  Однако, в этот раз, Бьорн решил, что уйти не получится, поэтому он сидел и слушал очередной ворох вопросов, коим завалила его девочка. Слушал внимательно, отчаянно пытаясь вникнуть в суть слов, торопливо сказанных на чужом языке, и понимал, что лед неловкости, вызванный ситуацией, тает с каждым звуком, произнесенным звонким девичьим голоском. А потом Свеннсон и вовсе улыбнулся, широко и доброжелательно, как то бывало обычно.
- Гуннар, - громко объявил фейри имя ворона девочке, - О, он очень общительный и дружелюбный, поэтому совсем не против, чтоб ты покормила его. Ведь так, Гуннар? - Бьорн обратился к птице, в ответ на что, тот снова каркнул и переместился с сумки на сук, поближе к Нине, - Он друг, да. Я спас его пару лет назад, когда ходил в поход в эти места. Этот любопытный ворон попал в сети и местные дети едва не поколотили его палками. Ради веселья, - на этом он нахмурился. Бьорну очень не нравилось, когда люди причиняли вред животным, особенно - когда это делали дети, которые, по мнению фейри, были так же слабыми и беззащитными. В его мечтах, слишком наивными для такого здоровяка, Мир вообще был бы лишен какого-либо насилия, все жили бы счастливо и в мире. Однако, это были всего лишь мечты, слишком несбыточные, как сказала когда-то его критически настроенная на все сестра, которые сам Бьорн вполне неплохо осознавал, но, тем не менее, со своим чувством справедливости справиться не мог, и постоянно кого-то притаскивал домой на радость родственникам. Защищал, лечил, заботился, а потом пристраивал в добрые руки. Так и Гуннар. Этот ворон и сейчас иногда живет у Бьорна, хотя последнее время все чаще улетает в родные места, а самому Свену приходится гулять в гости.
- Дома есть уют, - уверенно, но несколько запоздало из-за своих размышлений кивнул Свен и снова улыбнулся, - Он любил свой дом и также, как Нина свои одеяло и подушку, - Я люблю свой дом и... - он замолчал, подбирая подходящие слова, что трудно складывались в предложения, - ...чаще я ночую дома.
В конце-концов, как бы фейри не был близок к природе и животным, комфорт современности он любил, начиная весьма плохо чувствовать себя, если долго не мылся. От мыслей о грязи, он дернул плечами и внимательно уставился на девочку, что задала самый, пожалуй, главный вопрос из всех, что прозвучали от нее. Бьорн чуть подался вперед и заговорил:
- Я не трогаю животных и они не трогают меня, - почти шепотом проговорил он, на что ворон опять каркнул, подбадривая своего друга и Свен продолжил, - Я знаю, что сказать и как понять. Могу попросить волка, медведя, оленя, Гуннара, белок, даже змей. Я слышу их и очень часто чувствую то же, что и они, - Свеннсон выдохнул, ненадолго смыкая веки и чувствуя, как с плеч его, с этим признанием падает груз тяжелее всех гор родной Скандинавии. Нина была первой за последние десять лет, кому Бьорн рассказал свою тайну.

+3

10

Нина посмотрела на птицу, улыбнулась. Конечно, ничего весёлого в том, что Гуннара едва не забили камнями, не было, но так, как всё обошлось, Нина видела в этой истории больше поводов для радости, чем для грусти или разочарования. Она до сих пор не так часто контактировала с людьми или, тем более, детьми, но уже знала, что они способны на подобную жестокость. Это грустно, но, в отличие от взрослых, дети делают свои жестокости неосознанно и это их немного извиняет.
— Дети бывают очень глупыми и жестокими. Это от незнания. Умение сопереживать появляется позже, чем любопытство, — она замолчала. Ей не хотелось оправдывать этих детей. Пожалуй, она даже считала, что их полезно был бы самих поколотить палкой. Тогда бы они поняли, что птичке тоже больно. — Я рада, что для Гуннара всё кончилось хорошо. Ты молодец, Бьорн, что спас его.

Нина взяла из его кулечка ещё один пирожок, отломила от него небольшой кусок так, чтобы попалась и вкусная начинка, и протянула угощение птице, которая, судя по всему, действительно была совсем не против угоститься и немного пообщаться с незнакомой ещё фейри. Несмотря на то, что ворон не был одарён каким-то превосходным оперением, из-за которого любая девочка сочла его красивым, Нине он понравился. Гуннар выглядел очень клёвым и крутым.
— А почему именно «Гуннар»? Он сам тебе сказал, что его так зовут или ты выбрал ему имя по какому-то значению? — Нина считала выбор имени очень важным, поэтому нередко растягивала его на долгое время, не решаясь остановиться на каком-то одном варианте. В конце концов, получалось так, что её животные имели какое-то важное красивое имя и кличку, на которую отзывались чаще всего, поскольку именно кличка появлялась раньше. Так ворона до того, как придумать важное и красивое «Гуннар», Нина, скорее всего, назвала бы «черныш» или «черненький».

Она разорвала пирожок на много небольших кусочков, оставила их на поваленном дереве и принялась наблюдать, как Гуннар угощается.
— Ты особенный, — заметила Нина мечтательным тоном. Наверное, это совсем неплохо уметь договориться с каждым зверем. Нина была очень дружелюбной и легко находила общий язык с теми, кто не собирался её сходу разорвать или затоптать, но Бьорну, судя по всему, повезло гораздо больше.
— Ты что стесняешься этого? — спросила она с удивлением. — Не надо такого стесняться. Почему такого вообще можно стесняться?! Это же дар! Хочешь, я тебе тоже секрет покажу? — Нина вытерла сладкие после пирожка ладони между собой, подошла к ближайшему кусту и простерла над ним руки. Впрочем, она моментально их отдёрнула и строго посмотрела на Бьорна. — Только никому не говори, хорошо? Папа мне не разрешает такое показывать, — не дожидаясь ответа, она выдохнула и закрыла ненадолго глаза.
Какое-то время словно бы ничего не происходило, но вскоре трава будто  стала более зелёной, деревья словно бы очнулись ото сна и зашуршали, раскрывая новые листья, а кусты и вся полянка покрылась цветами. Нина открыла глаза и принялась наблюдать над ошалевшими от такой радости насекомыми.  По большей части ей не нужно было даже что-то делать для того, чтобы произошло что-то в этом роде. Наоборот, чаще всего она пыталась себя контролировать, но стоило просто расслабиться, и всё начиналось как бы само по себе.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

— Бьорн, а ты с енотиками говорить тоже умеешь? — спросила Нина. На самом деле, она без всякого переводчика понимала, что хотел бы рассказать ей папа и какие именно терзания его беспокоили, но было бы здорово, если бы он точно это знал. С другой стороны, Нина не была уверена, что папа одобрит её знакомство с медведеподобным Бьорном и моментальное вовлечение его в дела семьи.
Для Нины подобная дилемма была довольно непростой. Ей редко приходилось принимать серьёзные решение, последствия которых касались не только её.
— Прямо совсем-совсем говорить? Как человеком или фейри? — она обернулась и внимательно посмотрела на Бьорна.

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 07:50:41)

+3

11

Бьорн как-то в какой-то момент вдруг растерялся, слушая девочку и ее нескончаемый поток вопросов, в котором все же умудрялся вставлять хотя бы несколько слов, отвечая. На короткое мгновение стало тоскливо. Но, не от того, что ему перестала нравиться милая щебечущая обо всем Нина, или от того, что он не знал, как с ней разговаривать. А скорее ввиду того, что сам Свен никогда таким не был. Да, он рос достаточно общительным и дружелюбным фейри, окруженным заботой любящих родителей и их вниманием, но в то же время Бьорн время от времени натыкался на какую-то стену непонимания. Или, вернее сказать - страха. Люди, с которыми пытался найти общий язык добродушный здоровяк скандинав с неизменным успехом шарахались от него, вызывая волну смущения и желание скрыться снова где-нибудь в лесу. А здесь, перед ним стояла такая девочка, перед которой, наверняка же, рушились все стены и преграды, рассыпались в пыль предрассудки, захваченные неуемным обаянием Нины и невозможностью устоять перед тем, сколько и как она говорит. Вдохновленно, бегло перескакивая с одного на другое, не давая опомниться, вызывая ассоциации с воспевающей приход весны в лес птичьей трелью, которую хочется слушать молча, не следя за смыслом сказанного, непрестанно улыбаясь. Бьорн так не мог. Хотел бы, но не мог, поэтому всегда восхищался подобным, с каким-то совсем уж детским затаенным восторгом, слушая и кивая. Впрочем, Свенссон все же успел сообщить Нине о том, что имя птицы значит "храбрый воин или защитник", и что выбирал он его не сам, а с помощью самого ворона, не обделенного от природы желанием восхваляться. А когда Нина начала показывать настоящую магию Старшей расы и вовсе замер, в самом настоящем и неподдельном восторге примерзая пятой точкой к бревну, на котором сидел. Оживший вокруг лес завораживал, он шептался с ветром, скользящим в листве, он стал другим, пропитанным древним колдовством, которое всегда восхищало Бьорна, не способного на такую тонкую связь с флорой. А Нина, она была другой, она была настоящей феей, о которых когда-то рассказывала Свену матушка. Такие как Нина, он был уверен, живут только в далеком Королевстве, сокрытом уже много веков от людей и живущих в этом мире фейри. Ее магия, ее особенность, талант, ее секрет был особенным и не шел ни в какое сравнение с разговорами с животными Бьорна.
- Фея… - он проговорил это тихо, на вдохе, затаив внутри весь свой восторг, готовый в любой момент сорваться восхищенно недоуменными вопросами о том, как… КАК она это делает. А потом активно закивал, соглашаясь хранить ее тайну, продолжая с любопытством рассматривать цветочки, распустившиеся вокруг, и не сразу сообразил, что девочка продолжает спрашивать и говорить что-то.
Бьорн моргнул. Потом еще раз, и посмотрел на птицу, вопросительно, мысленно обращаясь, спрашивая об упущенной информации. Ворон каркнул, отвечая и фейри вздохнул, снова обращая свое внимание на Нину.
- Енотики - это вообще пустяк. Они очень любопытные и общительные. Не то что некоторые медведи или люди. И я могу, да-да. Совсем как с тобой сейчас говорить, - почему-то с этого момента, когда Нина показала ему свой секрет, стало как-то совсем уж легко. Будто в лице девочки он нашел давно потерянного друга. - А у тебя есть друг енотик?

+4

12

— Нет, — Нина задумчиво покачала головой. Она не могла назвать своего знакомого енотика «другом». Её знакомый енотик — енотик, с которым Бьорн мог бы поговорить по её просьбе, — был заколдованным папой. Однако, несмотря на то, что Нина была бы рада поговорить с ним, она не чувствовала уверенности в том, что ему станет сколько-либо легче от подобного разговора. В конце концов, он же папа и чувствует за неё ответственность, а теперь что выходит? Теперь выходит, что она одна и должна справляться со всеми проблемами самостоятельно.

— Как же это сложно, — заметила Нина, присаживаясь на бревно рядом с Бьорном, оперев локти в колени и устроив на них свою голову. Она словно бы одним махом попала в сказку, где нашла дракона, папу заколдовали, а ей повстречался некий рыцарь, который мог бы своими талантами спасти её от всех бед. Однако Нина больше любила другие сказки и теперь не могла решить, стоит ли просить его о помощи.
Бьорн был хорошим парнем, но в данном случае это представлялось Нине скорее проблемой. Будь он плохим, она бы без сомнений затащила его в пещеру и выяснила всё, что бы смогла. Хорошему, по всей логике, стоило выложить свои дела открыто и прямо, а это было подлым и, честно говоря, рисковым. Вот какому дураку добровольно захочется к дракону?
[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
«Ну... мне-то, в общем, хотелось...» — девочка тяжело вздохнула, но хандрить у неё подолгу не получалось и на долгие раздумья она была не способна.
— Ладно, с енотиками всё понятно: они милые, общительные и, что немаловажно небольшие и огнём не дышат, но что если речь пойдёт не о енотике, волке или даже медведе, а о драконе? Бьорн, ты когда-нибудь дракона видел? — она посмотрела на парня внимательно: вдруг как-нибудь слукавит! Папа ей говорил, что драконов осталось немного, а это означало, то первый попавшийся фейри не должен хвастать, что знает два десятка драконов и с тремя состоит в дальнем родстве.
— Дело в том, что я тут повстречала дракона, а папа после этой встречи превратился в енотика, и мне теперь нужно узнать, как его превратить обратно. Папа-енотик — это, конечно, очень мило, но совсем не смешно. Ему нехорошо, он переживает...

+4

13

Внезапные перемены в настроении девочки, из милой болтливости в серьезную задумчивость, не укрылись от Бьорна, который в свою очередь нахмурился тоже, когда Нина присела рядом. Впрочем, фейри был уверен в том, что не он причина неожиданных раздумий новой знакомой, и это совсем скоро подтвердилось.
Нина О'Ши, повздыхав немного о своих проблемах, все же решилась поделиться ими со Свеном, который тут же обратился весь в слух, ловя каждое слово юной нимфы, заговорившей ни о чем-то, а о драконах. По началу Бьорн как-то даже напрягся, начав подозревать, что девочка дурачит его, как то бывало ни единожды с другими людьми и не-людьми, но интуиция у здоровяка скандинава работала отменно, указывая на то, что Нина действительно говорит правду. Правду, которая с одной стороны радовала Пирожочка, возможностью помочь новому другу, попавшему в беду, а с другой стороны - вселяла какую-то неуверенность. Потому что, если с енотиками и прочей живностью дела действительно обстояли довольно-таки просто, то драконов Бьорн встречал разве что на красочных картинках в книгах. Однако, одно было точно и абсолютно неоспоримо - Свену было очень интересно. Он легонько толкнул Нину своим плечом, поерзав на месте и разулыбался во все свои тридцать два белоснежных зуба, что получилось немного глупо.
- Нет, но хотел бы посмотреть, - честно сознался фейри, в ответ внимательно глядя на девочку и продолжая слушать  ее историю, в которой было место не только волшебным существам, о которых некоторые говорили не более чем о сказке, но и магии с превращениями, а потом, задумчиво потер подбородок. Уверенность в своем желании помочь Нине крепла с каждой секундой, прорастая в сердце самой настоящей отвагой. Ведь это вам не оленьи рога от браконьеров спасать, это дракон и... Бьорн сосредоточенно моргнул, только в этот момент осознавая, что гостья из другой страны, далекой Англии, повстречала дракона на его родной земле, которую сам Свенссон исходил вдоль и поперек, не видя ничего подобного. "Вот это везение..." - с восхищением мелькнула в сознании мысль, абсолютно лишенная зависти, но полная радости за новую подругу, и он буквально подпрыгнул с места, бодро подхватывая с бревна свою сумку.
- Я помогу! - вдохновленно оповестил он Нину, но потом озадаченно почесал затылок, резко смущаясь, - Правда не знаю, как. Но помогу, - и сам Бьорн не был уверен в том, что именно такой реакции от него ждала Нина, но помочь - он очень хотел, - Идем!

+3

14

«Ну и дурак», — подумала Нина, но не смогла не улыбнуться этому милому дураку в ответ. Он действительно был похож на сказочного героя: весь такой большой, порывистый и, главное, добрый. Последнее казалось Нине самым важным. Настолько важным, что теперь она никак не могла отказаться от идеи исправить случившееся.

На самом деле, с самого начала Нина не собиралась возвращаться в пещеру с драконом, чтобы помочь папе перестать быть енотиком. Она обещала и папе, и родственникам, что будет хорошей девочкой, останется сидеть в номере и ждать, пока её не спасут. Когда Нина вышла погулять, в её голове не было никакого коварного плана пойти наперекор всем обещаниям. В конце концов, совсем недавно, когда она поступила похожим образом, ей удалось найти лабиринт, ведущий к пещере с драконом. Кончилось это приключение так себе, если вдуматься. Впрочем, если вдуматься ещё раз, хорошенько, то выходило не так, чтобы очень плохо. В конце концов, они все живы.
Возможно, как думала Нина, если она вернётся в пещеру с Бьорном, они не только останутся в живых, но и смогут исправить всё. Нине очень хотелось, чтобы всё исправить, чтобы папа снова стал нормальным, и путешествие в Норвегию не кончилось так скоро.
— Спасибо тебе, — Нина легко поднялась с бревна, подошла к Бьорну и крепко сжала его руку. Она не была уверена, что он понимает, на что соглашается, но не могла хотя бы не попытаться выразить всю свою благодарность. — Спасибо, — повторила Нина. — Идём!

Рассказывать вроде бы было нечего. По крайней мере, по мнению Нины, она уже рассказала всё самое важное: дракон, енотик и пещера. Правда, до пещеры идти было бы долго, и Нина вполне могла не успеть вернуться домой до того, как папа проснётся. Такого девочка допустить не могла, поэтому решила слегка схитрить и сократить дорогу. Подобное ей не разрешали. По крайней мере, без присмотра. Магия Нины была очень сильна и заметна, поэтому чаще всего юная фейри училась её скрывать. Правда, иногда в моменты, когда она не сильно задумывалась, что делает, обратиться к магии казалось самым естественным. Вот и сейчас Нина без долгих раздумий, всё ещё держа Бьорна за руку, потянула его за собой, прорезая через весь лес путь к лабиринту. Ближе у неё просто-напросто не получилось.
[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
— Папа говорил, что такие лабиринты строили фейри для защиты, — произнесла Нина, пробираясь вдоль кустарника ко входу в полуразрушенный лабиринт. — Мы должны пройти его. Идём! Я уже знаю дорогу, — девочка бодро потопала по направлению к пещере, но хитрыми и извилистыми путями. Её сердце слегка сжалось, когда она вспомнила, что ещё утром этого дня точно также шла по этой самой дороге в обществе папы.
— А ты не бывал здесь? — спросила она, чтобы не молчать и поменьше думать. Идея о том, что дракон может заблаговременно услышать об их приближении и слегка к нему подготовиться, Нине в голову не приходила. — Мне историю об этом лабиринте рассказала тётенька. В смысле не моя тётенька, а тётенька, которая нас подвезла. Мы поехали автостопом, так интересней. Мы с папой. Так вот! Эта тёта говорила, что здесь часто пропадают люди. Как думаешь, дракон их ест?.. — она крепче схватилась за руку, которую продолжала держать. Благо, никаких проблем с тем, чтобы приноровиться к широкому шагу Бьорна у Нины не было. Она, привыкшая к прогулкам с папочкой, шла быстро-быстро и совсем от этого не уставала.

+2

15

По пути через лесную чащу, по тропе, открывшейся магии Нины и которой Бьорн раньше не пользовался, предпочитая более длинные прогулки и обычные человеческие пути, он вдруг ненадолго задумался. По-прежнему не отпуская руки девочки, внимательно глядя по сторонам, о том, что за дракон может их встретить в пещере и как именно он будет помогать Нине. Но сколь внезапно его посетили эти мысли, так же быстро они и исчезли, оставив Свена наедине с новыми впечатлениями. Ведь это не какое-то обычное животное и пусть оно невероятно опасно, Бьорну, не привыкшему засорять свою светлую голову опасениями, было очень интересно. Пожалуй, впервые в жизни так сильно его мучило любопытство. Поэтому,  искренне и вполне серьезно полагаясь на свою физическую силу и на дар, который ранее его никогда не подводил, фейри решил, что на месте уже разберется с тем, как действовать дальше.
"Решай проблемы по мере их поступления" - говорил ему отец, Бьорн запоминал, но никогда не вдумывался в истинный смысл этой фразы. Пожалуй, даже сейчас, вспомнив наставление старшего.
Пирожочек ненадолго замешкался, у входа в сам лабиринт, к которому они совсем скоро вышли, памятуя рассказы мудрой матушки. Она всегда предостерегала его от таких мест. Ведь подобные лабиринты строились еще в незапамятные времена теми, другими фейри, мир которых нынче закрыт от Дивных живущих в этом мире. Но энтузиазм девочки, в конечном итоге, оказывался невероятно заразителен. К тому же, она была здесь ранее, она знала дорогу.
- Эм… - он зафыркал и почесал свободной рукой затылок, пальцами прикасаясь к завитку одного из рогов, - Сам не был. Мне не разрешали, а потом было незачем, - да, и действительно, зачем, если весь интерес Бьорна сосредотачивался на животных и в лесу он чувствовал себя намного лучше, чем в любом строении. Уж тем более в наверняка хитро устроенном дальними и древними родственниками.
- Мама говорила, что такие лабиринты были не только практическим приспособлением, чтоб путать людей, но и символическим - они изображали блуждания Солнца. А еще, здесь проводились магические гуляния. Ну… - Бьорн остановился, осматриваясь, когда они вышли к входу в пещеру, - знаешь, хороводы… - и замолчал, прислушиваясь к тому, что может происходить в пещере.
На какое-то мгновение сердце его пропустило удар, а сам фейри затаил дыхание. Информация о том, что здесь часто пропадают люди оказалась весьма кстати. Вернее - оказалась бы, если бы на месте Бьорна Свенссона был кто-то другой, хотя бы в малой степени обремененный инстинктом самосохранения или благоразумием. Потому что, Пирожочку прямо сейчас стоящему на пороге, как он думал, великого открытия, его любознательность прямо-таки жгла копыта скорее уже ступить вперед. А люди, так они сами виноваты. Что при встрече с медведем, что с драконом.
- Но мы ведь не люди, - все же понизив голос до шепота и шагая вперед, все так же не отпуская руки Нины, проговорил фейри, - Нас дракон не съест. Наверно.

+2

16

Нина с удивлением уставилась на Бьорна. Как так «незачем», когда тут так интересно?! Тут дракон! Самый настоящий дракон! И вещи, которые из фейри могут сделать милого енотика! Он что такое каждый день видит?! Вряд ли... Сам же вот только недавно говорил, что драконов ни разу не видел. Но тогда как так-то?!..
«Невероятно», — подумала про себя девочка, на короткое время выпав из реальности. Что-то с кем-то определённо было неправильно, но с кем? С Бьорном, которому незачем искать приключения и в которых он совсем не видит смысла, или с Ниной, которая в первую же ночь путешествия умудрилась найти такое приключение, от которого хоть смейся, хоть плачь, а легче не станет.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Нина вообще редко занималась самоедством. Не такая у неё была натура. Наоборот, чаще всего свои ошибки юная фейри или не замечала, или не понимала, или быстро забывала. Тем не менее, сейчас нет-нет, а мелькала в голове мысль, что, послушай она папу, не ходи ночью в сторону заветного леска, то, может, и не случилось бы ничего такого. Наутро папа вполне мог бы отвести её в другое место. Или даже в это же, но аккуратней, не хватая блестящие штучки из чужих сокровищниц.
Правда, толку от таких мыслей было мало. Чувствовала себя Ниной виноватой или нет, а папа обратно высоким фейри не становился. Наверное, именно поэтому Нина не любила думать об ошибках. Об ошибках, как ей казалось, нужно или не думать вовсе, или думать заранее, чтобы их не допускать. Лучше всего Нине удавалось первое.

— Да, знаю, — кивнула Нина, встрепенувшись. Пока она думала, Бьорн что-то рассказывал. Причем рассказывал даже что-то интересное. Нина страсть как любила истории о прошлом фейри, о фейрячей магии и фейрячих же традициях. И не фейрячих, кстати, тоже. Время от времени Нина забиралась на чердак и примеряла старинные мамины платья. Пока они смотрелись на ней довольно нелепо, но девочка всё равно успешно представляла, как танцует в них на балу и знакомится со всякими знатными персонами.
Подобные мечты Нина легко смешивала с мечтами о путешествиях, долгих прогулках на настоящих парусниках или конных переездах через всю страну. Нина, как любая фейри, не любила машины. Она ценила их на удобство, но куда больше ей нравился самобытный транспорт. Он или казался живым, или был таким на самом деле.

— Мы хороводами прячем почти целый город. Наша семья, — пояснила Нина. — В Англии. Это очень здорово! В городе могут жить и вампиры, и оборотни, и ведьмы, и всякие-разные фейри — все! Рядом с людьми! Как бы отдельно немного, но всё же вместе. Я вот учусь вместе с человеческими подростками. Мне очень нравится. Меня же взаперти почти держали, на домашнем воспитании, и только совсем недавно начали отпускать. И то под присмотром дедушки, — девушка недовольно насупила носик. Вообще она дедушку очень любила, но как же ей наскучило сидеть дома! А сейчас и отпуск наверняка срывается. От этой мысли Нине хотелось плакать едва ли не сильнее, чем от всех происшествия сегодняшнего дня. С происшествиями она ещё не знала, что делать, а дома сидеть ей откровенно осточертело.
— Правда, мы лабиринты не делаем. И очень зря! Я хочу себе домой лабиринт, — она огляделась. — Как по-твоему, что означает данный рисунок. Кроме как «приятного аппетита, дракон», — Нина улыбнулась, стараясь игнорировать это «наверное». Вообще она была уверена, что драконы фейри не едят! Хотя бы потому, что фейри всегда могут убежать. Папа, например, обычно очень успешно убегал от любых проблем. И от дракона они убежали! Правда, не совсем в правильном состоянии.

Отредактировано Ann O'Shea (23-02-2017 17:06:49)

+2

17

- Целый город? - искренне и совсем уж по-детски изумился Бьорн, в мгновение забывая, что они в пещере и по чью душу вообще пришли, - Ничего себе! Целый город, - и уже тише продолжил, пытаясь как-то справиться с эмоциями восторга. Нет, Свенссон был совсем не маленьким мальчиком, видел в действии магию фейри, что скрывала их народ от глаз людей, делая такими же заурядными на первый взгляд существами. Но, в случае с самим Бьорном и его семьей все выходило как-то не столь глобально, они всего лишь колдовали на их территории, которая охватывала какое-то там не особо людное побережье Альта-фьорда и часть леса, где можно было спокойно гулять даже такому не очень умному до магических премудростей Пирожочку. В иных же случаях, чтоб не выделяться из толпы людей своими особенностями, Свен по настоянию Матушки, сведущей в этом всем, пользовался всякими талисманами и прочими заговоренными штуками, которые было достаточно повязать на запястье.
Но истории о вампирах и оборотнях, которых он никогда не видывал, как и драконов, и целом городе, где люди и другие существа живут рядом, казались чудной сказкой, в которую Бьорн, разумеется, верил. А еще, хотел бы сам поглядеть, пожалуй, впервые в этот момент задумываясь над путешествием не только по родной Скандинавии.
- Это, наверно, очень здорово - учиться с другими подростками, - впрочем, самого Свенссона его мирная и тихая жизнь, без общения с человеческими детьми, устраивала. Он всегда знал, что это правильно, что фейри до какого-то возраста держат взаперти. Потому что, это безопасно. Правда, почему именно безопасно и что может быть, если не держать, не знал, но раз мама говорила надо, значит, надо.
- Я учился дома, как и сестра, и брат, и… - он внимательно уставился на рисунки выведенные на стене пещеры, на которые указала девочка, - еще брат, - потом пальцами прикоснулся к рисунку, изображающему лабиринт и людей идущих куда-то, напрягая свои не очень умные мозги, хмурясь при этом так, что, казалось, слышно как скрипят эти самые мозги. И только спустя некоторое время тщетных дум, соображая, что им не хватает света. Магическая трава, растущая в пещере у входа и буквально расцветшая в присутствии феи Нины, подсвечивала, конечно, не давая споткнуться, но фонарик, который достал из сумки и направил на рисунки Бьорн, оказался лучшим источником света. Однако, даже так было совсем непонятно, что это все означает.
- Красиво, но не понятно, - честно признался фейри, направляя фонарем по стене пещеры, а потом вглубь. Ему было безмерно интересно, ведь эта прогулка с Ниной с целью помочь ей, была для Свена самым настоящим приключением, а сам себя он чувствовал почти рыцарем. И пусть вместо меча у него был всего лишь фонарь, но ведь и поход этот был не для того, чтоб бороться с чудищем. - А он вообще большой? - как-то вдруг поинтересовался Бьорн у юной нимфы и тут же пояснил, о ком ведет речь и почему, - Дракон. Просто, у меня тут, - он похлопал по сумке, - есть еще пирожки. С черникой. Можно было бы угостить его, - Дин Ши улыбнулся девочке самой своей непосредственной и полной незамутненной надежды улыбкой - кто может устоять перед пирожками с черникой? По мнению Свенссона, никто. Даже, наверняка, огнедышащий дракон.

+1

18

Нина выпрямилась, словно бы это она сама, в одиночку наложила на город такое сложное заклинание. Девочка испытывала гордость за свою семью, за боевую бабушку и немного безумного дедушку, за папу, тётю, дядей, двоюродных братьев и сестёр. Сейчас она, как никогда, любила их и была ими горда.
«Наверное, из-за опасности», — подумала Нина. В этот раз её приключение было действительно опасным и подобное предположение не казалось таким уж невероятным. Несмотря на то, что она почти не контактировала с драконом, всё же оставался риск, что он будет настроен не слишком дружелюбно. В конце концов, они влезли в его сокровищницу и украли, как минимум, один амулет.
[ava]http://s7.uploads.ru/t/PY9Tu.png[/ava]
— Мне очень нравится, — заявила она негромким и всё же очень звонким голосом. — Всегда есть с кем поговорить, всегда узнаёшь что-то новое, есть задания, которые нужно выполнять, и нормы поведения, которым необходимо следовать. Это как игра!
Говорить о доме, учебе, родителях было очень приятно, и так было гораздо легче не бояться предстоящей встречи с драконом. Впрочем, как такового страха Нина не испытывала, но чувствовала, что, возможно, поступает неправильно. Учитывая, что недавние последствия её неправильного поступка отразились на папе, она невольно задумывалась, а не стоит ли им остановиться прямо сейчас.
«Стоит!» — спохватилась фейри, осознав, что рассматривая стены пещеры, невидимые ей раньше из-за нехватки света, она чуть снова не поехала вниз кубарем.
— Стой! — вскрикнула Нина, и её голос загудел во мраке. Девочка схватила Бьорна за руку, удерживая на месте. — Тут нужно быть очень осторожным! — Нина потянулась к той фонарику, и направила его свет вниз, освещая покатый, покрытый мелкими камушками спуск. — Видишь! Я тут упала утром, — гордо заявила она, выпустила руку Бьорно и смело скатилась на ногах. Вот так было гораздо веселее! Нина даже рассмеялась тихо от удовольствия, но быстро посерьёзнела.

Дорога подходила к концу и вот-вот одна из темнейших теней окажется гигантским ящером. Девочка нахмурилась, обернулась, глядя на вход в пещеру, и ещё раз хорошо подумала, а не стоит ли сбежать отсюда прямо сейчас. Их окружали всё те же цветные камни и слегка святящаяся травка, льнущая к ногам молоденькой фейри.
— Дракон очень большой, — тихо и серьёзно произнесла Нина. — Думаю, парой пирожков, даже самых вкусных, тут не отделаешься, но, наверное, можно попытаться, — она закусила губу, размышляя, как лучше поступить и что лучше сказать, а потом снова притормозила Бьорна, удерживая за руку. — Слушай! Ты только сразу извинись за то, что мы его побеспокоили, и скажи, что мы ничего воровать не будем. Мы и тогда ничего воровать не собирались! Просто пришли посмотреть. Мы же не знали, что здесь живёт дракон! Никто об этом не знал… О! Спроси, знает ли он, что один из его амулетов превращает фейри в енотика, и как можно обратить последствия его действия. Спроси, сохранит ли папа сознание. И обязательно скажи, что мы нам очень жаль и мы можем что-нибудь дать ему вместо той побрякушки.
«Побрякушку» Нина благополучно забыла в своей комнате.

Отредактировано Ann O'Shea (01-03-2017 04:33:48)

+2

19

Очень интересно было слушать рассказ кого-то такого же, как ты, про другой мир и его жизнь там. Сам Бьорн не завидовал ни в коем случае маленькой Нине в том, что она училась среди людей и общалась с ними на равных. И не потому, что Свен, в принципе, завидовать не умел, а потому, что считал, все именно так, как должно быть. Точнее - так, как сказала мама. Однако, фейри все же ненадолго представил себя на месте девочки, общающимся с другими мальчишками, играющим в какой-нибудь футбол на коротко стриженом зеленом газоне или сидящим за партой в школе, загораживающим своими широкими плечами обзор кому-то позади. Возможно, если бы все было так, как прямо в это мгновение происходило в воображении Бьорна, то потом у него бы не возникало проблем с общением с людьми, когда он выбирался в города.
Из недолгой задумчивости Свенссона вырвал звонкий голосок Нины, эхом предостережения прогулявшийся по пещере. Парень замер на месте, повинуясь девочке и за светом фонаря глядя себе под ноги, где буквально в нескольких сантиметрах был спуск. Он кивнул, серьезно и с сожалением о том, что его новая подруга утром упала, покачал головой, после чего в несколько скользящих по мелким камушкам прыжков преодолел расстояние, оказываясь тоже внизу, оглядываясь и следуя за Ниной.
Дорога до места и часа Икс, по меркам Бьорна, была недолгой, но захватывающей в предвкушении чего-то особенного. И пусть дракон не есть пирожков и угостить такое существо ему больше нечем, да и вообще все это предприятие может быть ужасно опасным, Свен был вдохновлен по самые свои рога-завитушки, а уж когда девочка начала выдавать ему инструкции, что следует говорить, и вовсе обратился в слух.
- Ага, я понял. Да, мы не воры. Енотик, амулет, обратно... Обмен... - он кивал на каждое слово Нины, стараясь впитать всю необходимую информацию, непременно словом тоже подтверждая. Ведь, когда что-то проговариваешь вслух, ты запоминаешь "это" лучше, а сам Бьорн прекрасно знал свои слабые места, в числе которых была память. Поэтому, говорил и кивал, запоминал правда все так же сложно и только часть, но он старался.
- Повторим? - он почесал затылок, обращаясь к юной фейри, - Я извиняюсь за беспокойство почтенного дракона, объясняю, что мы не воры. И вы с папой тоже не воры. А потом спрашиваю про то, как можно сделать из человека енота с помощью какой-то побрякушки, и поменять... - Бьорн нахмурился, пытаясь понять, всё ли верно из того, что просила Нина, он сейчас повторил. Выходило вполне складно и даже похоже на речь девочки, но что-то было не так, - А что мы будем менять и зачем нам превращать кого-то в енотика, когда у тебя уже есть такой?

+1

20

— Да нет же! — Нина с досады даже ножкой топнула. — У дракона был амулет, который превращает фейри в енотика. Когда мы убегали, папа прихватил его с собой. Он, в итоге, остался в комнате. Дракон из-за этого может решить, что мы его своровали. Но мы ничего не воровали! Мы просто смотрели, а потом, испугавшись, убежали. Мы можем чуть позже вернуть амулет или принести что-то вместо него. Понимаешь, если дракон не сможет превратить папу обратно, амулет нам нужен! Мы его покажем тем, кто смыслит в магии, чтобы его расколдовали.
Она не злилась на Бьорна, но ей было странно и необычно объяснять кому-то, что он должен говорить, вместо того, чтобы высказать всё самостоятельно. Нина очень хорошо умела выражать свои мысли, помнила все детали и, как минимум, знала больше Бьорна, который хмурился так, словно бы решал сложное алгебраическое уравнение и явно с трудом понимал, что от него требовалось.

Нина задумчиво погладила его по руке, успокаивая, как не очень умное, но доброе и преданное животное.
— Давай поступим иначе, — предложила Нина, просияв от найденного решения. — Давай я буду говорить, а ты переводить на драконий. Хорошо? Тогда тебе не нужно будет много запоминать! — как только решение было найдено, девочка тут же бодро направилась дальше, поводя рукой по стене и вынуждая травку разрастаться и следовать за собой.
— Хм... — Нина задумчиво глянула на фонарик в руке Бьорна. — А, может, выключить его? Здесь будет достаточно света, а дракон, наверное, большую часть времени сидит в темноте пещеры и вряд ли будет рад, если мы засветим ему в глаза. Как считаешь? — Вообще, она полагала, что Бьорн в этом вопросе должен разбираться чуть лучше. Он же ночью в лесу ночует и с животными много общается, значит, должен лучше понимать их повадки и привычки. Так что, если он скажет, что со светом лучше, Нина возражать не станет. Ей со светом было, пожалуй, уютней. Сегодня утром она шла по пещере, то разглядывая цветные стены, то хрустально чистое озеро, и совсем-совсем не боялась, а теперь за каждым камнем ей мерещились большие жёлтые глаза.
[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
— Кажется, уже близко, — прошептала Нина, почувствовал близость воды. — Там дальше красивое подземное озеро, а сбоку ответвление, закрытое валуном. За ним пещера с сокровищами. Дракона я видела там. И амулет мы подобрали там же, поэтому лучше ничего не трогать. Вдруг там ещё что-то волшебное лежит…

+2


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [1990.07.03] Энн О'Ши, Бьорн Свенссон, Айнофериус