Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 03.08
Кафе Vanilla sky - Курури 24.07
Полиц. участок - Сой Фон 11.07
«Русские Суши» - Микадо 26.07
Ул. Саншайн - Маиру 23.07

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 26.07
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 03.08
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 03.08
Оберон, Каал, Ниэ - Оберон 26.07
Титания, Анейрин - Анейрин 01.08
Гин, Хильд - Гин 25.07
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.07
Изая, Микадо - Микадо 28.07
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Энн, Раа - Энн 30.07
Такеда, Адам - Такеда 28.07
Дэйв, Златан - Дэйв 28.07
Рагна, Нина - Рагна 28.07
Рагна, Раа - Раа 21.07
Каал, Энн - Энн 03.08

Альтернатива:
Артур, Изая - Изая 25.07
Изая, Хоши - Хоши 24.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [1990.07.03] Вард О'Ши, Энн О'Ши


[1990.07.03] Вард О'Ши, Энн О'Ши

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

название эпизода: Норвежские сказки
место: Норвегия, деревенька Эльвенес и лес вокруг нее
очередность:Вард О'Ши, Энн О'Ши
краткое описание ситуации: Отпуск — это хорошо. Отпуск на лоне природы – хорошо вдвойне. Приключения во время отпуска на лоне природы — просто замечательно. Но что делать, если любопытство ведет вперед к кладу и неприятностям? Сказ о шиле в заднем кармане у юной леди, волшебных артефактах и енотике.

Теги: Vard O'Shea, Ann O'Shea

+2

2


Время: день и ночь 2 июля, утро 3 июля 1990 года, рассвет.
Погода: солнечно, слегка прохладно перед рассветом.
Внешний вид: старенький свитер зеленого цвета, джинсы, кроссовки. Носков нет.
Состояние: взбудоражен, но в целом доволен. Испытывает любопытство
Инвентарь: спички в кармане, ключи от номера. Кольцо с гарцующим единорогом на среднем пальце левой руки.

Вард часто задавал себе вопросы в стиле «как так получилось вообще?» и «как я дошел до жизни такой?», но в этот раз он знал четко. Просто как-то раз он поддался уговорам дочери. Или не раз?
Долгожданный отпуск начался так, что стоило бы уже заподозрить мироздание в готовящейся подлянке. Никаких проблем с самолетом, никакого потерянного багажа, никаких неурядиц на границе, хотя именно за документы он и переживал больше всего. Да, их делал мастер, но вот все эти проверки-перепроверки напрягали. Раньше оно как-то проще было. Впрочем, счастливое личико Вишенки все с лихвой искупало, растапливая и без того чувствительное сердце отца словно духовка стаканчик мороженного. И действительно, вырваться из родного, но опостылевшего города не просто в горы, что за прошедшие лет шестьдесят излазила вдоль и поперек, а в другую страну. Это ли не счастье? Для Варда, не покидавшего Дарем практически с самого рождения дочери, так оно и было. И ведь не так много для счастья надо: достаточно только родную душу иметь под боком, да маршрут нехоженный.
Дорога звала, манила и подстрекала совершить что-нибудь безумное. И он не смог ей противиться.
Попросив малышку найти чего-нибудь перекусить, Вард пошел заниматься тем делом, что удавалось ему, пожалуй, лучше всего в жизни, если не считать готовку. Вард пошел договариваться с людьми. Вообще, конечно, проще было купить билеты до того же Ставангера и не заморачиваться, но это было бы слишком просто. И не интересно. А вот прокатиться от одного населенного пункта до другого автостопом… В общем, тут даже вопроса не было. Как не было особых вопросов и у милой пожилой пары, что с радостью согласилась подбросить английского туриста и его чудесную дочурку до деревеньки, в которой жили и что была «совершенно чудесна» в это время года. И до Согнефьорда совсем не далече, всего один дневной переход.  Помятуя о любви дочери к пешим прогулкам по горам и общей малолюдности местных просторов, Ворд согласился, долго раздумывать не став.  Дождавшись малышку и загрузив свои немногочисленные вещи в пикап местных аборигенов, О'Ши  отправились дальше по дороге приключений.
Дороге, что завела их в деревеньку Эльвенес.
Вард долго катал слово на языке, пытаясь понять, что же его так напрягает, но отвлекся на пейзажи за окном и забыл странное ощущение позабытого. Он ведь никогда и не был в Норвегии, откуда ему знать о какой-то Богом забытой деревушке? Наверняка, слышал от знакомых или родственников, многие из которых путешествовали куда больше, чем в свое время позволил себе прошляться по миру сам Вард.
-А вон возле той рощи есть старый лабиринт. Говорят, его построили еще до нашей эры. Но мы туда не ходим. Вдруг духи уволокут?- Мари, что вот уже часа два практически без перерыва болтала, делясь с попутчиками последними сплетнями за прошедшие лет пятьдесят, вдруг затихла, провожая взглядом удаляющийся лесок, что крякающий пикапчик стариков уже оставил позади,- Когда мы были маленькими, дед мой рассказывал, что волшебный народец спрятал там клад. И заколдовал его. Правда или нет, но те ребята, что ходили его искать, вернулись не все. А кто вернулся, тот нес какую-то нелепицу.
-Прямо как ты, дорогая моя женушка,- ворчливо отозвался молчавший доселе Георг,- Сказки все это. И нет никакого народца. Ни маленького, ни большого, ни волшебного. А ребята, что пропали… места глухие. В такие ночью пойдешь, как пить дать, свалишься в овраг, да ногу сломаешь. И ищи потом! Так что и вы не ходите, люди добрые. Неча за сказками бабкиными на смерть идти. Лучше я вас к Пегги завезу. У нее, знаете ли, самый лучше лосось в клюкве, что только есть в нашей коммуне. И переночевать там можно. Тут недалече.
Оказалось и вправду не так уж далеко. Уже выгрузив свои нехитрые пожитки и махая вслед уезжающим попутчикам, Вард склонился к ушку дочери.
-Давай ты не будешь лезть в лабиринты вот прям сейчас сломя голову? Мы же знаем, что «волшебный народец» действительно мог не только оставить клад, но и заколдовать его, оставив массу неприятных сюрпризов чужакам,- О'Ши  улыбнулся, заправляя непослушную белокурую прядь дочурке ей же за ушко,- Поедим лосося в клюкве, выспимся, а завтра с утра сходим и посмотрим что там за лабиринты. Согласна?

Отредактировано Vard O'Shea (25-11-2016 14:38:45)

+2

3


Время: день и ночь 2 июля, утро 3 июля 1990 года, рассвет.
Погода: солнечно, слегка прохладно перед рассветом.
Внешний вид: джинсы, белый топ, красная рубашка в клеточку на пару размеров больше, чем нужно, светлые изрядно запылённые кроссовки. Волосы собраны в хвост.
Состояние: радостное возбуждение, любопытство
Инвентарь: рюкзак со всяким разным.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Нина беспрерывно улыбалась всю неделю. Улыбалась, когда подтвердилось, что папа отправится в отпуск вместе с ней, когда своими глазами увидела билеты и новенький паспорт, когда собирала вещи. Нина улыбалась в аэропорту, в самолёте, в долгих переездах и переходах. Улыбалась стюардессам, администраторам, попутчикам — абсолютно посторонним людям и, разумеется, папочке. Нина была счастлива.
Она прочитала все путеводители по Норвегии, которые смогла найти, но теперь факты путались в её голове, и девушка не пыталась выудить из неё что-то конкретное. Ей даже не удалось мысленно определиться, куда бы она хотела съездить и что увидеть. Казалось, того факта, что они просто выехали из Дарема, было достаточно.
За всю свою относительно длинную жизнь ей не так часто предоставлялся случай покинуть родные края. Конечно, Нина любила и свой дом, и своих родственников, и своих друзей, приятелей, просто знакомых, которых, при желании, она могла видеть хоть каждый день, но она всегда мечтала побывать в других местах, посмотреть на других людей, увидеть неведомые ей леса и города. Нина всегда мечтала путешествовать и теперь, когда её мечта сбывалась, собиралась вытащить из этой поездки всё!
На коленях у Нины покоился устаревший и потяжелевший в сравнении с современной техникой, но любимый девушкой фотоаппарат. Им она регулярно запечатлевала воспоминания в картинки, которые потом можно будет распечатать и вставить в альбом. В небольшом рюкзачке лежал блокнот, где Нина оставляла аккуратные записи, указывая не только год, месяц и число, но и время. Девушка не думала о том, что вскоре ей надоест это занятие, блокнот будет забыт, и если она когда-нибудь к нему и вернётся, то не будет помнить точных дат, и опишет только общую картину. Пока её интересовало абсолютно всё.
От охватившего перевозбуждения Нина мало говорила. Она была слишком занята собственными ощущениями и лишь изредка протягивала руку, чтобы дёрнуть Варда то за полу одежды, то за рукав, желая что-то показать или просто благодарно улыбнуться. Лицо Нины почти всегда было обращено в окно, она озирала округу или людей, но слушала внимательно. И, конечно же, мимо её маленьких аккуратных ушек не прошли слова о лабиринте и волшебном народце. Нина бросила короткий изучающий взгляд на пожилую женщину, рассказывающую свои интересные истории, и вновь выглянула в окно. Глаза её горели, и всю оставшуюся дорогу она запоминала маршрут, по которому можно вернуться к леску с лабиринтом, где волшебный народец спрятал какой-то клад. Это же они волшебный народец! Если кто и мог найти этот клад, то только они!
Нина поблагодарила пару, которая согласилась их подвести, и радостно махала им, пока их машина не скрылась за поворотом, но перед её глазами уже рисовался обратная дорога. Она, разумеется, не думала ни об ужине, ни о ночлеге, и вздрогнула от неожиданности, услышав голос отца. На какое-то не слишком длительное время Нина, погрузившись в свои мечты и планы, совсем о нём забыла и виновато улыбнулась на его предложение.
— Я думаю, это хороший план, — согласилась девушка. Она была голодна и с удовольствием съела бы лосося. И, прождав столько времени, ей ничего не стоило поспать эту ночь, чтобы уже на утро пойти искать приключения в безопасной компании отца. Нина была уверенна, что такая компания обеспечит ей защиту, но, если уж откровенно, не задумывалась о том, насколько рискованным может быть приключение.
Девушка с удовольствием съела рыбу, горячо поблагодарив хозяйку — милую не слишком молодую, но приятную женщину по имени Пегги. Казалось, к вечеру её, наконец, прорвало, и Нина, не умолкая ни на секунду, рассказывала обо всех своих впечатлениях громким шёпотом. Она старалась говорить тише, потому что ей не хотелось, чтобы почти незнакомые люди удивились каким-нибудь самым обыкновенным вещам, которым Нина придавала слишком большое значением.
Им выделили комнату, куда девушка завезла свой небольшой чемоданчик. Для поездки она смогла ограничить свою потребность в гардеробе и взяла только необходимое, хотя, в итоге, самые важные для неё вещи вполне помещались в рюкзачок.
Перед сном Нина умылась и переоделась в пижаму. Она честно собиралась заснуть и проспать до утра, но сон не шёл. Какое-то время Нина ворочалась с одного бока на другой, перебирая воспоминания дня и планируя завтрашний. Потом, прислушавшись к мерному дыханию отца, решила встать и выпить водички. Выполнив это нехитрое решение, девушка выглянула в окно и засмотрелась на большую луну. Ей пришла в голову мысль, что не будет ничего страшного, если она немного прогуляться вокруг домика, где они остановились.
Нина беззвучно проникла в комнату, переоделась и захватила рюкзачок, в котором хранились блокнот, фотоаппарат и всякая мелочь, типа печенья. В её планы правда-правда не входило уйти прямо к лесу! Она думала присесть на веранде и сделать несколько записей, но всё как-то само складывалось так, что где-то к рассвету девушка, с каждым шагом набирая темп, двигалась к лесу.
Сперва она думала, что в лесу нечего делать ночью. Она не боялась наткнуться на враждебное животное или сломать ногу, споткнувшись о древесный корень, но ночью можно упустить начало лабиринта, потому сперва Нина не спешила. Ускорила темп она только тогда, когда ночь перестала быть тёмной, небо сперва посерело, а потом посинело, и на западе забрезжил свет.
В тот момент, Нина не думала, что будет, когда папа проснётся. У неё просто не возникло сомнений, что он обязательно сообразит, что она ушла в лесок, и отправится за ней. Девушка не думала убегать, а потому не понимала, что сбежала. В утренних сумерках пробираясь по росистой траве Нина шла, каким-то чутьём точно зная дорогу.
Время от времени она останавливалась, чтобы сфотографировать тот или иной вид. Нина никуда больше не торопилась. Она вот-вот должна была найти ответ на загадку, которую задала ей пожилая женщина, которая подбросила их, и теперь снова наслаждалась процессом. В тот момент, когда девушка вышла на полянку и застыла рядом с заросшими развалинами, позади послышался шум, словно бы через лес продирался какой-то большой и очень торопящийся куда-то зверь. Нина обернулась.
— Доброе утро, папочка, — произнесла она с радостной улыбкой. — Смотри, что я нашла!

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 09:20:26)

+2

4

Есть некоторые вещи и явления, что не поддаются трезвой и адекватной оценке. Есть существа, на которых нельзя смотреть иначе, чем с улыбкой, ведь существа эти – самое дорогое, что есть у тебя в жизни. Для Варда таким неоценимым существом была дочь. Ее улыбка и горящие глаза с лихвой окупали все невзгоды, что, казалось, вообще были в его жизни, а уж вид неподдельного восторженного счастья и вовсе заставлял сердце теплеть до состояния нагретого на солнце кошачьего бока. И О'Ши сидел, подперев кулаком щеку, и слушал рассказ своей чудесной малышки, словно и не был рядом с ней всю дорогу.  Ну да Нина всегда рассказывала интересно.
Хорошо еще, что она без лишних вопросов согласилась дождаться утра. Наученный опытом собственных юных лет и детства дочери, Вард прекрасно знал, что запрещать детям что-либо - занятие бесполезное и неблагодарное. Ну а коль не можешь помешать – возглавь. С утра он планировал взять чего-нибудь легкого перекусить, термос, пледик, разбудить малышку и отправиться на изучение лабиринтов с сокровищами. Оставлять такие вот «нычки» на всеобщее обозрение было принято у фейри за несколько веков до рождения самого Варда, но он еще застал те времена, когда, отправившись в какую-нибудь глухую деревушку через лес, можно нарваться на старинные сооружения, в которых каждый камень дышит силой и историей. Было дело, пару раз они с Вестером натыкались на подобные приветы старины, но еще ни разу не нашли там чего стоящего. Кроме, пожалуй, старинного железного кольца с руной на сапфире. Носить подобное украшение «Дивному народу» было бы не с руки, вот и подарил он его тому, кому побрякушка пошла больше. Где уж то кольцо сейчас? Вард и гадать не хотел. Он хотел спать. Очень сильно. И заснул, едва голова коснулась подушки.
И все-таки, ему надо было быть умнее. И не вестись на показательное согласие Вишенки. Подождет она утра, как же. Что толкнуло его, вырывая из сна, словно за руку выдергивая неумелого пловца из мутной воды? Предчувствие? Отцовский инстинкт? Быстрый взгляд на кровать подтвердил догадку немедленно: дочь сбежала.
Эх, говорила Варду когда-то матушка, что дети похожи на родителей зачастую куда больше, чем родителям того хочется. Юный фейри смеялся, отвечая, что был бы совсем не против и не стал бы паниковать без повода, как это делала нежно любимая мать. Он тогда еще не знал, что это будет до кровавых феечек страшно – не обнаружить ребенка там, где он должен быть. В уютной кроватке с забавной резной спинкой. Не обнаружить его и внизу. И даже на веранде. Только слабый-слабый аромат малышки еще поддразнивал, не то не успев выветриться, не то растревоженный ветром, что создавала высокая скорость перемещения Варда туда-обратно по лестнице. И как он не снес ничего в темноте?
Конечно, ни рюкзака, ни фотоаппарата на месте не оказалось. «Кто бы сомневался!– мысленно шипел фейри, натягивая джинсы поверх семейников с веселыми подмигивающими енотиками и напрочь игнорируя такой элемент гардероба как носки,- Конечно. Кто будет ждать утра, если есть шанс свернуть шею прямо сейчас? А если там магические ловушки?! Ууу, найду-выпорю! И слушать не стану!»
Хорошо, что он примерно помнил направление. И хорошо, что видел слегка примятую от легких шагов траву. Люди, быть может, и не заметили, а вот фейри – легко. Это ведь родная стихия. «Ну, или относительно родная»,- мельком подумал Вард, запинаясь об какой-то корень, что коварно вылез под ноги, и едва не расшибая себе нос об ствол шагнувшего навстречу дерева. Увы и ах, кажется леса были не особо довольны его обществом, словно злились на то, что так мало он в последнее время уделял времени на общение с Природой. А может и правда злились? Отхватывал-то О'Ши прям звездно, спотыкался в темноте обо все подряд, чудом только не переломав конечности по дороге.
А уже светало…
На полянку он вывалился как-то внезапно. Вроде шел, почти бежал, будем честны, по бурелому, продирался, оставляя на колючей ветке нитки старенького свитера, как вдруг перед его глазами мелькнул хрустальный в предрассветном мареве образ дочери.
-Нина!- гневно воскликнул мужчина, поправляя съехавшую  горловину и подходя к девушке. Как бы много он хотел ей высказать! И за побег, и за то, что отправилась в заведомо опасное место одна, и за то, что опять забыла хотя бы про записку. Но, напоровшись на радостную улыбку во весь очаровательный улыбальник, заткнулся. Ну как можно всерьез злиться на это чудо? Он и без всяких оправданий понял, что она не специально сбежала. Тяжелый вздох, - Нашла вход?
И правда, совсем недалеко, меньше чем в десятке шагов от кроссовок дочери начинались развалины, когда-то бывшие, должно быть, стенами из гладких округлых камней, кладка которых, судя по обломкам, достигала метров двух в высоту в лучшие свои годы, а ныне была обрушена более, чем на две трети.
-Хорошо бы на дерево слазить, посмотреть с высоты что там в центре лабиринта,- задумчиво произнес мужчина, поняв, что высоты его роста категорически не хватает. Прищурился, хитрым взглядом окидывая дочь, - Заберешься вон на ту сосну, Бельчонок? А я пока кругом обойду…
-Не помню, рассказывал или нет, как мы с Вестером лет триста тому назад, наткнулись на подобное строение. Естественно – сунулись, любопытно же! А там вместо клада «волшебного народца» предприимчивые молодые чернокнижники травы курительные выращивали. Конечно, запрещенные,- Вард улыбнулся, вспоминая свою лихую юность и тот веселый вечер с «молодыми чернокнижниками», плавно перетекший в трехдневный загул,- И клумбу свою заветную они очень уж качественно защитили. Хорошо еще боевых барьеров ставить не то не умели, не то побоялись, а иллюзии нас с Терри, конечно, не остановили. Хотя дракон был как настоящий. Я так ни до, ни после больше не бегал. Уж не знаю, как они это провернули, не шибко я разбираюсь в их ритуалах и заклинаниях, но пока Терри на бегу одного из чародеев не сбил, круг разорвав, так та тварь чешуйчатая за нами и гонялась. Ну что, есть там что интересное?

+2

5

Нина широко распахнула глаза на сердитый оклик папочки. Надо признать, что на дочь Вард сердился довольно редко и по каким-то особенным и важным причинам. Иными словами, как правило, Нина прекрасно знала, что виновата, и была готова к тому, что её отчитают. Однако, сейчас причины, по которым папа мог расстроиться и рассердиться, в голову не шли. Нина слишком увлеклась идеей поиска клада и не видела ничего плохого в ночной прогулке. В конце концов, дома ночью девушка гуляла довольно часто, хотя папа, конечно, знал далеко не обо всех таких прогулках.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
Нина с мгновение серьёзно призадумалась, а не натворила ли чего-то, но прежде чем в её светлой головке возникло озарение, настроение папы изменилось. Это всегда было заметно и девушку радовало, когда выражение беспокойства уходило с лица Варда и он начинал улыбаться. Папе, по мнению Нины, по-настоящему шла улыбка. С улыбкой он казался особенно тёплым и мягким.
Девушка подошла к отцу ближе, обняла его и, уткнувшись лицом в его свитер и вдыхая его запах, покачала головой. Она никогда не боялась гулять одна по лесу, но с папой ей всегда было спокойней.
— Нет, я не искала, — произнесла Нина глухим голосом. — На самом деле, я только пришла, — девушка подумала, не стоит ли ей на всякий случай извиниться? Всё-таки папа действительно выглядел взволнованно и, наверное, это она заставила его поволноваться. Тем не менее, говорить на эту тему Нина не стала. Может быть, какие-то причины для извинения у неё и были, но ей совсем не хотелось, чтобы папа вспомнил, из-за чего выглядел бледным сердитым приведением.
По этой же причине она не стала расспрашивать, как ему спалось, и не устал ли он после дороги. Наверняка устал! Нина понимала это, и именно поэтому она не хотела поднимать его слишком рано.
— Легко! — Нина радостно улыбнулась на предложение взобраться на дерево. Она немного боялась, что папа скажет, что им нужно уходить, или будет делать всё сам, оставляя ей скучать в сторонке. Скучать Нина не любила, а лазить по деревьям ещё как могла! Девушка скинула рюкзак и, выбрав самое удачное на свой взгляд дерево, легко вспрыгнула, ухватилась за ветку и подтянулась.
Она лазала по деревьям с самого юного возраста и никогда не боялась упасть. Деревья словно бы подсказывали ей, на какую ветку стоит вступать, а на какую — не стоит. Нина сама точно не смогла бы сказать, почему выбирает то или иное дерево, почему на одну ветку упирается полностью, а на другую едва-едва ступает. На деле, её не слишком беспокоили размышления на подобную тему. Для неё это было естественным.
Слушая рассказ папы и легко представляя, как они с дядюшкой убегают от дракона, Нина забралась где-то на середину дерева. Ей хотелось получше расспросить про историю с чернокнижниками, но история, насколько бы интересной она не была, всегда увлекала менее, чем реальность, в которой что-то происходило прямо сейчас.
— А здесь тоже может быть дракон? — спросила Нина, всматриваясь в даль. — Я пока вижу только цветы и камни. Причем в центре лабиринта они нагромождены сильнее, словно бы ооо... — она вытянулась на шатающейся ветке вперёд, а потом поднялась выше, чтобы лучше рассмотреть увиденное. — Там пещера! — радостно объявила Нина, стремительно спускаясь вниз. — Папочка, там какая-то пещера. Я уверена! Как думаешь, клад там? — девушка спрыгнула на землю, схватила рюкзачок и направилась в лабиринт.
— Если это и был когда-то лабиринт, — рассуждала она, — то очень давно. Теперь большую часть преград можно спокойно перелезть или перешагнуть. В некоторых явные дыры. Но давай прогуляемся так? — Нина посмотрела на отца радостными ясными глазами. — Как если бы у нас не было выбора. Попробуем не заблудиться! У меня, между прочим, фора: я видела его целиком.

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 09:20:36)

+2

6

Контрольным выстрелом по возмущению и желанию выпороть несносную девчонку было искреннее и теплое объятье, с которым эта самая девчонка накинулась на него. Нет, ну все, Вард официально растаял и все простил. Массово. Вот только легкого беспокойства это не убирало.
Конечно, лазить по деревьям – дар врожденный для каждого фейри. Да что там говорить, даже сам Вард, не самое «лесное» существо, мог похвастаться умением ловко карабкаться по веткам, а порою и вертикально по стволам, спасибо когтям, но каждый раз, когда такие фокусы проделывала дочь – он замирал. Нет, не потому что не верил в ее таланты или связь с растениями, а просто потому, что замиралось. И дышалось через раз. Особенно когда она вытягивалась вперед, незнамо как не боясь опираться на слабенькую, кажется, даже потрескивающую под небольшим весом, ветку. И вот как-то сразу забываются все вопросы и ответы на них, а взгляд отвести от тоненькой фигурки дочери просто невозможно.
И все-таки, его маленькая девочка, была прирожденным древолазцем. О’Ши мог поклясться, что замечал, как сосна услужливо подставляла ей под ножки ветки и очень аккуратно, мелодично шелестя иголочками, спустила малышку на землю, давая чет распереживавшемуся отцу спокойно выдохнуть. Нет, все-таки дубам он как-то больше доверял.
-На самом деле, раньше лабиринты строились не для того, чтоб запутать гостя, а для того, чтоб проверить его. А посему будет верхом неучтивости перелазить через стены, пусть от них и остались линь нагромождения камней, - Вард улыбнулся, галантно подавая руку Вишенке, словно приглашая ее в танец или для торжественного прохода по ковру золотых мхов, что устилает бальные залы Титании. Он когда-то был на Весеннем Баллу, но это было лет двести пятьдесят назад, в те времена, когда они проводились каждые пять лет. Сейчас же известия о Больших празднествах приходили редко, да и отправлялись туда, в основном, старшие рода. Например, дедушка Диавэль и бабуля Маэрти лет двадцать тому. Сам Вард все еще чтил траур и собирался чтить его еще лет сто-сто пятьдесят, а малышке… малышке просто было нельзя. Но разве кто может запретить устроить маленькое представление здесь и сейчас? А заодно и крохотный урок истории,- Лабиринты приходилось проходить всем, не только тем смертным, что нечаянно набредали на Холмы, но и сидам других родов, доказывая, что не задумали дурного против хозяев. Сейчас это практически изжило себя, как и само проживание в Холмах, но раньше между нашим народом была вражда. Да ты и сама знаешь, Летний и Зимний Дворы не особо жаловали друг друга. Сейчас все изменилось. Дедушка наверняка рассказывал тебе легенду о Кельмиире и Васмаэре, принадлежащих разным Дворам, но полюбивших друг друга. Так вот их пример привел к смешению кровей и сейчас нет ни одной «чистой» Семьи. Что, впрочем, порой создает определенные трудности.
О’Ши улыбнулся мягко, любуясь светлым золотом волос дочери. Он даже не сомневался, что та капля заморочной «зимней» крови, что порядком отравляла ему жизнь, ей не передалась. Это было бы совсем лишним.
А тем временем солнце уже бодренько выкатывалось на небосвод, озаряя полянку с Лабиринтом и будя цветы, что не то от его мягких лучей, не то под влиянием Нины, распускались и едва слышно переговаривались, издавая едва уловимый звон, неразличимый для уха смертного. Колокольчики и дикие ромашки, немного вереска, медовая трава и мох. Хорошее место, радостное. И хорошо, что нет незабудок, значит хозяева ушли из этих мест по своей воле, а не из-за кровопролития.
-Итак, Свет моих очей, куда нам сворачивать? – Варди склонил голову к плечу, оглядывая рисунок на камнях, выцарапанный ветрами. Или когтями, но с любовью и нежностью,- Кстати о драконах. Насколько мне известно, последняя пара Англии сейчас живет в Озерном крае. Хотя, ходят слухи, что остались еще в Японии и России. А Диавэль рассказывал, что как-то раз видел Черного Дракона во время путешествия по Чиуауа. Но это все охраняемые территории, никто бы не стал позволять дракону селиться здесь, так близко к людям. Да и сами они не дураки – в средние века такое близкое соседство закончилось для них плачевно.
«Что, впрочем, не помешало бы селиться здесь кому-нибудь другому. Менее огнедышащему и больше приспособленному к длительному голоданию,- О’Ши чуть нахмурился, стирая пыль с камня и всматриваясь в рисунки, выцарапанные на его прохладной поверхности. На рисунке был изображен… Енот. Не совсем то, что он ожидал увидеть, если честно,- Ну хоть не Мантикора или что-то вроде». Дин Ши кхекнул, привлекая внимание дочурки.
-Смотри. На таких камнях обычно указывали то, что прятали. Ну, тонко намекали, как у нас это принято. Обычно рисовали Грифонов, если это сокровища материального толка, или Единорогов, если это знания. А тут…кхм…видимо закладывали это место ребятки с юмором. Я такого ни разу не видел.

Отредактировано Vard O'Shea (05-12-2016 08:26:34)

+1

7

Нина сделала короткий книксен, взяла папу под руку и, гордо выпрямившись, позволила ему провести себя к входу в лабиринт. Ей нравилась подобная торжественность! Она вообще любила, когда всё красиво, и с лёгкостью могла представить, что они гуляют не по наполовину разрушенному лабиринту, поросшему лишайником и дикими травами, а по аккуратно вытоптанной тропинке, ведущей прямиком в высокий замок!
Почти не отвлекаясь от своих фантазий, Нина слушала папу едва ли не с открытым ртом. Только время от времени она посматривала под ноги, чтобы убедиться, что не наступает на цветок или корень, перегораживающий дорогу, или не пытается запнуться о камень.
— Вот как? — бровки Нины взметнулись вверх. Ничего подобного она о лабиринтах не знала, но, на короткий миг задумавшись, решила, что всё правильно — именно так оно и должно быть, так и никак иначе. — Как здорово! Может, нам тоже сделать лабиринт около поместья? Мы могли бы засадить живую изгородь в виде лабиринта. Например, из барбариса. Он приятно пахнет, и его можно было бы использовать в домашних заготовках, — Нина явно замечталась. Она уже мысленно рисовала картину этого лабиринта, ведущего к главному входу в поместье. Можно было бы начать с небольшого участка, а в будущем рассадить изгородь вокруг дома, перемежая кусты барбариса с розами и терном. [ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Историю любви между представителями Летнего и Зимнего дворов Нина прекрасно знала, хотя и воспринимала скорее как сказку, аналогичную человеческой истории о Ромео и Джульетте. Правда, эта история кончилась хорошо: никаких глупых смертей и фактическое объединение двух глупо разделённых народа. Не знать её, пожалуй, было бы просто непростительно для юной и романтичной фейри. Более того для  фейри, у которой в семейных закромах была похожая история про злого рыцаря и прекрасную фрейлину Её Величества.
— По-моему, замечательно, что всё изменилось, и история замечательна, — заявила Нина. Истории, в которых кто-то злой или считающийся злым вдруг влюбляется в кого-то светлого и доброго казались ей особенно романтичными.  — Ты можешь рассказать её снова, — девушка хитро сощурила зелёные глаза. Врать или хотя бы хитрить, будто этой истории она не слышала или забыла её, было бесполезно. Подобное могло бы прокатить на первый или хотя бы десятый раз, а данную сказку Нина слышала не меньше сотни. — Впрочем, можешь не рассказывать, — милостиво разрешила девушка. Хотя папочка умел подобные истории рассказывать особенно красиво, на данный момент впечатлений хватало, и она бы с большим удовольствием узнала что-то новое.

Нина вела по лабиринту, иногда ненадолго останавливаясь у развилки и даже заводя в тупики, а потом весело выталкивая из него папу, но, в целом, двигаясь бодро и уверенно. Потому прогулка, по итогу, много времени не заняла.
— Вот бы нам встретить настоящего дракона, — вздохнула девушка, легко представляя огромное чешуйчатое чудовище. Правда, в её фантазиях чудовище было вовсе не злым. Зачем иметь дело со злым чудовищем? Да и папа верно говорит, что злое чудовище рядом с людьми жить бы не смогло, только доброе или хотя бы мудрое. Строго говоря, драконов даже чудовищами назвать было нельзя, но Нина называла, потому что делала это не со зла.

Разглядывая рисунок, на который указывал папа, Нина нахмурилась, но скорее от удивления, чем от досады — в первый момент ей показалась, что она перегуляла и ей видится милая картинка. Наконец, стало понятно, что картинка действительно милая и Нина радостно захлопала в ладоши.
— Енотик! Папочка, а это означает, что там енотик? Что это место охраняет енотик, да? — она со счастливой улыбкой подёргала папу за руку. Идея о том, что какое-то сокровище может охранять енотик, привела её в настоящий восторг и девочка тут же поспешила к входу в пещеру. Пещера встретила их всяким отсутствием света за первым же поворотом.
— А ты случайно не брал фонарик, — спросила Нина. Сама она фонариком не пользовалась. В лесу ей хватало света даже самой тёмной ночью. По крайней мере, она не боялась упасть или наступить во что-то не подходящее. Но в пещере искусственный свет был бы актуален. — Может, доброжелательные хозяева оставили тут что-то вроде фонарей или, я не знаю, факелов, — Нина оглядела ближайшие выступы и скользнула внутрь пещеры. Буквально скользнула! В десяти шагах от входа начался резкий покатый впуск, забитый мелкими камешками, на которых она поехала вниз.
— Ух! — Нина поскользнулась, упала, взвизгнула, но скорее от удивления, чем от страха или боли, и скатилась ещё ниже уже на пятой точке. — Со мной всё в порядке! — сразу крикнула она, пытаясь подняться так, чтобы не получить какие-то дополнительные царапины и ссадины. «Ну, почти», — пробормотала она себе под нос. — Тут кстати вполне светло. Свет проникает через щели в потолке…  А как называется потолок в пещере? У него же, наверняка, есть какое-то особенное название.

Отредактировано Ann O'Shea (18-01-2017 09:20:46)

+2

8

Вард покосился на хитрое личико дочери и покачал головой. Нет, эту историю, замученную вдоль и поперек постоянными повторами, он не любил. На самом деле, ему вообще она не нравилась. Это объединение народа, мнимый мир во всем мире… О’Ши знал, что за этим кроется. И в свете этих знаний идея дочери построить лабиринт звучала все интересней. Может и правда заморочиться? Вот только не одним лишь барбарисом, а дополнительно еще и диабазовыми валунами, как те, что сейчас ограждали территорию поместья по контуру. А может это говорила его паранойя. Тем не менее, он лишь послушно шел за дочерью, попутно оглядываясь по сторонам – в случае чего, переговоры с местными стражами, если таковые появятся, вести лучше ему самому.
-Можно попросить Диавэля. Он-то наверняка помнит, как их делать. Нас с братьями этому учили лишь в теории,-Вард улыбнулся, качая головой, проводя кончиками пальцев по странному узору. Очень странному,-Думаю, это означает, что здесь спрятано нечто очень необычное.
Дин Ши тихо рассмеялся, смотря на счастливую и полную энтузиазма дочь, что забыв о всяческом благоразумии, горной козочкой ломанулась к пещере, заставив беспокойное отцовское сердце ударить остро да заставить весь остальной организм подскочить одним пружинящим движением, да направиться следом как можно быстрее. В темноте, окружившей их, дивный двигался на звук, а потому скоро поймал плечи малышки, успокаивающе погладил.
-Я спешил. Кажется, были спички в кармане, но ты можешь попробовать вырастить светящийся мох. Помнишь, «травку фей», что растет у нас в погребе? – видят предки, он отпустил теплые плечики малышки на долю секунды, но неугомонной деве и того хватило, чтоб сделать несколько шагов, а потом с задорным визгом улететь куда-то вниз. В общем, когда он зажег спичку, то в ее хилом огоньке увидел лишь покатый спуск. И практически никаких следов дочери, кроме дорожки от скольжения. Закатив глаза в типично отцовском стиле-подсмотренным у собственного отца еще во времена собственного детства- Вард затушил спичку пальцами и покатился следом. В конце концов, он на то и «папа», чтоб всегда быть рядом со своей малышкой. Особенно, в чужих пещерах,- Свод, Вишенка.
Не сказать, чтоб здесь было прям светлее, но спотыкаться не приходилось. О’Ши осторожно прошелся вперед, оставляя за спиной малышку, и принюхался. Ему показалось, что впереди пахло чем-то…свежим и сырым одновременно. Не так, как пахло на улице, скорее, как у воды. Большой воды.
-Чуешь? Кажется, впереди источник. Наши предки любили создавать ванны и целые бассейны под землей. Нуарла, твоя пятиюродная сестра по второй дочери брата дедушки, вступила в союз с морским Дин Ши и рассказывала, что в море множество замов, что для людей выглядят как скалы и рифы. Подобные некоторые морские строили и в пещерах. А по подземным рекам могли быстро передвигаться на водяных лошадках или вплавь. Никогда не видел их вблизи: в Англии почти все снесли из-за человеческих метро.
За разговором, Вард осторожно продвигался вперед, замечая, что с каждым шагом становится все темнее из-за пропадающих трещин в своде. И это было бы проблемой, если бы не маленький клочок «травки фей», что тянула свои стебельки сбоку от огромного валуна. И Травка, пусть она на самом деле мох, словно расцвела, воспряла духом в обществе Нины, а потом и начала расползаться вслед за ней. Похоже – не хотела расставаться. И Варди ее прекрасно понимал. Поймав взгляд дочери, он кивнул на расползающееся по стене растение, что теперь освещало их путь.
-Душа моя, ты настолько Солнышко, что даже во тьме создаешь Свет,- тихая гордость и нежность в голосе. А где-то вдалеке раздался веселый говор ручейка, намекающий, что идут они верной дорогой.

Отредактировано Vard O'Shea (10-01-2017 16:35:04)

+1

9

— Точно, свод! — звонко согласилась Нина, и её голос эхом отозвался в стенах пещеры. Малышка от этого слегка притихла, пропуская папочку вперёд. Всё было так таинственно, так волшебно, что она совсем забывала фотографировать, а на деле, даже с учётом тусклого света, здесь было, что снимать.
Пещера совсем не казалась грязной, мрачной или холодной. Стены у неё были чистыми и не просто серыми, как привычно считать, а красными, зеленоватыми, покрытыми или волшебной светящейся растительностью, или белыми столбиками сталактитов и сталагмитов, складывающихся в причудливые формы. В ней было почему-то тепло, словно бы солнце, тоненькими лучами пробивающееся в пещеру, нагревало воздух. Тем не менее, несмотря на влажность, не было душно. «Погода», если этим словом можно охарактеризовать атмосферу в пещере, была чудесной.

Она послушно принюхалась и довольно заулыбалась, когда почувствовала запах воды. Не просто влажности, а ручья или даже озера. Нине очень захотелось, чтобы это было именно озеро с прозрачной чистой водой, в глубине которой прятался самый настоящий замок.
— Ты думаешь, здесь по-прежнему живут фейри? — восторженно, но на сей раз тихо поинтересовалась Нина. — В подводном замке? О, папочка, я очень-очень хочу в подводный замок. Мы туда как-нибудь съездим? Ну, пожа-а-алуйста! — Нина сама точно не знала, о каком именно замке она ведёт речь: о том, в котором живёт её дальняя родственница, или о свежевыдуманном, который, как она мечтала, прячется на глубине выдуманного же озера.
От обилия новых впечатлений у Нины кругом шла голова, и она постоянно ударялась в какие-то фантазии. Нина так долго мечтала хоть куда-нибудь поехать, что пыталась вложить в эту поездку всё: все свои мечты и планы, которые она долго-долго лелеяла.

Пещера, по которой они продвигались, постепенно расширялась и расширялась, пока не превратилась в гигантскую залу. Столбы естественного происхождения подпирали высокий теряющийся во тьме свод, как колонны, а внизу синел настоящий водоём. Тихая прозрачная гладь его была похожа на огромное зеркало. Нина ещё никогда не видела подземного озера и её привела в восхищение его гладкая поверхность, которую не беспокоило движение воздуха.
— Красиво! — прошептала Нина, и её голос зашелестел в тишине пещеры. Строго говоря, чем ближе они приближались к озеру, тем более звонким и глубоким становилось эхо. И вот уже казалось, что они не вдвоём с папочкой спускаются к воде, а их целая семья, компания, армия. Это чувство было похоже на единение со всем миром! [ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]

Нина даже поспешила к озеру, но тут обратила внимание ни на ту часть, которая была заполнена чистейшей прозрачной водой, а на боковое ответвление, в котором определённо что-то блеснуло. И, конечно же, ей стало не просто интересно, а необходимо знать, что же там такое.
— О, смотри, папочка, — позвала она Варда, протискиваясь между стеной и явно искусственно придвинутым валуном. — Тут и правда что-то есть! Какая красотища.

0

10

За валуном таилась целая гора самых настоящих сокровищ. Сокровища, к которым Нина обычно не питала особого интереса, маняще сверкали в темноте, призывая, если и не взять к себе что-то навсегда, то хотя бы посмотреть поближе подвеску, диадему или старинную золотую монету.
— Папочка! — Нина радостно обернулась к родителю, который также смог втиснуться в щель между валуном и стенкой. Папочка выглядел немного взволновано, как и всегда после того, как непоседливая девочка пропадала с его поля зрения. Как и всегда, заметив сияющее выражение на её лице, он тоже начинал улыбаться. — Смотри, какая красота! — Нина держала в руках хрупкого вида тяжеленную корону с явным намерением пристроить её где-то между рожек. Папа расхохотался.

— О-о-о, — протянула девочка, замерев на середине своего занятия. — Смотри! Папочка, смотри, там снова енотик! — енотик был изображен на подставке для массивного кулона. Нина положила корону на место, если, конечно, в этом хаосе было какое-то специальное место для короны, и двинулась следом за родителем к небольшому постаменту. Пожалуй, эта вещь была одной из немногих, которая действительно как-то выделялась. Своего рода звездой коллекции. Звездой, на самом деле, довольно симпатичной, но всё же не блистательной той же короны...
«Почему именно она лежит на специальной подставке?..» — подумала Нина. Девочка протянула руку, чтобы взять подвеску у папы и рассмотреть ближе, но до того, как она успела что-то сделать, произошло нечто странное. Действительно странное даже по меркам волшебных фейри. Папочка с неслышимым хлопком резко усох, оставив на месте, где он только-только стоял горку копошащейся одежды. Нина невольно закричала.
— Папочка! Папочка! — она опустилась на колени, с потаённым ужасом перебирая вещи до тех пор, пока не добралась до чего-то тёплого и волосатого. С большим трудом ей удалось вытащить из одежды испуганного, перебудораженного и потому вовсю мешающего енота, который по-прежнему сжимал кулон своими маленькими милыми пальцами. — Папочка? — тише переспросила Нина. Енот издавал какие-то звуки, жестикулировал всеми лапами и находился в крайней степени беспокойства. У Нины защекотало в носу. Она совсем не была готова к тому, что папочка в кого-то превратится.

Порывисто поднявшись и по-прежнему прижимая к себе енота, Нина собиралась внимательно осмотреть постамент с отстраненной мыслью, что на нём наверняка должна быть написана или нарисована какая-то инструкция. Глаза у Нины щепало, но она успешно игнорировала это ощущение до тех пор, пока в самом углу зала не заметила какое-то чёрное шевеление. Девочка замерла, уставившись с подозрением в ту сторону, и буквально сразу увидела два огромных золотых глаза, которые смотрели на неё совсем недобро. В особенности недобрым взгляд казался потому, что только слегка возвышался над очень зубастой пастью.
— Ой, — вырвалось у Нины. «А папа говорил, что драконов нет», — подумала она и как-то неловко хихикнула. Наверное, девочка бы так и продолжила стоять и смотреть на поднимающегося ящера, если бы не папа. Енот в её руках яростно завырывался. То ли Нине передалась его паника, то ли она сама забеспокоилась за лохматого малыша, которому вполне хватит ума выступить против дракона ради дочери, но, так или иначе, юная фейри изловчилась удержать енотика и опрометью ринулась к выходу.[ava]http://sh.uploads.ru/D3Pxl.jpg[/ava]
Очнулась Нина уже на полпути к дому, в котором они только-только должны были проснуться.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [1990.07.03] Вард О'Ши, Энн О'Ши