Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 03.05
Парк Запад. Ворота - Кида 28.04
Ул. Гекиджо - Гин 01.05
Полиц. участок - Сой Фон 02.05
«Русские Суши» - Каска 04.05

Эпизоды:
Каска, Джин - Каска 03.05
Энн, Бьорн, Айно - Айно 07.05
Марк, Энн, Шсноглз - Шсноглз 15.05
Джин, Има - Има 02.05
Кида, Изая - Изая 15.05
Энн, Оберон - Энн 09.05
Дейв, Златан - Дейв 10.05
Адам, Каска - Каска 04.05
Има, Кида - Кида 03.05
Кельт, Маиру - Кельт 02.05
Катсу, Микадо - Катсу 11.05
Каал, Оберон, Ниэ - Ниэ 11.05
Блейз, Анейрин - Анейрин 01.05
Има, Рина, Гин - Има 02.05
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 07.05
Оберон, Каал, Ниэ - Каал 11.05
Раа, Энн - Энн 12.05
Титания, Анейрин - Титания 12.05

Альтернатива:
Артур, Каска - Артур 02.05
Артур, Изая - Изая 05.05
Раа, Рина - Раа 08.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2010.04.20] Гин, Рина Мареш


[2010.04.20] Гин, Рина Мареш

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

название: [2010.04.20] Гин, Рина Мареш
название эпизода: Нежданная встреча
место: гипер-маркет
очередность: Гин, Рина Мареш
краткое описание ситуации: -

Теги: Gin, Rina Maresh

Отредактировано Gin (17-09-2016 13:39:50)

0

2


Время:  20 апреля, 12:00-15:00
Погода: Тепло и солнечно, 13-17 градусов.
Внешний вид: Чёрный брючный костюм, белая рубашка, красный галстук, чёрный плащ, шляпа-федора. При ходьбе заметно хромает.
Состояние: обычное.
Инвентарь: трость со спрятанным клинком, бумажник, документы на имя Каспара фон дер Альбса, ключи, мелочь, тележка с продуктами.

Каспар, мурлыкая себе под нос навязчивый мотивчик какой-то современной песенки, бродил между заставленными полками не самого большого по местным меркам магазина. Время от времени мерный гул в помещении, образованный звуком от многочисленных тележек, шагов и приглушенных разговоров, прерывался электронным голосом, сообщающем о той или иной скидке. Каспар, как правило, пропускал подобные объявления мимо ушей. У него не было необходимости экономить, поэтому в большей степени его интересовала не цена продукта, а его качество: срок годности, целостность упаковки, наличие красителей и консервантов. Кроме того, он не испытывал ни малейшего желания конкурировать с милыми местными дамами, превращающимися в истинных фурий в борьбе за дешевый горошек или говяжью вырезку.
Надо признать, что щепетильность Каспара, относящаяся к еде, не имела никаких практических оснований, а была чувством исключительно эстетическим. Здоровье и возможность к регенерации позволяли ему при необходимости есть не самую свежую и хорошую пищу, но Каспар предпочитал отсутствие некачественности. До тех пор, пока вопрос не шёл о жизни и смерти, он или ел хорошо, или не ел вовсе.
Именно сегодня, вместо похода в очередной ресторан, Каспар решил приготовить блюдо местной кухни дома, поддаваясь как минутной прихоти, так и желанию устроить Хильд, если не урок готовки, то экскурсию по вкусу. Еда даже в дорогих ресторанах не всегда соответствовала его ожиданиям и зачастую отдавала запахом плохо вымытой посуды или старого масла. Каспар не любил всё несвежее и не мог получать абсолютное удовольствие от пищи ненадлежащего качества. Кроме того, ему казалось удачной идеей провести время с Хильд — девушка не привыкала к своему новому состоянию и легко поддавалась негативным мыслям. Последнее время её состояние вызывало у Каспара опасения, исправить которые он никак не мог.
Именно поэтому он не стал брать Хильд с собой, когда направился в ближайший гипер-маркет. Каспара не напрягало отвечать на многочисленные вопросы о цвете, форме, количестве, но в магазине, заставленном продуктами, наполненным запахами и людьми, Хильд будет чувствовать себя неудобно и, наверняка, вновь загрустит. Её грусть его напрягала, и не имело никакого смысла устраивать день готовки для её развлечения, если она только загрустит.
Уже ближе к выходу, задержавшись у стенда с шоколадом, он почувствовал присутствие иного существа. Присутствие едкое, сильное, дикое. Каспар легко распознал это чувство — где-то по магазину гулял оборотень. Причем не новообращённый, а зрелый, сильный и опытный.
Причин отлавливать существо у охотника не было. По крайней мере, не было похоже на то, что тварь собиралась устроить резню в магазине, которую нужно срочно предотвратить, но естественное любопытство заставило Каспара двинуться в его сторону. В любом случае, никакого вреда в том, что он увидит существо и более объективно оценит его силу, не будет. Более того, вполне вероятно, ему когда-нибудь придётся столкнуться с этим существом и будет лучше, если к этому моменту Каспар будет иметь какую-то информацию о нём.
Однако, несмотря на организованный ум и хорошую память, меньше всего он ожидал встретить у одного из прилавков очень знакомую и на внешний вид молодую женщину.
— Фройлен Мареш? — он не стал скрывать удивления в своём голосе и почти инстинктивно обратился к женщине на родном для себя языке. В конце концов, большую часть времени они были знакомы именно в Германии. Именно в Германии она работала с ним, выполняя мелкие поручения, и именно там они в основном попадали в те или иные неприятности. — Я давно понял, что Земля — довольно небольшой по площади шарик, и всё же удивительно встретить вас здесь, в Токио. Дела? — с вежливым любопытством поинтересовался Каспар.

+3

3

• Время: 20 апреля, 12:00-15:00
• Погода: Тепло и солнечно, 13-17 градусов.
• Внешний вид: кожаный плащ, бордового цвета шелковая рубашка, сапоги на невысоком каблуке, черный брюки.
• Состояние: относительно спокойное
• Инвентарь: небольшой рюкзак, в котором лежат ключи от квартиры и кошелек с деньгами; тележка

Рина не любила большое скопление людей: запахи смешиваются и их сложнее понимать и разграничивать. Особенно это ощущается именно в магазинах, где с толку сбивают еще и запахи еды. Сложно учуять опасность. Впрочем, если рассуждать логически, то ей и неоткуда взяться посреди дня, да еще и в таком месте. Но инстинкты не позволяли расслабляться. Волк остается волком: недоверчивость и настороженность практически никогда не оставляли Рину. Возможно потому, что оборотниха чувствовала не только ту опасность, что она представляет для мира, но и ту, что представляет для нее мир. Это она когда-то уже почувствовала на собственной шкуре. Да, конечно с тех пор прошло очень много времени. Многое изменилось. Но отпечаток все равно оставался.
Нет, Мареш не страдала от одиночества - она к нему привыкла и не представляла, что может жить иначе. Но иногда накатывала тоска, хотя теперь развеять её помогала демоница Има. Именно ради нее Рина набрала чуть не половину тележки сладостей, которые сама-то не особенно любила. Это проявление благодарности было для нее куда более простым, нежели попытка высказать словами, что значит для нее возможность общаться с кем-то, от кого можно не только не скрывать свою натуру, но и не бояться причинить вред.
Стоя у прилавка с пирожными и размышляя о том, какие лучше взять для Имы, она вдруг насторожилась и нахмурилась. Девушка почувствовала запах, определенно знакомый. Но никак не могла понять и вспомнить его. Определено, будь это кто-то, кого она видит часто или видела недавно, круговорот прочих запахов не сбил бы её с толку. Но сейчас она мучительно перебирала возможные образы, пытаясь сопоставить. И только услышав голос, смогла соединить единый образ. И если охотник выдал свое удивление лишь тоном, то у Рины еще и глаза расширились. Она некоторое время молча смотрела на него и не слишком веря в реальность таких совпадений. Тем не менее, услышав вопрос, сдержанно улыбнулась и ответила на том же языке, что и он.
- Отчасти... - кивнула она, - Но больше все же - очередная попытка на время обосноваться. Мне нравится этот город. А дела найдут в любой точке этого небольшого шарика. А вас, несомненно, дела? - она смотрела ему в глаза. Не сказать, что беспокойство совсем отпустило, но отступило точно. Отчасти потому что его она была даже рада увидеть.

+1

4

Каспар хорошо понимал такие попытки. Время от времен он сам бросал страну, которая слишком менялась, и переезжал в другую, воспоминаний о которой ещё не было или воспоминания о которой не были столь сильны и навязчивы. Время от времени им всем приходилось переезжать, чтобы их неменяющийся возраст не становился заметным обычным обывателям.
Впрочем, сейчас всё немного иначе. В том прошлом, в котором они оба выросли, это могло стать проблемой. Сейчас объяснить статичность своего состояния проще, сейчас люди не убивают за чудеса и даже не гонятся за мистикой, сейчас все тонут в обыденности, не обращая внимания на ближайших соседей. Каспару нравилось нынешнее время, в котором огромное количество технологий и информации скрывало нелюдей лучше, чем любые способы защиты в прошлом.
— Дела, — согласился альбинос. Откровенно говоря, ему было неприятно вспоминать об этих делах. Он сам не заметил, как начал работать на компанию, которая ныне ему совершенно не нравилась, и большую часть времени решал в уме загадку, как ему теперь из этой компании выбраться. — Впрочем, я уже не первый раз в Токио и этот город мне нравится. Он шумный, необычный, живой, полный загадок и удивительных существ.
Каспар усмехнулся — за короткое время он встретил своего старого питомца, Безголового Всадника, демона-кота и, наконец, оборотня. Все, кроме одной встречи, были ему приятны.
— Рад вас видеть в добром здравии, — признался Каспар. Какое-то время после того, как их совместная работа закончилась, они поддерживали связь друг с другом. Обменивались редкими новостями, письмами и телеграммами, но в ту пору, когда шла война, на почтах нередко возникала путаница и связь оборвалась. По крайней мере, Гин объяснял себе это именно так. Да, можно было приложить усилия и найти женщину, которая время от времени меняла имена, но какой в этом был смысл? Нелюди, в конце концов, нередко умирают так же, как люди, и всем время от времени хочется начать с чистого листа, отказавшись от любых старых знакомств.
— Может, составите мне компанию за чашечкой кофе? — предложил альбинос. — Шанс встретить хороших друзей из прошлого так далеко от дома столь мал, что я бы, пожалуй, хотел бы насладиться этой встречей подольше. Здесь тремя этажами выше есть вполне приличное заведение. Не отказывайте мне, я угощаю.

+1

5

Рине почудилась напряженность в голосе, хоть Каспар и ответил односложно, чего оборотниха вполне ожидала. Возможно, ей так лишь показалось, но поскольку альбинос не стал развивать тему, девушка и не подумала заострять на этом внимание.
А вот то, что старый знакомый сказал дальше, о городе, вызвало у волчицы мягкую, почти теплую улыбку. Она была согласна с ним: город восхищал. Он был именно таким, каким описал его собеседник. Даже о том, что живя здесь, за короткий промежуток времени она встретила больше существ не человеческой природы, нежели за месяцы и годы в других точках мира, где ей довелось побывать.
- Это верно. - кивнула она, - Город подкупает неповторимостью.
Возможно, кому-то эти слова могли показаться слишком уверенными и громкими, но девушка говорила искренне и вряд ли могла более точно и четко выразить свою мысль. Говорят, что все города похожи, но ведь у каждого есть определенный дух. Такого как у Токио она не встречала ни разу за свою жизнь: слишком много сочетаний несочетаемого, при этом создающих гармонию.
- Я тоже рада. - улыбнулась Рина, глядя в глаза. А потом - бросила взгляд на витрину с пирожными и тортами, прервав зрительный контакт на несколько мгновений, чтобы изгнать оттуда то ли тоску, то ли чувство вины за то, что в какой-то момент просто пропала. Это было бы сейчас не к месту. Да и по логике вещей - ни то, ни другое ей и не из-за чего было испытывать, особенно теперь. Ей было неизвестно, пришло ли её последнее письмо и был ли выслан на него ответ. Так или иначе, в то время она слишком часто снималась с места, чтобы было удобно поддерживать связь.
Волчица отправила выбранные пирожные в тележку и вернула взгляд Гину как раз тогда, когда прозвучал вопрос. И это повлияло очень благотворно: вместо сожаления во взгляде проявилось недоумение.
- Отказывать вам? - протянула Рина, хитро прищурившись и улыбаясь, - Как можно? С удовольствием приму приглашение. К тому же, я тоже не отказалась бы от возможности более долгой и, несомненно, приятной беседы.

+1

6

Друзья из прошлого невольно возвращают в то время, когда произошло знакомство. Накатывают воспоминания, меняется манера поведения, речи, язык. По-своему, это было приятно — словно бы вернуться назад. Возможно, Каспару и не хотелось надолго возвращаться в то прошлое. В конце концов, он познакомился с Риной незадолго после гибели Келли, узнав, что с родителями потеряна связь и они, возможно, также мертвы. Он познакомился с Риной не в лучшее для себя время, но воспоминания о самом знакомстве были приятными.
— Из кокетства? — предположил Каспар. — Красивой женщине полагается быть немного кокетливой. В противном случае, у мужчины не остаётся поводов быть галантным, — альбинос не был тем человеком, который одобрял или не одобрял эмансипацию. На самом деле, он никак не относился к борьбе за права женщин, но периодически, глядя на то, к чему это привело и приводит, Каспар недоумевал, куда же катится это общество?
Впрочем, все эти мысли, на самом деле, сколько-либо серьёзными не были. Конечно, он воспитывался в обществе, где кокетство дамы являлось игрой, единственным адекватным ответом на которую было ухаживанием, не всегда предполагающим дальнейшего развития отношений, но и в данном обществе обстоятельства не изменились. Изменилась лишь форма общения.
— Я подожду вас на выходе, — улыбнулся альбинос. Он так и сделал. Время было таким, что им не пришлось долго стоять на кассах и уже вскоре они, груженные пакетами, поднимались на экскаваторе на этаж, в котором располагалось обозначенное Гином кафе. Казалось, первое, что он находил в городе — это заведения, в которых можно выпить кофе и съесть десерт.
— Всё-таки, это очень маленький шарик, — покачал головой Каспар, когда они устроились на кожаных сидениях в меру уютного заведения. Вкусно пахло свежей выпечкой, ванилью и корицей. Альбинос заказал себе латте и булочку с корицей. Он не был голоден, но запах свежей выпечки оказался слишком притягательным.
Такой же набор он заказал на выход, для Хильд, которая оставалась дома. Правда, попросил пока его не делать, надеясь принести девушке тёплую булочку и горячий кофе.
— Давно вы тут, фройлен? — поинтересовался альбинос. Он даже немного колебался, то ли расспрашивать о настоящем, то ли вспоминать прошлое. Впрочем, для воспоминаний лучше подходил бы бар или ресторан, а не маленькое кафе на одном из этажей.

+1

7

- Тут я, пожалуй, соглашусь. - улыбнулась Рина. Она была согласна с тем, что определенная "игра" в общении между мужчиной и женщиной присутствовать должна. В ней заранее распределены роли и каждый тогда точно знает, как поступать...делает это рефлекторно, потому что иначе просто не выходит. Она была солидарна в том, что в такой манере есть свое очарование, своя прелесть. Только вот у нее самой практики было маловато в последнее время. Даром, что не мешало в работе: такой тонкости, как в прошедшие век, не требовалось. На деле - не требовалось вовсе никакой тонкости.
Тем не менее, Рина и сама удивилась тому, как звучит собственная речь, как изменилось поведение. Пока она смотрела на Гина, даже внутренние ощущения выдавали полную иллюзию того, что они находятся в том времени. Очень способствовало этому и то, что сам Каспар не изменил манеру держаться и говорить. Для Мареш это ощущение было приятным. Для нее то время, пока они работали вместе было благом - не скрывать сущность, да еще и умудряться делать полезное дело, не чувствовать себя отрезанной от мира. Внутреннее ощущение от этого было крайне теплое. Даже волчья сущность, казалось, задремала, уронив голову на лапы.
Именно такие мысли занимали голову оборотнихи, пока она ожидалась очереди и расплачивалась.
Уже оказавшись в кафе и устроившись напротив Каспара и непроизвольно лов умиротворяющие запахи. Рина, конечно, не была ярым фанатом выпечки. Особенно это касалось выпечки сладкой, но запахи ей нравились. Они очень выгодно оттеняли настроение момента. Тем не менее, заказала она только латте. С мятным сиропом.
- Не слишком долго. Вероятно... - она прикинула, взглянув на потолок, - год, или около того. Тем не менее, успела привязаться к месту. - улыбнулась она. Сейчас было проще. Сейчас не приходилось каждые десять лет сниматься с места, чтобы не вызвать лишних вопросов. Без каких-либо критичных ситуаций можно было, не привлекая внимания к неизменности возраста, жить в одном и том де месте гораздо дольше. Люди привыкли к пластической хирургии и тому подобным искусственным способам поддержания молодости. На деле, в этом веке мало чем можно было удивить или напугать. - И рассчитываю, что задержусь здесь как можно дольше. И думаю, что цель достижима.

+1

8

— Да, — усмехнувшись, кивнул Каспар. — Время в принципе фигура необъективная, а в нашем случае вообще теряет рамки. Кажется, что мы виделись недавно, а прошло... — он быстро прикинул цифры, — что-то около восьмидесяти лет. Немало, — подытожил альбинос.
На пару мгновений он позволил воспоминаниям захватить себя, перебираю встречу в поезде, совместную работу, отражение атаки зомби — это было славное время. Тогда случилось много плохого, он серьёзно переживал потери, был болен ими, злился, что усугубляло и без того нелёгкий характер, но с Риной ему удалось найти общий язык. Она замечательно справлялась с работой помощницы, совмещая, как женственные черты, необходимые для миловидного секретаря, чтобы отмазывать своё начальство от ненужных встреч, с твёрдость характера, позволяющей справляться с разными стрессовыми ситуациями.
Каспар действительно жалел, что им пришлось расстаться. Тогда, незадолго после гибели Келли и потери всякой связи с родными, он не хотел контактировать с демиургами. Любой подобный контакт отдавался внутри слишком болезненно, каждый раз возвращая его назад. Тем не менее, демиургу-ертве не всегда удавалось самостоятельно справляться с потусторонними обстоятельствами, и Рина со своей силой и способностью к быстрому заживлению, была как нельзя кстати.
Конечно, это только практическая сторона вопроса. В конце концов, они стали кем-то вроде друзей или товарищей, с лёгкостью находя общие темы для разговора, и не испытывая потребности следить за словами в обществе друг друга. Это было приятно. Притворяться кем-то рано или поздно всегда утомляет.
— Я был в Японии во время Второй Мировой Войны. Работал на фашистов, — говорил Каспар не громко, чтобы немногочисленные клиенты услышали странный монолог мужчины.
На самом деле, даже если кто-нибудь его услышал, ничего страшного бы не произошло. Скорее всего, люди пришли бы к выводу, что это какая-то ролевая игра. Сейчас игры всё больше входили в человеческую жизнь, подменяя им реальность, и удивить японца странной внешностью, одеждой, поведением было практически невозможно. Время от времени что-то подобное вызывало возмущение, но не интерес.
Тем не менее, Каспар по привычке предпочитал быть осторожным.
— Мне даже дали забавное прозвище. «Гин». Впоследствии я нередко им пользовался. Удобно. В отличие от настоящего имени, прозвище можно не менять. Люди будут думать, что меняется личность, которая скрыта прозвищем, а нелюди, наоборот, будут иметь в виду, что личность одна и та же, — пришло время забрать заказ и Каспар с удовольствием разломил тёплую булочку.
— Я точно не намерен мешать тебе в этом, — он улыбнулся и задумался. Было приятно в тепле уютной кафешке вспоминать прошлое, но эта встреча могла стать не просто приятной, но и даром судьбы. — На деле, это не праздный интерес, — признался Каспар. — Мне нужно кое-кого найти. Именно найти. Ёкая, желательно, кошку или кого-то разбирающегося в их магии. Моего… — альбинос сделал короткую заминку, подбирая слова: «друга», «партнёра», «девушку»? — Бойца неудачно прокляли и я ищу способ избавить её от этого проклятья.

+2

9

Оборотниха слышала бы его даже если бы он перешел на шепот - слух у нее был куда более чуткий, чем человеческий. Но тем не менее - она чуть наклонилась вперед, заглядывая в глаза и это было выражением заинтересованности в ответе. Ей действительно было интересно послушать, как складывалась его жизнь от того момента, как их пути разошлись. Почему-то, Рине было не слишком сложно представить Каспара в форме: в кителе, фуражке...образ сложился легко и, как ни странно ему подходил.
- А чем именно оно забавно...твое прозвище? - не удержалась от вопроса Рина, - И почему именно Гин? - она склонила голову к плечу, чуть щурясь и глядя в глаза. Она тоже говорила не слишком громко. Правда, скорее рефлекторно - чтобы не создавать контраста, который в итоге нарушил бы уединенность и уют. - И, пожалуй. Прозвище - удобная штука. Я как-то до этого не додумалась и довольствуюсь псевдонимами.
Она улыбнулась и поблагодарила официанта, принесшего напиток. Сделала глоток и даже на секунду, блаженно прикрыла глаза. Но услышав изменившуюся тональность его голоса, вернула ему внимательный взгляд. Этого вполне можно было ожидать: если ему нужна какая-то помощь и она может её оказать - почему нет? А услышав озвученный вопрос, она поставила чашку на стол. Впрочем, ручки она не отпустила и теперь поглаживала её пальцем, задумчиво и неотрывно глядя на собеседника.
- Не представляю, как могут проклясть удачно. - хмыкнула она, - Впрочем... - Рина изнутри прикусила нижнюю губу, размышляя над тем, не подставит ли под удар свою подопечную. Та, безусловно, может за себя постоять. Да и Каспару оборотниха верила и оставлять без помощи, которую оказать могла, не собиралась. - ...впрочем, я знаю кое-кого, кто может помочь. И именно твой случай. - она глотнула еще кофе, - Если я правильно понимаю, то чем быстрее, тем лучше?

+1

10

— «Гин» по-японски означает «серебро». Полагаю, они таким образом отдавали дань моему альбинизму, — он ещё раз с важным видом кивнул, подтверждая, что иметь прозвище, согласно которому знакомые люди могут узнать тебя в сети или в новом городе, очень удобно. Конечно, прозвище не решало всех проблем. В конце концов, не только он один в этом мире мог назваться подобным образом! Но труд поиска оно значительно облегчало.

— Всё зависит от угла зрения, — криво улыбнулся альбинос, которому очень хотелось поговорить с Риной. Иным образом данную тягу к многословию ничем объяснить было нельзя. Строго говоря, Каспару нравилось поговорить, он умело пользовался словами и был весьма эрудированным собеседником, но в данном случае мужчина слово бы оттягивал самую важную часть диалога, отвлекаясь на какие-то мелочи. — Если в моём случае данное происшествие — большая неудача, то для кошки — везение. Она смогла очень успешно попортить жизнь моей подопечной, — он хмыкнул в свою кружку, отпил и откусил немаленький кусок булочки.
Тщательно разжевывая её и почти не ощущая приторно-сладкого вкуса, альбинос размышлял о превратностях судьбы. Насколько маловероятна встреча с Риной в огромном Токио? Насколько вообще вероятно, что они оба оказались в этом уголке мира? В любом случае, самым невероятным, пожалуй, было то, что старинная знакомая, с которой Каспар и не чаял когда-либо встретиться, внезапно может помочь в решении проблемы, к которой он никак не мог подойти. Не чудо ли? Каспар полагал, что чудо.

— Серьезно? В очередной раз убеждаюсь, что Вселенная гораздо умнее, чем нам всем кажется или мы имеем над ней гораздо большую власть, — Каспар мягко улыбнулся. Последние несколько дней он только и думал, как о кошке-демоне и проклятье, которое лишило Хильд зрения. Похоже, он думал об этом достаточно громко и Вселенная, устав от его навязчивых мыслей, ответила.
— Да, — он с важным видом кивнул. — Пожалуй, чем скорее, тем лучше. Дело в том, что девочка слепа и теперь очень сильно переживает из-за своего недостатка. Я пытаюсь убедить её, что проклятье — маленькая цена за её безрассудство, но она юна и эмоциональна, — Каспар задумчиво потрошил булочку, скатывая мягкую податливую мякиш в сладкие комочки.

— Полагаю, тебе нужно время, чтобы предупредить и договориться? — он бросил лукавый взгляд на Рину. Та короткая заминка, которую девушка потратила на раздумья, тем не менее, не ускользнуло от него. — Не волнуйся. Я твою знакомую не обижу.
«Даже в худшем стечении обстоятельств, я скорее заставлю её выполнить мою маленькую просьбу, чем просто убью», — подумал альбинос. Несмотря на жесткие мысли, лицо его оставалось мягким и улыбчивым. Он представлял, как Хильд обрадуется, когда сможет снова увидеть этот мир, и эта мысль грела его изнутри.
— Когда ты сможешь организовать нам встречу? — спросил Каспар. — Для меня это очень важно, Рина. Ты даже не представляешь насколько. Я не помню, что рассказывал тебе о демиургах, и не помню, что ты знала о них. Тогда, когда мы встретились в первый раз, я потерял своего Бойца. Сейчас я, кажется, нашёл её снова. Мы действительно не умираем полностью, Рина. Что-то после нас остаётся.

+2

11

- О, и правда.... серебряный. - улыбнулась Рина мягко в ответ на объяснение. - Но вообще-то, оно идет тебе еще и по звучанию: такое, в меру звенящее и не слишком длинное... Приятно произносить.
Она и сама пользовалась псевдонимом и считала это весьма удобным. Но он менялся каждую "жизнь", чтобы никого не наводить на лишние подозрения. Итак бывало, что в особо суеверных местах планеты, ходили разные слухи о ней. Мир не так уж велик, как кажется простым смертным: то тут, то там, пути то и дело пересекаются с тенями из "прошлых жизней". Даже просто заметить издали для них вполне достаточно, чтобы пошли шепотки и споры о её, Рины, происхождении. Оборотниха вздохнула, глядя в чашку.
- Попортить жизнь и уйти от расправы. Двойное везение, с её точки зрения. 
Мареш помнила, как когда-то давно любила беседовать с Гином. И сейчас она была рада возможности сделать это снова. И дело было даже не в том, что можно было не скрывать волчью сущность, хотя и это было немаловажно. Дело было в том, что ей нравилось то, как именно он говорит, как строит фразы. Нравилось, как звучит его голос, что тоже бывало не столь уж часто в отношении людей. А может быть, дело было в привычке. В том, насколько быстро к нему заново привык внутренний зверь. Звуки, так же как запахи, для Рины значили слишком многое, чтобы игнорировать их.
- Вероятно. Видимо, зависит от силы желания. - она улыбнулась в ответ, - А еще я заметила, что когда желаешь другому, оно охотнее исполняется. - Рина глубоко вздохнула, снова разглядывая чашку. Отказать она категорически была неспособна. Значит, нужно было организовать встречу Имы и Гина как можно более деликатным образом. Той точно можно будет рассказать, куда именно они идут и с кем она собирается знакомить демонессу. Откажется ли она? Вряд ли такое возможно, если объяснить, что к чему и почему нельзя без этого обойтись. Рина понимала Каспара. Осознавала, насколько это необходимо ему.
- Давай так... - медленно сказала волчица, - Я дам тебе адрес квартиры, где живу. Приходи туда завтра. Я постараюсь организовать вашу встречу. - действительно, без предупреждения привести альбиноса в дом, она бы не смогла. - И я знаю, что если ты обещал, то не обидишь. - она кивнула и недолго помолчала.
Отказать ему в том, чтобы помочь в подобном деле, девушка не могла. Важно, значит важно. Она полагала, что будь сама на его месте... впрочем, не была. А потому отогнала лишние, слишком уж глубокие размышления на этот счет и чуть заметно, сосредоточенно свела брови.
- Ты хочешь сказать, что нашел именно её? То есть...вроде перерождения? - сердце как-то странно заколотилось от осознания, что в мире есть и нечто такое...вечное и связанное. Что кто-то может найти "своё", которое раз потерял. Если, конечно, она правильно поняла слова фон дер Альбса.

+2

12

«По звучанию», — мысленно повторил Гин и улыбнулся. Когда-то в детстве он увлекался всем тем, чем положено увлекаться благовоспитанным мальчикам. В то время его одолевала не малая доля романтизма и фатализма. Он мечтал о яркой судьбе, мечтал стать, если не кем-то вроде мессии, то хотя бы рыцарем. Мечтал защищать и вести людей, мечтал помогать не-людям, мечтал. В то время слова про звучания были бы ему понятны. Сейчас вызывали только улыбку и вполне приятные эмоции. Ему нравилось, что Рина находит это имя подходящим, но он не задавался вопросом, почему.
— От расправы она не ушла, — слова альбиноса прозвучали немного холодно и гордо. Хильд справилась со своей противницей. Справилась меньшей ценой. Справилась и выжила. Он не мог ни радоваться этому. — Тем не менее, успела сделать гадость напоследок.
Каспар уже не ел. Он растерял часть своего обычного спокойно-ироничного настроения, и большую часть аппетита. Булка не казалась больше ни вкусной, ни просто хотя бы съедобной. На какое-то мгновение он пережил ужас потери Келли и его тень — ужас от ощущения, что Хильд открывает Систему. Страшное дежавю кольнуло изнутри болью и яростью. Ему всё ещё было невыносимо думать об этом. Всё ещё было невыносимо об этом говорить с Хильд. Но слова скапливались внутри, отравляли его и искали выход наружу.
— Старые привычки не меняются, — хмыкнул Каспар, поймав себя на мысли, что, вообще-то, говорить тихо не имеет никакого смысла. Они говорили на немецком, на немецком, в котором слишком часто встречались уже устаревшие слова и формы, немецком дня их встречи. — Я привык говорить с тобой о многом, и, стоило нам встретиться, сходу вывалил на тебя ворох своих проблем. Извини.
Он отодвинулся от стола и облокотился на спинку сидения. Задумчиво переваривая информацию. Завтра он, вероятно, сможет встретиться с кошкой, у которой, возможно, есть какая-то информация о проклятье. Приходилось прикладывать усилия, чтобы не заставить Рину перенести это «завтра» на «сегодня», чтобы не заставить её рассказать, где найти ёкая прямо сейчас. Гин не сделал это только в счёт их общего прошлого, оставшегося приятным воспоминанием. Они хорошо работали вместе, хорошо расстались и встретились друзьями. После стольких лет разлуки и довольно запутанных отношений подобное случалось нечасто.
— Она не помнит своей прошлой жизни и, откровенно говоря, много не помнит из этой. Впрочем, это к делу не относится совершенно. Выглядит она иначе, иначе говорит, иначе ведёт себя, имеет другие привычки, но кое-что — некоторые жесты, поступки, образы мыслей полностью совпадают, — он крепко сжал в руке кружку, справляясь с накатившими эмоциями. За последние годы Гин забыл, какими сильными и яркими они бывают, и как с ними порой сложно справиться.
— Возможно, я вижу то, что хочу видеть, но у неё проявилось имя. Моё имя. И я его не прописывал. Прошло уже много лет после гибели Келли. Я давно смирился с ней и долгое время жил с мыслью о том, что мне вполне удобно жить одному, — он не всегда жил один. Нельзя было даже сказать, что за это время он ни к кому не привязывался и никого не любил, но связь между Жертвой и её Бойцом гораздо сильнее, чем связь мужчины и женщины. Эту связь в свою жизнь он не был намерен впустить надолго.
— У нас ходят легенды про души и перерождения, но я впервые встречаюсь с ситуацией, когда у одной Жертвы два Бойца в разные периоды времени. Мы верим, что души Бойца и Жертвы едины и потому стремятся к воссоединению, но эта вера никогда не была подтверждена каким-либо фактом, — он говорил быстро и порывисто, не раскладываю информацию по полочкам, а выдавая неровными кусками. — Самое интересно: если как-то подтвердится тот факт, что Келли действительно вернулась, это одновременно докажет все теории перерождений и жизни после смерти.

+1

13

Рина уловила гордость, прозвучавшую в словах Гина. И холодность тоже не укрылась от её слуха. Как любой зверь, она легко улавливала интонации. Только не сразу поняла, что они могли означать. На всякий случай для себя решила, что не стоит копаться в этом. Хотя была уверена, что он бы ответил на любой вопрос. Вот только, что при этом чувствовал, раз даже есть перестал... Впрочем, возможно было, что это неправильно. Могло быть и так, что ему просто тяжело говорить, но необходимо. И, судя по тому, что он сказал дальше, это было более верным выводом, чем первый пришедший в голову.
- Не за что извиняться. - Рина улыбнулась. Вернее, по её губам скользнула тень самой понимающей из возможных улыбок, - Ты знаешь, я всегда готова слушать тебя, Каспар. Думаю, ты не стал бы меня останавливать, если бы сейчас внезапно начала говорить о своих...или просить помощи. Я уверена, что ты бы выслушал и сделал бы то, что мог. - девушка говорила уверенно. Она знала, что так бы и было. Она вообще была в нем уверена даже после стольких лет. Рина никогда не верила, что люди меняются. Меняется их отношение к чему-то, да. Но не характер. А у нелюдей, на её взгляд, все обстоит еще серьезнее: чем дольше жизнь, тем сильнее укрепляются определенные убеждения. Меняется мир вокруг, меняется окружение, но отношение к постоянному - особое. Какое-то трепетное. Люди живут не так долго. Для них - встретить друга через несколько лет - уже поразительно. А когда живешь не первый век и встречаешь того, с кем так давно разорвана связь... Да, планета - пространство ограниченное, но и будучи на ней можно погибнуть или не меренное количество раз разминуться. Они оба живы. Встретились внезапно, закупаясь продуктами в магазине. Сидят, пьют кофе в уютном кафе, как бывало когда-то очень давно, казалось бы - в другой жизни...
Гин говорил, а Рина размышляла: каково это видеть в совершенно другом, непохожем человеке, черты того, кого любил? Оборотниха не думала, что это невозможно, но ей бы, наверняка, было тяжело. Наверняка, она бы мучилась сомнениями. Но ведь он ощущает связь. И девушка понимала, что это где-то на ступень выше, чем земное чувство. Так ей казалось. И это намного страшнее терять. Настолько, что боль, наверняка, даже сейчас преследует его. Волчица вздохнула, делая глоток подостывшего кофе.
Единство душ - звучало очень сильно и как-то недосягаемо, как ей казалось.
Она кивнула.
- Знаешь, Гин... я думаю, что лучше тебя это никто не чувствует. Невозможно так обманываться, какой бы сильной не была боль потери. Я думаю, что ты итак знаешь, в чем правда. - Рина приподняла уголок губ, глядя ему в глаза.

+1

14

Каспар кивнул. Да, если бы он узнал о том, что Рине нужна помощь, то приложил бы максимум усилий, чтобы её оказать. Максимум безопасных усилий и даже немного сверху, как ему казалось.
Впрочем, данные размышления, в его личном представлении, совсем не означали, что кто-то обязан поступать точно так же. Каспар не верил в справедливость мира. Не верил давно, устойчиво и даже агрессивно. Он считал правильным поступать так, как считаешь нужным, но без расчёта получить аналогичное отношение в ответ.
Тем не менее, ему было приятно. Это было чисто мужское ощущение удовлетворение от того, что женщина считает тебя надежным и верит в тебя. Подобная вера, как знал Каспар, многих сделала лучше.

— Я понял кое-что ещё, — произнёс он после короткого молчания. — Есть что-то утешительное в том, чтобы знать точно, что мы исчезаем не навсегда, но, как и многое другое, в этом знании никакого смысла. Даже если в этой девочке душа Келли, она сама уже не Келли. Она сама — совершенно новый человек со своей памятью, со своими принципами, со своей жизнью. То, что она жива, не означает, что Келли не умирала.
Он уже не раз говорил это сам себе. Говорил нечто подобное Хильд, правда, не о ней самой, а о Селти, которая может или не может потерять нынешнюю личность, вернув память о прошлой. Хильд, разумеется, не должна потерять личность, если он расскажет ей о Келли. В этом смысле держать подобную информацию в тайне ему было не нужно. Тем не менее, по какой-то не до конца понятной ему причине, ему было важно разделить Хильд и Келли на двух независимых друг от друга женщин.

— Рядом с ней я чувствую себя на удивление старым. Сто тридцать лет — это не так много, но мы слишком похожи на людей, а этот век развивается слишком динамично. Когда я был маленьким мальчиком, то верил в свою необычайную судьбу. А сейчас не могу решить, стоит мне рассказывать ей о Келли или нет. Простая дилемма, рассказать или нет правду, неожиданно становится для меня проблемой, которую я пытаюсь избегать, — эта мысль раздражала Каспара, была занозой и занозой ядовитой. Складывалось неприятное впечатление, что из-за доброты этой девочки или собственного застарелого одиночества он позволяет ей гнуть себя, манипулировать собой или, по крайней мере, пытается это делать.
Вполне вероятно, данная мысль не была объективной оценкой ситуацией. Вполне вероятно, он думал так сейчас, потому что ему нужны были какие-то объяснения собственным действиям, и единственное объяснение, которое приходило в голову альбиносу, привыкшему говорить и действовать со всей циничностью, а теперь мнущегося в нерешительности — это из-за неё.

— Эта девочка — Хильд, — очаровательна. В меру наивна, умна, проницательна и, в целом, обременена принципами не настолько, чтобы они действительно мешали жизни, но принципов у неё всё же много и большую часть из них я не понимаю. Я уверен, что ей хотелось бы знать, и для неё эта информация важна, но мне рассказывать об этом не хочется. Скорее всего, потому что придётся рассказать о том, как она умерла. А умерла она так же, как ослепла Хильд — полезла в бой одна. Понимаешь? Есть поговорка «горбатого могила исправит», а Келли даже смерть не изменила, — он почти физически почувствовал собственную ярость и был рад, что в это мгновение никаких посторонних предметов в его руках не было.
— Мне нравится эта девочка, Рина, но где-то не слишком глубоко в душе я считаю, что она это заслужила, и думаю, чем я заслужил заново переживать то же самое. Ещё я думаю, что, рассказав ей об этом, признав, что она и Келли, по сути, одна душа, я буду злиться на неё гораздо сильнее. Я не смогу простить ей прошлое. Понимаешь? Не смогу, потому что она снова совершает ту же самую ошибку.

Отредактировано Gin (10-01-2017 13:29:40)

+1

15

Безусловно, он был прав: даже возрождение не отменяло факта смерти и переживаемых в тот момент эмоций. Особенно, если брать в расчет то, что девочка родилась заново, заново познавала мир...вокруг были другие люди, другое время, другие устои общества. Конечно же, это была уже не та, которую когда-то потерял Гин. Рина вполне могла его понять, хотя и не знала, насколько глубоко переживала бы сама в подобной ситуации. И ей как-то совершенно не хотелось узнавать на собственной шкуре - тут достаточно было и того, что говорил Каспар. Ему было необходимо осознание, что они - не один и тот же человек. Переубеждать в этом было бы нелепо и отчасти даже жестоко. Да и Рине не приходило в голову ни одного аргумента, который смог бы переубедить в этом его.  Но в одном она, всё же, не могла согласиться с ним.
- Такое знание не может быть бесполезным. Просто ты начнешь понимать, зачем оно было дано, позже. Жалко, что к осознанию кое-каких фактов не дается инструкция из разряда "как это использовать?", или: "как теперь с этим жить?", - улыбка у нее получилась почти горькой, но тепло во взгляде сгладило этот нюанс.
Мареш удивляло то, что и с какими интонациями говорит Гин. Нужно сказать, она не помнила, чтобы он когда-то был таким усталым и...растерянным? Наверное, ему было сложно понять и принять себя в сложившихся обстоятельствах, а потому - сложно принять взвешенное решение.
- Есть люди, которые влияют на нас...по каким бы то ни было причинам. У каждого, рано или поздно, в жизни "случается" человек, с которым не работает ни одна из привычных моделей общения или отношений. Это не слишком приятно по ощущениям, я знаю... Но тут уже либо принимаешь решения, отодвигая все чувства и сомнения на задний план. Делаешь по принципу "надо". Либо выжидаешь момент. Я даже не знаю, что из этого труднее, честно сказать.
Для Рины это был тот редкий случай, когда действительно захотелось сделать какой-то успокаивающий жест: простой и по сути ничего не решающий, но, как ей казалось, говорящий иногда больше слов. К примеру, коснуться плеча, или руки - этакое неосознанное желание передать через прикосновение часть силы, часть решимости, часть собственной жизненной энергии. Оборотниху это не пугало, но с места она все равно не двинулась, не желая усугублять ситуацию и вторгаться в чужое личное пространство. Не за этим Гин рассказывал ей то, что происходило у него в сознании.
- Я думаю, что тебе все равно рано или поздно придется рассказать ей правду. Просто...до этого как-то принять возможные эмоции. И свои, и её. Я говорю это, потому что иначе сомнения так и будут стачивать тебя изнутри и заставлять чувствовать себя...усталым и бесконечно-старым рядом с юной девочкой, которая одновременно и твоя Келли и совершенно новый, другой человек. - Рина немного помолчала, анализируя то, что хотела сказать, - Тебе знать лучше, конечно, но даже если ты будешь злиться...возможно знание о том, как она умерла, убережет в дальнейшем...тебя от боли, а ее - от глупостей. Думаешь, маловероятно?
Девушка вздохнула, прислонившись к спинке дивана и обняв себя за локти. Некоторое время она снова смотрела куда-то в край столешницы и явно обдумывала сказанное. Она примеряла на себя то, о чем говорил ей Гин. А потом - снова чуть наклонилась к столу, выйдя из закрытой позы и глядя в глаза.
- Я понимаю. Но тут ведь...и тот и другой вариант - тяжелые и не слишком приятные. Зато в одном случае вполне вероятно положительное развитие ситуации. А в другом - накопление сомнений, усталости и лишнего груза. Поговорить стоит. Один раз и серьезно. Но это мое мнение. Я понимаю, что в чем-то могу быть не достаточно объективна. - она ухмыльнулась, - Зверь во мне вечно пытается все упрощать.
На самом деле, ей искренне хотелось, чтобы Гин перестал себя терзать. Вопреки тому, что говорил он, она считала, что боли он не заслуживает.

+1

16

Гин рассмеялся. Слова Рины не были такими уж весёлыми или успокаивающими, но он оценил попытку пошутить и его явно не тянуло ёрничать. Выговорившись, он почувствовал себя на удивление хорошо. Захотелось курить, выпить чего-то покрепче кофе и съесть чего-то питательней пирожного. На удивление захотелось быть - жить и чувствовать активней, и меньше поддаваться угнетающим настроениям. Впрочем, насколько Гин себя знал, такие настроения редко на него влияли и данная ситуация была непривычным следствием отдельных, почти экстраординарных обстоятельств: перерождением Келли и встречей с Риной. Совсем недавно казалось, что обе эти женщины были потерянны для него навсегда.

— Действительно, жаль, — он вновь посмотрел на Рину. В этот раз, внимательней, с большей заинтересованностью и откровенным любопытством, по привычки отмечая светлую кожу, тёмные волосы, красивый овал лица и глубокие серые глаза. Как мало они всё же меняются со временем. Иногда даже в мелочах. Одежда и навыки соответствуют более-менее моде, а сущность всё та же. Всё те же игры и та же незаметная глазу забота.
— На самом деле, не так уж однозначно неприятно быть выбитым из колеи, — Гин улыбнулся. Тонко, только уголками губ. В глазах появилась привычная насмешливость. Он выговорился, почувствовал себя легче и, соответственно, легко возвращал, казалось бы, привычную маску. — Иногда подобная выбитость полезна. Так сказать, сбивает с проторенной, но не всегда правильной дороги, — Рина сбивала его уже дважды и оба раза почти незаметно, но достаточно сильно.

— Нет ничего плохого в том, чтобы упрощать сложные вопросы. Пожалуй, это правильное желание. По крайней мере, оно гораздо более правильное, чем желание всё усложнить. Стоит довериться зверю и перестать вести себя как ребёнок, — он снова улыбнулся. На этот раз вышло мягче, но с самоиронией. Гин не был уверен, что разговор с Риной помог ему расставить всё по местам и принять верное решение, но он определённо какое-то решение принял. И от этого стало легче.
— Спасибо, что выслушала, и извини, что я выкатил на тебя сходу все свои проблемы. Надо пригласить тебя куда-нибудь выпить. Не сегодня, но, может, когда я решу свои проблемы? — Живая натура Рины, заключённая организованным умом в сильный характер, всегда казалась ему очень привлекательной. Он, в принципе, находил её привлекательной, но это не давало ему ни повода, ни основания, чтобы жаловаться на других женщин. Даже если эти женщины совсем юные и перерожденные. — Мы так долго не виделись и так давно не говорили. Как ты сама?

+1

17

Рина чуть заметно почти непроизвольно подняла брови, обозначая тем самым недоумение относительно того, как это может быть: "не так плохо быть выбитым из колеи"? Она такое состояние не любила, но ранее часто сталкивалась. Годы шли и она старалась избегать осечек, потому что выбитая из привычного ритма, чувствовала себя слабой, незащищенной и растерянной, будто возвращаясь в то время, когда пыталась научиться, смириться с неизбежностью своей сущности, с тем, что можно только приспособиться и ничего нельзя изменить... Впрочем, Гин умел объяснить свои слова так, чтобы даже не будучи им, она могла понять. Или это было её умение, благодаря времени, проведенному вместе..? - она не знала. И не старалась вдумываться, поскольку не видела необходимости.
- Возможно, ты прав. А возможно, каждый ощущает подобные вещи по-своему... - привычное выражение его глаз, вызвало на лице оборотнихи не слишком заметную тень улыбки. - Что дает мотивацию одному, вполне способно раздавить и уничтожить другого. Но ты точно не из вторых...
"Да и я далека от этого..." - она не стала произносить этого вслух, потому что не о ней шла речь и это было бы не к месту. Впрочем, по взгляду можно было прочитать недосказанное.
Он говорил о том, что нет ничего плохого в том, чтобы упрощать сложные вопросы... Рина думала, что было бы неплохо упростить некоторые вещи и для себя тоже: некоторые конкретные вещи. Да только при упрощении они бы обернулись возвращением к первозданным инстинктам. Возможно, оно и стоило того, но Рина очень любила в себе человеческое и то, на что благодаря этому способна. Впрочем, усложнять что-либо без необходимости, она точно была совершенно не склонна, какой бы частью своей натуры не была обязана этим.
На извинения Рина покачала головой с теплой улыбкой.
- Рад тебя встретить и рада выслушать. И, если я еще и помочь хоть чем-то могу - я почти счастлива. - волчица усмехнулась, а потом чуть склонила голову к плечу, - С удовольствием отмечу с тобой победу над проблемой. Но и...если смогу еще чем-то помочь - я это сделаю, не сомневайся. - взгляд сделался задумчивым, она положила подбородок на сплетенные пальцы, глядя ему в глаза, - Знаешь...я даже не знаю, что именно рассказать тебе. Откуда подступиться к рассказу, большая часть которого тебе известна из тех лет...Я про то, что неизменно, про свои мысли и чувства, которые с годами, кажется, костенеют, будто ископаемые. А работа, которой я занимаюсь среди людей, едва ли законна. - в её глазах проявился озорной блеск, - Наверное, это позволяет мне чувствовать себя...живой и меняющейся и не уставать от самой себя.

+1

18

Каспар улыбнулся. Он испытал довольно неожиданное для себя желание прикоснуться к ней, взять за руку, успокоить. Это притом, что единственным взволнованным был он сам, и именно Рина всё это время увещевала его разговорами. Чего же он тогда хочет? Убедить, что всё получилось? Кого, в таком случае, её или всё-таки себя?
— Я обязательно прав, — произнёс альбинос. — По крайней мере, тогда, когда уверен в своих словах. А это случается не так редко, — он снова улыбнулся, но улыбка вышла задумчивой и отстраненной.
Каспар часто использовал определения «милая», «родная», «любезная». Нередко они ничего не означали. Рине говорить что-то подобное было сложно. Их связывало многое, и слова только опошляли, как прожитые совместно годы, так и все остальные.

«Ты убежала от меня», — подумал Каспар. — «Или я убежал от тебя. Уже и не припомню, как вышло, что мы расстались. Но какое-то время мы писали друг другу письма, потом слали редкие телеграммы, а потом перестали слать и их. Была война, и отсутствие слов всегда можно было спихнуть на неидеальную почту».
— Это всё от того, что ты трезва, а подобные разговоры на трезвую голову вести не стоит, — хитро ухмыльнулся мужчина, но его улыбка тут же увяла. За Риной хотелось поухаживать из спортивного интереса, чтобы взволновать забытое прошлое, и чтобы как-то сгладить неровность настоящего. Всё-таки вышло некрасиво: он кинулся за помощью к женщине, которой, возможно, не так уж и хотелось помогать ему, несмотря на всё сказанное, прожитое и незабытое.

А тем временем в пакетах таял будущий ужин. Таял настойчиво и едва ли не мычал об этом.
— Прости, мне всё же нужно идти. Я угощу тебя позже, — пообещал альбинос, легко поднимаясь со своего места. Как в прошлом, Каспар взял её за руку и поцеловал тыльную сторону ладони. — Мы живы, - произнёс он, на мгновение сжав руку Рины сильнее. — Это самое важное. Существует одно правило жизни: чтобы не уставать от себя, надо просто жить.
Он оставил на столе свою визитную карточку.
— Я буду ждать звонка. Давай сперва закончим с делом, а потом, — «когда моя совесть будет чиста», — выпьем и поговорим. Уверен, мы найдём, что рассказать друг другу.

+1

19

Рине нравилось, что он так уверен в себе. Это был именно тот "он", который был ей хорошо знаком. Во всяком случае настолько, насколько это было возможно в принципе.
- Ты и не бросаешь слов на ветер. - улыбнулась Рина уголками губ, - Конечно, прав... - она и сама не заметила, с какой уверенной нежностью, произнесла эти слова. Для неё оказалось совершенно естественным вспомнить о том, что значит быть женщиной, именно находясь с ним рядом. Ведь оба они вышли из времени изысканных манер и более четкого разделения полов. Впрочем, она то ли сознательно, то ли не вполне, убеждала себя, что причина лишь в этом, а не в том, что их связывало и, похоже, связывает до сих пор в некоторой степени. Подобное не проходит бесследно.
Возможно, было даже лучше, что в организме не было ни капли алкоголя, потому что иначе разговоры бы были куда более глубокими и любопытными.
- Вполне возможно, что дело именно в этом. - подмигнула оборотниха в ответ на его улыбку.
Она была рада тому, что они встретились, хотя изначально была насторожена и ошарашена внезапностью. Тем не менее, она была готова оказать ему и поддержку и помощь. Сделать все, что было в её силах, чтобы снять груз с его души. И дело было не столько в том, что происходило между ними в прошлом. Важнее было то, что она испытывала здесь и сейчас - в настоящем, глядя на него через стол, сидя в уютном кафе.

Когда Гин поднялся со своего места, Рина осталась сидеть. Она сделала это намеренно, чтобы позволить ему спокойно уйти, чтобы не было неловкого момента: "а теперь нам в разные стороны" или неловкого молчания до момента, когда придется разойтись.
Она чуть опустила подбородок к груди, улыбнувшись загадочной улыбкой, за которой было скрыто несколько самых разных чувств, которые девушка испытала в этот момент: тут были и отголоски печали и радость от встречи и ожидание следующей.
Он был прав в том, что они были живы, но Рине слишком часто казалось, что жизнь эта уже становится слишком долгой и от этого теряет краски. Но необходимо было двигаться дальше и не стоять на месте, чтобы не превратиться в истукана без сердца, души и эмоций.
- Ты прав. Мы живы. - тихо отозвалась она.
Взяв карточку, она кивнула.
- Я позвоню как можно быстрее. - сказала она, - Удачи тебе, Гин...

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2010.04.20] Гин, Рина Мареш