Локации:
Кв. Селти и Шинры - Наоми 19.12
«Русские Суши» - Каска 16.12
«Русские Суши2» - Хильд 17.12
«Дождливые псы» - Аоба 16.12
«Дождливые псы2» - Рен 16.12
«Дождливые псы3» - Акира 17.12

Эпизоды:
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 14.12
Гин, Рина - Рина 24.12
Маиру, Курури, Изая - Маиру 23.12
Титания, Анейрин - Титания 26.12
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 21.12
Има, Джин, ГМ - Джин 21.12
Дейв, Златан - Златан 17.12
Энн, Каал - Каал 22.12
Анейрин, Оберон - Оберон 12.12
Раа, Рагна - Раа 28.12
Раа, Энн, Айно - Раа 24.12
Джин, Пушистик - Пушистик 21.12
Адам, Такеда - Такеда 26.12
Кельт, Рей - Кельт 15.12
Артур, Изая - Арутр 24.12
Кида, Изая - Изая 24.12

Альтернатива:
Хэллоуин - ГМ 13.12
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2010.03.21] Адам Ли, Хейваджима Каска


[2010.03.21] Адам Ли, Хейваджима Каска

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

название: [2010.03.21] Адам Ли, Хейваджима Каска
название эпизода: И семь миль не крюк
место: Ресторан Rokkasen в Синдзюку
Гриль-ресторан. Небольшие уютные помещения, необходимость бронировать место заранее, прекрасный персонал, дорого и качественно.
очередность: Адам Ли, Хейваджима Каска
краткое описание ситуации: Адам заинтересован в возможности снять фильм по одной из его книг, которая почти рисковала провалиться в продажах за счет, как изъяснились критики, "бредового сюжета". Понимая, что идея была описана недостаточно хорошо, он предпринимает попытку написать сценарий для фильма по книге, несколько меняя по желаниям будущих продюсеров и режиссера ткань сюжета. По пути он ищет актеров, которых действительно хотел бы видеть в главных и второстепенных ролях. И на главную роль Адам приметил востребованную нынче восходящую звезду кинематографа и решил лично поговорить с ним.
Перед этим он прислал экземпляр книги с дополнительным предложением встретиться на счет возможности сняться в главной роли.
Каска ответил на предложение о встрече согласием. Время было назначено, и вот...

Теги: Adam Lee, Heiwajima Kasuka

0

2


Время: 19.56 и далее
Погода: около 16 градусов, мелкий дождь
Внешний вид: синие джинсы, голубая футболка и черный пиджак с немного задранными рукавами. Черные туфли. Волосы слегка взъерошены, на носу очки
Состояние: в восторге
Инвентарь: бумажник, ключи, сотовый телефон, блокнот и ручка, черновик сценария.

Еще неделю назад все было очень плохо. По крайней мере, именно так казалось Адаму, когда он направлял часть чернового варианта сценария Хейваджиме. До того ему уже успели отказать несколько актеров, которых он хотел попробовать на другие роли. На роль девочки, на роль ее этого жениха... и еще одну актрису на роль девочки. Но вот как-то... и книгу они не читали, и сценарий им не нравится...
Да что бы они понимали вообще! Судя по всему, они не хотят с ним даже разговаривать просто потому, что по его книгам пока только сериал и снимают, а кино пока нет, и они, видимо, уверены, что картина провалится в продажах так же, как книга.
Но Ли был уверен в обратном. Его книга должна быть рано или поздно оценена по достоинству. Идея не такая уж и плохая. Пусть сумбурная немного, но ведь для бодрых романтических боевиков так и надо? Да и вообще, они снимаются в еще большем бреде. Что мешает им попробовать почитать этот сценарий?
Но вот Каска был единственным актером, кого Адам видел в главной роли. Он казался писателю идеальным претендентом на эту роль и, конечно, молодому мужчине хотелось, чтобы этот человек оказался не таким снобом, как предыдущие. Хотя была мысль, что ничего из этого не выйдет. Но кто опускает руки перед трудностями - тот не достоин побеждать!
Откуда он вообще взял эту фразу? Но фраза хорошая, надо будет записать ее, чтобы не забыть.
Стоило Адаму только повесить плащ, покрытый мелкими каплями измороси, на вешалку и сесть за столик, к которому его провели, как он тут же достал блокнот и принялся в нем писать. Писал он просто все мысли, которые пришли ему в голову, пока он шел. Включая идею создать книгу о том, как делается фильм. Со всеми этими глупыми перипетиями, отказами, падениями и взлетами. И надо было определенно решить. завершится это феерией или полным крахом. Крах было бы трагичнее, но феерия нравилась Ли больше.
Между тем ему принесли меню, он абстрактно и пространно кивнул в ответ на это и продолжил писать. Все равно делать ему больше было нечего в ожидании собеседника.
Да, к слову, столик, который он забронировал, был скрыт за широкой бамбуковой перегородкой и обеспечивал гостям ресторана полное уединение.

0

3

Одно из главных правил актера, которое усвоил Каска – никогда не суди о сценарии, не дочитав его. Он сам в этом вопросе ошибок не совершал, хотя поначалу во многом прислушивался ко мнению своего агента, но тем не менее всегда имел свое. Как и представление о том, какая роль предлагается ему и что она из себя представляет. Но зато был свидетелем того, как начинающие или же наоборот слишком популярные актеры попросту упускали хорошие роли, не находя времени и судя по чужому мнению, или же наоборот вынуждены были решать проблемы и разногласия со сценаристами, вдруг обнаруживая, что часть сюжета противоречит их представлению о нем. Помимо этого было много деталей, которым Каска научился, и одной из них было умение определить, какой роман, детектив, бестселлер подходит для экранизации, а какой – нет. Ему не всегда хватало времени на чтение, но если он и подбирал что-то, чтоб скоротать свободный вечер – наметанный глаз сразу мог определить, насколько бы история со страниц подошла для того или иного режиссера. Не специально конечно, просто он, порой снимаясь в экранизациях, читая сам роман – а затем сценарий, мог представить такие вещи. Иногда самое интересное повествование, на первый взгляд способное оказаться не менее захватывающим фильмом, совершенно не перекладывается в рамки сценария. Читать приятно, но вот на экране представляешь с трудом. В то же время бывает наоборот.
О новом романе Адама Ли Каска впервые узнал, когда просматривал новостные ленты в сети. Он читал предыдущий, и оценил сюжет и стиль автора. Хотя вот о новой книге были не такие теплые отзывы. На тот момент Каска был занят на съемках сразу двух картин, и читать что-то не хватало времени. Он приезжал домой таким уставшим, что едва доползал до кровати, а с утра снова съемки ни свет ни заря. Но все подошло к концу, отснятые материалы отправились на студию, чтоб стать полноценным фильмом, и уже объявили примерную дату премьеры. А в жизни актера появилось время. Именно в этот период, очень вовремя, Каска и получил интересное послание – от того самого Адама Ли.
На то, чтоб ознакомиться с вариантом сценария (и с самой книгой, кстати, тоже), у Каски ушло несколько дней, но он сразу написал Ли, что непременно сделает это – потому что заставлять человека ждать впустую, даже не зная, чего, было некультурно. А через несколько дней уже готов был ответить, что согласен встретиться и обговорить детали. Потому что, хоть Каска и понял, что именно сочли странным в сюжете и невзлюбили читатели, самому ему роман показался как минимум любопытным. Более того, случись вдруг так, что Ли учел бы пожелания читателей и критиков (которые Каска еще раз просмотрел в обзорах литературы), роман… потерял бы изюминку. Впрочем, возможно Каска смотрел на это уже в контексте предложенного варианта сценария, и видел большей частью перспективу для съемок. Возможно режиссер захотел бы внести несколько правок, но в целом – Каска видел перспективы, и согласился на встречу в ресторане.
Персонал, узнав его, услужливо указал, за каким столиком его ждут. Надо сказать, Ли выбрал очень хорошее место. Тут им никто не помешает, что немаловажно. Плащ и зонтик, которым Каска предпочел все же воспользоваться даже ради пары шагов от дома до такси – и стольких же от машины до входа  в ресторан, он передал вежливому персоналу, оставшись в черных брюках на ремне и бордовой рубашке.
Ли до его прихода был занят, кажется, самым подходящим для себя делом – что-то набрасывал в блокноте. Впервые увидев его фото в литературном обзоре, Каска подумал, что человека, написавшего «В патруле» представлял чуточку старше. Сейчас впечатление было уже не таким. А вот какое впечатление окажет на Ли сам Каска, будет ясно уже очень скоро. Большинство, с кем общался актер, уже не удивлялись его спокойствию и бесстрастному выражению лица, впрочем писатель предлагал ему роль, которая Каске в каком-то смысле… очень подходила.
- Добрый вечер, - поздоровался Каска, подходя и присаживаясь напротив писателя. Представляться никому из них нужды не было. - Я прочитал присланный вами сценарий, и он показался мне довольно интересным.
Официант, дождавшись, когда оба посетителя окажутся за столиком, принес им меню, ненадолго прервав начавшуюся беседу.
- Я пока буду только кофе, черный с сахаром, - сразу же заказал Каска.
Если они решат поужинать, переговорив о делах - тоже хорошо, но жевать во время разговора - не вариант, поэтому пока он ограничится кофе.

0

4

Он был спокоен. Первое впечатление, которое он создавал при встрече, было о каменной статуи. Безэмоциональное выражение лица, казалось, застыло чисто из насмешки над излишне впечатлительными людьми, не способными здраво оценивать реакции человека, если он не улыбается, не хмурится, не поднимает брови. Когда он первый раз показался из кабины пилота, Сату решила, что он отъявленный мерзавец. Только у них может быть абсолютно равнодушный взгляд убийцы. Девушка чувствовала, что если она здесь умрет, то умрет именно от его рук. Он не моргнет и глазом, когда сомкнет руки на ее шее. Впрочем, может быть, она была просто слишком испугана?

Адам не сразу заметил, что человек, которому он назначил встречу, уже пришел и вот уже садится за столик. Он был увлечен записыванием мыслей, что роились в его беспокойной голове, словно пчелы, заливая восковые соты его мозга медом литературного смысла. Так что в момент, когда с ним поздоровались, писатель был настолько увлечен, что даже в первую секунду не среагировал. Это вообще нормальное для него явление: он периодически не замечает ничего. Из-за этого не раз попадал в передряги. А раньше было, кому его из них спасать... но это совсем другая история.
- А? Ох! - Ли даже вздрогнул от неожиданности, когда спокойное лицо актера появилось прямо перед ним за столиком, - оу, простите, я увлекся и не заметил!
С этими словами он бодро закрыл блокнот, даже не поставив точку в недописанном предложении и теперь уже с интересом и восторгом рассматривал Каску.
- М.. о? - это он уже словил в последний момент, что тут официант и Хейваджима даже сделал простой заказ, - о, да, мне тоже. Три двойных эспрессо в большую кружку. У Вас же есть? А то я сегодня не взял с собой.
Он виновато улыбнулся официанту, когда тот посмотрел на него с некоторым недоумением, но заказ записал и удалился. А писатель вновь, наконец, смог вернуться к своему восторженному созерцанию.
Каска подходил на роль идеально. В какой-то момент даже самому Адаму показалось, что он, сам того не зная, писал персонажа вот прямо с этого человека, что сейчас сидел перед ним, и которого Ли сегодня видел вживую первый раз в жизни.
- О, да, простите, - бодро произнес он, - добрый вечер! Я ужасно не собран, извините. Но Вы... прямо идеально подходите на роль Рюу. Мне прямо даже кажется, что я с Вас его писал. Именно так и представлял себе его. Вам правда понравился черновой сценарий?
Он никогда в жизни не обсуждал с актерами возможность сняться в фильме по его книге. С "Границами преступности" все было просто - там режиссер пришел и предложил, и они совсем иначе устраивали кастинг. А тут... Адам сначала пошел пробовать почву, потому что не знал, какому режиссеру готов доверить свое детище, которое не оценили. Бестселлер-то снимать немного проще.
- Я пока еще не переписывал его на чистовую, готов прислушаться, если... оу, простите, Вы же еще не согласились, - Ли весело и виновато улыбнулся, - видите ли, эта книга практически провалилась в продажах. Вероятно, она действительно слишком активная для чтения, и ее надо смотреть. Хотя, мне кажется, что так не бывает.. слишком активная для чтения. Вы не читали книгу?
Он спросил это с надеждой, что читал. Было бы здорово, потому что если актер еще и книгу читал, то шансов, как казалось писателю, что он согласится, будет больше. Наверняка. По крайней мере, так должно быть.
Ох, определенно надо было чуть больше узнать о киноиндустрии, чтобы понимать, когда есть шансы, а когда их даже представить нельзя.

0

5

Ли был настолько увлечен тем, что в этот момент быстро строчил в блокноте, что даже не сразу заметил, что актер уже на месте. На самом деле – это было лучше, чем если бы он ждал его с порога, потому как излишняя суета вокруг порой утомляла и Каске всегда больше нравилось общаться с людьми… адекватными и равными, а не пытающимися угадать каждый его дальнейший жест (или порвать на сувениры, но и таких тут, к счастью, нет – посетители ресторана по умолчанию были не той публикой)
- Все в порядке, - откликнулся Каска, когда Адам извинился, что не сразу обратил на него внимание. В свою очередь он сам, скользнув взглядом по собеседнику, снова отметил – писатель выглядит моложе того возраста, который выдавали интернет-поисковики на страничках, посвященных его творчеству. Впрочем, впечатления что слишком молод все так же не было. По фотографиям в сети и тексту письма, полученного на электронную почту, Каска представлял его именно таким – живым и контактным, и приятным в общении, что угадывалось сразу. Это хорошо.
Заказ Ли себе сделал оригинальный, Каска отметил про себя насчет кружки – по словам складывалось такое чувство, что Адам ходил везде со своей. Хотя возможно и ходил, почему бы нет. Официант слегка удивился, но ничего противоречащего меню Ли не просил, и он отправился за заказом, оставив их наедине. И дав перейти к обсуждению сценария.
- Он меня заинтересовал, - кивнул Каска, решив методично выразить все свои впечатления. – Сюжет динамичный, и довольно интересный образ главного героя. Не совсем типичный, что хорошо. Сейчас создается очень много шаблонных персонажей, но Рюу не из их числа. В нем есть… своя изюминка.
Тоже правда – все-таки очень много в кино довольно похожих типажей. Либо герой-спаситель, либо хладнокровный и невозмутимый, либо неловкий и немного шут, а если не совсем нормальный – чаще всего показанный так или иначе в негативном свете или слишком отстраненно от других персонажей. Варианты варьируются в зависимости от картины, но в чем-то схожи друг с другом. Нетипичным Рюу и весь сюжет были уже потому, что, насколько Каска понял главного героя – тот не боялся действовать так, как лежала душа, и возможно потому сюжет вышел именно таким. Ведь персонаж во многом сам диктует развитие событий, пусть и создает его изначально автор.
Актер откинулся на спинку стула, сложив руки на столе. Тут было куда суше и приятнее, чем на улице. Он шел сюда чтоб самому составить окончательное впечатление об идее Ли, но уже прикидывал себя в этой роли и ранее. Конечно, если уж его чем-то, да зацепило.
- Читал, - кивнул Каска. До встречи у него было время подготовиться, и для полноты картины хотелось охватить все, включая и книгу, и отзывы критиков. – Не думаю, что она слишком активна и для чтения, отзывы критиков скорее отражают непривычку к нестандартному сюжету. Но пока читал, я вполне представлял, как можно подать ту или иную сцену в фильме. Ваш роман очень подходит для экранизации, - решил сразу сказать актер, чтоб проще было думать по существу. - Эта роль меня заинтересовала. И я могу предположить, кто из режиссеров мог бы заинтересоваться сценарием.
Дав Адаму чуть переварить информацию, Каска продолжил:
- Он показался мне довольно цельным, не думаю что у меня самого возникли бы какие-то критичные замечания. Единственное, о чем хочу предупредить – в современном кино наличию в такого плана сюжете любовной линии между главными персонажами режиссер может придать большое значение. Не исключено, что вас попытаются уговорить изменить финал. Не думаю, что это будет железным условием, но попытки возможны, - Каска сделал небольшую паузу, чтоб оценить, какие чувства эта новость вызовет у Адама, а затем дополнил. – На мой взгляд, лучший вариант – оставить финал вашим, ничего не меняя.
Подогнанный под общий канон и интересы молодых фанаток, сюжет потерял бы нечто, что на взгляд Каски отличало его и делало неповторимым. Актер был уверен, что тот режиссер, который, по его мнению, мог заинтересоваться всем этим, вполне возможно захотел бы свести героев и отправить на угнанном вертолете в закат безо всяких сыновей мафии… но наверняка прислушается к доводам писателя. Тем более что Ли взялся за сценарий сам, а не перепоручил кому-то, как порой бывает.

0

6

Он всегда знал, о чем говорил. Если не знал, то предпочитал молчать. И его редко интересовали люди, которые не давали ему никаких полезных сведений. Еще его интересовали те, кто мог дать пищу его страсти. И сейчас перед ним сидел человек, который мог дать ему эту возможность. Мог позволить сесть за управление таких машин и самолетов, до которых он никогда бы не смог дотянуться. И все же лицо его оставалось безразличным, лишь глаза сверкнули алчным блеском такой жажды, какая бывает у того, кто слишком долго ходил по пустыне без воды.

У Адама Ли был свой основной фанатский сайт, который, надо признать, когда-то он сам и создал. Он очень боялся, что появится какой-нибудь левый человек, который извратит историю его жизни, или там еще что. Который попытается с самого начала извратить на свой вкус сюжеты книг, понимание их в голове людей. И потому он ресурс создавал сам. Это потом уже там появились свой дизайнер, свой администратор, свои модераторы. Но даже они не знали, под каким фанатским именем там обитаем сам писатель. Зато информация на этом его сайте, который самым первым выскакивал в поисковиках, была самой правильной. Ли сам ее перечитывал и модерировал. Последние правки статей всегда оставались за ним. Ему казалось важным уделять достаточно много внимания всему, что касается образу писателя. Есть вещи, которые сделали бы его популярнее в одной среде, и невостребованнее в другой. Но ему было слишком важно, чтобы люди ценили его книги, а не его жизнь. Так что... информации о нем и на его сайте было немного: когда и где родился, кто родители...
Даже с матерью у Адама был подписан договор, по которому она за молчание получала некоторый процент от гонораров. Иначе она растрепала бы все. И ей бы даже не было стыдно.
- Рюу асоциален, - заметил писатель, - и, в общем, довольно сложно воспринимаем обществом. Может быть, из-за этого. Впрочем, я надеюсь, что он не воспринимается именно потому, что человечество сейчас не настолько умеет читать, как это было во времена отсутствия развитого телевидения. По-моему, они сначала воспринимают картинку, а потом готовы вчитываться в текст. В большинстве своем...
В самом деле, как много книг становилось бестселлерами после экранизации? Когда зритель рассмотрел, и читатель теперь мог распробовать окончательно. Тогда часто открываются новые грани, не видимые раньше из-за того, что все буковки одинаковые.
- Читали? Ооо! - восторженно протянул Адам, широко раскрыв зеленые свои глаза и глядя на молодого человека, сидящего перед ним. Он чудом не ерзал на скамье, порываясь спросить "ну как там?" "Понравилось?"
Он слушал внимательно, хотя не пересел с края скамьи обратно нормально. Его ужасно волновала судьба его детища, которое ему хотелось до людей донести. И помощь была очень и очень нужна. И если Юхей в самом деле заинтересовался и даже готов предположить, кому из режиссеров можно дать сценарий на ознакомление, то... может, и правда дело выгорит? Ли, безусловно, верил в свою удачу. Как иначе?
- Это было бы прекрасно! - с энтузиазмом сообщил писатель, чуть не подскочив с места, а потом все-таки сел нормально. Им как раз принесли заказ, и мужчина продолжил, когда официант ушел, - признаться, я и сам думал о том, чтобы провести любовную веточку более широко. Скорее всего, этого действительно немного не хватает. Хотя Вы правы, я бы тоже оставил Рюу его единственную страсть. И даже наоборот визуально ее бы подчеркнул. А вот добавить пару-тройку флешбеков в знакомство Сату и ее жениха. Может быть, сделать их ярко-негативными, чтобы казалось, что прямо-таки не должно быть ничего между ними. А потом вывести последний флешбек на встрече влюбленных...
Он уже снова задумался о дополнительном развитии сюжета других героев, которые в книге настолько не раскрывались.
- И, может, вставить там пару ожидаемых моментов со столкновением Рюу и Сату, когда вот вроде бы ожидается проблеск искры между ними и... выворачивать снова обратно в страсть к скорости...

0

7

- Вы правы, сейчас читать стали куда реже. К сожалению, - кивнул Каска. – На просмотр фильма тратится меньше усилий, но чтобы передать всю суть персонажа, весь созданный автором образ, надо постараться. Большая удача, когда режиссер доносит именно ту атмосферу, что была в первоисточнике.
Казалось бы – люди всегда были исключительно заняты и порой не находили времени на те виды досуга, которые им интересны. Но факт оставался фактом, время все-таки находили, и если раньше чаще брали в руки книги – то теперь почти у всех были карманные кинотеатры в виде новомодных девайсов. Это быстро и удобно, и Каска сам с удовольствием пользовался всеми благами современной техники, только вот замечал и за собой в первую очередь, что куда чаще смотрит экранизации, чем успевает прочесть оригинал. Это конечно не касалось тех книг, что служили основой для сценариев фильмов с его участием, но в целом Ли был прав.
- Именно поэтому я предполагаю, что знаю, кто бы мог взяться за ваш сценарий. Рюу не вписывается в стандартный шаблон главного героя, и неплохо было бы перенести его из книги на пленку без искажений, сохранить, ничего не придумывая сверх его характера. Думаю, я могу через какое-то время дать вам контакт режиссера, которому тоже будет интересно ознакомиться со сценарием. А там увидим, каков будет его отзыв.
Каска прекрасно знал нескольких режиссеров, с которыми ему посчастливилось работать – но которые, при всем своем таланте, не допускали и мысли что малейшее движение актеров или стоящий в кадре чуть левее положенного стул не будут согласованы и утверждены ими. Хорошо если взгляды режиссера и писателя на образ персонажа совпадут. А если нет? Книга была пусть и немного нестандартной по сюжету, но Каска реально видел шанс воплотить ее в интересный фильм, если сохранить ту самую атмосферу, что она создавала при прочтении. За редкими исключениями это всегда важно при экранизации чьих угодно произведений. Если же режиссеру покажется, что в целом герой интересен, но лучше перекроить все сюжетные линии заодно со второстепенными ролями и акцентами, на которых обычно держится вся неповторимость романа – пиши пропало. К тому же грубые непродуманные штрихи, нелепые и шаблонные вещи, напиханные в фильм ради мнимой эффектности – тоже очень частая болезнь любителей делать из любой киноленты убойный экшн. Не в этот раз.
Судя по тому, с каким живым интересом Ли сам говорил про своего героя, и как был рад тому, что Каска заинтересован книгой – он готов будет сделать все, чтоб съемки состоялись, и если они с режиссером совпадут хотя бы в этом и в адекватности по отношению к мнениям друг друга – Ли вполне способен дать те самые консультации, что помогут воплотить идею в жизнь. Если бы он озвучил вопрос, понравилась ли Каске книга, тот бы невозмутимо ответил, не сочтя это проявлением чрезмерного нетерпения. И ответ был бы – да. Каска конечно читал уже с мыслью, что текст может стать фильмом, пытался представить отдельные моменты в чьем-то исполнении и невольно анализировал шансы дойти до финальной цели – снять это на пленку. Но и слог автора, и сюжет как таковой оставляли положительное впечатление.
То, что на предположение о возможной просьбе изменить что-то в этом сюжете, Ли откликнулся, тут же начав рассуждать вслух, было еще одним доказательством – он готов прислушиваться и творить, тем более что отчасти их мнения совпали. Выслушав все его мысли, актер несколько секунд молча размышлял.
- Идея флешбеков мне нравится, - кивнул он после паузы. – Мне кажется удачным, что жених Сато будет присутствовать, иметь свое место в сюжете и развитии их истории, но при этом куда больше в экскурсах в прошлое. А в настоящем зритель будет сосредоточен на ней и Рюу, что как раз поможет подчеркнуть его образ. При таком построении эффект неожиданности в конце будет еще интереснее.
Читая сценарий, Каска конечно же примерял роль, пытаясь вникнуть в характер. По мере разговора он постепенно задумывался над мелочами, уже прикидывая, какая сцена могла бы дать зрителю ложную надежду на искру между Рюу и Сато. Одно было очевидно – оправдайся эта надежда, и образ героя станет совершенно другим, как и сюжет превратится в предсказуемый роман о любви. Тут любовь была несколько иной.
Появление официанта, принесшего им заказ, немного отвлекло от разговора. Тот поставил перед ними их кофе, у Адама занявший приличного размера кружку.

0

8

Он знал, что говорить. Знал, какие вопросы стоит задавать, а какие ни в коем случае не озвучивать. Люди, не способные читать по глазам, часто считали при первой встрече его недалеким. Иногда даже умственно отсталым. И всему виной была его абсолютная внешняя безэмоциональность. Это было удобно, хотя в детстве он претерпел немало шуток и издевательств на этот счет. Но... когда ты понимаешь, что твою пламенную душу никто не способен оценить за внешние проявления, ты перестаешь обращать внимание на других и обретаешь самого себя. И то, что тебе действительно дорого.
А он... хорошо понимал, ради чего ему действительно стоит жить.

Адам все еще смотрел на Юхея в совершеннейшем восторге. Однако этот взгляд был определенно не взглядом фаната. Фанаты, которые обычно боготворят своих кумиров, смотрят восхищенно-подобострастно. Они всегда смотрят снизу вверх, которые ловить каждое слово и, кажется, еще чуть-чуть и начнут пускать слюну, если их "бог" с ними неожиданно заговорит.
Писатель же смотрел на актера, как на равного. Его восхищение было куда более искренним и куда менее навязчивым. Ему все казалось, что он действительно встретился с Рюу. Главное, не начать называть его именно так.
- Знаете, это так редко встречается, - проговорил Адам, берясь за свою кружку и, не глядя, отпивая из нее крепкий черный кофе, - чтобы вот так... у меня такое чувство, будто я сейчас встречаюсь прямо с Рюу и пытаюсь уговорить его сняться в фильме про него самого...
Потом он смутился, ненадолго отвел взгляд и очень виновато улыбнулся. В самом деле, наверное, это очень неприятно, когда ты встречаешься с человеком, а он видит в тебе кого-то совершенно другого.
- Извините, это, наверное, не самый лучший комплимент. Но я так рад, что Вам понравилась идея, что никак не могу заставить свой мозг остановиться и перестать подкидывать в голову идеи и образы, попытался оправдаться он за то, на что еще пока никто не успел обидеться. Но мало ли... ему совсем не хотелось, чтобы молодой актер воспринял это в каком-то негативном свете.
Вообще Адам всегда немного опасался молодых звезд: с ними чаще всего было очень сложно сладить. Как-то он пробовал подобраться к некоторым из них, чтобы посмотреть на их поведение, на их жизнь, на проблемы, с которыми они сталкиваются, чтобы однажды вписать в свои книги такую звезду и отразить их жизнь с правильной точки, а не так, как это представляет инфантильная молодежь. Однако с этим возникли проблемы: те, к кому пробовал протаптывать дорожки молодой писатель, были... мягко говоря слишком звездами. Они были капризны и предвзяты. С ними совершенно невозможно было выйти на адекватный контакт. Вероятно из-за того, что Адам Ли был слишком честным и открытым и напрямую говорил то, что приходило ему в голову. Хотя, наверное, не стоило бы. Он не раз думал об этом, но... все же предпочитал выбирать правду лести. А тут...
- Вы такой прекрасный, - не удержался писатель, поставив кружку. И в его комплименте не было ни грамма слепого фанатизма. Там был фанатизм осмысленный и явно не касающийся конкретной личности, - скажите, а у Вас есть страсть?
Неожиданно он подумал, что это может быть важным. Безусловно, это нисколько не поменяет мнения Адама на счет идеальной кандидатуры на роль Рюу, но наличие страсти могло помочь актеру справиться со сложной натурой, которую ему предстояло сыграть, если дело все-таки выгорит. Надо же будет потом еще найти спонсоров, которые будут готовы финансировать съемки фильма. Ведь денег на целый фильм у Адама точно не будет.
- Хмм... в любом случае, - он, наконец, оторвался от своего восторга и принялся размышлять дальше о фильме, не трогая же тему режиссера, потому что ему вполне достаточно было слов Юхея, чтобы не переспрашивать "а точно дадите контакт?" - вставить жениха Сату куда-то кроме флешбеков вряд ли может представиться возможным. С учетом того, что в самолете его определенно быть никак не может. Это ломает всю сюжетную линию. Ох, кажется, в мыслях о флешбеках, я начинаю течь по канонам романтических сюжетов...
Конечно, он подумал о том, что последний флешбек должен быть с поцелуем и под дождем. Но... его надо было вписать как-то... после поцелуя в настоящем, наверное. Или... нет, точно! Встреча взглядов, когда Рюу привозит Сату к жениху, искра, буря - флешбек в ливень и все такое. Да, это определенно должно быть очень красиво.
Писатель вздохнул и снова взялся за кружку, пока не рассказывая идею последнего флешбека. В сущности, она будет важна режиссеру, а главного героя она, в общем, ведь совершенно не касается...

+1

9

Сказать по правде – такого, чтоб Каске говорили, что он просто копия какого-то персонажа, когда он и не пытался играть того, еще не бывало. Просто таких персонажей он раньше не встречал. Но актер и сам понимал, что то, каким описал своего Рюу Адам, ну очень похоже на него внешне. Над внутренним миром героя ему еще стоит подумать, ведь отсутствие эмоций и отсутствие возможности показывать их при настоящих бурях внутри – разные вещи. Если они все-таки доведут дело до съемок – не исключено, что и Адам еще задумается, насколько Каска не похож на Рюу внутренне. Возможно кому-то и правда не польстило бы, что в нем видят другого человека, но Каска пока еще был собой, и слова писателя его не задели. Наоборот, то, что Ли уже настолько захвачен идеей снять фильм с ним в этой роли, несомненно было плюсом внешней схожести. Не будь Каска настолько лаконичен в своих оценках, он счел бы то, как Адам смутился, довольно милым. Но для дополнения к впечатлению о нем хватило и пометки что он искренен, вежлив и тактичен, и думает о том, чтоб не сказать чего-то лишнего и не обидеть собеседника, даже когда не может сдержать эмоций.
- Вам не за что извиняться, - тут же откликнулся актер. - Вы ничуть не обидели меня этим сравнением, а то, что вы уже сейчас видите во мне Рюу, наоборот хорошо – значит, вы попали в точку, прислав мне сценарий. Тем более если это помогает генерировать новые идеи. Возможно, какие-то из них окажутся полезны при работе над фильмом, - он очень к месту вспомнил, что до его прихода Адам что-то записывал. – Если вам удобнее думать вслух, или если это поможет не упускать мелькнувшие задумки, вы можете их озвучивать, - добавил он. Порой сформулировать и записать сразу – единственный способ не потерять секундное озарение. Да и лезть с ненужными советами без надобности Каска не привык, так что при нем можно было рассуждать о чем угодно.
По ходу разговора он невольно вспомнил еще кое-что. Несколько статей о книге, которые он прочел, носили скорее характер пересказа с нотками критики, и кажется еще нигде он не находил более полезной информации.
- Скажите, а у Рюу был какой-то реальный прототип? – спросил Каска. – Или идея берет начало не от человека? До этого момента я намеренно не искал информацию о создании романа, но раз сейчас мы коснулись темы схожестей, - завершать фразу нужды не было, она сама по себе была вопросом.
Ли был очарован впечатлением, во всяком случае пока, и не реагировал как довольно многие, кто впервые встречался с Юхеем вне съемочной площадки. Последние зачастую выражали скорее недоумение, чем восторг. Сомнений в том, что писатель не стал мгновенно и бесповоротно его фанатом, и что он не говорит ничего просто из желания произвести хорошее впечатление и не подлизывается, у Каски не было изначально. То, как воспринимает его Адам, он соотносил со своей будущей ролью. А вот первое же различие, которого стоило коснуться, не заставило себя долго ждать. Каска почти не раздумывал, перед тем как ответить на его вопрос – тут не о чем было думать, если не пытаться приврать.
- Такой, как у Рюу – нет, - произнес он, не отвлекаясь от разговора несколько раз помешав свой кофе на случай, если сахар не до конца растворился, и отложил ложку на блюдце. – Я воспринимаю большинство вещей куда более ровно, и если понимать страсть как, в хорошем смысле этого слова, одержимость, то, чем человек дышит, что зажигает огонь внутри – таковой у меня нет и в таком ее восприятии никогда не было. Во многом этим он мне и интересен, - как-то сразу перешел актер к собственным рассуждениям. Он сделал глоток кофе (к тому моменту ему больше хотелось просто пить, чем согреваться после дождливой улицы или прогонять невольную сонливость, одолевавшую в такую погоду). – В силу профессии я часто наблюдаю за людьми, отмечаю яркие черты, эмоции, их проявление. Люди типа Рюу могут казаться странными, если их выбор падает на то, что, по мнению общества, не должно полностью поглощать твою жизнь. И тем не менее… их можно назвать истинно счастливыми, - взгляд актера, все такой же спокойный и беспристрастный, но теперь немного задумчивый, скользнул в сторону соседних столиков.
Каска тоже само собой не думал, что отсутствие личного опыта помешает ему играть. Он и не заметил, как перешел к собственной главной задаче – попытке осознать предстоящую роль. Прочувствовать счастье, адреналин в крови, зажигающий душу и заставляющий совершать безумные поступки, он никогда не сможет. И не страдает по этому поводу. Но сама по себе роль Рюу могла стать чем-то новым, а его пример – добавлением к коллекции собранных в памяти характеристик чувств и эмоций. Каска мог осмысленно разложить их по полочкам, знал внешние проявления большинства и постоянно пополнял список, видя, как другие смеются, плачут, удивляются, боятся, завидуют, негодуют. Можно быть одержимым любовью, местью, высокой целью. Можно хорошо разбираться в чем-то, быть гением, виртуозом своего дела. Персонаж Адама определенно был влюблен, но в куда более постоянное и реальное, чем просто в какого-то человека. Каска даже пытался представить, дочитав книгу, куда он рванет, когда высадит Сато с ее женихом там, где их уже не достанут ненужные люди и обязательства. Пока что представить дальше титров фильма не получалось. Но с другой стороны, вникнуть в характер Рюу ему еще предстоит.
Тем временем Адам уже развивал тему флешбеков, и сознание актера уже увлекало его после слов Ли примерно к тому же поцелую под дождем. Ну или чему-то вроде этого, таких сюжетов он сам насмотрелся и в некоторых лично участвовал.
- Если до поры сохранять интригу их истинных отношений, то в финале это будет вполне уместно, - заметил актер. Как именно оформить финал – Адаму лучше знать, но пока то, о чем он говорил, не граничило с риском слишком углубиться в мелодраматические зарисовки.

0

10

Когда он увидел ее, все в нем перевернулось. Она была идеалом красоты. Она была прекраснее всех, кого он встречал когда-либо на этом свете. Сердце в груди забилось быстрее, стоило ему представить, как он подойдет ближе, коснется ее...
В его голове не мелькнуло даже тени сомнения в том, что она достанется именно ему. Никто больше ее достоин быть не может. Выражение лица его не изменилось, но в глазах загорелся жадный огонь всепоглощающей страсти. Она... один из самых быстрых пассажирских самолетов современности.

- Вижу, - уверенно кивнул писатель, - безусловно, я понимаю, что вы с ним совершенно разные люди. Не бывает ведь одинаковых, но отвязаться от мысли, что я именно так себе его всегда и представлял, не могу. У Рюу нет никакого реального прототипа.  Разве что, хм... думаю, отчасти я взял за основу идеи ситуацию одного голливудского актера. Вам должен быть знаком американский кинематограф? Он довольно навязчив, хоть здесь у нас распространен крайне мало. И все же, чем-то похожая история есть только у Сильвестра Сталлоне. Очень сложное имя, надо заметить. И жизнь тоже. Но у него я взял только проблему лица. Из-за родовой травмы у него были повреждены некоторые нервные окончания лицевые. Надо признать, я приукрасил это на свой лад. В противном случае, он бы ничем не смог управлять. Лицевые нервы и мышцы все-таки отвечают и за то, чтобы глаза были открыты.
Адам виновато улыбнулся. Да, здесь для создания персонажа ему пришлось немного отойти от действительных реалий, придумать другого рода травму, совершенно уникальную, возможность которой имела слишком маленькую вероятность. Врач, с которым он консультировался на этот счет, допустил, что поражение нервных окончаний только мимических мышц, в общем реально.
- Но, конечно, их истории совершенно разные. Так что проще сказать, что реального прототипа не было. Только начало идеи.
Писатель понимающе кивнул, когда Юхей сообщил, что страсти такой, как у Рюу, у него нет. В самом деле, такой вот нет и у Адама. Да, ему нравится писать, сочинять новые истории, облекать мысли в текст, превращать простые слова в произведение искусства, но, наверное, он вполне бы мог жить и без этого, если бы пришлось. Наверное. Он не пробовал. И единственный раз, когда он имел возможность это сделать, даже когда не был еще хоть сколько-то знаменит, он... не сделал этого, хотя в какой-то момент думал об этом и жалел, что не бросил все. Правда, тогда ему казалось, что это невозможно. Да и сейчас, надо признать, он не видел шанса, хотя мог описать что угодно в своих произведениях. Некоторые ситуационные вещи он был не в состоянии переложить даже на собственную жизнь.
- Вы так говорите, - с интересом заметил молодой мужчина, глядя в глаза своего собеседника, - словно даже завидуете таким вот одержимым людям. Но ведь это очень сложно, когда страсть настолько сильна, что она способна перебивать даже внутреннюю мораль, даже заставлять идти против законов и правил. Тех, которые действительно не стоит нарушать. А ведь это может иногда привести к тому, что у человека больше не будет доступа к его страсти никогда. Это ведь опасно.
Он немного помолчал и добавил с улыбкой:
- Но ужасно интересно. Ах, все-таки действительно, быть актером - это иметь возможность примерить на себя такие роли, которые никогда бы не взялся исполнять в реальной жизни. Но я все-таки не актер. Примерять на себя чужие эмоции я бы, наверное, не смог. Так вот примерять...
Хотя это опять же была неправда. Писатели, настоящие, которые действительно пишут эмоциональные и сильные вещи, не могут не переживать того, о чем пишут. Пусть они при этом сидят в удобных креслах за кофе и компьютером, но все же они переживают всей душой. Иначе слова не будут иметь такой силы, какую они жаждут и какая необходима читателю.
- Благо, это не сериал, - заметил Адам, - здесь сохранить интригу будет гораздо проще, нежели там. Эту часть сценария я, конечно, перепишу и дополню прежде, чем мы отправим его режиссеру...

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2010.03.21] Адам Ли, Хейваджима Каска