Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 04.07
Кафе Vanilla sky - Маиру 28.06
Полиц. участок - Сой Фон 28.06
«Русские Суши» - Каска 28.06
Ул. Саншайн - Рен 28.06

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 28.06
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Дейв, Златан - Дейв 11.07
Кельт, Маиру - Маиру 28.06
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 28.06
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Рей 11.07
Оберон, Каал, Ниэ - Каал 28.06
Титания, Анейрин - Анейрин 28.06
Гин, Хильд - Хильд 28.06
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.06
Изая, Микадо - Изая 30.06
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Канако, Аоба - Канако 28.06
Энн, Раа - Раа 08.07
Анейрин, Каал - Анейрин 08.07
Такеда, Адам - Такеда 11.07

Альтернатива:
Артур, Каска - Каска 28.06
Артур, Изая - Изая 30.06
Раа, Рина - Раа 28.06
Изая, Хоши - Хоши 08.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая


[2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

название: [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая
название эпизода: Персонажи загружены, начать игру.
место: квартира семьи Орихара
очередность: Маиру, Курури, Изая
краткое описание ситуации: обычный день, не предвещавший ничего странного, становится переломным в жизни семейства Орихара. Потому что две маленькие егозы-сестрички уже придумали план действий на всю оставшуюся жизнь, и догадайтесь, кто послужил причиной...

Теги: Orihara Mairu, Orihara Kururi, Orihara Izaya

Отредактировано Orihara Mairu (12-09-2016 18:08:29)

0

2


Время: 7.00 утра
Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
Внешний вид: плиссированная черная юбка до колена, белая блузочка, белые гольфы. Волосы заплетены в косички, на носу очки.
Состояние: суетливо-энергичное.
Инвентарь: уже откопанный в вещах, но еще не надетый черный приталенный пиджачок в руках.

Первый день школы после каникул всегда был ответственным и немного волнительным для детей. Для всех это было началом увлекательной, порой довольно нелегкой, но интересной жизни. Особенно если за время, которое не видишься с друзьями, успел набраться новых впечатлений, в чем-то измениться, или спешишь поделиться новостями. До поры до времени так было и с близнецами Орихара. Пока в одно прекрасное апрельское утро…
- Я точно видела ее в верхнем ящике, - Маиру стояла на сооружении из стола и стула на нем, увлеченно копаясь в самом верхнем отделении шкафа для одежды, куда обычно помогал залезать высокий братик Изая. – Она не могла пропасть. Она идеально подходит под образ, - девочка чуть качнулась на высотной конструкции, но устояла и снова занырнула в ящик. – Хотя знаешь, Куру-нее, с другой стороны это может быть любая юб… а, нет, нашла! План не меняется! – девочка выудила из ящика юбку в складочку длиной где-то до колена и стала быстро и ловко слезать с верхотуры.
На данный момент она могла бы и прыгать. Дело в том, что в поисках нужной юбки, которую она, к слову, давно не носила, и потому-то та и оказалась на горных кручах шкафа, Маиру планомерно скидывала содержимое ящиков вниз. Конечно, она искала не только юбку – Курури тоже кое-что было нужно из на время забытого барахла. Кажется, забытым оно было еще и потому, что покупалось не на пару обеим. Как так вышло, что такой же юбки не было у Курури, а чего-то еще – у Маиру, девочки сами уже не помнили. Кажется, на тот момент магазин одежды располагал лишь одной моделью. Конечно сестры не гнались за тем, чтоб отыскать для похода в школу конкретно то, что у каждой есть в единственном экземпляре, но с юбкой точно вышло удачно.
Мягко приземлившись на ворох одежды, Маиру стерла пот со лба и огляделась, подбросив ногой в носочке с кошачьей мордочкой летний сарафан. Тот взлетел в воздух, но не долетел до шкафа. Маиру прищурилась. Это стало делом принципа. Они же решили, что физическая форма – ее конек, так что откладывать!
- Ща! – пообещала она сестре, и раза с третьего закинула сарафан ногой в один из средних ящиков. – Вот, так-то лучше!
Сестры планомерно разбирали завалы, чтоб к моменту пробуждения родителей и брата сюрприз был полноценным и не смахивал на небольшой филиал армагеддона в их доме.
- Я вот хожу и думаю, что наверное чего-то нам все-таки не хватает, - попутно поглядывая в зеркало в открытой дверце шкафа, произнесла Маиру, теперь то и дело пытаясь забросить вещи ногой. Толку выходило мало, и, чуть не заехав пяткой Курури в ухо, девочка ойкнула и, подтянув к себе сестру, чмокнула в щеку. – Извини, наверное тренироваться надо, когда ты хотя бы в паре метров… Так вот, я же совсем забыла про ножницы! Сейчас притащу! – Маиру глянула на свое отражение, задорно ему подмигнула, а затем выскользнула за дверь. Просто ножницы хранились у мамы в шкафчике с рукоделием. Родители бывали дома реже детей, и сестры всегда имели доступ к маминому шкафчику на случай надобности что-то пришить.
Со стороны возня выглядела даже забавно, если не вдумываться, зачем им еще и ножницы. Но для прояснения плана стоило обратить внимание на лежащий на столе набросок, на котором довольно четко угадывались две девчачьи фигурки – вот только совсем непохожие на идентичных пока девочек, у которых даже пижамки были одного цвета. На листочке у одной была короткая стрижка и одежда скорее спортивного стиля, в то время как вторая была одета в классику с юбкой до колена и волосы были заплетены в косы. Попутно у второй зачем-то была пририсована за поясом катана, а первая держала в руке мобильный телефон.
Именно таким (ну, может быть, примерно и еще не совсем точно) был план сестер Орихара. А начиналось все где-то за пару недель до этого. Когда после очередной прогулки вернувшиеся с идентичными куколками сестрички были в который раз замечены хитрым взглядом их старшего брата. Маиру и Курури были точной копией друг друга – как те самые куколки. Те же глаза, те же улыбки, длинные волосы, одежда, манеры поведения, даже речь и сами слова – почти все в них было одинаковым. Разве что Маиру иногда носила очки, но старалась делать это не всегда – пока что зрение позволяло, хотя с ним и были проблемы. И вот тогда-то мир сестер и перевернулся. В то, что нет смысла жить, если быть во всем абсолютно одинаковыми, не хотелось поначалу вдумываться. Эти слова брата немного обидели, разозлили и раздосадовали на первых порах, но буквально сразу же стало ясно – Изая прав. Они были совершенно идентичны. Два одинаковых человека. И это было хуже всего на свете. Но одного братик не учел – его сестры восприняли эти слова не совсем… адекватно.
- Нашла, - пискнула Маиру, открывая дверь. Через минуту на столе уже красовалось приличных размеров зеркало, а Маиру подвигала сестре табуретку. Ни о какой помощи родителей и речи быть не могло – стоило только посмотреть на прекрасные длинные волосы Курури, и становилось ясно, что ни один здравомыслящий родитель не даст их остричь. Но вот Маиру все это, казалось, лишь забавляло.
- Я парикмахер, - гордо выпятила грудь девочка, и примерилась с длиной. – Как думаешь, вот так? Короче?! Хм, хотя и правда, - она покосилась на их рисунок. – Идеальная длина! – ножницы в мгновение отсекли часть прядей, которые упали к ногам Маиру. А она продолжала, то и дело сверяясь, наклоняясь на уровень сидящей сестры, пока прическа Курури не стала похожей на их рисунок. – По-моему, мне даже не надо учиться, я уже асс!
Честно сказать – в разговоре Маиру пока чувствовала себя не столь уверенной, как в беготне. Потому что, кажется, старалась выглядеть живой и бойкой в противовес довольно рационально и без лишних кривляний ведущей себя сестре. Хотя наверное, обеим было пока немного непривычно, хотя бы потому, что хоть они и попробовали недавно свои роли – «включить» это на полную катушку решили с сегодняшнего дня.
- А меня будем плести? – поиграла бровками Маиру, усаживаясь вместо сестры на табуретку.
Через какое-то время в комнате находились уже не две одинаковые фарфоровые куколки. Маиру продолжала зашвыривать оставшиеся вещи ногами, пока не поняла, что пора бы поторопиться, когда будильник на их тумбочке прозвенел, оповещая, что еще немного – и весь дом проснется.
- Полундра! – девочка суетливо затолкала все, что еще не влезло, в ящики, на ходу напяливая юбку и заправляя в нее белоснежную рубашечку. – Куру-тян, ты не видела гольфы?.. Боже мой, только не говори мне, что я запихала их туда… - Маиру ощутимо сдулась на мгновение, глянув на шкаф, но гольфы нашлись возле сестры.
Надо было еще подмести остатки волос с пола, для чего в комнату заранее была принесена щетка и пакетик для мусора. Маиру весело махала свежезаплетенными косичками, одной даже смела статуэтку кошки с тумбочки.
- Я пока занычу обратно ножницы, - бросила она сестре, попутно окинув ее взглядом. - Куру-нее, ты шииикарно выглядишь! – она показала сестренке большой палец, и юркнула за дверь.
Вернув ножницы на место, Маиру припустила обратно по коридору, по пути замечая, что дверь комнаты братика уже чуть приоткрыта.
- Иза-нии проснулся, - доложила она сестре. – Кажется. А мама как обычно первая в ванной, - Маиру подскочила к зеркалу и поманило рукой сестру. – Класс! Новая эра! – гордо произнесла она, окинув их взглядом.
О да… По сравнению с двумя копиями друг друга, что ложились вечером спать, теперь на них смотрели два совершенно других человека. Может, не так глобально конечно… но сестры сейчас видели это именно так.

Отредактировано Orihara Mairu (13-10-2016 14:41:18)

+2

3

• Время: раннее утро, около 7:00.
• Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
• Внешний вид: в начале - длинные волосы, пижама; под конец - короткая, чуть-чуть неровная стрижка, синие шорты и белая майка.
• Состояние: взволнованность, предвкушение, лёгкая нервозность.
• Инвентарь: пока нет.

Курури проснулась рано, когда за окном ещё едва-едва начинало светлеть. Поворочавшись немного и поняв, что сон не идёт, а под шеей лежит что-то твёрдое, гладкое и неудобное, она начала лениво выползать из огромного кокона одеялок, в который вчера, по своему обыкновению, завернулась вместе с сестрой.
Маиру, кстати, уже была на ногах и носила по комнате бодреньким торнадо в поисках одежды. Большинство нужных им предметов гардероба девочки откопали уже с вечера, но одна, особо упрямая юбка-потеряшка, была отложена до утра, потому что лезть за ней неизвестно куда ночью, когда утомлённые детские организмы требовали законного отдыха, после целого дня подготовки к осуществлению Плана, было слишком лень.
Жёсткая штука на кровати оказалась телефоном. Старшенькая Орихара вчера специально поставила его на вибро-режим и спрятала под подушку, чтобы встать по раньше и не перебудить при этом половину дома. Но, в итоге, жужжание будильника не понадобилось - от волнения обе сестрички проснулись до назначенного времени и надоедливый звук был отключен, не успев раздаться.
Маиру балансировала на шатком стуле, как цирковая акробатка на шаре, чем немного напрягала Курури. Стараясь отвлечься от маленькой фигурки на хрупкой мебельной конструкции, девочка стала изучать одёжные холмики, рассредоточенные по полу. В одном из них, слегка помятые, валялись её новые синие шорты. Одеть их прежде возможности не представлялось, так как сестра, на момент покупки, страдала дома с температурой и соответственно ничего похожего себе не нашла, а носить что-то слишком разное - неинтересно. Как же тогда шутить над окружающими, путающих одинаковых во всём близняшек? 
- Убираемся. (Давай уберём всё тут) - сказано это было отчасти тоскливо. Старшенькая Орихара уже смирилась с новой ролью "самой ответственной", но привыкнуть к ней пока не успела. Она отложила шорты и стала терпеливо складывать разбросанные по полу вещи с кислой миной на лице. Соблазн просто поднять всё это и затолкать в шкаф мучил вполне ощутимо.
- Прекрати. (Успокойся, пожалуйста) - от пятки сестры Курури уклонилась легко, что было и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо - потому что находившееся на волоске ушко всё таки не пострадало, плохо - потому что у Маиру пока медленные движения. Если они действительно хотят, чтобы однажды эти махи ногами стали достаточно опасными, придётся много заниматься.
- Складывай. Не. Бросай.  - старшенькая Орихара произнесла слова раздельно не столько для постановки акцента на необходимом действии, сколько привыкая к своей новой личности. Девочка и до "разделения" была тиха и любила отвечать односложно, ленясь выдавать длинные предложения, но когда её спрашивали о чём-то, на что нельзя было выдать "да", "нет", "не знаю" или "посмотри там", вполне могла сказать пару достаточно длинных и чётких фраз. Было трудно приучать себя не забывать о новой роли в самые ответственные моменты, говорить кратко, даже когда хочешь сказать очень и очень много. Радовало одно - сестра теперь болтала за двоих и вполне хорошо понимала мысли своей близняшки, чтобы их озвучить.
Когда Маиру вспомнила про ножницы и унеслась за ними в соседнюю комнату, у Курури ощутимо похолодели пальцы ног и рук. Затея девочек с "разделением" воспринималась старшенькой скорее как игра или любопытный эксперимент, чем как что-то серьёзное. Волосы скоро отрастут, старый стиль всегда можно вернуть, если новый не понравится, так что нечего переживать. Но, вопреки уверенности во всём перечисленном, лёгкий мандраж всё же заставлял Курури сверлить дверь спальни пристальным взглядом и теребить край пижамы в ожидании сестры.
А потом всё произошло очень быстро. Чик - и длинные, терпеливо отращиваемые локоны, упали к ногам. Было так странно прикасаться пальцами к коротким прядкам сзади и ощущать непривычную открытость шеи. В зеркало смотреть было ещё странней. Из него внимательно и чуть удивлённо глядела девочка, впервые за всю жизнь непохожая на сестру-близнеца. Другая. И это было так непривычно-чудно, что почти неправильно.
Курури фыркнула и отвернулась от своего отражения. Они разные, теперь разные, но она не должна переживать. Пока они остаются близки настолько, насколько только могут два отдельных человека, "набор качеств" одной сестры будет принадлежать другой в той же степени.
- Хватит. (Достаточно на сегодня) - остановила что-то ещё равнявшую Маиру старшенькая Орихара. Хоть сестричка и верила в свои силы, но подстричь идеально-ровно без какой-либо практики - задача невыполнимая и, наверняка, родители, поругав неугомонных детей, уже после школы отведут их к парикмахеру, исправлять неумелые труды над внешностью.
- Садись. (Садись на стул вместо меня) - Курури встала и жестом указала Маиру на своё место. С волосами младшенькой тоже надо было что-то сделать. Сначала думали о каком-нибудь сложном и красивом плетении, но быстро поняли, что сами нечто подобное не осилят, поэтому выбор был остановлен на косичках.
Орихара бережно распутала все колтуны в мягких волосах, стараясь не делать больно. Сама девочка до зубовного скрежета не любила всякие экзекуции над своей головой, потому что это было неприятно, и потому что на расчёске потом оставался целый клубок каштановых жертв беспощадной пытки. Именно поэтому Курури легко согласилась подстричься. Это же избавление от всяких чудных и противно стягивающих фигур у себя на макушке!
Косички вышли на загляденье хорошие, без "петухов", удалось даже добиться почти идеального пробора, а на самые кончики, после недолгих раздумий, были повязаны такие же ровные красные бантики. С ними личико Маиру смотрелось ещё более детским и невинным. Этакий ребёнок-ангелочек, гордость родителей и отрада учителей.  Ах, как же порой обманчива внешность!
Звон будильника раздался очень неожиданно и слегка испугал старшенькую Орихару. Она поняла, что до сих пор неодета и поспешно натянула шорты, забавно попрыгав на одной ноге. В дополнении с белой обтягивающей маечкой, они выглядели как спортивная форма более взрослых школьниц. Это визуально добавляло девочке около года, так что теперь разница в возрасте с сестрой действительно ощущалась, хоть в реальности и была не больше часа (знания о своём появлении на свет у Курури уже были, но только примерные).
Маиру тоже занервничала от резкого звона, чуть не начала извлекать одёжные горы из шкафа по новой в поисках позабытых в процессе стрижки гольф, но старшенькая Орихара успела вовремя протянуть ей искомую вещь. Сестричка унеслась пихать ножницы на место, а Курури ненадолго притормозила у двери, собираясь с мыслями. День будет трудным, полным шокированных лиц и нотаций, и она очень надеялась, что это всё окупит себя хотя бы на половину.
Наконец, набравшись уверенности, девочка выскользнула из комнаты. Просторный коридор встретил её журчанием воды в ванной, приоткрытыми дверями и жизнерадостной Маиру, сразу побежавшей к зеркалу. Молча пройдя за ней, старшенькая Орихара подождала, пока сестра налюбуется их отражениями, а затем поспешно отошла. Их новый вид всё ещё вызывал странные, непонятные эмоции, которые сложно было охарактеризовать. Страх? Любопытство? Тоска? Предвкушение? Какая то дикая смесь, от которой было не по себе.
Разбираться во всём происходящем не хотелось (даже размышления об этой ситуации не как о забавной игре казались чем-то лишним). Самокопание - это скучно, это для занудных взрослых и братика, у которого, от этого, возможно, на доли секунды, выйдет из комы совесть. А они просто хотят попробовать. Молодые девушки малюются на зависть куклам сестричек и легко протыкают иголками тело ради украшений и тату. Близняшки Орихара делают почти тоже самое. Вместо белой кожи - почти чистые листы их личностей. Рисуй кистью, режь ножом - больно пока едва ли будет. У детей всё быстро бледнеет и заживает, впитываясь глубоко-глубоко, так что спустя годы едва откопаешь, где у чего начало и что чему причина.
- Пап. - Курури просочилась в родительскую спальню, как маленький, но уже умеющий бесшумно красться за мышью котёнок и устроилась на мамином, ещё теплом, но уже пустующем месте. К брату она решила пока не ходить. Хоть изначально, всё и затевалось из-за его слов, однако именно сегодня, когда у родителей последний день отпуска, удивлённое лицо Иза-нии могло подождать. - Утро. (Доброе утро)
- Да-да, конечно же, Куру-чан, утро. Папа уже почти встал, честно. - сонная морская медуза на правой половинке кровати лениво шевельнула лапкой и приоткрыла глаза. Девочка хмыкнула и сделала шутливую попытку стянуть с отцовской ноги носок. Мужчина дернулся, выпутываясь из захвата детских ручек, наконец-то поднялся и удивлённо моргнул. - Куру-чан, а что с твоей головой?
- Заметил! (Ты заметил!) - она слегка подпрыгнула и хлопнула в ладоши, но быстро посерьёзнела, осознав, что выходит из роли. - Как? (Как тебе мой новый стиль?)
В повисшем молчании хлопок ванной двери прозвучал слишком громко и Широ Орихара со вздохом рухнул обратно на подушки. Этот день обещал быть очень долгим и "весёлым".

Отредактировано Orihara Kururi (08-11-2016 00:10:23)

+1

4


Время: раннее утро, около 7:00.
Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
Внешний вид: школьные брюки, бордовый полувер мелкой вязки с V-образным вырезом, белый кухонный фартук в мелкий цветочек
Состояние: любопытство
Инвентарь: маленький складной нож в кармане, бумажник на металлической цепочке, прикрепленной к брюкам.

Изая вставал рано независимо от того, как поздно ложился. У него не было никаких проблем ни со сном, ни с пробуждением. В крайнем случае, если спать приходилось мало, и было совсем невмоготу, он вполне мог отпроситься с одного-двух занятий и подремать в кабинете доктора. Конечно, не в самом начале года, но, в принципе, это было нормальной практикой. Кроме того, несмотря на то, что за ним водились некоторые грешки, успеваемость Изаи позволяла ему пропускать занятия без какого-либо заметного вреда.
Раннее пробуждение, в большей части, было не столько предрасположенностью, сколько необходимостью — родителям не всегда хватало времени на то, чтобы собрать для всех своих детей завтрак и обед перед работой, они часто задерживались и отлучались, поэтому часть обязанностей естественным образом ложилось на Изаю. Эта самая часть никуда с него не падала даже тогда, когда родители были в городе и с утра всё ещё никуда не уехали.
Вот и сейчас Изая поднялся, оделся, услышал тихий шелест воды, возвещающий о том, что в ванной засела мама, и сразу прошёл на кухню. Он умылся и там же почистил зубы заранее приготовленной для этой цели щёткой. В противном случае пришлось бы искать окно для водных процедур где-то между сонным отцом, пытающимся не порезать себе лицо бритвой, и сёстрами, которые периодически могли надолго задержаться в ванной для не совсем ясных брату целей.
Изая хорошо промыл и поставил вариться рис, в достаточном количестве, чтобы хватило на пятерых человек и, как минимум, два приёма пищи; закинул в духовку заранее подготовленную рыбу; взял большую сковородку и разбил в неё пять яиц; достал из холодильника овощи и начал расставлять посуду, когда почувствовал какое-то напряжение в квартире. Он глянул на часы и, выключив плитку, пошёл проверять девочек.
Изая собирался будить только сестёр. Будить, отправлять в ванную, убедиться, что они собрали портфели, оделись должным образом, причесались, взяли обед и позавтракали — это было его обязанностями. Проспит или нет отец свою работу, Изаю не волновало, и заглядывать к нему с утра он не собирался, но жизнь нередко вносила коррективы в человеческие планы.
Проходя мимо комнаты родителей, он услышал голоса девочек: тихий Курури и бодрый и какой-то чересчур громкий Маиру. Изая открыл дверь и хотел было поприветствовать всех, но его остановил оклик отца.
Иди сюда, сыночек, полюбуйся на результаты своих трудов и подумай, как исправить это безобразие.
Он посмотрел, благо девочки, судя по всему, очень сознательно шли на своё преступление и были готовы показываться со всех сторон.
«Надо же», — подумал Изая. Они по-прежнему были очень похожими, но теперь выглядели скорее просто сёстрами, чем близнецами. Разные прически, разная одежда, разные манеры поведения сделали своё дело, и теперь их вряд ли можно было называть идентичными. И вряд ли в ближайшее время это можно как-то исправить, не обрезав Маиру волосы к той же длине.
Изая улыбнулся. Когда он сказал, что нет смысла жить настолько одинаковыми, он не думал о последствиях и не ждал, что они резко изменяется, но, тем не менее, наблюдать подобные изменения было занятно.
«Но совсем НЕ занятно слышать, что ты в чём-то там виноват».
— Отлично выглядите, — произнёс Изая, поднял взгляд на отца, и его лицо на мгновение затвердело, черты заострились, а в глазах промелькнуло совсем недоброе выражение.
Изае нравилось разграничивать свою жизнь. Нравилось, что у него есть нормальная семья, нравилась школа, если забыть о Шизу-тяне, и, разумеется, нравились увлечения, о которых родителям знать было необязательно (хотя время от времени учителя и пытались жаловаться на их сына, не имея, в общем-то, никаких прямых доказательств ничего кроме драк). Идея, что его могут обвинить в недостаточной сознательности или в плохом влиянии на девочек Изае не нравилась. Ему не нравилось, что отец может попробовать смешать его жизнь в один невкусный коктейль.
— С чего ты взял, что это моя вина? — обманчиво мягким тоном спросил Изая. — Возможно, это протест против родителей, которых никогда нет дома.
Нельзя было сказать, что Изая был обижен на родителей или сильно раздражён тем, что должен следить за сёстрами. Он испытывал вполне нормальное юношеское желание быть свободным от времени, когда ему нужно вернуться домой, и не заботиться ни о чём, кроме собственных проблем, которых у него было, кстати, не так уж мало. Если их, конечно, можно было считать проблемами.
Он не был обижен на них, но не собирался выслушивать о какой-то своей ответственности. В конце концов, любой его ответственности они могли избежать, просто не взваливая на него двух малолетних девочек.
— Завтрак почти готов, — сообщил Изая и, услышав открывшуюся защелку в ванной, кивнул девочкам. — Идите в ванную, а потом сразу на кухню. Сумки собрали?

+2

5

Ангелочек с косичками некоторое время рассматривал себя в зеркале, а потом, подтянув гольфы на максимум и поправив очки на носу, неожиданно подумал, что сейчас родители окончательно проснуться и стоит показаться им во всей красе.
- Пиджак! – вспомнила Маиру. – Я сейчас, - она со скоростью света юркнула обратно в комнату. И окинула ее взглядом. Тут было даже уже чисто, не наблюдалось завалов одежды, но от этого осознания, где пиджак, не прибавлялось. Маиру решила использовать метод, подсмотренный в передаче про магов, которые искали предметы с помощью рамок или собственных рук. Куда поведет – туда и идешь. Девочка закрыла глаза и вытянула вперед руки… Главное – ни о чем не думать. Шаг, еще шаг, ноги сами несут ее, тело становится легким, она старательно выбрасывает из головы все лишние мысли, почти не слышит посторонних звуков (впрочем, в квартире пока так и так тихо), и вот уже почти летит... на пол, потому что спотыкается о стул и едва успевает удержать равновесие, вцепившись в него.
- Блин… - Маиру отбросила лезшую в рот косичку, приземлившись коленкой на сидение. Потом присмотрелась… Пиджак лежал на полу, видимо уроненный ею, когда она сгребала со стула все, что накидала туда из шкафа. – О! Отлично, - Маиру быстренько схватила его и выскочила из комнаты.
В родительскую спальню она залетает как раз в момент, когда Курури радуется, что отец заметил перемены. Еще бы не заметить! Еще больше его глаза округлились, когда Маиру, заскочив, с разбега сиганула на кровать, и, подпрыгнув там, заставила отца все-таки окончательно проснуться, пусть даже он сделал попытку спрятаться от увиденного в подушках.
- Доброе утро! – бодро воскликнула Маиру, начав в полную силу тянуть на себя одеяло, за которое он не успел схватиться и оно частично переползло к сестрам, где Маиру мгновенно начала скатывать его в рулетик, постепенно стаскивая с отца все больше и больше. – Паап, я сейчас твою ногу в рулет закатаю, вставай! И ты не ответил! Как тебе? – вот она-то выжидающе прыгала, опираясь руками о папину ногу, так что тому пришлось спешно подворачивать ее. – Куру-тян, надо было захватить фотоаппарат, - бросила Маиру сестре с ухмылочкой. – А потом сделать коллаж!
Кажется, сюрприз им с Курури все-таки удался, потому что отец собирался с мыслями и не знал, как сказать, пока в дверях не по казался братик Изая. От него Маиру не ожидала «правильной» взрослой реакции, Изая всегда был человеком, смотрящим на вещи скорее с позиции «надо же, как интересно!», что он делает и сейчас. Вот только папа…
- Почему безобразие?! – возмутилась Маиру. – Тебе не нравится как мы выглядим? А вот так? – она подскочила, демонстрируя отцу косички (на что тот смотрел как-то не очень воодушевленно). А потом повернулась и пояснила Изае чуть тише и не возмущенно (он-то пока не возражал): - Куру-тян круто умеет плести!
Комплимент от брата прозвучал реально как комплимент. Маиру расплылась в довольной улыбке, и вот ей-то теперь как раз полагалось прыгать и хлопать в ладоши, что она и сделала:
- Уррра, Иза-нии нравится!!! – попутно вертясь вокруг своей оси. Юбочка подпрыгивала, косички летали в воздухе. Маиру начинала думать, что они могут стать ее главным оружием – так часто те теперь стукались обо все вокруг, на данный момент вот задели братика и прошлись по плечу сестры. Главное глаз не выбить, себе тоже. Все же в энергичности есть свои моменты, к которым придется привыкать.
Изая конечно пока не знал, что еще помимо смены внешности планировали неугомонные сестры, но первый этап увенчался успехом – кажется, всех впечатлило. Так, что Изая с отцом даже чуть не начали тихую и ненавязчивую внутрисемейную перепалку. В этот момент Маиру гордилась тем, что они с Курури производят такой эффект. Это было в новинку, обычно они были причиной куда более прозаичных разговоров или замечаний.
- Сумки собраны, еще вчера, - отрапортовала она брату, и хитренько улыбнулась. – Мы основательно подготовились к школе.
Наверное Маиру успела бы сказать что-нибудь еще, если бы в это момент в дверях не показалась мама в пушистом домашнем халатике, который Маиру всегда любила пощипывать.
- Что у нас тут за собрание? – с интересом и довольно весело поинтересовалась она, и уже явно готова была осуществить дежурный чмок в макушки сестер. – Доброе ут… - в этот момент взгляд Кёко Орихары упал на голову Курури. И на ее волосы, еще вчера бывшие шикарными и длинными, а теперь – ну можно представить, как умеют стричь маленькие девочки. Нет, у Маиру все почти получилось, но все-таки недочеты, мягко говоря, были. – Куру-чан?.. Что… что ты сделала со своими волосами? – кажется, мама была так поражена, что заметила совершенно отличающуюся от Курури Маиру только когда подошла и провела ладонью по головке Курури, глядя на все «безобразие» так, словно то могло исчезнуть, если постараться в него не поверить. Недоуменный и растерянный взгляд падает на Маиру, и мама, на мгновение теряя дар речи, далее почему-то тоже в недоумении смотрит на братика. «Такое ощущение что наши перемены – это плохо», - на секунду снова возмущается про себя Маиру, но…
- Мы не похожи? – она вскинула бровки и с такой довольной и счастливой улыбкой воззрилась на маму, что так, кажется, растерялась еще больше. Что уже было ответом. – Ура! Там вкусно пахнет, пошли! – Маиру, подцепляя сестренку за руку и беря на буксир, ненавязчиво распихала попой маму и братика и выскользнула из комнаты. – Ужас как есть хочу. Мы потратили много калорий за вечер, надо их добрать!
- Но… - Кёко, попытавшись было все-таки сформулировать вопрос, как они могли так варварски поступить с волосами Курури, не успела это сделать, провожая взглядом остриженную головку. Ладно Маиру, хотя бы просто косички… Стоило сестрам выскочить, она перевела взгляд на мужа, а потом на Изаю:
- Это Маиру ее постригла? И надо же было именно перед началом занятий… - тяжелый вздох, но догонять их и требовать чего-то она не планировала. – Интересно, работают ли так рано парикмахерские? – начала размышлять вслух практичная мама, привыкшая в решении вопросов сразу приступать к делу. – Стрижка такая неровная справа… И что на них нашло!
Конечно, парикмахерский вряд ли работали. Зато в ванной включилась вода.
- Кажется наповал, - Маиру просто сияла, выдавливая на щетку пасту. – Мама по-моему больше даже, чем папа, удивилась! Интересно, что они сейчас говорят братику?.. И интересно, как будет в школе!!! – говорить дальше Маиру помешала щетка во рту.
Но через какое-то время сестры уже были на кухне, где и правда пахло так, что начинало урчать в животе. Маиру, заскочив туда первой, принялась доставать из шкафчика тарелки - сестры помогали Изае хотя бы с сервировкой, и сейчас отступать от этого ритуала не планировали, хотя делали это в своей новой манере. Маиру попыталась покрутить тарелку на пальце, но поняв, что без тренировок это не получится, поставила ее на стол.
- Иза-нии, - она довольно быстро отвлеклась от своего занятия, ограничившись тарелками для себя, сестры и брата (словно действуя по привычке - ведь родители совсем недавно вернулись из долгой деловой поездки, и прежде завтраки проходили на троих). - А ты не знаешь, с какого возраста открыта запись в секцию кэндо? - Маиру похлопала глазками, этакая образцовая на вид отличница. Да, Изае еще предстояло понять, что они нарядились слегка... необычно для своих новых амплуа.
Насчет борьбы они с Курури говорили, и Маиру почему-то сразу приглянулся именно этот вид, хотя в дальнейшем она намеревалась сочетать стили и заняться чем-нибудь еще. Пока главное - набрать сил. Да и секции карате в школе пока точно не было, а вот по кэндо проходили соревнования. Прежде сестры вообще таким не интересовались, и теперь основным источником информации о непознанных еще благах школьной внеурочной деятельности мог стать братик. «Интересно, удивится?» - подумала она, и хитренько переглянулась с сестрой.

Отредактировано Orihara Mairu (27-10-2016 17:44:22)

+2

6

Курури смотрела на папу, а папа смотрел на неё. В глазах обоих отражалась обречённость и сочувствие друг к другу. Реакция отца очень ясно говорила, что родители, когда придут в себя, будут крайне недовольны сменой имиджа. То есть, сестричек ждут длинные нотации и долгое пребывание в парикмахерской. Последнее особенно огорчало. Около часа сидеть в кресле и не двигаться. Жуть. Папу же ждёт кое-что по страшнее - если Курури будет терпеть внешнюю атаку на свою голову, то ему предстоит внутренняя.
Маиру приземлилась на постель как сумоист-тяжеловес на водную гладь. Кровать подозрительно скрипнула, но внезапную атаку выдержала. Подушкам повезло меньше - одна из них улетела на пол. Старшенькая Орихара молча забросила её на место и, окинув пышущую энергией сестру мимолётным взглядом, пошла назад в их комнату. В душе девочка была крайне довольна собой - выражение полного равнодушия на лице не дрогнуло даже под натиском внезапности.
В комнате Курури быстро извлекла из вещевых завалок старую синюю куртку - её, вместе с другими вещами, которые уже никто не носит, но выкинуть сил не хватает, хранили в отдельном пакете. Изначально куртка принадлежала брату и сестричкам была отдана "на растерзание", когда стала поджимать в локтях. В их семье это было почти традицией - отдавать младшим ненужные вещи, чтобы на нужных вдруг не обнаруживались дырки, рисунки и вышивки неизвестных науки зверушек.
Эта куртка почти не пострадала. Только чуть выше локтя с левого рукава глядело нечто с печальными глазами и клыками выше головы.  Девочка считала, что это динозавр. Остальные, кроме сестры, считали, что если пришить на место неведомой зверюги карман, одежду ещё удастся спасти.
На Орихаре куртка смотрелась неплохо. Рукава, подвёрнутые несколько раз, казались самую малость широкими, но в остальном претензий не вызывали. В застёгнутом виде появлялся небольшой недостаток - за длинными полами куртки шорты проглядывали едва различимой ленточкой. Однако, в расстегнутом всё сидело будто так и задумано, так что на этот мелкий недочёт было легко закрыть глаза.
Маиру хорошо справлялась с новой ролью - звонкий голос был слышен через весь коридор. Курури, согласившись с идеей сестры заснять исторический момент, подхватила телефон, - на зарядку фотоаппарата времени не было, - и включила камеру, сразу поставив режим видеозаписи. Сегодня съёмки стоил каждый момент, а не только отдельные кадры.
При возвращении в спальню родителей в объектив сразу было поймано лицо Изаи. Реакция родителей в целом была уже ясна, а значит неинтересна. Теперь главная цель нового стиля - любимый братик. Старшенькая Орихара с нетерпением ждала его слов. Он будет недоволен, как папа и мама? Он будет рад, потому что теперь в его глазах жизнь младших сестёр обретёт смысл?
Девочка уставилась на него с надеждой и... Ничего. "Отлично выглядите". Будто красивые цветы похвалил. Курури с трудом заставила ни единый мускул на лице не дрогнуть, скрывая раздражение. Нееет, она ещё добьётся от него более сильных эмоций.
- Спасибо. (Спасибо за комплимент) - Орихара подошла, старательно придавая шагу почти сонливую неспешность, и обняла брата. - Для тебя. (Мы сделали это для тебя) - коротко стриженная головка демонстративно качнулась. - Рад? (У нас получилось тебя обрадовать?)  - голос очень тихий, мимика как у робота. Новый образ включён на полную.
- Вот тебе и ответ, Изая. - отец потянулся и наконец встал. - Но, если ты считаешь, что проблема действительно есть, я могу нанять вам няню уже завтра. - Широ Орихара, успешный предприниматель, способный уговорить поставить подпись в конце договора даже самого привередливого клиента, от понимания семейных взаимоотношений был бесконечно далёк и вряд ли догадывался, что сейчас уподобился врачу, прописывающего простуженному лекарство от болей в животе. - Само собой, она будет и по дому помогать. Готовка там, стирка и прочее, что ещё нужно. Устроит?
- Нет. (Меня это не устроит) - Курури дернулась от возмущения (ей не хотелось, чтобы дома постоянно находился чужой человек, пытающийся их воспитывать), но потом взяла себя в руки и снова повернулась к брату. - Да. (Да, мы уже собрали сумки)
И тут вошла мама. И лучше бы она ещё час из ванной не выходила. Она, как и Изая, обладала способностью появляться в (не)нужный момент и говорить (не)нужные вещи. Старшенькая Орихара молча вцепилась в сестру и на скорости вылетела за ней из комнаты. Пока ничего особенного после положенного шока не прозвучало, но предчувствие мучило очень нехорошее. Выбравшись из "опасной зоны" девочка не пошла в ванную вслед за Маиру, а замерла на полпути, сделав вид, что поправляет одежду, и навострила уши.
- Ладно, к парикмахеру я их запишу, но что ты там говорил про няню? Я не хочу, чтобы с нашими детьми сидел посторонний человек! Да и толку... Даже за нашими девочками трудно уследить, что уж говорить про Изаю. А он тоже ещё ребёнок! Драки эти его в школе, теперь сегодняшний... Инцидент. Нельзя оставлять всё так. В общем, я позвоню родителям и попрошу какое-то время пожить здесь.
Дальше оставаться на месте было бы подозрительно и Курури поспешила забежать в ванную. На восторженные слова сестры она лишь кисло улыбнулась. Изначально, предполагалось, что всё пройдёт более гладко. По удивляются, чуть-чуть поругают и забудут, а тут... Эффект как от удара по первой костяшки в длинном ряду домино.
- Няфя. Дуфувка и бафувка. (Либо няня, либо дедушка с бабушкой) Одинакофо. (Одинаково плохо) - щётка во рту мешала говорить. Девочка сплюнула и сказала уже нормально, одновременно подталкивая  Маиру к выходу: - Угу. (Да, мне тоже интересно, что скажут в школе) Быстрей. (Давай туда поскорее доберёмся) Отдохнём. (Там всяко спокойней, чем сейчас у нас дома)
На кухне очень приятно пахло. Старшенькая Орихара с наслаждением вдохнула аромат свежей еды, ощущая, как почти безнадёжно испорченное настроение потихоньку поднимается. С вернувшимся энтузиазмом, девочка разложила вокруг тарелок столовые приборы и плюхнулась на стул. Телефон, спрятанный в карман на время чистки зубов, был крепко зажат в левой руке, в ожидании продолжения шоу, которое просто необходимо заснять. Вот так, с вилкой в одной руке и телефоном в другой она и сидела до прихода брата. Но приготовить заранее ещё одну вещь она забыла...
- Минутку. (Подождите чуть-чуть) - Курури махнула раскрытой ладошкой и метнулась за бумагой и ручкой, как только услышала про кэндо. Цапнув листик из блокнота и карандаш (он первым подвернулся), девочка внимательно уставилась на Изаю. - Готова. (Я готова записывать) Телефон. Адрес. (Нам нужен телефон тренера, адрес секции...) И остальное. (Ну, и всё остальное, что может пригодиться) - старшенькая Орихара не без основания верила, что братик знает всё, а если вдруг чего-то и не знает, то может узнать. А поскольку за организационные моменты теперь отвечала Курури (по их с Маиру "распределению обязанностей") стоило срочно выведать у него стратегически важную информацию.

Отредактировано Orihara Kururi (13-11-2016 23:36:06)

+1

7

Если Изаю и удивляло поведение сестёр, то по нему этого было незаметно. На лице самого старшего из детей Орихары блуждала лёгкая полуулыбка. Он мимоходом погладил по голове Маиру. Ей словно бы вставили в попу огромное шило, на оси которого она теперь крутилась, вертелась, елозила, всё больше напоминая крайне надоедливого щенка: симпатичного, милого и навязчивого. Это было любопытно. Как любопытным было то, с какой холодной сдержанностью вела себя Курури.
— Да, — кивнул Изая, — нравится.
Возможно, он сказал бы что-то иное, оставшись с сёстрами наедине, но взрослые всегда невольно влияли на своих детей, в данном случае, побуждая к объединению и бунту. Изая понимал собственную причастность, но ужасаться или сходу чувствовать вину, на которую, тем более, указывали родители, не собирался. Если Курури и Маиру решили попробовать отличаться друг от друга, что в этом плохого? Насколько Изая помнил, в Европе уже не раз говорили о том, что нужно подчёркивать личность, а не пытаться унифицировать детей.
Правда, в данном случае оставалось ощущение, что речь не шла о подчеркивании естественных различий.

«Рад?!» — выражение лица Изаи оставалось дружелюбным и даже безмятежным, но от слов сестры по спине пробежала волна неприятных мурашек. В фильмах, которые время от времени они смотрели всем семейством, усаживаясь перед большим телевизором в гостиной, часто встречалась фраза: «Не гадь там, где ешь». Изая, судя по всему, нагадил. И, более того, его за этим делом поймали.
Он приобнял девочку и бросил взгляд на отца. Взгляд холодный, недовольный, оценивающий. Как долго родители будут помнить о том, что произошло? Как долго будут воспринимать изменения, как нечто инородное? Как скоро забудут, что девочки ничем не отличались? Проще надеяться, что родители, занятые своими обычными скучными взрослыми делами, вскоре забудут о происшествии, чем рассчитывать, что девочки откажутся от своей игры.
«Может, достаточно не обращать внимания на то, что они сделали?» — подумал Изая, но ему очень хотелось расспросить, к какой мысли пришли девочки и почему пошли по пути настолько кардинальных изменений?
— А почему не кимоно? — вместо этого поинтересовался он у Курури. Со своей ёмкой речью и сдержанными манерами девочка, как никогда, начала напоминать японскую куклу. Таких обычно наряжают в цветастые кимоно и продают в качестве сувенира.

Он слегка подтолкнул Курури, чтобы та не грела уши. Оставшись один на один с до нелепости громко обсуждающими проблему родителями, Изая вскользь обронил:
— Вы делаете из мухи слона, — его слова повисли в воздухе, образовывая тишину. Он произнёс так, как должен был произнести, когда из-за остриженных волос дома назревал скандал. — Девочки к средней школе решили подчеркнуть свою индивидуальность. Вместо того чтобы ругаться на них, вам стоит их поддержать. Напомню, что дома вы бываете редко, а подростки часто привлекают внимание всеми доступными способами. Ни бабушка с дедушкой, ни тем более няня этого положения дел не исправят.
Говорить он мог и умел, но говорить сейчас со своими родителями ему не хотелось. Изаю полностью устраивала нормальность собственной семьи, и рушить её он намерен не был. Тот вариант, что она может рухнуть нечаянно, под напором одной брошенной небрежно фразы Изая не учёл.

Вернувшись на кухню, Изая попытался сосредоточиться на домашних делах, но выходило с переменным успехом. Вопрос Маиру вывел его из задумчивости, в которой он взирал на кострюльку с рисом.
— Именно кэндо? — переспросил Изая, с любопытством и толикой недоверия глядя на Маиру. — Кажется, с любого. Они набирают группы согласно возрасту и уровню владения. Но зачем тебе кэндо? Попытка раскрутить на пальце тарелку ближе к баскетболу. Разве нет? — он старался шутить, но выходило не слишком хорошо. Немало этому способствовала Курури, которая, видимо, копировала немногословного аниме-персонажа. Изае такая ущербность в речи ни занимательной, ни интересной не казалась.
— Я так понял, что Маиру имеет в виду секцию кэндо в школе. В неё прийти не сложно и никаких номеров телефонов для этого не нужно. Просто подойдите к тренеру до или после занятий.

+2


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Архив незавершённых эпизодов » [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая