Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая


[2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

название: [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая
название эпизода: Персонажи загружены, начать игру.
место: квартира семьи Орихара
очередность: Маиру, Курури, Изая
краткое описание ситуации: обычный день, не предвещавший ничего странного, становится переломным в жизни семейства Орихара. Потому что две маленькие егозы-сестрички уже придумали план действий на всю оставшуюся жизнь, и догадайтесь, кто послужил причиной...

Теги: Orihara Mairu, Orihara Kururi, Orihara Izaya

Отредактировано Orihara Mairu (12-09-2016 18:08:29)

+1

2


Время: 7.00 утра
Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
Внешний вид: плиссированная черная юбка до колена, белая блузочка, белые гольфы. Волосы заплетены в косички, на носу очки.
Состояние: суетливо-энергичное.
Инвентарь: уже откопанный в вещах, но еще не надетый черный приталенный пиджачок в руках.

Первый день школы после каникул всегда был ответственным и немного волнительным для детей. Для всех это было началом увлекательной, порой довольно нелегкой, но интересной жизни. Особенно если за время, которое не видишься с друзьями, успел набраться новых впечатлений, в чем-то измениться, или спешишь поделиться новостями. До поры до времени так было и с близнецами Орихара. Пока в одно прекрасное апрельское утро…
- Я точно видела ее в верхнем ящике, - Маиру стояла на сооружении из стола и стула на нем, увлеченно копаясь в самом верхнем отделении шкафа для одежды, куда обычно помогал залезать высокий братик Изая. – Она не могла пропасть. Она идеально подходит под образ, - девочка чуть качнулась на высотной конструкции, но устояла и снова занырнула в ящик. – Хотя знаешь, Куру-нее, с другой стороны это может быть любая юб… а, нет, нашла! План не меняется! – девочка выудила из ящика юбку в складочку длиной где-то до колена и стала быстро и ловко слезать с верхотуры.
На данный момент она могла бы и прыгать. Дело в том, что в поисках нужной юбки, которую она, к слову, давно не носила, и потому-то та и оказалась на горных кручах шкафа, Маиру планомерно скидывала содержимое ящиков вниз. Конечно, она искала не только юбку – Курури тоже кое-что было нужно из на время забытого барахла. Кажется, забытым оно было еще и потому, что покупалось не на пару обеим. Как так вышло, что такой же юбки не было у Курури, а чего-то еще – у Маиру, девочки сами уже не помнили. Кажется, на тот момент магазин одежды располагал лишь одной моделью. Конечно сестры не гнались за тем, чтоб отыскать для похода в школу конкретно то, что у каждой есть в единственном экземпляре, но с юбкой точно вышло удачно.
Мягко приземлившись на ворох одежды, Маиру стерла пот со лба и огляделась, подбросив ногой в носочке с кошачьей мордочкой летний сарафан. Тот взлетел в воздух, но не долетел до шкафа. Маиру прищурилась. Это стало делом принципа. Они же решили, что физическая форма – ее конек, так что откладывать!
- Ща! – пообещала она сестре, и раза с третьего закинула сарафан ногой в один из средних ящиков. – Вот, так-то лучше!
Сестры планомерно разбирали завалы, чтоб к моменту пробуждения родителей и брата сюрприз был полноценным и не смахивал на небольшой филиал армагеддона в их доме.
- Я вот хожу и думаю, что наверное чего-то нам все-таки не хватает, - попутно поглядывая в зеркало в открытой дверце шкафа, произнесла Маиру, теперь то и дело пытаясь забросить вещи ногой. Толку выходило мало, и, чуть не заехав пяткой Курури в ухо, девочка ойкнула и, подтянув к себе сестру, чмокнула в щеку. – Извини, наверное тренироваться надо, когда ты хотя бы в паре метров… Так вот, я же совсем забыла про ножницы! Сейчас притащу! – Маиру глянула на свое отражение, задорно ему подмигнула, а затем выскользнула за дверь. Просто ножницы хранились у мамы в шкафчике с рукоделием. Родители бывали дома реже детей, и сестры всегда имели доступ к маминому шкафчику на случай надобности что-то пришить.
Со стороны возня выглядела даже забавно, если не вдумываться, зачем им еще и ножницы. Но для прояснения плана стоило обратить внимание на лежащий на столе набросок, на котором довольно четко угадывались две девчачьи фигурки – вот только совсем непохожие на идентичных пока девочек, у которых даже пижамки были одного цвета. На листочке у одной была короткая стрижка и одежда скорее спортивного стиля, в то время как вторая была одета в классику с юбкой до колена и волосы были заплетены в косы. Попутно у второй зачем-то была пририсована за поясом катана, а первая держала в руке мобильный телефон.
Именно таким (ну, может быть, примерно и еще не совсем точно) был план сестер Орихара. А начиналось все где-то за пару недель до этого. Когда после очередной прогулки вернувшиеся с идентичными куколками сестрички были в который раз замечены хитрым взглядом их старшего брата. Маиру и Курури были точной копией друг друга – как те самые куколки. Те же глаза, те же улыбки, длинные волосы, одежда, манеры поведения, даже речь и сами слова – почти все в них было одинаковым. Разве что Маиру иногда носила очки, но старалась делать это не всегда – пока что зрение позволяло, хотя с ним и были проблемы. И вот тогда-то мир сестер и перевернулся. В то, что нет смысла жить, если быть во всем абсолютно одинаковыми, не хотелось поначалу вдумываться. Эти слова брата немного обидели, разозлили и раздосадовали на первых порах, но буквально сразу же стало ясно – Изая прав. Они были совершенно идентичны. Два одинаковых человека. И это было хуже всего на свете. Но одного братик не учел – его сестры восприняли эти слова не совсем… адекватно.
- Нашла, - пискнула Маиру, открывая дверь. Через минуту на столе уже красовалось приличных размеров зеркало, а Маиру подвигала сестре табуретку. Ни о какой помощи родителей и речи быть не могло – стоило только посмотреть на прекрасные длинные волосы Курури, и становилось ясно, что ни один здравомыслящий родитель не даст их остричь. Но вот Маиру все это, казалось, лишь забавляло.
- Я парикмахер, - гордо выпятила грудь девочка, и примерилась с длиной. – Как думаешь, вот так? Короче?! Хм, хотя и правда, - она покосилась на их рисунок. – Идеальная длина! – ножницы в мгновение отсекли часть прядей, которые упали к ногам Маиру. А она продолжала, то и дело сверяясь, наклоняясь на уровень сидящей сестры, пока прическа Курури не стала похожей на их рисунок. – По-моему, мне даже не надо учиться, я уже асс!
Честно сказать – в разговоре Маиру пока чувствовала себя не столь уверенной, как в беготне. Потому что, кажется, старалась выглядеть живой и бойкой в противовес довольно рационально и без лишних кривляний ведущей себя сестре. Хотя наверное, обеим было пока немного непривычно, хотя бы потому, что хоть они и попробовали недавно свои роли – «включить» это на полную катушку решили с сегодняшнего дня.
- А меня будем плести? – поиграла бровками Маиру, усаживаясь вместо сестры на табуретку.
Через какое-то время в комнате находились уже не две одинаковые фарфоровые куколки. Маиру продолжала зашвыривать оставшиеся вещи ногами, пока не поняла, что пора бы поторопиться, когда будильник на их тумбочке прозвенел, оповещая, что еще немного – и весь дом проснется.
- Полундра! – девочка суетливо затолкала все, что еще не влезло, в ящики, на ходу напяливая юбку и заправляя в нее белоснежную рубашечку. – Куру-тян, ты не видела гольфы?.. Боже мой, только не говори мне, что я запихала их туда… - Маиру ощутимо сдулась на мгновение, глянув на шкаф, но гольфы нашлись возле сестры.
Надо было еще подмести остатки волос с пола, для чего в комнату заранее была принесена щетка и пакетик для мусора. Маиру весело махала свежезаплетенными косичками, одной даже смела статуэтку кошки с тумбочки.
- Я пока занычу обратно ножницы, - бросила она сестре, попутно окинув ее взглядом. - Куру-нее, ты шииикарно выглядишь! – она показала сестренке большой палец, и юркнула за дверь.
Вернув ножницы на место, Маиру припустила обратно по коридору, по пути замечая, что дверь комнаты братика уже чуть приоткрыта.
- Иза-нии проснулся, - доложила она сестре. – Кажется. А мама как обычно первая в ванной, - Маиру подскочила к зеркалу и поманило рукой сестру. – Класс! Новая эра! – гордо произнесла она, окинув их взглядом.
О да… По сравнению с двумя копиями друг друга, что ложились вечером спать, теперь на них смотрели два совершенно других человека. Может, не так глобально конечно… но сестры сейчас видели это именно так.

Отредактировано Orihara Mairu (13-10-2016 14:41:18)

+2

3

• Время: раннее утро, около 7:00.
• Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
• Внешний вид: в начале - длинные волосы, пижама; под конец - короткая, чуть-чуть неровная стрижка, синие шорты и белая майка.
• Состояние: взволнованность, предвкушение, лёгкая нервозность.
• Инвентарь: пока нет.

Курури проснулась рано, когда за окном ещё едва-едва начинало светлеть. Поворочавшись немного и поняв, что сон не идёт, а под шеей лежит что-то твёрдое, гладкое и неудобное, она начала лениво выползать из огромного кокона одеялок, в который вчера, по своему обыкновению, завернулась вместе с сестрой.
Маиру, кстати, уже была на ногах и носила по комнате бодреньким торнадо в поисках одежды. Большинство нужных им предметов гардероба девочки откопали уже с вечера, но одна, особо упрямая юбка-потеряшка, была отложена до утра, потому что лезть за ней неизвестно куда ночью, когда утомлённые детские организмы требовали законного отдыха, после целого дня подготовки к осуществлению Плана, было слишком лень.
Жёсткая штука на кровати оказалась телефоном. Старшенькая Орихара вчера специально поставила его на вибро-режим и спрятала под подушку, чтобы встать по раньше и не перебудить при этом половину дома. Но, в итоге, жужжание будильника не понадобилось - от волнения обе сестрички проснулись до назначенного времени и надоедливый звук был отключен, не успев раздаться.
Маиру балансировала на шатком стуле, как цирковая акробатка на шаре, чем немного напрягала Курури. Стараясь отвлечься от маленькой фигурки на хрупкой мебельной конструкции, девочка стала изучать одёжные холмики, рассредоточенные по полу. В одном из них, слегка помятые, валялись её новые синие шорты. Одеть их прежде возможности не представлялось, так как сестра, на момент покупки, страдала дома с температурой и соответственно ничего похожего себе не нашла, а носить что-то слишком разное - неинтересно. Как же тогда шутить над окружающими, путающих одинаковых во всём близняшек? 
- Убираемся. (Давай уберём всё тут) - сказано это было отчасти тоскливо. Старшенькая Орихара уже смирилась с новой ролью "самой ответственной", но привыкнуть к ней пока не успела. Она отложила шорты и стала терпеливо складывать разбросанные по полу вещи с кислой миной на лице. Соблазн просто поднять всё это и затолкать в шкаф мучил вполне ощутимо.
- Прекрати. (Успокойся, пожалуйста) - от пятки сестры Курури уклонилась легко, что было и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо - потому что находившееся на волоске ушко всё таки не пострадало, плохо - потому что у Маиру пока медленные движения. Если они действительно хотят, чтобы однажды эти махи ногами стали достаточно опасными, придётся много заниматься.
- Складывай. Не. Бросай.  - старшенькая Орихара произнесла слова раздельно не столько для постановки акцента на необходимом действии, сколько привыкая к своей новой личности. Девочка и до "разделения" была тиха и любила отвечать односложно, ленясь выдавать длинные предложения, но когда её спрашивали о чём-то, на что нельзя было выдать "да", "нет", "не знаю" или "посмотри там", вполне могла сказать пару достаточно длинных и чётких фраз. Было трудно приучать себя не забывать о новой роли в самые ответственные моменты, говорить кратко, даже когда хочешь сказать очень и очень много. Радовало одно - сестра теперь болтала за двоих и вполне хорошо понимала мысли своей близняшки, чтобы их озвучить.
Когда Маиру вспомнила про ножницы и унеслась за ними в соседнюю комнату, у Курури ощутимо похолодели пальцы ног и рук. Затея девочек с "разделением" воспринималась старшенькой скорее как игра или любопытный эксперимент, чем как что-то серьёзное. Волосы скоро отрастут, старый стиль всегда можно вернуть, если новый не понравится, так что нечего переживать. Но, вопреки уверенности во всём перечисленном, лёгкий мандраж всё же заставлял Курури сверлить дверь спальни пристальным взглядом и теребить край пижамы в ожидании сестры.
А потом всё произошло очень быстро. Чик - и длинные, терпеливо отращиваемые локоны, упали к ногам. Было так странно прикасаться пальцами к коротким прядкам сзади и ощущать непривычную открытость шеи. В зеркало смотреть было ещё странней. Из него внимательно и чуть удивлённо глядела девочка, впервые за всю жизнь непохожая на сестру-близнеца. Другая. И это было так непривычно-чудно, что почти неправильно.
Курури фыркнула и отвернулась от своего отражения. Они разные, теперь разные, но она не должна переживать. Пока они остаются близки настолько, насколько только могут два отдельных человека, "набор качеств" одной сестры будет принадлежать другой в той же степени.
- Хватит. (Достаточно на сегодня) - остановила что-то ещё равнявшую Маиру старшенькая Орихара. Хоть сестричка и верила в свои силы, но подстричь идеально-ровно без какой-либо практики - задача невыполнимая и, наверняка, родители, поругав неугомонных детей, уже после школы отведут их к парикмахеру, исправлять неумелые труды над внешностью.
- Садись. (Садись на стул вместо меня) - Курури встала и жестом указала Маиру на своё место. С волосами младшенькой тоже надо было что-то сделать. Сначала думали о каком-нибудь сложном и красивом плетении, но быстро поняли, что сами нечто подобное не осилят, поэтому выбор был остановлен на косичках.
Орихара бережно распутала все колтуны в мягких волосах, стараясь не делать больно. Сама девочка до зубовного скрежета не любила всякие экзекуции над своей головой, потому что это было неприятно, и потому что на расчёске потом оставался целый клубок каштановых жертв беспощадной пытки. Именно поэтому Курури легко согласилась подстричься. Это же избавление от всяких чудных и противно стягивающих фигур у себя на макушке!
Косички вышли на загляденье хорошие, без "петухов", удалось даже добиться почти идеального пробора, а на самые кончики, после недолгих раздумий, были повязаны такие же ровные красные бантики. С ними личико Маиру смотрелось ещё более детским и невинным. Этакий ребёнок-ангелочек, гордость родителей и отрада учителей.  Ах, как же порой обманчива внешность!
Звон будильника раздался очень неожиданно и слегка испугал старшенькую Орихару. Она поняла, что до сих пор неодета и поспешно натянула шорты, забавно попрыгав на одной ноге. В дополнении с белой обтягивающей маечкой, они выглядели как спортивная форма более взрослых школьниц. Это визуально добавляло девочке около года, так что теперь разница в возрасте с сестрой действительно ощущалась, хоть в реальности и была не больше часа (знания о своём появлении на свет у Курури уже были, но только примерные).
Маиру тоже занервничала от резкого звона, чуть не начала извлекать одёжные горы из шкафа по новой в поисках позабытых в процессе стрижки гольф, но старшенькая Орихара успела вовремя протянуть ей искомую вещь. Сестричка унеслась пихать ножницы на место, а Курури ненадолго притормозила у двери, собираясь с мыслями. День будет трудным, полным шокированных лиц и нотаций, и она очень надеялась, что это всё окупит себя хотя бы на половину.
Наконец, набравшись уверенности, девочка выскользнула из комнаты. Просторный коридор встретил её журчанием воды в ванной, приоткрытыми дверями и жизнерадостной Маиру, сразу побежавшей к зеркалу. Молча пройдя за ней, старшенькая Орихара подождала, пока сестра налюбуется их отражениями, а затем поспешно отошла. Их новый вид всё ещё вызывал странные, непонятные эмоции, которые сложно было охарактеризовать. Страх? Любопытство? Тоска? Предвкушение? Какая то дикая смесь, от которой было не по себе.
Разбираться во всём происходящем не хотелось (даже размышления об этой ситуации не как о забавной игре казались чем-то лишним). Самокопание - это скучно, это для занудных взрослых и братика, у которого, от этого, возможно, на доли секунды, выйдет из комы совесть. А они просто хотят попробовать. Молодые девушки малюются на зависть куклам сестричек и легко протыкают иголками тело ради украшений и тату. Близняшки Орихара делают почти тоже самое. Вместо белой кожи - почти чистые листы их личностей. Рисуй кистью, режь ножом - больно пока едва ли будет. У детей всё быстро бледнеет и заживает, впитываясь глубоко-глубоко, так что спустя годы едва откопаешь, где у чего начало и что чему причина.
- Пап. - Курури просочилась в родительскую спальню, как маленький, но уже умеющий бесшумно красться за мышью котёнок и устроилась на мамином, ещё теплом, но уже пустующем месте. К брату она решила пока не ходить. Хоть изначально, всё и затевалось из-за его слов, однако именно сегодня, когда у родителей последний день отпуска, удивлённое лицо Иза-нии могло подождать. - Утро. (Доброе утро)
- Да-да, конечно же, Куру-чан, утро. Папа уже почти встал, честно. - сонная морская медуза на правой половинке кровати лениво шевельнула лапкой и приоткрыла глаза. Девочка хмыкнула и сделала шутливую попытку стянуть с отцовской ноги носок. Мужчина дернулся, выпутываясь из захвата детских ручек, наконец-то поднялся и удивлённо моргнул. - Куру-чан, а что с твоей головой?
- Заметил! (Ты заметил!) - она слегка подпрыгнула и хлопнула в ладоши, но быстро посерьёзнела, осознав, что выходит из роли. - Как? (Как тебе мой новый стиль?)
В повисшем молчании хлопок ванной двери прозвучал слишком громко и Широ Орихара со вздохом рухнул обратно на подушки. Этот день обещал быть очень долгим и "весёлым".

Отредактировано Orihara Kururi (08-11-2016 00:10:23)

+1

4


Время: раннее утро, около 7:00.
Погода: +18 градусов, солнечно, без осадков.
Внешний вид: школьные брюки, бордовый полувер мелкой вязки с V-образным вырезом, белый кухонный фартук в мелкий цветочек
Состояние: любопытство
Инвентарь: маленький складной нож в кармане, бумажник на металлической цепочке, прикрепленной к брюкам.

Изая вставал рано независимо от того, как поздно ложился. У него не было никаких проблем ни со сном, ни с пробуждением. В крайнем случае, если спать приходилось мало, и было совсем невмоготу, он вполне мог отпроситься с одного-двух занятий и подремать в кабинете доктора. Конечно, не в самом начале года, но, в принципе, это было нормальной практикой. Кроме того, несмотря на то, что за ним водились некоторые грешки, успеваемость Изаи позволяла ему пропускать занятия без какого-либо заметного вреда.
Раннее пробуждение, в большей части, было не столько предрасположенностью, сколько необходимостью — родителям не всегда хватало времени на то, чтобы собрать для всех своих детей завтрак и обед перед работой, они часто задерживались и отлучались, поэтому часть обязанностей естественным образом ложилось на Изаю. Эта самая часть никуда с него не падала даже тогда, когда родители были в городе и с утра всё ещё никуда не уехали.
Вот и сейчас Изая поднялся, оделся, услышал тихий шелест воды, возвещающий о том, что в ванной засела мама, и сразу прошёл на кухню. Он умылся и там же почистил зубы заранее приготовленной для этой цели щёткой. В противном случае пришлось бы искать окно для водных процедур где-то между сонным отцом, пытающимся не порезать себе лицо бритвой, и сёстрами, которые периодически могли надолго задержаться в ванной для не совсем ясных брату целей.
Изая хорошо промыл и поставил вариться рис, в достаточном количестве, чтобы хватило на пятерых человек и, как минимум, два приёма пищи; закинул в духовку заранее подготовленную рыбу; взял большую сковородку и разбил в неё пять яиц; достал из холодильника овощи и начал расставлять посуду, когда почувствовал какое-то напряжение в квартире. Он глянул на часы и, выключив плитку, пошёл проверять девочек.
Изая собирался будить только сестёр. Будить, отправлять в ванную, убедиться, что они собрали портфели, оделись должным образом, причесались, взяли обед и позавтракали — это было его обязанностями. Проспит или нет отец свою работу, Изаю не волновало, и заглядывать к нему с утра он не собирался, но жизнь нередко вносила коррективы в человеческие планы.
Проходя мимо комнаты родителей, он услышал голоса девочек: тихий Курури и бодрый и какой-то чересчур громкий Маиру. Изая открыл дверь и хотел было поприветствовать всех, но его остановил оклик отца.
Иди сюда, сыночек, полюбуйся на результаты своих трудов и подумай, как исправить это безобразие.
Он посмотрел, благо девочки, судя по всему, очень сознательно шли на своё преступление и были готовы показываться со всех сторон.
«Надо же», — подумал Изая. Они по-прежнему были очень похожими, но теперь выглядели скорее просто сёстрами, чем близнецами. Разные прически, разная одежда, разные манеры поведения сделали своё дело, и теперь их вряд ли можно было называть идентичными. И вряд ли в ближайшее время это можно как-то исправить, не обрезав Маиру волосы к той же длине.
Изая улыбнулся. Когда он сказал, что нет смысла жить настолько одинаковыми, он не думал о последствиях и не ждал, что они резко изменяется, но, тем не менее, наблюдать подобные изменения было занятно.
«Но совсем НЕ занятно слышать, что ты в чём-то там виноват».
— Отлично выглядите, — произнёс Изая, поднял взгляд на отца, и его лицо на мгновение затвердело, черты заострились, а в глазах промелькнуло совсем недоброе выражение.
Изае нравилось разграничивать свою жизнь. Нравилось, что у него есть нормальная семья, нравилась школа, если забыть о Шизу-тяне, и, разумеется, нравились увлечения, о которых родителям знать было необязательно (хотя время от времени учителя и пытались жаловаться на их сына, не имея, в общем-то, никаких прямых доказательств ничего кроме драк). Идея, что его могут обвинить в недостаточной сознательности или в плохом влиянии на девочек Изае не нравилась. Ему не нравилось, что отец может попробовать смешать его жизнь в один невкусный коктейль.
— С чего ты взял, что это моя вина? — обманчиво мягким тоном спросил Изая. — Возможно, это протест против родителей, которых никогда нет дома.
Нельзя было сказать, что Изая был обижен на родителей или сильно раздражён тем, что должен следить за сёстрами. Он испытывал вполне нормальное юношеское желание быть свободным от времени, когда ему нужно вернуться домой, и не заботиться ни о чём, кроме собственных проблем, которых у него было, кстати, не так уж мало. Если их, конечно, можно было считать проблемами.
Он не был обижен на них, но не собирался выслушивать о какой-то своей ответственности. В конце концов, любой его ответственности они могли избежать, просто не взваливая на него двух малолетних девочек.
— Завтрак почти готов, — сообщил Изая и, услышав открывшуюся защелку в ванной, кивнул девочкам. — Идите в ванную, а потом сразу на кухню. Сумки собрали?

+2

5

Ангелочек с косичками некоторое время рассматривал себя в зеркале, а потом, подтянув гольфы на максимум и поправив очки на носу, неожиданно подумал, что сейчас родители окончательно проснуться и стоит показаться им во всей красе.
- Пиджак! – вспомнила Маиру. – Я сейчас, - она со скоростью света юркнула обратно в комнату. И окинула ее взглядом. Тут было даже уже чисто, не наблюдалось завалов одежды, но от этого осознания, где пиджак, не прибавлялось. Маиру решила использовать метод, подсмотренный в передаче про магов, которые искали предметы с помощью рамок или собственных рук. Куда поведет – туда и идешь. Девочка закрыла глаза и вытянула вперед руки… Главное – ни о чем не думать. Шаг, еще шаг, ноги сами несут ее, тело становится легким, она старательно выбрасывает из головы все лишние мысли, почти не слышит посторонних звуков (впрочем, в квартире пока так и так тихо), и вот уже почти летит... на пол, потому что спотыкается о стул и едва успевает удержать равновесие, вцепившись в него.
- Блин… - Маиру отбросила лезшую в рот косичку, приземлившись коленкой на сидение. Потом присмотрелась… Пиджак лежал на полу, видимо уроненный ею, когда она сгребала со стула все, что накидала туда из шкафа. – О! Отлично, - Маиру быстренько схватила его и выскочила из комнаты.
В родительскую спальню она залетает как раз в момент, когда Курури радуется, что отец заметил перемены. Еще бы не заметить! Еще больше его глаза округлились, когда Маиру, заскочив, с разбега сиганула на кровать, и, подпрыгнув там, заставила отца все-таки окончательно проснуться, пусть даже он сделал попытку спрятаться от увиденного в подушках.
- Доброе утро! – бодро воскликнула Маиру, начав в полную силу тянуть на себя одеяло, за которое он не успел схватиться и оно частично переползло к сестрам, где Маиру мгновенно начала скатывать его в рулетик, постепенно стаскивая с отца все больше и больше. – Паап, я сейчас твою ногу в рулет закатаю, вставай! И ты не ответил! Как тебе? – вот она-то выжидающе прыгала, опираясь руками о папину ногу, так что тому пришлось спешно подворачивать ее. – Куру-тян, надо было захватить фотоаппарат, - бросила Маиру сестре с ухмылочкой. – А потом сделать коллаж!
Кажется, сюрприз им с Курури все-таки удался, потому что отец собирался с мыслями и не знал, как сказать, пока в дверях не по казался братик Изая. От него Маиру не ожидала «правильной» взрослой реакции, Изая всегда был человеком, смотрящим на вещи скорее с позиции «надо же, как интересно!», что он делает и сейчас. Вот только папа…
- Почему безобразие?! – возмутилась Маиру. – Тебе не нравится как мы выглядим? А вот так? – она подскочила, демонстрируя отцу косички (на что тот смотрел как-то не очень воодушевленно). А потом повернулась и пояснила Изае чуть тише и не возмущенно (он-то пока не возражал): - Куру-тян круто умеет плести!
Комплимент от брата прозвучал реально как комплимент. Маиру расплылась в довольной улыбке, и вот ей-то теперь как раз полагалось прыгать и хлопать в ладоши, что она и сделала:
- Уррра, Иза-нии нравится!!! – попутно вертясь вокруг своей оси. Юбочка подпрыгивала, косички летали в воздухе. Маиру начинала думать, что они могут стать ее главным оружием – так часто те теперь стукались обо все вокруг, на данный момент вот задели братика и прошлись по плечу сестры. Главное глаз не выбить, себе тоже. Все же в энергичности есть свои моменты, к которым придется привыкать.
Изая конечно пока не знал, что еще помимо смены внешности планировали неугомонные сестры, но первый этап увенчался успехом – кажется, всех впечатлило. Так, что Изая с отцом даже чуть не начали тихую и ненавязчивую внутрисемейную перепалку. В этот момент Маиру гордилась тем, что они с Курури производят такой эффект. Это было в новинку, обычно они были причиной куда более прозаичных разговоров или замечаний.
- Сумки собраны, еще вчера, - отрапортовала она брату, и хитренько улыбнулась. – Мы основательно подготовились к школе.
Наверное Маиру успела бы сказать что-нибудь еще, если бы в это момент в дверях не показалась мама в пушистом домашнем халатике, который Маиру всегда любила пощипывать.
- Что у нас тут за собрание? – с интересом и довольно весело поинтересовалась она, и уже явно готова была осуществить дежурный чмок в макушки сестер. – Доброе ут… - в этот момент взгляд Кёко Орихары упал на голову Курури. И на ее волосы, еще вчера бывшие шикарными и длинными, а теперь – ну можно представить, как умеют стричь маленькие девочки. Нет, у Маиру все почти получилось, но все-таки недочеты, мягко говоря, были. – Куру-чан?.. Что… что ты сделала со своими волосами? – кажется, мама была так поражена, что заметила совершенно отличающуюся от Курури Маиру только когда подошла и провела ладонью по головке Курури, глядя на все «безобразие» так, словно то могло исчезнуть, если постараться в него не поверить. Недоуменный и растерянный взгляд падает на Маиру, и мама, на мгновение теряя дар речи, далее почему-то тоже в недоумении смотрит на братика. «Такое ощущение что наши перемены – это плохо», - на секунду снова возмущается про себя Маиру, но…
- Мы не похожи? – она вскинула бровки и с такой довольной и счастливой улыбкой воззрилась на маму, что так, кажется, растерялась еще больше. Что уже было ответом. – Ура! Там вкусно пахнет, пошли! – Маиру, подцепляя сестренку за руку и беря на буксир, ненавязчиво распихала попой маму и братика и выскользнула из комнаты. – Ужас как есть хочу. Мы потратили много калорий за вечер, надо их добрать!
- Но… - Кёко, попытавшись было все-таки сформулировать вопрос, как они могли так варварски поступить с волосами Курури, не успела это сделать, провожая взглядом остриженную головку. Ладно Маиру, хотя бы просто косички… Стоило сестрам выскочить, она перевела взгляд на мужа, а потом на Изаю:
- Это Маиру ее постригла? И надо же было именно перед началом занятий… - тяжелый вздох, но догонять их и требовать чего-то она не планировала. – Интересно, работают ли так рано парикмахерские? – начала размышлять вслух практичная мама, привыкшая в решении вопросов сразу приступать к делу. – Стрижка такая неровная справа… И что на них нашло!
Конечно, парикмахерский вряд ли работали. Зато в ванной включилась вода.
- Кажется наповал, - Маиру просто сияла, выдавливая на щетку пасту. – Мама по-моему больше даже, чем папа, удивилась! Интересно, что они сейчас говорят братику?.. И интересно, как будет в школе!!! – говорить дальше Маиру помешала щетка во рту.
Но через какое-то время сестры уже были на кухне, где и правда пахло так, что начинало урчать в животе. Маиру, заскочив туда первой, принялась доставать из шкафчика тарелки - сестры помогали Изае хотя бы с сервировкой, и сейчас отступать от этого ритуала не планировали, хотя делали это в своей новой манере. Маиру попыталась покрутить тарелку на пальце, но поняв, что без тренировок это не получится, поставила ее на стол.
- Иза-нии, - она довольно быстро отвлеклась от своего занятия, ограничившись тарелками для себя, сестры и брата (словно действуя по привычке - ведь родители совсем недавно вернулись из долгой деловой поездки, и прежде завтраки проходили на троих). - А ты не знаешь, с какого возраста открыта запись в секцию кэндо? - Маиру похлопала глазками, этакая образцовая на вид отличница. Да, Изае еще предстояло понять, что они нарядились слегка... необычно для своих новых амплуа.
Насчет борьбы они с Курури говорили, и Маиру почему-то сразу приглянулся именно этот вид, хотя в дальнейшем она намеревалась сочетать стили и заняться чем-нибудь еще. Пока главное - набрать сил. Да и секции карате в школе пока точно не было, а вот по кэндо проходили соревнования. Прежде сестры вообще таким не интересовались, и теперь основным источником информации о непознанных еще благах школьной внеурочной деятельности мог стать братик. «Интересно, удивится?» - подумала она, и хитренько переглянулась с сестрой.

Отредактировано Orihara Mairu (27-10-2016 17:44:22)

+2

6

Курури смотрела на папу, а папа смотрел на неё. В глазах обоих отражалась обречённость и сочувствие друг к другу. Реакция отца очень ясно говорила, что родители, когда придут в себя, будут крайне недовольны сменой имиджа. То есть, сестричек ждут длинные нотации и долгое пребывание в парикмахерской. Последнее особенно огорчало. Около часа сидеть в кресле и не двигаться. Жуть. Папу же ждёт кое-что по страшнее - если Курури будет терпеть внешнюю атаку на свою голову, то ему предстоит внутренняя.
Маиру приземлилась на постель как сумоист-тяжеловес на водную гладь. Кровать подозрительно скрипнула, но внезапную атаку выдержала. Подушкам повезло меньше - одна из них улетела на пол. Старшенькая Орихара молча забросила её на место и, окинув пышущую энергией сестру мимолётным взглядом, пошла назад в их комнату. В душе девочка была крайне довольна собой - выражение полного равнодушия на лице не дрогнуло даже под натиском внезапности.
В комнате Курури быстро извлекла из вещевых завалок старую синюю куртку - её, вместе с другими вещами, которые уже никто не носит, но выкинуть сил не хватает, хранили в отдельном пакете. Изначально куртка принадлежала брату и сестричкам была отдана "на растерзание", когда стала поджимать в локтях. В их семье это было почти традицией - отдавать младшим ненужные вещи, чтобы на нужных вдруг не обнаруживались дырки, рисунки и вышивки неизвестных науки зверушек.
Эта куртка почти не пострадала. Только чуть выше локтя с левого рукава глядело нечто с печальными глазами и клыками выше головы.  Девочка считала, что это динозавр. Остальные, кроме сестры, считали, что если пришить на место неведомой зверюги карман, одежду ещё удастся спасти.
На Орихаре куртка смотрелась неплохо. Рукава, подвёрнутые несколько раз, казались самую малость широкими, но в остальном претензий не вызывали. В застёгнутом виде появлялся небольшой недостаток - за длинными полами куртки шорты проглядывали едва различимой ленточкой. Однако, в расстегнутом всё сидело будто так и задумано, так что на этот мелкий недочёт было легко закрыть глаза.
Маиру хорошо справлялась с новой ролью - звонкий голос был слышен через весь коридор. Курури, согласившись с идеей сестры заснять исторический момент, подхватила телефон, - на зарядку фотоаппарата времени не было, - и включила камеру, сразу поставив режим видеозаписи. Сегодня съёмки стоил каждый момент, а не только отдельные кадры.
При возвращении в спальню родителей в объектив сразу было поймано лицо Изаи. Реакция родителей в целом была уже ясна, а значит неинтересна. Теперь главная цель нового стиля - любимый братик. Старшенькая Орихара с нетерпением ждала его слов. Он будет недоволен, как папа и мама? Он будет рад, потому что теперь в его глазах жизнь младших сестёр обретёт смысл?
Девочка уставилась на него с надеждой и... Ничего. "Отлично выглядите". Будто красивые цветы похвалил. Курури с трудом заставила ни единый мускул на лице не дрогнуть, скрывая раздражение. Нееет, она ещё добьётся от него более сильных эмоций.
- Спасибо. (Спасибо за комплимент) - Орихара подошла, старательно придавая шагу почти сонливую неспешность, и обняла брата. - Для тебя. (Мы сделали это для тебя) - коротко стриженная головка демонстративно качнулась. - Рад? (У нас получилось тебя обрадовать?)  - голос очень тихий, мимика как у робота. Новый образ включён на полную.
- Вот тебе и ответ, Изая. - отец потянулся и наконец встал. - Но, если ты считаешь, что проблема действительно есть, я могу нанять вам няню уже завтра. - Широ Орихара, успешный предприниматель, способный уговорить поставить подпись в конце договора даже самого привередливого клиента, от понимания семейных взаимоотношений был бесконечно далёк и вряд ли догадывался, что сейчас уподобился врачу, прописывающего простуженному лекарство от болей в животе. - Само собой, она будет и по дому помогать. Готовка там, стирка и прочее, что ещё нужно. Устроит?
- Нет. (Меня это не устроит) - Курури дернулась от возмущения (ей не хотелось, чтобы дома постоянно находился чужой человек, пытающийся их воспитывать), но потом взяла себя в руки и снова повернулась к брату. - Да. (Да, мы уже собрали сумки)
И тут вошла мама. И лучше бы она ещё час из ванной не выходила. Она, как и Изая, обладала способностью появляться в (не)нужный момент и говорить (не)нужные вещи. Старшенькая Орихара молча вцепилась в сестру и на скорости вылетела за ней из комнаты. Пока ничего особенного после положенного шока не прозвучало, но предчувствие мучило очень нехорошее. Выбравшись из "опасной зоны" девочка не пошла в ванную вслед за Маиру, а замерла на полпути, сделав вид, что поправляет одежду, и навострила уши.
- Ладно, к парикмахеру я их запишу, но что ты там говорил про няню? Я не хочу, чтобы с нашими детьми сидел посторонний человек! Да и толку... Даже за нашими девочками трудно уследить, что уж говорить про Изаю. А он тоже ещё ребёнок! Драки эти его в школе, теперь сегодняшний... Инцидент. Нельзя оставлять всё так. В общем, я позвоню родителям и попрошу какое-то время пожить здесь.
Дальше оставаться на месте было бы подозрительно и Курури поспешила забежать в ванную. На восторженные слова сестры она лишь кисло улыбнулась. Изначально, предполагалось, что всё пройдёт более гладко. По удивляются, чуть-чуть поругают и забудут, а тут... Эффект как от удара по первой костяшки в длинном ряду домино.
- Няфя. Дуфувка и бафувка. (Либо няня, либо дедушка с бабушкой) Одинакофо. (Одинаково плохо) - щётка во рту мешала говорить. Девочка сплюнула и сказала уже нормально, одновременно подталкивая  Маиру к выходу: - Угу. (Да, мне тоже интересно, что скажут в школе) Быстрей. (Давай туда поскорее доберёмся) Отдохнём. (Там всяко спокойней, чем сейчас у нас дома)
На кухне очень приятно пахло. Старшенькая Орихара с наслаждением вдохнула аромат свежей еды, ощущая, как почти безнадёжно испорченное настроение потихоньку поднимается. С вернувшимся энтузиазмом, девочка разложила вокруг тарелок столовые приборы и плюхнулась на стул. Телефон, спрятанный в карман на время чистки зубов, был крепко зажат в левой руке, в ожидании продолжения шоу, которое просто необходимо заснять. Вот так, с вилкой в одной руке и телефоном в другой она и сидела до прихода брата. Но приготовить заранее ещё одну вещь она забыла...
- Минутку. (Подождите чуть-чуть) - Курури махнула раскрытой ладошкой и метнулась за бумагой и ручкой, как только услышала про кэндо. Цапнув листик из блокнота и карандаш (он первым подвернулся), девочка внимательно уставилась на Изаю. - Готова. (Я готова записывать) Телефон. Адрес. (Нам нужен телефон тренера, адрес секции...) И остальное. (Ну, и всё остальное, что может пригодиться) - старшенькая Орихара не без основания верила, что братик знает всё, а если вдруг чего-то и не знает, то может узнать. А поскольку за организационные моменты теперь отвечала Курури (по их с Маиру "распределению обязанностей") стоило срочно выведать у него стратегически важную информацию.

Отредактировано Orihara Kururi (13-11-2016 23:36:06)

+1

7

Если Изаю и удивляло поведение сестёр, то по нему этого было незаметно. На лице самого старшего из детей Орихары блуждала лёгкая полуулыбка. Он мимоходом погладил по голове Маиру. Ей словно бы вставили в попу огромное шило, на оси которого она теперь крутилась, вертелась, елозила, всё больше напоминая крайне надоедливого щенка: симпатичного, милого и навязчивого. Это было любопытно. Как любопытным было то, с какой холодной сдержанностью вела себя Курури.
— Да, — кивнул Изая, — нравится.
Возможно, он сказал бы что-то иное, оставшись с сёстрами наедине, но взрослые всегда невольно влияли на своих детей, в данном случае, побуждая к объединению и бунту. Изая понимал собственную причастность, но ужасаться или сходу чувствовать вину, на которую, тем более, указывали родители, не собирался. Если Курури и Маиру решили попробовать отличаться друг от друга, что в этом плохого? Насколько Изая помнил, в Европе уже не раз говорили о том, что нужно подчёркивать личность, а не пытаться унифицировать детей.
Правда, в данном случае оставалось ощущение, что речь не шла о подчеркивании естественных различий.

«Рад?!» — выражение лица Изаи оставалось дружелюбным и даже безмятежным, но от слов сестры по спине пробежала волна неприятных мурашек. В фильмах, которые время от времени они смотрели всем семейством, усаживаясь перед большим телевизором в гостиной, часто встречалась фраза: «Не гадь там, где ешь». Изая, судя по всему, нагадил. И, более того, его за этим делом поймали.
Он приобнял девочку и бросил взгляд на отца. Взгляд холодный, недовольный, оценивающий. Как долго родители будут помнить о том, что произошло? Как долго будут воспринимать изменения, как нечто инородное? Как скоро забудут, что девочки ничем не отличались? Проще надеяться, что родители, занятые своими обычными скучными взрослыми делами, вскоре забудут о происшествии, чем рассчитывать, что девочки откажутся от своей игры.
«Может, достаточно не обращать внимания на то, что они сделали?» — подумал Изая, но ему очень хотелось расспросить, к какой мысли пришли девочки и почему пошли по пути настолько кардинальных изменений?
— А почему не кимоно? — вместо этого поинтересовался он у Курури. Со своей ёмкой речью и сдержанными манерами девочка, как никогда, начала напоминать японскую куклу. Таких обычно наряжают в цветастые кимоно и продают в качестве сувенира.

Он слегка подтолкнул Курури, чтобы та не грела уши. Оставшись один на один с до нелепости громко обсуждающими проблему родителями, Изая вскользь обронил:
— Вы делаете из мухи слона, — его слова повисли в воздухе, образовывая тишину. Он произнёс так, как должен был произнести, когда из-за остриженных волос дома назревал скандал. — Девочки к средней школе решили подчеркнуть свою индивидуальность. Вместо того чтобы ругаться на них, вам стоит их поддержать. Напомню, что дома вы бываете редко, а подростки часто привлекают внимание всеми доступными способами. Ни бабушка с дедушкой, ни тем более няня этого положения дел не исправят.
Говорить он мог и умел, но говорить сейчас со своими родителями ему не хотелось. Изаю полностью устраивала нормальность собственной семьи, и рушить её он намерен не был. Тот вариант, что она может рухнуть нечаянно, под напором одной брошенной небрежно фразы Изая не учёл.

Вернувшись на кухню, Изая попытался сосредоточиться на домашних делах, но выходило с переменным успехом. Вопрос Маиру вывел его из задумчивости, в которой он взирал на кострюльку с рисом.
— Именно кэндо? — переспросил Изая, с любопытством и толикой недоверия глядя на Маиру. — Кажется, с любого. Они набирают группы согласно возрасту и уровню владения. Но зачем тебе кэндо? Попытка раскрутить на пальце тарелку ближе к баскетболу. Разве нет? — он старался шутить, но выходило не слишком хорошо. Немало этому способствовала Курури, которая, видимо, копировала немногословного аниме-персонажа. Изае такая ущербность в речи ни занимательной, ни интересной не казалась.
— Я так понял, что Маиру имеет в виду секцию кэндо в школе. В неё прийти не сложно и никаких номеров телефонов для этого не нужно. Просто подойдите к тренеру до или после занятий.

+2

8

Маиру, при всем желании расслышать хоть немного из речей родителей и брата, потерпела бы фиаско – ее новое амплуа пока создавало вокруг нее, да и внутри, в ее голове, небольшой хаос, что очень мешало внимательности, однако очень оживило с утреца пораньше. Прежде сестры порой сонно ползли в ванную, внутренне недовольные распорядком и тем, что вставать приходится с рассветом, и разве что к моменту выхода из дома относительно оживали. Сегодня же мало того что день был особый, так еще и включаться надо было сходу и на полную. Курури справлялась с ненавязчивым подслушиванием куда лучше, и передала выведанные данные, как только они занялись чисткой зубов.
- Ой… Бабушка с дедушкой будут еще больше удивлены, - не то в предвкушении, не то с неким опасением произнесла младшая, на секунду вынув щетку, чтоб сестра могла ее расслышать – слов-то больше. – Но уж лучше они, чем няня. Хотя на няне можно будет потренироваться, вроде как если она вдруг захочет уйти с работы – мы всего лишь были сами собой, у нее просто слабые нервы, - она пожала плечиками и хихикнула, набирая в рот воды – и чуть не поперхнувшись. На самом деле видеть в доме чужого человека наверное не хотел бы никто из семьи, но при наличии няни у сестер возможно будет практика по выкуриванию неприятеля со своей территории. Маиру пока не представляла, как это сделать, но была уверена, что стратегию боевых действий теперь стоит продумывать на каждый случай, и готова была фантазировать.
Снова едва не задев что-то косичками на развороте, она согласно хмыкнула, когда Курури сказала что они отдохнут в школе, и они поспешили на кухню. Сестра была права, там-то большая часть учеников увидит их в первый раз, и образы не произведут такого фурора новизной. Останется производить его самой своей сутью.
К слову сказать, новую манеру общения Курури Маиру понимала идеально. Все детали их имиджа продумывались до мелочей, и энергосберегающий режим сестры включал в себя экономию даже на речи – лаконичность, точность, немногословие, меньше шума – больше смысла. Они немного потренировались заранее, и как оказалось – настрой близняшек друг на друга был им здесь очень крутым подспорьем. Маиру настолько сжилась с сестренкой, что они так и так понимали друг друга буквально с полуслова, и никакие перемены не могли этому помешать. Поэтому в ее голове фразы, обозначенные Курури одним-двумя словами, сами собой складывались в предложения.
Они уже вовсю шуровали на кухне, когда братик вновь явил им себя, на этот раз без родителей. Если бы Маиру притормозила и задумалась, она охарактеризовала бы ощущение, возникающее при общении всей семьей, как-то очень схоже с тем, как только что воспринял его Изая, сама того не подозревая. При взрослых они с братом и сестрой были словно другим лагерем, ну и для начала хотя бы теми, кто и правда уже настолько отвык от того, что мама и папа дома, что ставят на стол только три тарелки. Так или иначе, реакция родителей была хоть и прекрасна, но предсказуема и просто приятна своей масштабностью, и все затевалось в большей степени не для них. Оставалось только надеяться, что парикмахерские, о которых заговорила мама, еще закрыты. Но так или иначе волосы-то они Курури обратно не приклеят, а Маиру скорее приклеит парикмахера к стулу, чем даст постричь себя вновь до похожести на сестру. Теперь их единство не в этом, а куда глубже.
На поверку создавать суету оказалось не так-то просто. Маиру, успев поставить тарелки, обнаружила, что они еще слегка мокрые (видимо их вынули из посудомоечной машинки вот только с утра), и ринулась протирать их, банально стараясь занимать себя больше, чем требовалось. Полотенце она ухватила из-под носа братика, который пребывал в некой прострации, пока она не заговорила. Курури в мгновение ока метнулась за листочком, чем натолкнула Маиру на мысль подарить ей что-нибудь вроде электронной записной книжки. Ей так и виделось, как сестра, прослушав чью-то эмоциональную речь, пару секунд щелкает по клавиатуре и выдает: «принято», - запирая информацию в недрах устройства, как в сейф. Хотя наверное со временем она разовьет память так, что не понадобится даже записной книжки.
Братик же, казавшийся задумчивым, как оказалось таки не пропустил маневр с тарелкой, и даже подвел это наблюдение к ответу, что Маиру понравилось.
- Тоже верно подмечено, - поиграла бровками девочка. – Но на самом деле это все скорее просто проба на ловкость, - она поставила очередную тарелку, которую успела натереть до блеска, обратно на стол. – Меня именно борьба интересует, что-нибудь с приемами, техниками обезвреживания противника, оружием. Я подумала начать с чего-то одного, но рассматриваются и иные варианты, я в процессе выбора.
Еще больше Маиру нравился один момент, который она возможно и ошибочно, но отнесла к их сегодняшним победам. То, как Изая обратился к ней – и как к Курури. Ей он полушуткой сказал про баскетбол, немного не понял, с чего в ней проснулась любовь к кэндо, а сестре – прямо дал четкую инструкцию, что сделать. Это было логично – ведь та спросила именно о конкретной информации, но все равно, сейчас казалось что все дело именно в их новых ролях. Хотя пока Изая был довольно сдержан в проявлении одобрения или удивления. Маиру ни за что не поверила бы, что их план вызвал у него только скромную оценку и никаких эмоций.
- Но кстати говоря, советы по поводу того, какой вид борьбы наиболее развивает и силу, и ловкость, принимаются, - вставила она, когда они получили инструкции. И присела, но ненадолго – рис вот-вот будет готов. –Насколько я помню, в школе пока есть секция кэндо, но это конечно не помешает записаться куда-нибудь еще вне ее.
Сразу пришло в голову, что отдельные клубы и секции будут стоить денег… но раз уж они с сестрой ступили на этот путь – родителям так или иначе придется отстегивать на их новые нужды. В целом с этим проблем никогда не было, девочки не просили слишком уж много, а мама с папой могли их обеспечить. Еще большая перспектива открывалась, когда Маиру представляла, сколько всего надо изучить. Начиная с самих видов борьбы, знать азы каждого, но профессионалом быть в одном – своем собственном.
В коридоре послышались шаги мамы и их с отцом голоса, но разбирать, что говорят, было уже неинтересно. Расслышать можно было только небольшую часть, снова что-то про парикмахерские, и кажется папа рассуждал что вряд ли существуют круглосуточные.
- Представляю ситуацию, - хихикнула Маиру сестре, при этом незаметненько следя за реакцией Изаи. - Кому-то в три часа ночи приспичило поменять имидж, и он взмыленный врывается в салон с криком: «Мне плохо, мне срочно нужен стилист!» И там бегут такие все, как доктора на скорой, стилист, визажист, уборщик тут же подметает останки прически, мы теряем его образ, срочно филировочные ножницы! – Маиру хрюкнула в ладошку.
Между озвученной ситуацией и их преображением она не видела ничего общего, ситуация была смешна просто так, никаких аналогий. Потому что во-первых они все продумывали очень долго, во-вторых – было раннее утро, а не ночь, и они никуда не врывались в панике, теряя мысли. Но как еще объяснить круглосуточные парикмахерские, если не попытками в ночи срочно зафигачить чью-то креативность? А прическу сестры надо будет если только слегка доработать. Да, будем честны, справа вышло чуточку неровно, хотя с должным оптимизмом можно отнести это к экспериментам стилиста.
На этом месте Маиру снова подскочила, на этот раз чтоб помочь братику с раскладыванием еды на тарелки.

+1

9

- Зачем? - Курури подняла на брата недоумённый взгляд. Её новый образ в плане внешнего вида ёмко характерезовался, как "пацанка". Минимум украшений, максимум штанов и маек. Романтичное кимоно в это никак не вписывалось.

Родители продолжали выяснять, случилась ли катастрофа и кого вызывать в срочном порядке, когда Курури заходила в ванную. Несвоевременное внимание брата не позволило дослушать, но и так было ясно, что в их доме могут скоро прописаться гости. Маиру отнеслась к этому веселее и проще, так что старшенькая Орихара тоже успокоилась. Вариант с появлением няни и правда был не так плох, как малевало воображение. Возможно, это будет красивая молодая девушка. Возможно, они найдут братику пару.
Девочка чуть не подавилась. Отношения. У братика. С девушкой. Какая же забавная чушь иногда приходит на ум с утра. Изая и "свидания" с "чувствами" были вещами настолько далёкими друг от друга, что при нормальных обстоятельствах встретиться не могли. Даже не потому, что вероятная возлюбленная сбежит, узнав братика поближе. Просто вся эта романтика не вязалась с Иза-нии, который уже учился в старшей школе и до сих пор не проявлял и тени интереса хоть к кому-то в любовном плане. Конечно, он мог просто не рассказывать. Но хоть что-то ведь они должны были заметить! Да и бессмысленно как-то секретничать из-за подружки, тут хвастаться надо.
- Обучающие фильмы. - подсказала Курури, пока сестра строила планы по выкуриванию няни, если та вдруг окажется какой-нибудь сварливой тёткой. Сюжет, где детям приходится выдворять из своего дома неприятного взрослого был достаточно распространённым, так что им с Маиру будет откуда взять схемы атаки на первое время.

- Не то. (Секция кэндо - не совсем то, что нам нужно) Стандартно. (Там обучают стандартным приёмам) - Курури задумалась, формулируя мысль, а потом старательно сокращая. Свёртывание длинных предложений всё ещё отнимало у неё много времени. - Уличный бой. (Нам скорее нужно место, где научат побеждать не на ринге, а в уличной драке) С оружием. (Где покажут, как использовать оружие и как от него защищаться) Против крупных и сильных. (И как одолеть того, кто страше, крупнее и с более сильным телом)
Девочка постучала ручкой по девственно-чистой поверхности листка, размышляя. Подходящей секции в окрестностях может не оказаться. Или оказаться, но там не станут принимать с их возрастом и без должной подготовки. А кэндо и что-то наподобие может сгодиться в качестве основы. Наверно, записаться на него сейчас, чтобы не терять время, очень даже неплохая идея.
- Но спасибо. (Но всё равно спасибо, возможно, что мы воспользуемся твоим советом) - сказала брату Курури и вывела короткое "кэндо" на листке. Писать в том же стиле, что и говорить, оказалось удобно. Сокращения избавляли от выведения лишних сложных закорючек. Но старшенькая Орихара сомневалась, что сможет поддерживать этот стиль. Быть краткой и лаконичной постоянно оказалось трудно. Она не справится. Нужен какой-то выход для мыслей. Возвращение к обычной устной речи не подойдёт, тогда исчезнет один из их с Маиру контрастов. Хм, но что если в письменной их контраст отзеркалить? Надо потом обсудить.
- И... (И ещё кое-что, Иза-нии) - мысль маячила где-то рядом. Сам братик очень хорошо умел прыгать-бегать и забираться на всякие высотки. Это конечно не боевые приёмы, но выглядит круто. Почему бы Маиру не попробовать начать с этого, а не с драк? (Курури немного напрягалась, представляя, сколько синяков на сестре будет первое время. Эти представления и уговаривали начать с чего-то более безобидного) - А ты где...? (А где занимался ты? Может, нам тоже подойдёт)

- И психиатора... (И психиатора тоже срочно) - пробормотала старшенькая Орихара, поглядывая в сторону дверного проёма.
Первым на кухню зашёл отец, который тоже явно не верил в существование круглосуточных парикмахерских и сейчас объяснял это жене. Курури зевнула. Пляски вокруг её волос девочке уже надоели. Конечно, она надеялась на бурную реакцию, но вот не на такую. Сильно, но как-то не так. И родители, и Иза-нии говорят, беспокоятся и спорят о ненужных скучных вещах. Обида на них немного покалывала и старшенькая Орихара не могла понять, откуда же она взялась. В самом деле, Курури ведь не ожидала от них чего-то конкретного. Но как же надоели.
- Мама... Порядок. (Всё хорошо, мам. Я могу походить один день с неровной стрижкой, ничего страшного)

Примечание

Я помню, что братику не особо нравилось мучиться с вычленением из наших текстов того,
на что надо ответить. Попыталась разбить пост на части по его примеру, может, так станет удобней.

+2

10

Изая перевёл задумчивый взгляд с одной младшей сестры на вторую. На самом деле, у него никогда не возникало проблем с тем, чтобы отличать девочек. Сестры были похожи, порой настолько, что их путали бабушки и дедушки, реже настолько, что их путали родители, но никогда настолько, чтобы путался сам Изая. Теперь же, несмотря на одинаковые лица, они действительно казались двумя по-настоящему посторонними людьми. Это в какой-то мере казалось пугающим, наверное, потому что никто, даже сам Изая, не воспринимал близнецов по отдельности, и в то же время завораживало. Он словно бы наблюдал за рождением новой вселенной, и ему приходилось прилагать все усилия, чтобы никак на неё не влиять.
— Думаю, что понял вас, — кивнул юноша под тихий писк, напоминающей о себе рисоварки. Маиру тут же подскочила и оказалась рядом, готовая помогать. Сочтя за лучшее дать ей ложку и позволить разложить рис по небольшим глубоким мискам, Изая принялся разливать в другие горячий мисо-суп.
— Однако стоит учесть, что любые боевые искусства — обоюдоострый меч. Я не собираюсь читать вам нотации, для этого хватит взрослых, но если вы будете учиться драться, то, весьма вероятно, напоритесь на драку. Вас это устроит? — он скептически посмотрел на Курури. Маиру была весёлой, беспечной и болтливой. Курури стала говорить меньше, рваней, непонятней, но, судя по всему, головой и этого мероприятия, и, видимо, всех последующих с нынешних пор будет она.
«Только как надолго?» — Изая снова задумался, стоит ли попробовать перезагрузить данные перемены, но так и не смог прийти к чёткому и однозначному ответу. Очевидно было, что девочки решили измениться по какой-то вполне ясной для них причине. Вполне возможно даже, что причина заключалась в нём. Но разве он не ухудшит ситуацию, если продолжит вмешиваться?
— Кроме того… — он нахмурился. — Ты будешь идти до конца? Я имею в виду, что у тебя с такой манерой речи возникнут проблемы. Даже если родители не поведут тебя к психиатру, подозревая форму аутизма, всё ещё останется школа. Допустим, тесты ты будешь сдавать спокойно, но что касается устных ответов? Учителя могут посчитать твои ответы издевательством, а ученики… Что ж, независимо от того, покажется ли им это просто странным, или тупым, они решат, что будет очень весело и правильно поставить тебя на место, — Изая достал из холодильника сладкий омлет и овощные закуски, расставил их на стол и перевёл взгляд с одной девочки на другую.
— Над вами будут издеваться, — заключил он, и мама тихо охнула.
Родителей Изая игнорировал, но разговаривать при них с сёстрами так, как бы ему хотелось, не мог, и потому чувствовал скорее раздражение от их присутствия, чем какие-то иные тёплые семейные чувства. Даже количество приборов за столом говорило о том, что ни Изая, ни сёстры не привыкли завтракать с кем-то ещё, а, может, дело было не в этом, а в бессознательном бунте.
Изая решил, что поразмышляет об этом на досуге, а с сёстрами переговорит подробней, когда они позавтракают и пойдут в школу. Он как раз будет провожать по дороге к своему учебному заведению.

+2

11

Мысль про обучающие фильмы была очень даже подходящей, в кинематографе тема непослушных детей была одной из самых любимых среди всех возможных идей для детских персонажей, и Маиру уже примерно представляла, на каких фильмах можно поучиться. Конечно устраивать полосу препятствий как в «Один дома» для предполагаемой няни чревато травмами для нее и неприятностями для них, но есть способы чуть гуманнее, но при этом еще эффективнее. Впрочем, решать проблемы сестры будут по мере их поступления, пока основное их дело – освоиться в новых ролях.
Курури очень к месту припомнила, что братик и сам образец уличного бойца нового поколения – умеет не только орудовать ножом, но и бегать и прыгать так, что даже Шизу-тяну трудно зацепить его. Маиру и правда скорее подходил такой стиль, чем… как бы это сказать, теоретический, который используется скорее в зале или на соревнованиях. Маиру слушала сестру и временами кивала, да-да, именно с оружием, и скорее всего с расчетом на превосходящих по силе противников. Их тандем собирался стать способным преодолевать любые препятствия, и для этого им нужна будет вся ее сила – и весь ум сестры, и все это еще надо совершенствовать. Пока Маиру раскладывала рис по мисочкам, Изая, переварив все их запросы, принялся отвечать. Он большей частью говорил с Курури, потому что кажется сразу сообразил, кто тут отвечает за теорию и продумывание планов. Это было хорошо, хотя Маиру конечно не останется в стороне, особенно в том, что касается ее части тандема. Она как раз оказалась возле сестры, поставив перед ней ее порцию еды, когда взгляд Изаи остановился на Курури. Маиру переглянулась со своей теперь такой непохожей на нее второй половинкой.
- Мы знаем на что идем, - уверенно кивнула она. – Кроме того, тут тоже важна тактика, - это она добавила с важным видом, как истинный теперь уже специалист по охране предприятия. – Ну вроде как – усердие, тренировки, адекватная оценка своих способностей и того, с кем можешь справиться, а с кем понадобится еще совершенствоваться, - она выдала уверенную улыбочку. – Методов обороны и нападения много, главное не сдаваться! И верить в себя. Мы вот верим, - она снова переглянулась с сестрой, с важным видом. Это было одно из немногих оставленных в их образах сходств. Девочки и так были довольно целеустремленными, пусть даже раньше это как-то смазывалось потому что не идя против системы тяжелее доказать, что ты ни перед чем не остановишься. Теперь у них именно такая ситуация – не спасовать ни за что.
Родители образовались на кухне как-то незаметно, и Маиру уже на комментарий сестры про психиатра хихикнула в ладошку и продолжила помогать с сервировкой стола. Папа, как наверное и все папы, не склонен был делать из ситуации трагедию, но мама все еще явно переживала. Маиру на минуту показалось, что в ее духе было бы сейчас сделать что-нибудь, чтобы ее отвлечь… но кажется они с сестрой испытывали похожие чувства, реакция мамы оказалась уж очень эмоциональной. Прислушивалась и к тому, что Изая говорил лично Курури, она только пробежала со своей миской риса у мамы под ногами, что немного отвлекло на короткое «ой», но не больше. Отчасти Изая был прав, мысли про издевательства конечно тоже приходили им в голову. Но сперва надо было увидеть воочию, как именно все отреагируют. Опять же – действовать по ситуации. Впрочем, о том, что касается сестры, та ответит сама. Маиру терпеливо (то есть просто молча, но все-таки ерзая на стуле напротив нее) дождалась пока Курури ответит. И вставила-таки на комментарий про издевательства:
- Пусть попробуют, - вальяжно откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди. – Нарываться на ссоры нам незачем, но вот и соваться к нам я никому не посоветую, - в ее глазах мелькнули искорки, она говорила без вызова, но достаточно уверенно  для человека, впервые выполняющего свою странную роль. – Нельзя победить того, кто не сдается, - выдала она под конец с таким воинственным видом, что и так впечатленная мама обеспокоенно взглянула на папу. – Так что все будет чики-пуки, я уверена! – тут же снова вошла в роль веселой балаболки девочка, и с наслаждением принюхалась к еде. – Ну мы будем кушать? – последнее относилось уже к тормозящим родителям, которые от волнующей маму темы немного подзависли.
Папа, только вздохнув, потрепал ее по волосам, кажется не очень уверенный в том, что так и будет, но ему на данном этапе было явно уже нечем крыть. Так или иначе, после завтрака все и прояснится, до школы уже немного осталось. Маиру ждала этого момента, хотя наверное только сестра знала сейчас одну деталь, что она очень тщательно скрывала. Полной уверенности не было, и Маиру тоже немного волновалась. Хотя более всего – за Курури. Она еще при обсуждении стратегии сказала ей, что любого обидчика научится рвать в клочки. Но пока этому надо было учиться…
«Справимся», - твердо решила девочка, первой хватая палочки и желая всем приятного аппетита.
Говорить много при родителях было чревато, но не проблемами – те уже так и так не могли ничего изменить – а разве что тем, что пришлось бы видеть на лицах (особенно у мамы) слишком много беспокойства. А так хотелось, чтоб родители впечатлились в приятном смысле слова! Но это было впереди. Маиру продолжала вести себя как шебутной котенок, специально довольно много и резко двигалась, хотя движения не были бессмысленными, ей удавалось сохранять баланс между активностью и суетой, то потягиваясь за овощами, то за солью, то за салфеткой. Она то и дело переглядывалась со спокойной сестрой и улыбалась, щуря глазки, как какой-нибудь милый персонаж аниме. После окончания трапезы она первой принялась собирать тарелки, благо маму вовремя отвлек звонок – работа не давала покоя с самого утра.
- Я тут подумала… Вот интересно, Иза-нии может сам чему-нибудь меня научить? – шепнула она сестре, пока Изая и родители отвлеклись, а она забирала со стола посуду. – Как думаешь, что-то типа паркура, он же мастер в этом плане? Если выдать это за первые приемы ммм… самообороны?
Эта мысль сидела в голове всю трапезу, но говорить при маме было опасно. Хотя она пока сомневалась, согласится ли братик.
Как только с посудой было покончено, Маиру первой рванула к выходу.
- Кажется мы выходим даже на десять минут раньше, может успеем купить по маааленькому мороженому? - оглашал в коридоре ее голос, удаляясь от кухни, а потом Маиру обо что-то споткнулась, пискнула и чуть менее весело добавила. – Я в порядке, это мой кроссовок выпал из тумбочки!

Примечание

Я перемотала прием пищи, но если вдруг что - часть могу перенести на будущий постик, просто подумала что лучше уже двигаться а не сидеть запертыми в четырех стенах с двумя "нпс-родителями"))

+2

12

- Да. (Да, устроит) Как тебя. (Тебя ведь тоже устраивают постоянные драки) - спокойно ответила Курури. Нельзя сказать, что это вовсе её не волновало. Но это являлось частью неизбежного, с чем предстоит смериться. Отчасти на такое восприятие влияла личность Иза-нии. Курури слишком часто видела его стычки с Шизуо, чтобы воспринимать драку, как что-то страшное. Девочка пугалась поначалу, как все. Когда над головой пролетает огромная машина - действительно жутко. Но когда это случается часто, раз или два в неделю, приходит равнодушие. Ну да, опасно. Надо спрятаться. Но это больше не источник страха, а часть жизни. То, к чему бессознательно привыкаешь и принимаешь за норму.
И, надо сказать, что страх за себя и сестру ушёл быстрее, чем страх за брата. Потому что они с Маиру всегда убегали под защиту домов и деревьев, а Изая оставался беззаботно скакать на открытой местности. Это напрягало настолько, что как-то даже приходила мысль позвонить в полицию. Останавливало понимание: обычный полицейский в этой ситуации чуть меньше, чем бесполезен.
Кроме того, братик всегда оставался относительно целым. То есть, ни разу не попал после такой гонки в больницу. И постепенно это успокоило Курури. Иногда она беспокоилась, замечая у него слишком яркий синяк. Но они об этом никогда не говорили.
Так или иначе, но сейчас Курури имела несколько неправильное представление о драках. Она думала что-то вроде: "Вдвоём мы точно сможем стать сильны также, как брат. Но у нас никогда не будет такого сильного противника, как Шизуо, потому что сама встреча с вторым таким маловероятна". А это означало, что, даже при наличии драк, их жизнь останется почти безопасной. Потому что те, кто хотя бы близко будут стоять с возможностью разозлить Шизуо и уцелеть, точно смогут не бояться уличной шпаны из мелкой банды (это то, с чем, по представлениям Курури, они реально могли столкнуться).

- Хватит тестов. (Результатов по тестам хватит, чтобы поддерживать нормальную успеваемость) Репутация... - девочка поняла, что опять затрудняется с понятной формулировкой. - Скромницы. (Если у меня будут высокие баллы за тесты, то учителя решат, что я просто стеснительная.) Поведение похоже. (При тихой речи и запинках вполне можно подумать, что человек просто боится) Отстанут. (Они решат так рано или поздно и отстанут)
Не то чтобы она была особо уверенна в том, что сказала. Изменения в манере речи доставляли проблемы уже сейчас, и в школе они должны были усугубиться. Но Курури не собиралась отказываться от своего с сестрой плана только из-за того, что приравнивалось к мелким неудобствам. Так что, всё озвученное было скорее планом: как в идеале должны устроиться её отношения с учителями. И погрешности в нём обещали быть. Скорее всего, у неё получится создать о себе именно такое поверхностное впечатление, но всегда найдутся те, кто этой поверхностью не удовлетворится.

- Возможно. - на фразу об издевательствах Курури спокойно кивнула. - Мелочи. (Меня это не волнует)
И повернулась к матери:
- Справимся. (Мы не дадим себя обидеть, не беспокойся) - девочка сказала это с безучастным лицом, но, чтобы не пугать ещё больше, подняла большой палец вверх во вполне нормальном жесте.
Наверное, для ребёнка её возраста была необычна такая реакция. Но возможно отвратительные отношения со сверстниками в будущем и правда казались ей последней по важности проблемой.
Они с сестрой всегда были... Оторваны, в некотором смысле. Так прочно спаянные друг с другом и неразлучные ни в чём, они едва ли могли поддерживать нормальный контакт с другими детьми. Не потому что не хотели. Просто окружающим было тяжело их воспринимать.
Две совершенно одинаковые девочки. Так или иначе, одна из них всегда смотрелась ожившим отражением другой. Со стороны такое совпадение казалось почти жутким. Но, кроме этого, они всегда были вместе и поглощены общением между собой. Кто-то третий в их обществе неизбежно ощущал себя лишним. Даже если всё внимание концентрировалось на нём и девочки не обменивались и словом - они просто понимали друг друга, будто читали мысли. И это отдаляло от них любых возможных приятелей, потому что некому не нравилось ощущение третьего колеса.
Такая отстранённость от других детей привела к своим последствиям. Девочки стали достаточно независимы от чужого мнения просто от того, что не привыкли его слышать (равно воспринимать чем-то важным). До определённого момента у них не было людей вне семьи, которые могли бы сказать нечто обидное и этим задеть. Никого настолько значимого (равно близкого). Они существовали в своём, отдельном мире, который редко соприкасался с мирами других людей, и в целом сестёр это пока устраивало.
Так что: сейчас травля рассматривалась Курури исключительно как возможная физическая атака, а не моральное причинение вреда. И школьники точно представлялись более слабыми противниками, чем какие-нибудь гопники, к примеру.
(Взрослея, Курури узнает: иногда даже у случайных, неважных людей могут найтись слова, чтобы навредить без насилия. Впрочем, сёстры быстро научатся справляться и с такими.)

- Сможет. (Да, думаю, Иза-нии сумеет тебя научить) - кивнула Курури, помогая отправить посуду в шкаф. - Но вряд ли. (Но вряд ли он на это согласится) Совет. (Ну, он может нам посоветовать, где научится подобному) Реальней. (На это его уговорить более реально)
- И я должна. (Мне тоже надо подумать, какими знаниями дополнить свой образ) Не физическое. (Я не могу использовать физические атаки, как ты) Наука? (Наверное, имеет смысл подумать о чём-то, основанном на научных знаниях) Медицина? (Что-то, связанное с медициной?)
Это было единственным, что приходило на ум для применения, так сказать, "не только в теории, но и на практике". К тому же, Курури думала об этом с лёгким напряжением, скоро ей точно придётся иметь дело с рядом мелких травм сестры.

- Палатка. (По дороге к школу есть палатка с мороженным) Шоколадное. (Хочу шоколадное) - поддержала Маиру старшенькая Орихара, неспешно двигаясь за ней по коридору. Однако, номер с кроссовком сразу заставил ускориться, чтобы вовремя подхватить сестру и помочь встать на ноги.
- Подвижная. (Ты теперь очень подвижная) Правильно. (Всё верно, это соответствует образу) Но не приспособлено. (Но твоё тело ещё не приспособлено к такому) Береги пока. (Лучше будь пока поосторожней)
- Мороженное? - вопросительно протянула девочка, когда подошёл братик. Уверенности в том, что он с первого раза услышал (точнее, захотел услышать) через весь коридор было не особо, а сладкого хотелось.

+2

13

— Вы всё, что угодно, но точно не «знаете», — едко заметил Изая. Его собственное самосознание и понимание ответственности за поступки было довольно высоко. Достаточно высоко, чтобы он действовал не просто асоциально, но так, чтобы его не поймали, чтобы не расстроить родителей и не отложить негативный отпечаток на будущем сестёр. По крайней мере, не явный негативный отпечаток.
От девочек семи-восьми лет ни сознательности, ни ответственности, ни точного понимания всех последствий ждать не приходилось. Если разобрать, то в сущности Изаю пугало именно это: они приняли решение измениться, не отдавая себе отчета в том, как это решение повлияет на всю их дальнейшую жизнь.
«Может, оно и к лучшему: скорее добьются боли, скорее успокоятся и бросят свою дурацкую игру», — мысленно подытожил Изая.
Вступать в дальнейшие пререкания при родителях, уровень стресса которых и так превысил все нормы, не имело никакого смысла. Разговор не получился бы достаточно интересным, если говорить завуалировано, а если открыто—- то кому-нибудь из троих детей Орихар в любом случае грозила бы скорая психологическая помощь.
Именно поэтому все дальнейшие реплики Орихар-младших, которые не касались бы еды и вполне мирных тем, Изая игнорировал.

— Мороженое, — подтвердил он довольно снисходительно, но беззлобно, обуваясь и накидывая на плечо сумку. Аппетит сестёр умилял, хотя вряд ли Изая понимал, как можно хотеть мороженого после плотного завтрака. Впрочем, он вообще не был особым поклонником сладкого.
— Мы пошли! — крикнул Изая родителям перед тем, как закрыть дверь. Тон его голоса был бодрым и дружелюбным. Родителей успокаивало подобное «взрослое» отношение к конфликтам, а Изая отдавал себе отчёт в том, что это не более, чем игра, а родители, принимающие её правила, просто закрывают глаза на проблему, которую не могут решить.
Было обидно признаваться самому себе, но подобное поведение обижало и провоцировал на агрессию.
— Во-первых, — произнёс Изая уже на улице. У него всегда была отменная память и как бывший член дискуссионного клуба, он никак не мог оставить доводы сестрицы без внимания. — Я не дерусь. Я лишь... избегаю одного опасного типа. В этом весь смысл — не вступать в конфликт, не провоцировать его и как можно быстрее делать ноги, если конфликт всё же назрел. — Конечно, он врал, но, откровенно говоря, в том, что касалось Шизу-тяна, Изая не всегда мог оценивать объективно. Он определёно не дрался с ним, но не избегал, провоцировал и даже подвергался опасности, правда, с его точки зрения, опасности для Шизуо было гораздо больше. Изая, по крайней мере, не попадал под грузовик.
— Во-вторых, если вернуться к теме учёбы, то ты ошибаешься, когда думаешь, что всё будет просто. Тебя будут заставлять отвечать. Есть определённые правила. Ты не больна, не немая, значит, можешь ответить, значит, тебя будут спрашивать и оценивать ответы. По каким-то предметам твоя успеваемость из-за этого снизится. И даже если учителя пойдут на уступки, дети — нет. Дети всегда жестоки, — а вот это уже было чистой правдой. В средней школе один «мальчик» едва его не зарезал. Это ли не считать подтверждением жестокости.

+2

14

Новая манера сестры говорить безусловно принесла бы некоторые затруднения при общении, но Маиру тоже была уверена, что все это можно преодолеть. Адаптироваться, приучить окружающих, и выработать тактику для тех из них, кто видит и слышит их впервые. В моменты сомнений она представляла, что порой дети куда более ограниченные в общении своей скромностью или еще чем-то тоже живут на свете и вполне себе находят способы делать эту жизнь полноценной и не страдать. А Курури замыкаться не собиралась, значит даже при наличии непривычной манеры говорить с коммуникабельностью у нее все будет нормально. Относительно всего остального… сейчас ее роль позволяла ей в некоторой степени контролировать как раз то, что сестры считали наиболее опасной стороной их предприятия – возможные нападки с применением силы. Чем быстрее Маиру научится пресекать их на том же языке, на котором с ними попытаются поговорить хулиганы, любители издевательств и прочие предполагаемые агрессоры – тем вернее и манера речи сестры приживется, учитывая, что за насмешки над ней Маиру в будущем вполне сможет дать в глаз. Нет, она не собиралась делать это направо и налево и оставлять за собой горы поверженных одноклассников или уличной шпаны. Но зарвавшимся нахалам полезно вправить мозги демонстрацией того, что их ждет, если они перегнут палку. Что бы там ни говорил братик, они приняли решение меняться не от балды и не просто чтоб повыпендриваться и попробовать что-то новое. Оно было осознанным, и сейчас Маиру как нельзя лучше осознавала, что это было им нужно. Ощущение, что они идут в верном направлении, было лучшим доказательством того, что незнание некоторых нюансов и возможный риск – не повод останавливаться. Рот был уже набит едой, и Маиру коротко угукнула на слова сестры о самосовершенствовании:
- Ммм, мысль! - и, с усилием прожевав, добавила. - Надо еще об этом подумать!

В том, что надо быть поначалу поосторожнее, Курури была права. Осознавалось все пока на собственных ошибках, но сестра вовремя подоспела, чтоб она не проехалась на упавшем кроссовке еще раз, наступив повторно.
- Оу, да, будет обидно что-нибудь сломать в процессе адаптации, - усмехнулась Маиру, и, раз уж сестренка как раз подхватила ее буквально в полете, быстренько обняла ее и восторженно пискнула. Глаза у Маиру горели интересом и энтузиазмом, она считала что их ход конем производит прекрасное впечатление несмотря ни на чьи охи и ахи и ворчание братика.
Все необходимое для первого дня в школе было заготовлено настолько заранее, что чтобы выйти из дома надо было разве что переобуться и захватить кое-что из комнаты, потому что лично ей самой был необходим небольшой рюкзачок, выполнявший роль скорее видимости сумочки, чем самой вместительной сумочки. Сегодня школьники только знакомились с классом, распределяли некоторые организационные обязанности, и вряд ли Маиру пригодится что-то кроме тетради с ручкой, телефона и кошелька.
- До вечера! – в свою очередь вторила она прощанию братика, и первой выскочила за дверь.

Погода стояла прекрасная. Солнечные дни сами по себе всегда поднимали настроение, а учитывая важность сегодняшнего – настроение было прямо-таки подходящим для подвига. Маиру помнила, как всего минуту назад Курури попросила ее действовать осторожно на первых порах, и это немного тормозило порыв начать жить так, словно она играет в компьютерную игру с полным погружением, и упасть на асфальт, проехавшись по перилам и прочертив потом с них носом, не так уж критично и лечится нажатием кнопки и своевременным сохранением. У модернизаций всегда есть свои минусы, в первую очередь – их надо освоить. Но они привыкнут!
- Да, совет по поводу паркура мне бы явно пригодился, хотя бы чтоб не рисковать ногами из-за какого-то кроссовка,- продолжила Маиру мысль про обучение, перепрыгнув у крыльца через пару ступенек. И призадумалась над словами сестры про ее совершенствование. – Кстати да, мысль о медицине хорошая. Иметь самые необходимые навыки не значит уходить в какую-то науку по уши и сидеть над ней днями и ночами, даже те же курсы первой помощи могут дать много полезной информации, или наметки что еще можно изучить… Кстати это интересно поискать и в школьной программе, там можно даже найти что-то боевое, что-то типа той неудавшейся модели вулкана от Такеши-сана, помнишь сколько было дыма? А ведь если использовать голову – то это готовая дымовая шашка, - Маиру поиграла бровками, этот жест ей уже нравился, хотя раньше она использовала его редко. – Это уже прямо химия.
История об однокласснике, сделавшем для кружка по естествознанию макет вулкана, от которого в школе едва не включилась пожарная сигнализация, отреагировав на дым от неудачного соединения какой-то химии, была уже школьной легендой. Средства обороны, готовые задушить противника едким дымом, пока Маиру метит ему промеж ног, вполне вероятно пригодятся, если суметь понять, что именно воспроизвело такое дикое его количество и как можно соорудить такую шашку, не задохнувшись самим.
Девочка вполне ожидала, что Иза-нии не сдастся в попытке донести до них масштабность затеянного ими предприятия после первого же вздоха мамы. Так и случилось. Как только они оказались на улице, он вернулся к обсуждаемой теме. Привычка тактично и вежливо выслушивать все доводы взрослых еще не перешла у Маиру в склонность пытаться сразу скопом выразить все мысли еще до того, как собеседник закончит свою речь, и она сначала внимательно выслушала все, что Изая говорил им обеим. На последней его фразе она недобро усмехнулась. Пусть только тронут Курури. Она будет тренировать удары именно на тех, кто осмелится обидеть ее вторую половинку. Да, такие будут. Ну и пусть потом считают зубы. Многие девочки умеют драться не хуже мальчиков, человек вообще существо совершенное и способен на многое. Это доказано, они в книжке читали.
- Так разве не стоит хотя бы для профилактики уметь защищаться? – уточнила она, понимая, что Изаю доводами «зуб за зуб» не переубедить. – Ну то есть ладно, мы конечно не ограничимся обычной дозой внимания, на нас его будут обращать чаще. Но скажи, вот тебя в нашем возрасте… ммм… травили за что-то? – Маиру немного обогнала брата и пошла по улице спиной вперед, чтоб смотреть на него (хотя совет Курури в голове еще держался, и она порой посматривала через плечо, благо на их улочке движение было чуть менее оживленным чем станет за ближайшим поворотом). – Или даже спрошу иначе – ты бы им позволил?
Они с Курури ведь никогда не скрывали что считают братика неким образцом и эталоном во многом, начиная от его умения дра… ну ладно, не драться а уворачиваться, но все равно мастерски, и заканчивая его наточенными мозгами и хитростью. И Маиру сомневалась, что в их возрасте Изаю, уже тогда явно отличавшегося вышеперечисленными качествами от серой массы, а значит тоже привлекающего внимание остальных, кто-то мог безнаказанно обидеть. Может тот и уворачивался, но она была уверена – уже тогда дело могло не кончиться бегством от сильного противника. Назовем это не местью, а возмездием. Она сама тех времен не помнила, слишком уж они с сестрой тогда были мелкими, но брата-то своего знала.
- А насчет остального – да, ты прав, где-то я уже слышала такое – что бой уже проигран, если он начат, и часто все можно решить без кулаков. Но согласись, лучше все же уметь и то и другое, уходить от опасности – тут нужна ловкость и всякое такое, но вдруг таки прищучат! Тогда неплохо бы уметь дать сдачи! – Маиру еще раз глянула через плечо (палатка с мороженым скоро должна будет появиться на горизонте), а потом переглянулась с сестрой.

Отредактировано Orihara Mairu (11-01-2018 16:19:47)

+2

15

- М? - Курури с вопросом посмотрела на брата. Он обязан был сказать что-то кроме "нет, вы не знаете", потому что иначе бы это походило на поведение взрослого, опирающегося в споре с ребёнком на авторитет возраста. Изая  умнее подобных взрослых. Аргумент "я прав, вы обязаны согласиться" никогда не мог стать его единственным. Тогда...?
Курури хотела соответствовать новой роли. Значит, ей требовалось научиться анализировать чужие поступки. Итак, почему брат прекратил разговор?
Ему надоело? Нет. Человеку, любящему наблюдать за окружающими, не могла надоесть за одно утро новая линия поведения у, казалось бы, давно изученных объектов. И он точно знает, что ответить. Даже если нет ничего, что реально могло бы стать проблемой для их с Маиру новой жизни, Изая не станет прерывать интересный диалог. Что же мешает продолжить? Или кто?
Курури почувствовала радость. Если брат не хочет говорить при родителях, то он больше не собирается критиковать. Только узнавать подробности плана. И мама с папой конечно бы такое не одобрили, поэтому им не нужно слышать.

- Угу. (Да, обидно) - Курури ответно сжала сестру в объятиях и момолётно чмокнула в щёку.
- Удачи в школе! - донеслось с кухни, когда они выходили.
- Спасибо. (Спасибо, пап) Пока.

- Идея. (Думаю, это хорошая идея) - девочка недолго повертела мысль о создании неправильной модели вулкана 2.0. Много ли толку от дымовой бомбочки на улице? Кабинет химии (в нём тогда собирался кружок) - одна небольшая комната, которую проветривали, чтобы избавиться от обстановки туманного Лондона. Но на открытом пространстве, где ветер, дым быстро развеется, если не сделать что-то посильнее, типо шашки спецагента из экшн-фильма. Но это выглядит незаконно. Взрыв такого посреди оживлённого Токио гарантирует панику.
Надо думать над чем-то более безопасным (для них с сестрой) и незаметным.
- Баллончик. (Мне бы пригодился газовый баллончик) - задумчиво сказала Курури. Это было лучшим, что приходило в голову. И, главное, осуществимым даже в ближайшее время. Нет ничего странного в том, что ребёнок имеет при себе средство самозащиты. По крайней мере, с точки зрения закона.
С точки зрения родителей сложней. Курури решила, что отложит просьбу до их отъезда. О таком подарке лучше просить Изаю, как менее нервного.

- Пф. - Курури одарила брата красноречивым взглядом. Если Изая избегает драк, то Шизуо вежливо просит его перевестись в другую школу. - Бег с ножом...? (Тебе крайне необходим нож, чтобы от него убежать, не так ли?) Ножами... (Несколько ножей) - девочка поправилась, вспомнив недавнюю гонку.
- Кстати. (Я тут подумала...) Где учился? (Где ты научился так бросать?) Меткий. (Ты очень меткий) Циркач. (Это напоминает выступление циркового артиста) С яблоком. (Знаешь такой номер, где человек издалека попадает в яблоко кинжалом?) Движущемся. (Твоё "яблоко" ещё и двигается) Круто. (Круто, что ты такое можешь) Тоже хотим. (Мы тоже так хотим)
- ...Позже. (Хотя, не прямо сейчас) - добавила Курури, вспомнив, насколько хорошо Маиру держит баланс. Пока острые предметы в её руках изрежут исключительно нервы старшей сестры. Баллончиком же можно промахнуться, только бросая его в чью-то голову (что расточительно).

- Уже говорили. (Мы уже говорили об этом) Не проблема. (Я не считаю всё перечисленное проблемой) И мы дети. (Мы точно также жестоки, как те, кто попытается нам навредить) А ты? (А что насчёт тебя? Ты был когда-нибудь "жестоким ребёнком"?)
Было действительно интересно узнать: какой её брат, как школьник. Вероятно, он принадлежал к большинству, которое не участвует в травле, но и не мешает. А становился ли он сам объектом издевательств? И что случилось с теми, кто рискнул сделать его этим объектом?
Опыт Изаи может пригодиться, чтобы понять, каких границ лучше придерживаться при "самозащите" (или как создавать видимость границ).
"Только он нам ничего не расскажет"
Изая оставался старшим. И в некоторых моментах это даже ему диктовало "взрослое" отношение к сёстрам.

+1

16

Если свести в единое целое то, о чём говорили его сёстры, то можно было применить слово «самозащита». Для профилактики уметь защищаться, для профилактики иметь баллончик, для профилактики бросать ножи… Если с первым и со вторым Изая ещё как-то мог согласиться, то последнее указывало на откровенную незрелость их рассуждений. Незрелость и опасность. Хорошо, если головы у двух маленьких Орихар будут на плечах, тогда ни самозащита, ни баллончик, ни нож не повредит, но если нет? Если они перегнут палку?
— Мы живём в городе, который считается самым безопасным в мире. При его густонаселённости, преступления здесь происходят редко. И вероятность того, что тебе придётся применять самозащиту, на самом деле, очень мала.
«По крайней мере, для обычного человека», — мысленно добавил Изая. Его сёстры явно встали на путь необычности. Для детей их возраста подобные причуды были нормальными и, скорее всего, им вскоре надоест эта игра. Через пару дней, недель или месяцев они забудутся и снова станут самими собой на радость взрослых. Однако, если они всё же будут упорствовать в своём желании выделяться, неприятности у них будут. С этим Изая не мог поспорить. И тогда речь о разумной самозащите не казалась такой уж неразумной.
Изая вздохнул.
— Это детские доводы, — произнёс он с уставшим видом. Доводы были действительно «детскими», но именно поэтому спорить с ним сложно. Изая никогда бы не посоветовал позволять травлю. Он предпочёл бы до неё не доводить. Но Изая хорошо чувствовал общество, разбирался в нём, знал людей. Строго говоря, довести своё окружение до травли, не казалось ему таким уж опасным или неправильным занятием. Скорее, весёлым. И именно поэтому он определённо не был тем, кто должен давать советы маленьким сёстрам.
— Я красивый, спортивный, у меня хорошо подвешен язык. Люди, как правило, любят меня. Пожелай я этого, стал бы очень популярным. Я, в принципе, довольно популярен даже не желая этого. И, конечно же, никто никогда не травил меня. — «Но если бы они попробовали», — уголки губ Изаи дёрнулись вверх от предвкушения такого веселья. Травить его? Его?! Пожалуй, при всём интересе, который вызывали у Орихары люди, травлю в свою сторону он бы не спустил. Но что бы он сделал? Применил насилие? Вряд ли. По крайней мере, точно не своими руками.
— Вы слишком торопитесь делать выводы, — фыркнул Изая. — Курури, мы учимся в разных школах, крутимся в разных кругах, у нас разное расписание на день. Откуда тебе знать, что всё происходит именно так, как ты думаешь? — в этом она была похожа на всех остальных: глупых, наивных, забавных — тех, кого легко обвести вокруг пальца. Если уж Курури решила стать кем-то особенным на пару с Маиру, то ей стоит отказаться от банального мышления.
— Шизу-тян не показатель. Он просто... — «Чувствует, что со мной что-то не так, как последняя уличная шавка!» — ...невзлюбил меня. Так бывает: мне сложно удержаться, чтобы не провоцировать, а он очень легко выходит из себя, — и да, после этого случается, так называемый, «бег с ножами». Изая, в целом, старался не выделяться, но подозревал, что с Шизуо ему всё равно пришлось бы рано или поздно столкнуться. Это стало ясно после первой же встречи, после первого обмена репликами.
— Что касается ножа… — узкого складного лезвия, утяжеляющего правый карман школьных брюк. — В средней школе один мальчишка попытался убить меня. Не просто порезать или травмировать, а именно убить. По сути, спас меня Шинра, подставившись под удар. Но на это тоже были свои причины. Мир несправедлив. Часто зло случается просто, потому что существует в этом земле, но не реже оно является следствием поступков. То, что произошло тогда, как раз второй случай. Если бы я вёл себя иначе, если бы не ввязывался в неприятности, если бы не привлекал внимание, никто бы на меня не напал.
Изая понимал, что, если не подогревать их интерес, он быстрее потухнет, но всё же они были его сестрами: детьми тех же родителей, получившими то же воспитание. Если они пойдут по тому же пути, то скоро найдут неприятности. Изая не чувствовал себя в праве останавливать их, и, откровенно говоря, ему хотелось увидеть, что из этого выйдет.
— У меня есть знакомая. У её отца какая-то чудо-бойцовская школа. Если вы не передумаете, я отведу тебя туда, Маиру. Там не учат паркуру, но ловкость развивают. К тому же, если ты всё же пойдёшь туда, то ни ножи, ни баллончики вам особо не понадобятся. Насколько я помню, там учат использовать любой подручный материал в драке.

+2

17

- Взять на заметку, - кивнула Маиру, когда Курури сказала про баллончик. Это пожалуй и правда было довольно действенное оружие, при этом не надо было никого резать или ломать кости. Пшик – и нападающий обезврежен на ближайшее время. Для сестренки, не собиравшейся уходить с головой в изучение боевых тактик, вообще идеально! Хотя конечно стоит потренироваться использовать его так, чтобы это было быстро и метко, что тоже важно – нападающие-то будут не совсем идиоты, чтоб стоять и ждать струи гадости в глаза. – И потренироваться на пульверизаторе или старых духах, - добавила она, чуть поразмыслив.
Изая не был бы собой, если бы не счел некоторые их слова детским лепетом, но это все еще придется наработать. И серьезное отношение к их выбору, и все такое. Но он все-таки приносил пользу, внося долю рациональности.
- Ну я не говорю что так уж часто, на самом деле нарываться на «часто» - совсем не наша цель, - Маиру деловито пожимает плечиками, пытаясь сконструировать в голове такой ответ, который братик не счел бы детскими доводами. – Но все-таки и в самом безопасном городе можно подвергнуться нападению пусть и не с таким уж тяжелым последствием, но довольно неприятным. Я это все к тому, что лучше быть во всеоружии.
Сказать по правде, Маиру находила в словах брата скорее подтверждение тому, что их план самосовершенствования – штука все же полезная. Маиру еще не настолько умеет быть чрезмерно активной, чтоб отвечать залпом всех имеющихся мыслей на каждую реплику Изаи, но продолжает слушать. Они с сестрой действительно не знают, что происходит в его жизни, досконально, им не приходило в голову шпионить или вешать на него прослушку и маячки слежения, чтоб быть в курсе всех подробностей. То, что братца уже пытались убить, вызывает у Маиру легкое выпучивание глазок, из-за чего она чуть было не встречает лбом фонарный столб, попытавшись было взглядом передать Изае посыл из серии «серьезно?!» .
- Ничего себе, Иза-нии, - еще немного ошарашенно произносит она. – Но разве это не доказательство, что хоть люди тебя и любят как правило, но все равно нашелся тот, кто невзлюбил настолько что напал с целью убить, а значит надо быть готовым? У тебя же нет цели ни всем без исключения нравиться, ни кого-то конкретного бесить. А быть серым и ничего из себя не представляющим не очень-то интересно, - в глазах Маиру появляются лукавые искорки. – Получается, ты просто был собой и это кому-то не понравилось, - девочка пару секунд молчит, а потом таки выпаливает. – А это что, был кто-то еще, не Шизу-тян?
Маиру сама не замечает, как называет Шизуо именно так, повторяя за братцем. Сестры не так уж близко его знают, разница в возрасте и то, что стать безмерно любопытными во многих областях они решили лишь недавно, играет свою роль. Но в этой теме наверное тоже стоит покопаться.
А вот идея насчет обучения драке с подручными предметами – это просто отпад! К тому же слегка неожиданно, потому что пока что братик скорее приводил доводы в пользу того, что самооборона это не самое первостепенно важное в их жизни. Значит ли это предложение, что он все-таки готов поспособствовать переменам? Раз уж остановить их не сможет, поздно. Хотелось верить, что да.
- Мы не передумаем, будь уверен! – у девочки загораются глазки. – И это прям идеальный вариант, и как раз подходит для всяких внезапностей, чтобы самооборона не держалась на наличии или отсутствии у тебя какого-то там оружия! Класс, я туда хочу! И думаю это не так сложно и энергозатратно для совсем новичка, – она переглядывается с сестрой, которая уже недавно прокомментировала насчет ножей, что это пока рановато для начинающих. В этом она права, Маиру стоит начать с чего-то более простого. Хотя то, о чем говорил Изая, казалось и правда идеальной заменой.
- А… насколько подручный материал они используют? – уточнила Маиру у братика. – Прямо совсем-совсем повседневные вещи, все что попадется под руку? Блин, наверное это жутко интересно, придумывать новое применение привычным вещам, - новый лукавый взгляд на Курури – как еще одна пометка. Судя по тому, что они уже придумали с химией, использование всего что попадется в драке – это тоже очень даже их стиль.
С ума сойти, первый день – а у них уже родился свой стиль!

+2

18

- Не нулевая. (Ты прав, такая вероятность мала, но не нулевая) - Курури легко пожала плечами. - Пропавшие без вести. (И знаем ли мы о всех преступлениях? Иногда люди пропадают, а как, куда - неизвестно) Сами...? (Я знаю, что некоторые уходят сами, но не все) Ещё якудза... (И мало кто идёт в полицию, став жертвой якудза)
На днях они с сестрой смотрели фильм, про якудза, где энтузиазм полицейских в отлове бандитов был чуть больше, чем у спящих по дорогам коллег. Папа объяснил, что это не полицеские такие лодари, это ме-нта-ли-тет (новое слово) в стране такой. И некоторые группировки мирно сосуществуют с полицией, только изредка подвергаясь облавам. Курури сильно удивилась и поэтому хорошо запомнила. А статистику по пропавшим она слышала в новостях.
Но, на самом деле, всё это не пугало и было сказано, только чтобы что-то сказать. В жизни Курури самой страшной вещью был пролетающий над головой столб, якудза существовали - но где-то там, далеко, в телевизоре или плохом районе. Настоящая причина, почему она хотела уметь драться: потому что круто. И немножко из-за столба. Курури волновалась за брата и думала, что, когда-нибудь в будущем, сможет его защищать, если освоит баллончик и собственный мозг.

- Мы кто...? (Конечно, детские, мы кто по-твоему?)
Курури не обиделась. Иза-нии прав: их план сырой, не столкнувшийся с суровым бичом всех теорий - практикой. Пока.
- Дорогу идущему. (Дорогу осилит идущий, главное начать) Вырастим... изменятся. (Думаю, со временем, наши доводы станут лучше)

- Мм... В школу вместе. (Мы вместе ходим в школу, я и Маиру видим некотрые... моменты) И мой брат. (А ещё я тебя знаю, ты же мой брат)
- Умный... но бегаешь. (Да, ситуация с Шизуо необычна, иначе ты давно нашёл бы способ с ней разобраться без догонялок) Кстати... не травля? (Кстати, а разве попытки зашибить дорожным знаком не считаются травлей?) Не думаешь. (Но ты сказал, что тебя никогда не травили, значит ты считаешь происходящее чем-то другим) Не жертва. (Ты не чувствуешь себя жертвой) Как провоцируешь? (Что такого ты делаешь, что Шизуо хочет тебя убить?)
Помолчав, Курури добавила:
- Ошибаюсь...? (Возможно, я в чём-то ошибаюсь) Школа... расскажешь? (Мне бы хотелось узнать больше о твоей школьной жизни. Расскажешь?) Для выводов. (Тогда я смогу сделать правильные выводы)
- Кстати... идея. - Курури развернулась к сестре. - Арисава, помнишь? (Помнишь, как Арисава-чан рассказывала, что относила сестре обед?) Пустили. (Её пустили в само здание старшей школы) Повторим? (Может, нам повторить?) Готовка... (Только я не уверенна в наших кулинарных способностях) Зонтик? (Подгадать дождливый день и принести зонтик?)

- Безопасный город. (Вот и самый безопасный в мире город) - по спине Курури явственно прошёлся холодок. Ей представился некий маньяк в школьной форме, кровожадно надвигающийся на братика. Страшно. Всё таки хорошо, что они решили заняться самообороной.
- Шинра герой. Благодарна. (Шинра поступил, как герой, закрыв тебя. Я очень ему благодарна) Что... мальчишка? (А что потом случилось с тем, кто пытался тебя порезать? Его посадили в тюрьму?)

- Поучительная история? (Ты рассказал нам это, как поучительную историю, верно?) Плохо выделяться. (О том, что привлекать лишнее внимание опасно) Услышали. (Мы тебя услышали)
"...Но это ничего не меняет"
- Похожи. (Мы во многом похожи на тебя) Самозащита - не лишнее. (Думаю, с нашими характерами, навыки самозащиты не будут лишними) Но запомним... границы. (Но мы постараемся не ввязываться нарошно в неприятности, обещаю)

Курури поймала взгляд сестры. Чуть улыбнулась.
- Подручный... интересно. Тоже пойду. (Я тоже хочу сходить туда)
Нет смысла учиться тому же, что Маиру. В их тандеме у Курури другая функция. Но... есть у тела человека такие точки, на которые если сильно надавить, будет больно. Вот их неплохо выучить.
И подручный материал, конечно. Может, её научат правильно и быстро пшикать из баллончика?

Отредактировано Orihara Kururi (21-04-2018 21:20:41)

+2

19

Изая покачал головой. Ему не нравилось, когда его не слушали, когда его игнорировали и когда использовали его слова для контр-тезиса. На самом деле, последнее он считал "не честным". Будучи участником дискуссионного клуба и наблюдая за спорами, он приходил к выводу, что такой тип доводов самый скучный и, тем не менее, самый сложный в опровержении. Всё что нужно было Изаи, это заново повторить то, что он сказал с самого начала: про безопасный город, про оружие, про агрессию, которая только порождает агрессию, — и, в итоге, они вышли бы на второй круг. Такие разговоры очень напоминали споры верующих и атеистов. Последние могли сколько угодно показывать кости динозавров, но верующие - те неразумные верующие, которые не могли отступить от своих догматов даже на шаг, - просто отвергали мысли, которые не сочиталиь с их верой, или ссылались на божью волю.
Даже просто представлять себе это было до безумия скучно.
— Вам не нужно доказывать что-либо дальше, поэтому прекращайте кидаться доводами, которые заставляют меня думать, что я совершаю ошибку, — произнёс он, прикрывая глаза. Изая был подростком и имел склонность к раздражительности. К тому же последние годы он легко получал всё, что хотел, и это отучило его от разочарований.
— По теории вероятности кирпич может сорваться с крыши здания и упасть на голову, но статистически это чаще случается на стройке, — фыркнул Изая. — Иными словами, да, даже в спокойном городе может произойти несчастный случай, но вы своим решением увеличиваете риск. Да, в таких обстоятельствах, вам стоит подумать о безопасности и школа, о которой я говорил, не плохой вариант, так солдат учиться стрелять прежде чем отправляется в горячую точку, но вы не солдаты и вполне можете не становиться ими.
При упоминании Шизу-тяна Изая нахмурился и сморщился, словно бы его только что угостили ложкой уксуса. Было ли в его поведение травля? Ха! Только если считать случае, когда Изая подставлял Шизуо: заставлял грузовик на него наехать или подкупал хулиганов с ним подраться. Правда, в этих случаях, скорее, он травил Шизу-тяна, а Шизу-тян, слишком прямолинейный и лишённый всякой хитрости, пытался его просто у-ни-что-жить.
— Не хочу говорить про Шизу-тяна. Разговоры о Шизу-тяне бесят, — быстро-быстро проговорил Изая. — Кроме того, я почти не понимаю, что ты говоришь. Если вы собираетесь прийти ко мне в школу, то не надо! Я итак с вами провожу всё свободное время и хочу отдохнуть от должности «старшего брата» хотя бы в школе, — он снова нахмурился, но теперь его раздражение было наигранным. Идея сестёр, скорее, нервировала его, чем раздражала. Идея сестёр имела ряд неприятных последствий. У Изаи не было врагов в полном смысле этого слова, если не считать Шизу-тяна, но даже он мог навредить девочкам, просто не вовремя ввязываясь в драку.
— Город здесь не причём! Повторюсь: я очень плохой пример для подражания. Я вообще очень неудачный пример. Я играл с деньгами и нервами. Неудивительно, что кто-то, наконец, не выдержал. Обычно меня избегают, но... — Изая пожал плечами. Иногда кирпич всё же падает с крыши, но это не повод везде носить каску.
И всё же его позабавили слова Маиру о том, что он просто пытался быть собой. Позабавили и умилили.
— Хорошо, если сможете придерживаться своего плана месяц, я отведу вас в школу. Дерутся там с помощью всего: ручек, одежды, стульев. Выглядит это впечатляюще, на самом деле, — Изая погладил сестёр по головам. Короткая стрижка Курури казалась необычной даже по ощущениям. — Вы хотели мороженое, — напомнил он, доставая из кармана бумажник, выдавая наличные каждой на руки и кивая на ларёк. — Берите.

+2

20

Кажется, переубедить братца, уверенного, что стоит им научиться защищаться и стать разносторонне развитыми и непохожими на других личностями - они тут же получат от мира за это по ушам, шансов не было. Хотя Маиру вот тоже помнила про статистику пропавших. Причем не все ни поголовно были бросившими вызов стандарту личностями, многие - простые и "не отсвечивающие" горожане. Ну разве что только они могли оказаться спецагентами под прикрытием, но не могло быть десятков пропавших агентов на один город, очень уж палевно.
Маиру усмехается, когда Курури уточняет, а кто они собственно, чтобы доводам не быть детскими. Она бы скорее ринулась доказывать Изае свою правоту, но сестренка, при всей сокращенности речи, умеет попасть в точку. Узнать подробности их конфликта с Шизуо братик не дает, скривив рожицу, как после лимончика, но вот зато мысль навестить его в школе Маиру кажется годной. Она уже было загорается ею и кивает сестре:
- Это мысль! Но кстати обед это не так уж сложно, что-то должно выйти, если что просто напечем печенья и запакуем так, чтоб выглядело полноценно, - как вдруг Изая высказывает свое мнение по этому поводу, и Маиру делает сестре кислую мину, как бы говоря - ну вот, стоило ему услышать - всю малину испортил. Правда тут же ей приходит в голову мысль, которую она решает приберечь на потом. При Изае говорить, что можно ему просто не показываться и посмотреть на его поведение в естественных условиях со стороны, не стоит - снова скажет, что нечего им там делать. Хотя показать сестре, что что-то надумала, она обязана, и незаметненько подмигивает.
- Ну ладно, ты пример может и не единственный, но ведь умные люди собирают лучшие качества со многих примеров, - вставляет она свои пять копеек, когда Изая снова концентрируется на том, чтоб они не липли в своей идеологии к его персоне. Ладно, это скорее чтоб успокоить его что они не собираются копировать его судьбу. Но ведь верно же. - Почему бы не стрельнуть таланты и у тебя? Мы же все равно идем своим путем!
Ее немного отвлекает от разговора то, что навстречу им внезапно вылетает какой-то парнишка на скейте. Возможно даже спешащий в школу, и в таком случае явно страшно опаздывающий - он летит, чуть не впечатываясь в фонарный столб, и попытка затормозить возле пешеходов пока приводит лишь к тому, что они шарахаются во все стороны. Маиру, вжившаяся в роль ниндзя-электровеника-телохранителя сестры мгновенно подтягивает Курури к себе за плечи, потому что пока что именно та более всего на линии огня. Точнее, полета бешеного скейтера. И успевает вовремя, прижимая сестру к груди и во все глаза глядя на то, как проносится мимо них мальчишка. Чуть запоздало включая мозги (что для ее роли теперь довольно логично), девочка возмущенно восклицает ему вслед:
- Как так можно!!! - а потом красноречиво оборачивается на Изаю. - Вот, вот, видел, какие порой бывают кирпичи! А если бы он допустим сумочку у нас вырвал, или еще что! Как минимум нужна хорошая реакция! - она спохватывается, что до сих пор стискивает сестру, и отпускает, хихикнув, гордая тем, что реакция у нее оказалась на уровне.
А вот подробности про бойцовскую школу - это уже переход к делу. У Маиру все больше загораются глаза, она уже представляет, как орудует в драке подвернувшейся под руку авторучкой и даже начинает идти вприпрыжку.
- Тогда считай мы уже там, - уверенно заявляет она, и тоже довольно лыбится сестре. - Такие методы как раз подходят и мне и тебе, действительно, такой простор для... ах, да, мороженое, точно, - быстро вспоминает Маиру, так увлекшаяся разговором, что не заметившая, что они уже в паре шагов. А потом задумчиво произносит: - Интересно, а его можно использовать? Наверное в крайнем случае дать им кому-то в глаз, чтобы дезориентировать, - девочка смеется, подпрыгивая к витрине палатки, и вряд ли кому-то кроме брата и сестры может прийти в голову, что она не шутит. - Куру-тян? Предлагаю взять понемногу всего и все попробовать.
Палатка была примечательна тем, что торговала не только запакованными эскимо, но и "собирала" наборы из шариков мороженого разных размеров и вкусов. Маиру рассматривает лоточки с мороженым через стекло витрины, щурясь от утреннего солнца, и тыкает в них пальчиком. - Я хочу с фисташками, клубникой... шоколадное тоже класс, блин, я хочу все. Как думаешь, что лучше, фисташки или лимон? - уточняет она у сестры. И оборачивается на братика. - Иза-нии, поучаствуй в коллективном квесте, давайте возьмем чуточку всего! И дадим друг другу ммм... куснуть.

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2003.04.06] Орихара Маиру, Орихара Курури, Орихара Изая