Локации:
Кв. Селти и Шинры - Наоми 14.09
«Русские Суши» - Каска 01.10
Ул. Саншайн - Рен 27.09
Ул. Гекиджо - Кида 01.10

Эпизоды:
Энн, Раа - Раа 08.10
Дэйв, Златан - Златан 05.10
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 30.09
Гин, Рина - Гин 03.10
Изая, Кида - Изая 30.09
Такеда, Адам - Такеда 03.10
Маиру, Курури, Изая - Изая 01.10
Оберон, Энн - Оберон 08.10
Титания, Анейрин - Анейрин 25.09
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Катсу 05.10
Оберон, Титания - Титания 27.09
Оберон, Анейрин, Каал - Оберон 27.09
Энн, Каал - Каал 03.10
Шизуо, Изая - Изая 04.10

Альтернатива:
Изая, Хоши - Изая 04.10
Изая, Артур - Артур 07.10
Маиру, Изая - Изая 29.09
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2010.04.04] Артур Уайт, Сато Наоми


[2010.04.04] Артур Уайт, Сато Наоми

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

название: [2010.04.04] Артур Уайт, Сато Наоми
название эпизода: Ну зачем Вы так? Я и без того нервная
место: улицы Икебукуро
очередность: Наоми, Артур
краткое описание ситуации: сказ о том, чем может закончиться интерес девушки к холодному оружию.

Теги: Arthur White, Sato Naomi

+1

2


Время: 15:00—16:00
Погода: вечереет; местами на сером небе проглядывает закат.
Внешний вид: черное полупальто, черные брюки, черная рубашка, черный галстук.
Состояние: любопытство, легкое раздражение, в большей мере безразличие.
Инвентарь: кольт; наручные часы, деньги, документы, телефон.

Апрель только вступил в свои права, а воздух уже стал заметно теплее, обволакивая Токио апельсиновой дымкой солнца. Небесное светило навещало угрюмый мир чаще и чаще, с каждым днем увеличивая время свиданий с Землей, растапливая грязный снег, стекающий по асфальту лужами, сердца угрюмых прохожих и оживляя шкурки облезших котов, медленно заполняющих одинокие углы и подворотни.
Наступал вечер и, хотя была уже весна, день все так же нельзя было назвать по летнему длинным и темнело рано… Гонимый холодом и скверным настроением, Артур искал, куда бы зайти, чтобы спокойно походить и разбавить этот бестолковый день хоть чем-то интересным. Будни сменяли друг друга, Уайт ходил по городу, будто находясь в вечном поиске чего-то.
Чужая страна не манила, ровный отсчет стрелок на руках утомлял, время летело в бездну, в пустую, а Артур продолжал бесцельно слоняться среди тех, кому он был чужим. Среди стен и других людей, среди странных символов, которые называют языком, среди одинаковых лиц, тусклых зданий… И в этих толпах спин он не мог найти что-то или кого-то, кто стал бы хоть чуточку родным. Кто смог бы привнести в его жизнь немного Англии, немного всего привычного и простого, без лицемерия, без ангельских показов своей натуры, просто знакомого. Ведь он так устал от чужого, его начинало тошнить от мира вокруг, от людей, от всего, он хотел сбежать, он ощущал себя  лишним незнакомцем среди пышного бала, на котором все друг друга знают.
Поежившись, парень проводил глазами последние лучи солнца, которые причудливо отражали багровым в его синих глазах. Он тут же заметил, как похолодало, как поднялся ветер, как по коже пробежали мурашки. На благо, впереди показался весьма уютный, на первый взгляд, магазин холодного оружия, удобно уместившийся среди стыков остальных зданий, более высоких и величественных. Неудивительно: в Японии оружие какое-то слишком нелегальное, опаснее носить его с собой, чем повстречать бандита на улице. Но Артура эта маленькая обитель устраивала, равно как и то, что в помещении с разнообразием лезвий было мало людей.
Тишина стояла, словно он находился в библиотеке, и Уильям тут же с легким любопытством уставился на витрины, рассматривая такие интересные и непохожие друг на друга экземпляры. Вскоре, поняв, что обманывать себя бесполезно и что он уже тысячу раз видел это в каталогах и других магазинах (а Уайт являлся страстным поклонником всего, что убивает), он окинул скучающим взглядом посетителей и тут же приметил миловидную, на первый взгляд, девушку, достаточно хрупкую и явно совсем не опасную. Его заинтересовал именно ее взгляд, обращенный на столь опасные штуки, и он, искоса следя за ней глазами, прошелся туда-сюда, отчаянно делая вид, что чересчур внимательно и пристально разглядывает каждую рукоять и модель.

+1

3


Время: 15:00—16:00
Погода: ~9°С, облачно
Внешний вид: Полудлинное кашемировое пальто лососевого цвета, плотные бежевые колготки, белая легкая юбка до середины бедра с двумя подъюбниками, белый лиф, легкая шелковая белая блуза с кружевом по плечам и лопаткам, белый шейный платок, лососевые кожаные высокие, до середины икры, ботинки на невысоком каблуке и на шнуровке. Аккуратный естественный макияж с легко подведенными глазами.
Состояние: волнуется, беспокоится, нервничает. Все как обычно
Инвентарь: сумка с нетбуком, документами, ключами, деньгами, блокнотом и карандашом, очешником с компьютерными очками, упаковкой бумажных носовых платков, влажных салфеток,коралловым блеском для губ, зеркальцем, тушью, подводкой, телефоном. Небольшая поясная сумка, в которой лежит складной нож

Кто бы мог подумать, что однажды ей придется стоять перед витриной с ножами и разглядывать их. Если бы ей самой сказали об этом пару лет назад, она бы промолчала, мысленно покрутила бы пальцем у виска и постаралась избежать дальнейшего контакта. Однако сейчас оно все было как-то иначе. И по какой причине, Наоми не могла сказать.
Но вчера вечером, когда она привычно снимала кофр с ножом, она достала его из чехла и какое-то время рассматривала, размышляя о том, не помешает ли ей заменить этот нож на какой-нибудь другой? Тогда-то, после того нападения, она схватила первый попавшийся по приходу домой. И, может, надо обзавестись  каким-то более... удачным вариантом? Ну и начать уже учиться им пользоваться. А то глупо как-то. Нож есть, а она его, кажется, даже держать правильно не умеет.
Вот и вышло, что, проходя мимо небольшого магазина, девушка, вся такая аккуратная и светлая, неожиданно завернула внутрь. Звякнул колокольчик над входной дверью, продавец консультант заинтересованно посмотрел на нового посетителя, а потом с не меньшим интересом наблюдал за тем, как неуверенно подходила девушка к стенду со складными ножами, разглядывала их, явно не решаясь обратиться за консультацией, которая была определенно ей очень нужна.
Сато не понимала в ножах совершенно ничего. Вот они были такие... и рукоятки красивые, и у некоторых даже гравировка на лезвии. Одни больше, другие меньше... были даже с цветными лезвиями. Прямо-таки раздолье: выбирай - не хочу. И все же как-то девушке претило все это. Ни один нож не казался ей хоть сколько-то привлекательным. И когда она растерянно огляделась, продавец-консультант не выдержал и предложил помощь.
Дальше было несколько проще. Он показывал прижавшей руки к груди девушке небольшие и аккуратные ножи, подходящие для девушки, а она... разглядывала их, не беря в руки, и отказывалась.
Пару ножей, наиболее симпатичных, Наоми все-таки взяла в руки, но как-то они не лежали все так, как лежал тот, что был сейчас у нее.
Но вот в один момент, когда она разглядывала в своих руках нож с лезвием в радужно-фиолетовых разводах, девушка случайно краем глаза заметила, что тут рядом ошивается какой-то парень. Впрочем, он мог и не ошиваться, а просто придирчиво рассматривать все, что ему попадало на глаза. Мало ли какие люди могут заходить в оружейные магазины. Вот только вне зависимости от этого Сато стало не по себе. Несколько дней назад Изая заявился к ней домой, вскрыв все замки, узнал ее тайну, после чего она сняла со стен все рисунки, спрятала так, чтобы их не так просто было найти. Даром, что теперь это не имело такого значения. Впрочем, мало ли кто еще может вот так вот заявиться к ней домой?
Появление Орихары в жизни любого может сделать параноиком. А уж человека, который постоянно ходит с оглядкой, постоянно попадает в какие-нибудь проблемы, и подавно. По крайней мере, с Наоми это сработало.
И вот, она вздрагивает, поворачивает голову в сторону остановившегося неподалеку парня. Парень... иностранец. Это отчего-то еще больше обеспокоило девушку, словно от иностранцев всегда стоит ждать больше проблем. Хотя все проблемы у нее обычно были только от соотечественников. Но вот...
Сато выдохнула, попыталась вынудить себя улыбнуться продавцу, отдавая ему нож.
- Спасибо, - произнесла она, - этот ничего... я подумаю и, наверное, еще вернусь. Спасибо.
А потом она развернулась и под заинтересованный взгляд продавца вышла из магазина. В дверях она оглянулась немного нервно, надеясь убедиться, что этот парень все так же просто заинтересован в ножах, а потом выскочила за дверь и направилась в сторону дома. Идти было не то, чтобы очень далеко, так что о транспорте девушка не подумала.

+2

4

Если бы Артур мог читать мысли людей, то тут же бы воскликнул: «Да вашу мать, какая разница, что я иностранец?!», но любопытные взгляды он игнорировал и старался не обращать на них внимания, явно как и на то, что частенько не мог прочесть некоторые слова на вывесках и просил помощи у прохожих.
Девушка занервничала. Он заметил это сразу же, окинув ее пугливую фигурку легким, поверхностным взглядом, как если бы он смотрел не на нее, а на стеллаж позади. Любопытство все больше подстегивало парня хотя бы поинтересоваться, зачем ей нож? Оно усиливалось каждый раз, как потенциальная покупательница вертела в своей хрупкой ручке очередной шедевр оружейного производства. Но подойти и просто спросить не представлялось возможным, потому как Уайт прекрасно видел нервозность, несколько косвенно обращенную в его сторону, и запуганность, забитость этой особы. А что придет в голову порывистому и, порой, неосмотрительному парню? Догнать, словить, спросить. Несколько пещерный тип мышления, основанный, скорее, на первичных рефлексах в принятии решений, но (вот досада) у него на плече не сидел милый ангел, который бы сказал, что если он сейчас пойдет за ней, это будет странно.
И он пошел.
В первые моменты после того, как Уайт покинул магазин, ему показалось, что он потерял девушку из виду в этой многообразной толпе, полумраке и множестве ярких огней, слепящих глаза. Но, на ее несчастье (или счастье, смотря как посмотреть) Артур вновь нашел объект своего интереса и медленно двинулся следом, то останавливаясь у вывесок и все так же скептически читая их, то обгоняя ее где-то сбоку, то вновь отставая. В принципе, его вполне можно было спутать с общим потоком людей, идущих по своим делам, если бы не отличительные черты лица и цвет глаз.
Вот улица стала безлюднее; оживленное движение сменилось редкими прохожими, а частый блеск фонарей — отдаленным светом. Артур продолжил идти позади, мерно деля свои шаги и идя за девушкой след в след. Но вскоре это ему надоело и, решив, что миг подходящий, он стал на ходу подбирать слова.
— Постойте! — негромко окликнул Уайт. — Девушка, извините, остановитесь, пожалуйста.

Отредактировано Arthur White (30-05-2016 14:31:19)

+1

5

Японцам совсем несложно отличать друг друга. И еще проще замечать в толпе людей, которые на них не похожи. И уж когда ты уже придумала себе, что кто-то чего-то от тебя хочет, так тем более. И вот... сначала Наоми заметила этого парня в магазине. Она не могла сказать, когда он туда пришел: до нее или после, - но это ведь и совершенно ничего не меняло. Девушка легко могла придумать любую ситуацию, в которой он для слежки за ней оказался в это время в этом месте.
Вот только... кому же она может быть нужна? Впрочем... кто знает. Может, он в курсе, что она... нет. Он не в курсе. Не может быть такого. Откуда он может знать, что она Кролик? Она хорошо заметает следы. Только если внезапно Изае опять захотелось поиграть. Если бы в сознании Сато не начал зарождаться страх, она определенно уже подумала бы о несносном Орихаре с ненавистью. Потому что уж вот этого он делать был не должен.
А потом пришла мысль, что какому-то парню может не быть дела до того, кто она такая. Он мог просто заметить ее на улице, а там уже совершенно не важна личность девушки, которую он себе присмотрел.
В голове Наоми одна за другой пролетали идеи, зачем кому-то могло понадобиться за ней идти. И если поначалу она просто думала о том, что сейчас придет домой, запрет дверь, и все разом станет хорошо, то когда она случайно заметила того же парня неподалеку от себя, мысль о безопасности начала стремительно таять в свете открывающихся возможных перспектив развития событий в связи с... преследованием?
Да ладно! Может, ему просто в ту же сторону? Поначалу она уговаривала себя, что все это просто придумывает. Что ее просто уже достаточно напугали, и просто ей надо поменьше общаться со всякими информаторами и все будет хорошо. Но... но вот он промелькнул один раз, потом другой... впору было остановиться, завернуть вот в это людное кафе и сидеть там. А потом вызвать такси и доехать до дома на машине. Всяко безопаснее.
Но нет. Она оглядывается, снова замечает это лицо в толпе и... ускоряет шаг, придерживая одной рукой сумочку, а другой сжимая шейный платок, который норовит развязаться и остаться где-нибудь на асфальте или в руках случайного прохожего. Идти до дома совсем недалеко, надо просто успеть добежать.
Народу на улице становится меньше, Наоми судорожно выдыхает, пытаясь справиться с паникой, охватившей ее сознание, и она уже почти бежит, когда позади раздается голос. Окликают. Ее окликают?
И в следующую секунду она, на мгновение замешкавшись, ловит мыском ботинка какой-то выступ (или она просто оступается на ровном месте?) и летит на асфальт...

+2

6

Артур замер, смотря на тот страх, причиной которому он послужил. Это было удивительно, странно… Почему она так боится? Что он может ей сделать? Теперь, наконец, он смог трезво оценить, что его действия и правда несколько настораживают, а преследование девушек по вечерам — занятие отнюдь не благородное.
Так как стоял он достаточно близко и имел достаточно быструю реакцию, то тут же дернулся вперед, не особо раздумывая, как оценит его поступок эта незнакомка. Он достаточно ловко подхватил ее под руки, потянув на себя и не давая упасть окончательно. Все происходило так медленно, а Уайт думал так быстро, что не успел толком испугаться за ее здоровье, просто помог. Может, внутри человека заложены инстинкты, чтобы помогать другим? Независимо от характера и черствости, просто помочь, осознавая, что за это можешь получить по шее от спасенной.
Уайт сначала прижал ее к своему плечу и, убедившись, что его маневр сработал и что стоит она ровно, отпустил, все еще держа руки на плечах, так, на всякий.
— Простите, — поспешно произнес он, — Я не хотел пугать вас. И я не пытаюсь причинить вам зла, успокойтесь.
Наконец он уловил, как резко и торопливо звучит его голос и, вздохнув и переведя дыхание, продолжил уже более ровным, приглушенным тоном, пытаясь успокоить ее.
— Все в порядке. Пожалуйста, мисс, не бойтесь меня. Я не опасен.
В его речи, чуть сбившейся от волнения и абсурдности ситуации, слышался сильный акцент и не менее сильное желание заговорить на английском, но он быстро вспоминал и подбирал слова, стараясь, чтобы японка его поняла.
Теперь, при желании, он мог рассмотреть ее ближе, хотя темнота несколько портила вид. Черные волосы, мягкие черты лица — вроде, ничего сверх естественного. А чего же она так испугалась? Уильям даже на всякий случай окинул взглядом свои руки, надеясь, что вместо них он не заметит лапы, когти или щупальца. Да вроде обычные руки…

+2

7

Что делает любая приличная девушка, оказавшись в ситуации, когда ее, оступившуюся, ловит парень, который только что ее преследовал? Конечно, если задаваться подобным вопросом, то приличные девушки вообще не попадают в такие ситуации. По крайней мере, не должны попадать. В противном случае, что-то тут не так. По какой же, простите, причине, этот самый молодой человек внезапно заинтересовался обычной, среднестатистической девушкой? Что вот ему от нее надо?
В любом случае, если бы Наоми пришлось моделировать ситуацию, в которой она могла бы оказаться (и оказалась сейчас), то вариантов у нее было бы два: упасть в обморок (что было бы самой ужасной идеей) или завизжать и начать отбиваться (и это было бы гораздо более логично и правильно).
В связи с этим, оказавшись в чужих руках, Сато для начала очень даже истерично взвигнула, а потом, когда ее удивительно для преследователя аккуратно поставили, дернулась в сторону, шарахаясь от своего внезапного спасителя и прячась от него за ближайшим фонарным столбом.
И только оттуда, когда правой рукой девушка уже потянулась к кофру, в котором лежал любимый, но вообще-то совершенно бесполезный нож, она, наконец, осознала, что ей говорят. А заодно по пути поняла, что этот парень, в общем, не выглядит так уж угрожающе, как ей показалось поначалу. И, конечно, дело было совсем не в том, что он иностранец, потому что и среди ее соотечественников полно извращенцев. Если даже не больше. Хотя их определенно больше в процентном соотношении. Потому что японцев в Токио как-то больше будет.
Но вообще-то, конечно, такие вот... не желающие причинять зла и безобидные обычно являются самыми страшными маньяками и психопатами. Вот, например, Орихара. И да, опять она об этом информаторе. А все почему? Потому что сильно задел, и она не знала, чего теперь в свете этого ожидать. Как вообще быть в той ситуации, в какой она оказалась? Слишком много мыслей.
Сейчас нужно было сосредоточиться на парне, который то ли плохо разговаривал на японском, то ли тоже переволновался и потому говорил с сильным-сильным акцентом так, что понятны были не все слова. Или она просто не может воспринимать так? И, да. Наоми определенно даже начала додумывать то, что говорит ей сейчас этот... кажется, обескураженный ее поведением человек. Впрочем, она из ряда вон плохо разбирается в том, что чувствуют люди, так что... может, и не обескураженный.
Но поначалу она молчала, нахмурившись и выглядывая из-за столба так, словно он прятал ее целиком и защищал. Хотя определенно она была шире столба (новый повод пострадать явно). Девушка ненадолго сжала губы, а потом спросила:
- Что Вам от меня надо?! - спросила она это на английском языке. Конечно, и у нее был смешной акцент, когда она говорила на неродном, но ей явно говорить было проще на чужом, чем ему сейчас...
И, конечно, тут прямо-таки обоим повезло, что он не немец. И не русский или француз. Тогда ломанный японский был бы их единственным средством коммуникации.

+1

8

Он немало удивился, заслышав ломаный родной, и чуть улыбнулся, усмехаясь и смотря в землю.
«Какая, — пронеслось в голове, — странная ситуация! Что за черт? Что за вечер?»
Сейчас, более-менее собравшись с мыслями, Уайт удивлялся собственным реакциям и пытался не рассмеяться собственной глупости. Зачем он пошел за ней? Просто так. Имеет же человек право сделать что-то просто так? А вот Уильям все назойливо пытался докопаться до причины своего поступка до тех пор, пока девушка не обратилась к нему.
— Ничего, — он поднял лицо и улыбнулся, пожав плечами, — Совершенно ничего. Я просто хотел… Познакомиться с вами.
Ощущая себя весело и маньяком одновременно, он невинно смотрел на нее, не предпринимая попыток подойти ближе, чтобы не испугать. Темнота подкрадывалась угрожающе, становилось заметно прохладнее, и последние теплые лучики были погребены за светом уличных вывесок, холодно сверкавших смутными отблесками на силуэтах.
— Я так вижу, что вы не настроены на знакомства, верно? — он прищурил глаза, чтобы лучше рассмотреть почти невидимый образ Наоми, стоящей за столбом, за светом, отчего ее фигура трудно угадывалась, и при рассмотрении свет слепил. — Я могу уйти, честное слово. — улыбка все еще не исчезала с его лица, и он примирительно поднял обе руки, показывая, что совершенно не опасен. — Могу ли я узнать ваше имя, милая леди? — его речь становилась четче и былого волнения, как и сильного акцента, не было.
Пустынная улица, отдаленный свет и гул машин, прохладный ветерок, треплющий расстегнутое полупальто Уайта, и необычная незнакомка, которую невозможно поймать. Как птицу. Вроде бы хочется подержать это хрупкое существо в своих ладонях, но ты чувствуешь, как тревожно бьется ее сердце и как она хочет улететь, как дика она к людям и, чтобы не оборвать это немое очарование, ты любуешься ею издалека, боясь подойти ближе и спугнуть. Вот и Артур боялся.

+1

9

Этот парень очень... очень напоминал Изаю. Такой же худой, высокий и черноволосый. Только вызывает с первого взгляда больше беспокойства. И не японец. И потому сильно отличается кожей и лицом. Впрочем, вероятно, если бы Сато не была так хорошо знакома с местным мерзавцем, и этот молодой человек был бы воспринят ею не с такой откровенной опаской. Да, она не любила людей в общем. Да, предпочитала не знакомиться с парнями на улице (тем более, что все эти парни нисколько ее не интересовали), но как-то последнее время прямо-таки часто она знакомится. Именно на улице и именно с парнями. И всегда это связано с чем-то пугающим: нападением, преследованием, приставанием или еще чем. Может, она начала слишком вызывающе одеваться? Да вроде бы нет... так же, как и всегда. Тогда в чем же была проблема? Почему она неожиданно начала интересовать вот прямо-таки всех подряд?!
Между тем ее преследователь, успевший побыть еще и ее спасителем от встречи с асфальтом, которую готовила ей природная неуклюжесть, продолжил говорить на японском, хотя вполне мог перейти на более близкий ему язык. Надо отдать ему должное: акцент уменьшился и говорить парню явно стало полегче.
Он видит, что она не настроена на знакомства? Ха! Прямо это не было заметно с того самого момента, как она попыталась от него сбежать! Мнительная Усаги подсказывала: этот парень или сталкер, или что-то недоговаривает. И если с движением сталкерства Наоми была знакома не по наслышке и хорошо знала, как обычно ведут себя такие люди, то этот вариант она отмела.
Девушка увереннее спряталась за столбом. Вообще, да. Она ведь могла бы просто сказать, чтобы он ушел. По крайней мере, он вот говорил, что уйдет. Правда, он сказал, что может уйти, но не озвучил условия, так что... тут определенно что-то было не так.
Но, кажется, у Сато просто начинала развиваться паранойя. И она даже могла указать причины, откуда оная возникла. Но... не это важно. Важно, что этот парень темнил. Сделал паузу, когда пояснял, зачем шел. Можно списать, безусловно, на то, что язык ему неродной, но... нет. Наоми этого не сделала. И не потому что была удивительно проницательной. Скорее всего, на месте этого парня мог бы быть абсолютно любой.
А еще он был одет во все черное. Абсолютно все. Как сотрудник похоронного бюро.
- Я Вам не верю, - сообщила, возвращаясь на родной японский, девушка, крепко держась за фонарный столб, - Вы меня преследовали. От самого магазина. И в нем тоже. Зачем?
Надо было попросить уйти. Но... ей все-таки было любопытно, с чего вдруг ему понадобилось за ней идти? Вот уж вряд ли знакомство. Подошел бы раньше. А так... дождался более безлюдной улицы... прямо точно маньяк. И чего бы ей опять не побежать? Хотя понятно, чего. Если что, надо просто орать. Если что.
- Если Вы подойдете ближе, я закричу, - на всякий случай сообщила Наоми, позабыв, что вообще-то у нее имя спрашивали, а не дальнейшие действия.

+2

10

Если подумать, в мире много вот таких — худых, высоких и черноволосых, а то, что Артур иностранец, заметно в чертах лица, бледной коже и, что самое главное, по яркому цвету синих глаз. Но, повторимся, он не комплексовал по поводу своих отличительных черт и гордился принадлежностью к англичанам. Была бы его воля, он бы вообще перестал шляться по Токио и уехал в Лондон, но жизненная ситуация мешала этому.
Внешний вид одежды был рандомным, возможно, немного связанным со смертью и тем, что Артур продает средства умерщвления людей, но по большей части черное просто отлично подходило к его волосам и ярко выделяло глаза, смотрящиеся на этом темном фоне более контрастно и необычно.
— Просто. Я решил познакомиться с милой девушкой, мадам, и не в моих интересах причинять вам вред… Послушайте, если бы я был озабоченным насильником, я бы не рисковал своей шкурой и снял бы девочку на вечер, если бы я хотел вас убить… Зачем мне это? Вы правда верите в то, что я могу вас убить? — Его невинный внешний вид как бы говорил всем и каждому «вы видели кого-то безобиднее меня?», и сейчас он невольно склонил голову набок и улыбнулся достаточно открыто и тепло, так, чтобы подтвердить собственные слова.
Сдерживая усмешку за улыбкой, он не мог сдержать веселости в глазах. Но эти искорки Наоми скорее всего не видела, с такого-то расстояния, хотя в них не было ничего предосудительного. Он и правда не собирался причинять ей вреда, просто познакомиться, не больше, но реакция сильно удивляла и забавляла Артура, неужели он такой страшный, свирепый и закоренелый уголовник? Наверное, одичал за то время, которое провел в Японии, ибо себя он помнил как образец невиновности и интеллигентности.
— Я не подойду. — Успокаивающе произнес он и отступил на шаг назад. — Вы замерзли? Тут прохладно. Скоро совсем похолодает, идите или домой, или выйдите из тени, чтобы хоть немного согреться. Поверьте, я не столь страшный, как то, что может в любой момент выскользнуть из темноты и оказаться за вашей спиной.

+2

11

Он это правда серьезно? Нет, ну правда? Правда считает, что озабоченный насильник пойдет лучше снимет девочку? Озабоченный... насильник...
Впрочем, вероятно, проблема была в некотором языковом барьере, и он неправильно употребляет слова, которые говорит. Можно ведь сказать, спасибо, что он ошибается только в значении, а не в произношении. Да и если бы он хотел убить, то тоже дождался бы каких-нибудь менее людных улиц чем те, на которых они были минуту назад.
И вот... да. Он окликнул ее, как только народу вокруг на улице не оказалось. Разве это не подозрительно? До того он просто преследовал.
И еще такой... невинный. Улыбается. Познакомиться хочет. Ну вот прямо-таки иностранный Орихара. И ведет себя точно так же. После того, как он еще заявил что-то на тему того, что там может выскочить на Наоми из темноты, ассоциации наложились друг на друга так, что прямо-таки не оторвать. Нет-нет, с этим парнем надо быть аккуратной! Максимально аккуратной! Но при этом врагов же надо держать ближе, чем друзей. В противном случае, ты не будешь знать их следующего шага.
В общем, этот невинный парень максимально, насколько мог, напугал девушку, сам того не подозревая. Наверное, он просто не встречался с местным мерзавцем. Не всем же... или наоборот встречался и перенял у него манеру поведения...
- Если бы Вы были озабоченным насильником, - заметила Сато, не выходя из-за своего укрытия, но не собираясь убегать. Неожиданно в ней начала играть частица Усаги, которой нужны были данные об этом парне, чтобы поймать его, - то Вы бы определенно выбрали себе жертву, преследовали бы ее до безлюдных улиц и там бы зажали. И начало у Вас вполне подходит под это описание. А если бы хотели убить... сделали бы то же самое. Я не знаю, зачем Вам это.
Потом она немного подумала и добавила, слегка сощурившись:
- А еще Вы похожи на сталкера. Они вот тоже не так уж и безобидны.
Это она тоже знала. Правда, никогда не страдала от подобных людей, но... понимала, на что могла бы быть способна сама, не будь она такой робкой и боязливой. Впрочем, не будь она такой, объект ее собственного преследования уже бы заметил ее. И, может, даже оценил. Но это определенно не те мысли, которые стоило сейчас подкармливать. Хотя они нравились Сато гораздо больше.
- А что может оказаться за моей спиной? - она вообще готова была оглянуться, но пока что сохраняла бдительность, - у Вас есть сообщник?
Как ни странно, но подозрение подозрением, а девушка уже потихоньку начинала воспринимать это как некую игру. В самом деле, если бы он хотел причинить ей какой-либо вред прямо сейчас, он бы это уже сделал. А так, при условии того, на кого он похож... тут все имеет куда более глубокие корни. И вот их бы откопать... хотя бы немного.

+2

12

— Нет, смотрите, я разве похож на садиста-психопата, которому нравится насилие? Или я похож на человека, у которого не хватит денег, чтобы снять кого-нибудь? — он вновь ухмыльнулся. Проезжающая машина, шурша шинами по накаленному за день асфальту, проползла мимо, нарочито ярко слепя фарами и создавая светлую туманную дымку в темноте за углом, и Артур обернулся на этот звук, провожая громадину отсутствующим взглядом.
Как только светящееся чудовище скрылось, а его утробный рев затих, Уайт вновь повернулся к девушке, какое-то время сосредоточив свое внимание на глупой мошкаре, ищущей смерть у раскаленного светила.
— Ста-аа-алкера? — медленно протянул Артур, сунув руки в карманы пальто и покачиваясь с пяток на носок. — Это из игры, да? Припять, сталкеры, Чернобыль… — Он усмехнулся и, доставая одну руку из кармана и сложив пальцы в форме «пистолета», направил го на девушку, — Пиу, — произнес он, «стреляя». — Смотрите, какой я опасный. Ну дамочка, ну ради бога, какой из меня сталкер?
Подавив смешок, Уильям скосил взгляд вверх, поднимая голову к небу, засвеченному огнями города. Тут, в этом отдаленном местечке, было видно, кажется, парочку звезд… Или Артуру мерещилось? Мерещилось, наверное. Вверху была только пустота, черная, как нефть, прожженная густыми выхлопами города. Было ощущение, что на небо осела копоть, которая сейчас закрывала все звездочки от человеческого глаза.
— Хорошая ночка, а? — тихонько произнес он, полной грудью вдыхая в себя прохладу вечера. — Ну мало ли. Бабайка какой-нибудь, или даже Бука. Может, скелетик, привидение, дух, чудище — да что угодно!.. Вот если вас сейчас съедят или утащат в преисподнюю, то я не виноват, — и он в который раз безоружно поднял руки, — Вот если бы вы стояли рядом со мной, я бы вас спас и отпугнул темных тварей, а так… Обернитесь, вдруг сзади вас кто-то прячется и сверкает клыками? — он говорил непринужденно, иногда, на манер страшилок, понижая тон.

+1

13

Да. Он определенно был похож на психопата-садиста. Если он сейчас начнет улыбаться то Сато поверит в это окончательно. То ли этот парень настолько наивный, чтобы верить, будто маньяки выглядят иначе, то ли он пытается девушку в этом убедить. Но конкретно с этой девушкой у него не было ни единого шанса. Наоми - тертый калач, и она не так плохо знает, какие могут быть люди. Тем более в Японии. Даром, что он иностранец.
- Как давно Вы в Японии? - с каким-то уже даже скепсисом осведомилась Наоми.
Если бы не тот факт, что она знает человека, который вот так же может притворяться хорошим очень и очень долго, то определенно решила бы, что все. Этот действительно безопасен, потому что если бы хотел, уже сделал все, до чего дотянулся бы. Но нет. Он продолжает пороть чепуху. И, значит, тут было три варианта: он действительно безобиден (чему способствует тот факт, что никого, кроме Изаи, с подобными качествами Сато еще не встречала), или он очень даже опасен (потому что если не встречала, то не значит, что их не существует), или он ученик Изаи (но зачем Орихаре ученик того же возраста? Этому-то наверняка почти столько же лет). Хорошим вариантом был только первый.
Однако, Наоми ведь еще до того решила, что врага надо знать в лицо. Если этот парень, как Орихара, то он не будет ничего делать сегодня. Он недостаточно втерся в доверие. Видит ведь, что девица пуганная, а, значит, к таким нужен особый подход. И далеко не за один вечер таких приручают. Ну вот... и посмотрим, что это за парень такой.
- И прекратите паясничать, - только потом она подумала, что он может не понять этого слова, если не так хорошо знает японский. Ну, может, ему повезет, и поймет чисто по контексту?
Между тем Сато еще чувствовала практически физическую потребность пояснить глупому, что значит "сталкер", даже при условии, что тот мог чисто просто так сказать все это про компьютерную игру и понять без проблем, что такая девочка, как Наоми, не знает никаких Чернобылей (даром, что знает, но обычно по ней никто не может сказать, сколько времени она проводит за компьютером).
- Сталкер - это преследователь, - заметила она, сделав шаг в сторону от столба, но все еще касаясь его рукой, - человек, который... хм... заинтересовался другим настолько, что готов следовать по пятам, собирать чужие вещи и проникать в квартиру только ради нахождения рядом. И Вы вполне походите и на такого психопата.
Потом она подумала и добавила:
- Как и на любого другого психопата. Кто знает, какой ёкай в Вас вселился. Так-то по виду и не скажешь, а на самом деле... - она сощурилась и явно готова была скрыться обратно за столб, - вон... еще и про... Бабай... говорите. Что это такое вообще?

+1

14

— Третье перерождение тут доживаю, дамочка, — бросил он, отводя глаза от слепящего света столба и поворачиваясь в сторону дороги. Какое-то время Артур стоял, прислушиваясь к несмолкаемому движению машин, к их шумному потоку и вновь поежился от нового порыва ветра.
К сожалению, Уайт был устроен как-то гораздо проще, чем девушки, и если бы сейчас он смог прочесть ее мысли, то долго бы закатывал глаза, картинно вздыхал и махнул на все рукой, пожелав уйти. Он не нервный, он нетерпеливый, и то, что процесс знакомства с Наоми оказался таким муторным и долгим, несколько пошатнуло его спокойствие.
— Ах, ваше величество, прошу простить мою грешную душу за столь странные выкидоны. Моя светлость не ожидала такой строгости в лице прелестной незнакомки. — И он снял воображаемую шляпу, повернувшись к ней и отвесив поклон. — Не кажется ли вам, мисс, что ночи сейчас длинные, холодные, прекрасные и темные? Вот и незнакомки сейчас длинные, холодные, прекрасные и темнят, — последнее он сказал с явным раздражением в голосе, а потом вновь безразлично отвернулся от нее, обращая внимание к своим мыслям.
— Психопата? — он повернул голову в ее сторону, лениво усмехнувшись. — Спасибо за комплимент, на большее я не надеялся. Но я не сталкер, потому что ни за что не желал бы помешаться на каком-то человеке, сделав его смыслом жизни и рискуя своей. Впрочем, мне все равно. Не хочется — стойте там, хоть всю ночь стойте, встретитесь с настоящим маньяком, передадите ему привет от меня и вспомните еще, что психопаты выглядят немного иначе, чем я.
Ему и правда сильно осточертело уговаривать эту упрямицу познакомиться с ним. В самом деле, зачем ему это? Он бы не умер, если бы ушел сейчас, она не была любовью всей его жизни или той, кого он желал убить на протяжении долгого времени, ему, на самом деле, было просто скучно, и он стоял, с любопытством разглядывая крыши и, иногда, царапины на гладком теле столба.
— Никто в меня не вселялся, уверяю вас, — теперь говорил он уже откровенно устало и вяло, давая понять, что культурно поражен восприятием этой мадам его особы. — Это чудовище, которым пугают детей, — он улыбнулся. — Так, послушайте, мне холодно стоять тут. Вы, конечно, очень прелестная леди, но поймите меня правильно, я бы с вами и всю ночь простоял вот тут, но замерз страшно. Либо выходите, либо давайте вы будете идти от меня на расстоянии двадцати метров и говорить?

0

15

Даже человек, обладающий совершенной узостью мышления и неспособный видеть дальше собственного носа хотя бы и в плане отношений с людьми, заметил бы разницу в поведении  случайного незнакомца, который попреследовал девушку, а потом потерял к ней интерес. И если Наоми и не поняла всей глубины ощущаемых молодым человеком эмоций, то хотя бы осознала, что его отношение ко всему изменилось. Он реже смотрит в ее сторону и больше по сторонам. Это может значить или то, что он ждет кого-то, или что он просто думает уже все бросить. Вообще на его месте она бы точно сделала то же самое. Надо было признать, Сато Наоми далеко не компанейская девочка и столько ломаться, наверное, может только она. Когда и хочется и колется.
А еще он говорил так, что девушка даже не могла толком понять: он это все специально сочетает или просто не разбирается в японском языке достаточно, чтобы говорить адекватно. Перерождение, не ёкай, ваше величество (при чем тут это вообще?), грешная душа и его светлость. Или, может, просто бравирует своим богатым лексиконом? Там... рефлекторно пытается произвести впечатление или еще чего?
- Мне кажется, Вы не очень давно в Японии, - заметила Наоми, все-таки отходя от столба и заводя руки за спину. Ладно, не бояться, так не бояться, - если бы были давно, то тоже уже заподозрили бы во мне какую-нибудь маньячку. У нас часто то, что милое, потом оказывается совсем не безобидным.
Потом она пожала плечами, посмотрела даже в ту же сторону, куда смотрел молодой человек.
- Никому нельзя доверять, - добавила после совсем маленькой паузы, - хотите сказать, что прямо от магазина и далее у нас с Вами просто совпали пути? Кстати, если хотели познакомиться, могли назваться первым...
Сато кивнула и сделала шаг в ту сторону, куда шла до этого. Хотя теперь мысль побыстрее добраться до дома теперь казалась не такой хорошей. Потому что и так уже достаточно молодых людей знает, где она живет. А от мужчин обычно одни проблемы.
Или, может, он думал, что говорит нормально, и просто не понимал, что половина слов означает не совсем то, что он хотел сказать?

+1

16

— Я в Японии предостаточно, просто пока не перестроился, — «и никогда не перестроюсь,» — Под эту страну. — Артур повернулся, рассматривая героиню вечера, но ближе не подошел, все так же остался на месте, ежась и потирая холодные руки.
Ночь углублялась, звуки затихали, наступало то время, когда стоит почти тишина, прерываемая пьяными криками и сигналами машин. Эта тишина длится недолго, может, час, пока вечерние зеваки шляются по веселым заведениям, водители машин едут сонно, рабочие пытаются не уснуть. Летом ночи гораздо более шумные, но когда весна, вечер, все-таки, холодный, люди стараются не высовываться лишний раз, а Артур зачем-то стоял тут и мерз из-за этой мадам, тренировал терпение и ущемлял желание уйти. Когда она вышла, его голос стал чуть веселее и перестал выражать откровенную скуку и незаинтересованность.
— Очень сомневаюсь, что вы маньяк, — дружелюбно фыркнул он, улыбаясь. — Хотя я бы предпочел умереть от руки столь прелестной дамы, нежели от какого-нибудь страшного алкоголика.
Ульям раздумывал некоторое время, потом кивнул ей и произнес:
— Нет, я преследовал вас, чтобы познакомиться. Меня зовут Саэки но, раз уж все так обернулось, все равно зовите меня так, настоящее имя я вам не скажу. Просто… — Уайт пожал плечами, — Не хочу пока говорить. Оно мне дорого.
Проследив за движением девушки, Уильям сначала удивился, потом понял, что, наверное, знакомиться она не хочет.
— Вас проводить? — флегматично поинтересовался парень, оставаясь на месте.

0

17

Он был очень странный. Страннее всех, кого она успела встретить за этот сумасшедший год. Ужасно сложно, даже при наличии совершенно невероятной невнимательности и неспособности читать эмоции, невозможно было не заметить эти практически спонтанные переходы от интереса к скуке и обратно. Наоми даже показалось, что они зависит от наличия ветра и его направления: если задует сильнее, то парень будет готов взлететь от активности, если ослабевает, то он наоборот, начинает скучать, аром, что не зевает.
И если поначалу он напоминал ей Изаю-иностранца, то теперь он был скорее... нелепым Изаей-иностранцем. Эти перемены настроения, не связанные ни с чем, эти... речи. Да, наверное, ужасная проблема в связи с языковым барьером. Лучше бы он говорил на английском. Вероятно, она бы даже лучше его поняла в связи с этим. Он зачем-то сделал несколько оборотов вокруг того, что это имя, которое он назвал, ненастоящее. Еще и оправдался, почему лжет относительно имени. Прямо-таки верх нелепости. Странный. Очень странный. И оттого, наверное, начинает казаться условно безопасным. Это напрягло, потому что расслабляться была очень плохая идея.
Предостаточно он в Японии. Она не верила. Другое дело, что ни ей, ни ему, на самом деле, не было никакого дела до того, верит она или нет. Врет он или нет.
- Меня зовут Наоми, - произнесла девушка в ответ на его представление, а потом остановилась, когда поняла, что он стоит.
Остановилась, обернулась, несколько недоуменно посмотрела на него и приподняла бровь даже.
- А Вы не собираетесь? - спросила она, - то есть, Вы преследовали меня от самого магазина только ради того, чтобы постоять тут? Это интересно. Если Вам по пути, то я иду к остановке автобуса. Как-то уже стемнело и идти по темноте до дома может быть опасным.
Хотя его компания, конечно, была не менее опасна. Но он обещал идти на расстоянии, не так ли?
- Если Вам не по пути, можете не провожать, - зачем он вообще тогда все это устроил? Сначала не рассмотрел, а теперь понял, какая она страшненькая и ищет повод сбежать? Ну так пусть бежит. Пусть. Все равно блондины нравятся ей больше. Один. Конкретный. Блондин.

0

18

Скажи Наоми свои мысли вслух, Артур бы ее послал, совершенно не стесняясь в выражениях. Потому что эти сравнения, вещь, конечно, естественная, люди всегда мыслят относительно чего-либо или кого-либо, но приписанное Артуру сумасшествие и переменчивость, скорее… Хотя нет, имели место быть. Ему было совершенно плевать, что подумает о нем эта особа, посчитает за идиота или чудаковатого. Она мало его интересовала. Теперь интерес угас, сменившись странным ощущением злорадства. Что ни говори, а Уайт садист от природы, и эта власть, которую он имел, этот страх, который он вызвал, пробуждали в нем эгоизм и самолюбие в той мере, что была присуща ему в Лондоне, в прежней жизни.
— Миленькое имечко… — ухмыльнувшись, произнес он, разглядывая снежинки на рукавах, — Наоми, очень приятно познакомиться.
Поломавшись и картинно повздыхав, Артур направился вперед, быстро потирая плечи и стараясь не смотреть на странную незнакомую знакомую.
— Ага. Я и шел, может, постоять тут. Природа, живописный закоулок, безлюдность — прямо рай. А тут вы, выскочили из-за угла и напугали меня, что за девушки пошли.
Оглядевшись, удовлетворившись видом редких прохожих, напоминающих далекие живые манекены, Уайт кивнул сам себе и с улыбкой произнес:
— Горизонт чист, мой капитан, я готов сопровождать вас до самой автобусной остановки. В данный момент температура воздуха положительна, наблюдается липкий снег, вечерний холод и плохая видимость. Будьте осторожнее, в такое время полно луж, смотрите под ноги. — Он, как и обещал, шел достаточно далеко от нее, со стороны могло показаться, что эти двое совершенно никакого отношения друг к другу не имеют. — Мне не по пути, но я вас провожу. Просто. Все равно нечем заняться.

0

19

- В самом деле приятно? - нервы в эту этот месяц сдавали. Мир словно сговорился против нее. Наоми с периодической регулярностью чувствовала себя рыбой, выброшенной на берег. Или скорее пойманной, а потом выуженной из ведра на воздух. Словно это какой-то мальчишка решил поиздеваться над бедным морским животным. А, может быть, и ставит эксперимент - вдруг теория эволюции верна, и у этой рыбы вырастут легкие и плавники превратятся в лапы?
Она оглянулась. Закоулок не показался ей живописным. Нисколько. Токио, как она считала, живописно рассматривать разве что с высоты птичьего полета. Например, из какого-нибудь пентхауса в Синдзюку. Вот оттуда на ночной город смотреть было бы, наверное, потрясающе. Впрочем, это еще очень сильно зависело бы от компании, в которой ты окажешься. Очень важно. И вернее, от той атмосферы, которую собирает вокруг себя собеседник.
Сама Наоми... у нее не было атмосферы, которую она бы создавала вокруг себя. Иногда ее это расстраивало: она была настолько типичный, простой серой мышкой, что... вряд ли действительно могла привлечь кого-то стоящего. Кого-то, кому будет интересно. Да, конечно, девочка, в общем, симпатичная, но это ведь все. Все, что у нее есть - это та миловидность, которая пришла к ней от родителей. Да и то... наверняка не все считают ее даже милой.
Но, в общем, думать надо не об этом все-таки.
- Зачем Вы врете? - спросила она после осмотра местности, - Вы ведь идете за мной от самого магазина. Потом еще попросили остановиться, из-за чего я чуть не упала...
Тут она внезапно зацепилась за слово "может" и несколько смутилась. Кажется, она не поняла шутки... совсем. Ну... иногда у нее бывает. Наоми не Усаги, и многих шуток простая девочка-хикки не понимает. И с парнями разговаривать тоже не умеет. Впору расстроиться. Но расслабляться нельзя. Надо держать всегда полные легкие воздуха, чтобы, если что, закричать. Он, наверное, все-таки похож немного на маньяка. Или не немного?
Она посмотрела, как молодой человек потирает собственные плечи. Неужели он и правда замерз? Впрочем, может, там, откуда он, так не бывает? Тогда, наверное, он не из Великобритании. Американец, может?
- Вы правда так замерзли? - спросила девушка даже почти с некоторым участием, - в следующий раз, если буду знать, что встречу Вас, я обязательно возьму с собой плед.
Это она сейчас сказала? Интересно... что-то меняется. То ли в воздухе, то ли в ней самой. Странный месяц. Очень странный.

+1

20

— А у меня есть причины считать вас неприятной? — он улыбался, — Вы тихая, несколько пугливая, немного бойкая, но это не преуменьшает вашу приятность. Вы же не хамите мне, по крайней мере вслух, — на короткий миг его лицо отразило ухмылку.
Токио был слишком шумным. Слишком большим и ярким для глаз Артура. Лондон, пусть и не был тихой деревушкой на краю Земли, являлся образцом утонченного устройства, изящных линий и неброских, но изысканных цветов. Токио же был просто ярким. Глянцевым, светлым, пестрым, шумным, простым. Уж что-что, а устройство улиц японской столицы Уайт быстро выучил и мог хорошо ориентироваться, ибо после улиц родного Лондона это сущий пустяк. Да и не было в Токио очарования, совсем не было, ничего такого, что завораживает, только мрачное, грязное, страшное. В его родном городе каждая легенда была жуткой и сказочной, каждая история — необъяснимой и близкой, обитающей рядом, ее можно было почти потрогать и увидеть: в тумане, в ливне, в камине, в гладкой от дождя мостовой…
Он тихо рассмеялся, кинув на нее веселый взгляд, и поспешно отвел глаза, опять и опять, в очередной раз стараясь не смущать девушку еще сильнее.
— Такой вот я, — через пару мгновений его лицо вновь было обращено к ней, — Очень люблю врать. Вранье, знаете ли, порождает загадочность, легенды и сказки, а я самый загадочный Артур! Честное слово, в Токио вам не найти такого же Артура, как я, потому что я много вру. И вам, и себе, и окружающим.
Потирание плеч, скорее, было чисто символическим, потому что замерзнуть основательно он попросту не успел. Просто порывистый ветер немного продувал одежду, особенно ворот, и холодок бережливо и нежно, но неприятно, обволакивал своими леденящими руками беззащитные пред ним плечи.
— А, да ерунда, — быстро отозвался он и повеселел еще больше, снова смотря на Наоми, — Погодка нелетная, но от пледа я бы не отказался, спасибо. В следующий раз, если узнаю, что вы собираетесь падать, я подстелю вам соломки, честное английское.

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Завершенные эпизоды » [2010.04.04] Артур Уайт, Сато Наоми