Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 02.04
Парк Запад. Ворота - Маиру 10.04
Кафе "Vanilla sky" - Гин 26.03
Черный дракон - Артур 27.03
Кв. Орихары - Изая 03.04

Эпизоды:
Мариус, Рина - Мариус 06.04
Кельт, Рей, Мамико - Кельт 05.04
Каска, Джин - Каска 05.04
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 04.04
Марк, Энн, Шсноглз - Шсноглз 03.04
Энн, Раа - Раа 02.04
Джин, Има - Има 03.04
Марк, Вард, Энн - Марк 01.04
Оберон, Титания - Титания 01.04
Хоши, Акира - Хоши 10.04
Кида, Изая - Изая 08.04
Рей, Катсу - Рей 05.04
Энн, Оберон - Энн 08.04
Марк, Оберон - Оберон 11.04
Каал, Оберон - Оберон 11.04
Дейв, Златан - Дейв 07.04
Адам, Каска - Каска 10.04
Има, Кида - Кида 08.04
Кельт, Маиру - Кельт 10.04

Альтернатива:
Изая, Хоши - Изая 08.04
Раа, Рина - Раа 05.04
Шизуо, Наоми - Шизуо 06.04
Артур, Каска - Каска 08.04
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.01] Хейваджима Каска, Ли Джин Хо


[2010.04.01] Хейваджима Каска, Ли Джин Хо

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

название эпизода: Welcome to show business!
место: съемочная площадка, гримерка
очередность: Heiwajima Kasuka, Max Sandshield, Lee Jin Ho
краткое описание ситуации:
Когда мальчик, выбранный на одну из главных ролей, отказался сниматься, съемочная группа была в панике, пусть отснятые пока эпизоды с этим персонажем и были не слишком значимые, но деньги они все же потеряли. Спонсоры требуют продолжить съемки, режиссер в панике рвет волосы и мечет молнии. И тут на помощь приходит Хосино-сан и ее сын, однако, опасаясь повторения истории со статистом, с мальчиком в роли новой жертвы, доблестный детектив Ли Сой Фон предлагает на роль своего брата. Дабы убедиться, что никто не пострадает. Президент в сомнениях, но судя по фото, отказавшийся от съемок ребенок и кандидат похожи и лицом и сложением, поэтому приглашает Джинхо в студию, дабы принять решение. Для чистоты процесса, он приглашает и главную звезду фильма Ханеджиму Юхея, чтобы он тоже мог посмотреть на нового напарника.© Heiwajima Kasuka

Теги: Heiwajima Kasuka, Lee Jin Ho

0

2

Информация

Внешний вид: Темно-серый пуловер с V-образным вырезом, под ним кремовая рубашка, черные брюки, поверх - черный плащ
Настроение: Немного устал отдыхать...
При себе: Телефон, ключи от машины, бумажник, сценарий

пы.сы.

Очень извиняюсь за короткий пост, но в голову не пришло, что можно ещп сюда впихнуть

Ханеджима Юхей, он же Хейваджима Каска, он же исполнитель главной роли в новом фильме, снимать который начали не так давно, но в который уже вложили довольно много денег. Кастинг был грандиозным, агенство, которое раскошелилось на фильм не забыло и о рекламе. Скоро весь Токио... Нет, вся Япония была вкурсе, что следующая работа знаменитого актера - ретейл американского "Призрачного Гонщика". Самому Юхею, если на чистоту, было откровенно все равно и на рекламу, и на сам фильм, просто ему дали очередную роль и после недолгих раздумий, актер уже готов был играть...

Но, не тут то было. Стоило начать съемки, как на одного из актеров, игравшего очень важного персонажа, как из рога изобилия посыпались проблемы. Пока все это не выходило за рамки мелких пакостей, никто не беспокоился, но произошло убийство. Погиб несчастный статист, который оказался не в том месте и не в то время. Как итог, мальчик-актер отказался от роли. Спонсоры требуют продожить съемки, а режисер не знает что делать. Все это рисковало вылиться в массовую истерию и шумиху в мире шоу-биза, но историю с убийством удалось замять, ценой многих жертв, превратив следствие в тайное детективное расследование.

Пока работа над фильмом была приостановлена, Хейваджима маялся от скуки. Отдых - это хорошо, конечно, но когда он длится слишком долго, можно и помереть от безделья. По крайней мере, Каска готов был на стену лезть... Пока актер занят фильмом, другой работы не предвидилось, так как было неизвестно, продолжатся съемки или нет, поэтому, когда президент позвонил ему и в своей манере почти приказал явиться в агентство, Хейваджима был удивлен. Ну, как удивлен... Этот звонок просто не вписывался в его представления о правильном мире...

Делать нечего. Быстро собравшись и приготовившись к очередному шоу в исполнении главы, актер выехал из дома. Так закончились его внеплановые выходные. Через час юноша уже стоял в конференц зале, где обычно всех собирал президент. Причина вызова оказалась довольно необычной - новый кандидат на роль должен прийти и показаться во всей красе. А ему, Юхею, нужно было сказать о нем свое мнение. Какой в этом смысл, Хейваджима не смог понять и многим позже этой встречи. В конце концов, он такой же актер, и спрашивать у него впечатления о другом актере было, как минимум странно. А учитывая его "эмоциональность"...

Из незатейливых объяснений, Каска понял, что все боятся новых жертв на площадкп. Тем более, если жертвой мог стать ребенок, поэтому и не могли решиться на новый кастинг. Однако на помощь пришла детектив, с которой Хейваджима имел честь общаться. Ли Сой Фон предложила на роль агнца своего младшего брата, а сама обещала поймать преступника прежде, чем произойдет непоправимое...
В общем, сидя на своем месте, напротив непосредственного начальства, Каска думал о том, что особого выбора ни у спонсоров, ни у новенького парнишки нет. Либо они все дружро утверждают роль и продолжают съпмки, либо забывают о фильме. Но, сюдя по тому, сколько в фильм вложили средств, выбор становится очевиден.

0

3

[AVA]https://pp.vk.me/c624924/v624924515/25046/T_D6gUVkg5o.jpg[/AVA]• Время: 1 апреля, середина дня.
• Погода: +20, пасмурно, дует довольно-таки сильный ветер.
• Внешний вид: Белый костюм, светло-синяя рубашка, красный галстук в жёлтую полоску, солнцезащитные очки, чёрные скрипучие туфли, блондинистое "афро" торчком, брови домиком.
• Состояние: возбуждение, азарт, творческий полёт больной фантазии.

Макс Сандшилд не мог усидеть на месте. Он раскручивал в руках дорогую ручку, изгибал брови и подёргивал себя на жиденькие усы. Он вскакивал и подходил к свеженькому постеру с Ханеджимой Юхеем в новом образе, а затем переводил по-отечески любящий взгляд на самого актёра, который с уже некоторое время сидел за столом руководителя. Его лицо как всегда имело непроницаемо-спокойный вид - холодный, с точки зрения большинства персонажа и иконописно-прекрасный для блондина.
"Какое чувство собственного достоинства, какая сногшибательная харизма!" - восхищённо подумал мужчина и быстрым шагом направился к своему протеже. Взявшись руками за спинку его кресла, он повернул юношу лицом уже засмотренному до дыр плакату.
- Правда, он великолепен? - произнёс Макс с таким видом, словно бы сам лично создавал это полотно. Это, конечно было не так... Но! Что бы эти увальни-фотографы сделали без его чуткого руководства, без его ценных советов, без его неустанной работы с этим Аполлоном японского разлива?! Да ровным счётом ничего! Очередную унылую афишу, подходящую только для того, чтобы повесить её в комнате какой-нибудь четырнадцатилетней школьницы! Ну уж нет! Они смотрят гораздо дальше и выше! Этот постер просто обязан завоевать сердца их американских коллег! Бест оф зэ бест!
- Я обещаю тебе, мой мальчик, этот фильм взорвёт экраны всего мира! И никакие происки злобных конкурентов нам не помешают! - с этими словами мужчина отстранился и широким горделивым шагом вернулся на своё место. Сел и сцепил руки перед собой в замок, глядя на Юхея сквозь тёмные стёкла очков: - Тебе не кажется, что это будет отличным заголовком для выпуска новостей, в котором мы объявим о продолжении съёмок фильма? "Препонам вопреки" - звучит, не правда ли? Виз из инкредбл!
Добавил он на ужасном английском, почти не заботясь о том, чтобы дать актёру время ответить на свою реплику. В его воображении уже рисовались заголовки газет с огромными фото Ханеджимы почти во всю страницу и интервью с актёрами фильма. И что, что полицейские запретили им раскрывать детали дела?! Кому нужны эти детали, когда можно сочинить такую красивую историю? Да зрители валом побегут на их картину!
- Я считаю, что это происшествие с тем бедным статистом может сыграть нам на руку. - вдруг посерьёзнел Сандшилд и, положив руки на стол, наклонился вперёд к собеседнику: - Я видел фотографию этого мальчика, которого предложила мисс Ли. Он удивительно похож на нашего юного протеже! А ещё мне передали, что он хорошо подготовлен и даже сам может принимать участие в трюках! Ты просто обязан познакомиться с ним поближе и оценить его потенциал!
Мужчина с силой хлопнул руками по столу и откинулся назад, складывая руки на груди - на его лице сияла довольная улыбка, а усы так и норовили встать торчком.
- Быть может, мы вытащили счастливый билет и этот пацан окажется настоящим самородком! Представляешь, какая это будет сенсация?! - он энергично покивал, абсолютно уверенный в своей правоте и вскочил, не в силах больше сидеть на одном месте: - Восходящая звезда японского кино, юная и бесстрашная в паре с лучшим актёром современности! Кем же он станет - преемником, любимым учеником Ханеджимы Юхея? А, может, это будет его единственная роль, яркая и запоминающаяся, как цветение сакуры?!
Не переставая болтать, мужчина извлёк из рукава веер и взмахнул им в такт своим словами. После чего с хрустом его захлопнул и, снова приземлившись на кресло, посмотрел на своего протеже:
- Что ты думаешь, Юхей-сан?

Отредактировано NPC (27-03-2015 12:07:00)

+1

4

По сравнению с Каской, Сандшилд был просто ураганом эмоций. Вообщем-то, он был ураганом и по сравнению со многими, потому что эти самые эмоции совершенно не сдерживал. Особенно когда это был восторг. Вот и сейчас, он просто искрился. Все явно шло в гору, если у него было такое приподнятое настроение. Хотя для него вылезти из той ямы, в которую чуть было не упали все съемки, подготовки, кастинги, организаторы и спонсоры, было уже грандиозным счастьем. Каска мог оценивать только по собственной выгоде, за которой он никогда не гнался с таким уж азартом, ему хватало и его достатка, и занятости, и процесс работы над фильмом всегда был ценен именно процессом. Он несомненно считал, что с предложением лейтенанта Сой Фон им всем повезло и это шанс для всех вышеупомянутых избежать провала и потери средств, а для него – все же сыграть неплохую роль. Но вот Сандшилд думал масштабнее, и уже начал двигать мебель, вместе с актером.
- Красивый, и довольно необычный, - согласился Каска на его оду плакату, на котором Ханеджима Юхей красовался в новом образе. Образ и правда был скорее в голливудском стиле – такое западному зрителю наверняка понравится. Правда дикого восторга начальства Каска разделить не мог, но Сандшилд так и так привык к его спокойствию, поэтому его пыл ровная оценка ничуть не остудила. Он продолжал фонтанировать идеями, и перешел к мыслям о конкурентах, пока Каска, переводя взгляд с плаката на блондина, вышагивающего к своему месту, поворачивал кресло в прежнее положение. Благо то было на колесиках. «Конкурентов?» - на секунду Каска задумался, имеет ли тот в виду обычную конкуренцию в мире кино, или считает череду чуть не остановивших съемки событий результатом чье-то подрывной деятельности. Кажется, считает, хотя по нему трудно сказать – Макс был человеком, готовым пробивать даже те преграды, которых нет. Если он действительно загорался идеей. Хорошее качество, кстати, главное чтоб было к месту. «Впрочем, препоны так или иначе имели место быть», - подумал актер, когда Сандшилда снова пробило на английский, которым он также любил пользоваться несмотря на то, что его произношение вызвало бы ступор у англоговорящих коллег, на аудиторию которых он несомненно рассчитывал.
- Звучит, - кивнул актер. – И очень правдоподобно.
Неразглашение тайн следствия было уже дело тех, кто давал само интервью, и лично он не собирался рассказывать газетчикам больше, чем можно было, при этом не выдавая деталей расследования. Которые он, впрочем, и сам не знал досконально, разве что необходимый минимум – про нового подставного актера и то, как решили действовать.
О том, что смерть порой оживляла интерес к чему-либо, Каска и сам думал какое-то время назад. Был период, когда журналисты просто сходили с ума по этой истории и готовы были обсасывать малейшие подробности, не получая по приказу детективов никакой лишней информации и дополняя имеющиеся ее крохи самыми невероятными выводами и догадками. Каске казалось, что легче собрать их и объявить хоть что-то, и в итоге, когда съемки стали затягиваться до того, что уже заговорили о закрытии картины, пришлось именно так и сделать – чтоб успокоить и ажиотаж прессы, и смятение фанатов, ждавших фильм и уже мечтавших о премьере. Это было разумным решением, благодаря которому пресса относительно спокойно пережила «временный перерыв», чуть поутихла и не объявила фотоохоты за новым актером. О котором также вел речь Саншилд. Каска, понимая, что зачастую речь начальства требует разве что подкрепления кивками, так и сделал – кивнул пару раз, давая понять, что тоже не против оценить потенциал, попутно опираясь локтем на подлокотник кресла. О новом мальчике он пока не знал ничего, кроме того, что он – родной брат Ли Сой Фон. Пошел ли брат в сестру, или он окажется совершенно другим по характеру – гадать было совершенно бесполезно, так что как только они встретятся – там и станет понятно и про потенциал, и про характер, и про… да, внешнюю схожесть, о которой, как и о многом другом, уже снова вещало начальство. «Учеником?.. Посмотрим», - Каска никогда не задавался целью кого-то чему-то учить, впрочем, был не против передать какой-то опыт, если мальчику потребуется помощь. Сам он потребности заводить ученика или кого-то муштровать и учить ремеслу не испытывал, но оценить, на что способен юный подставной актер, вполне мог. И для картины лучше будет, если тот не станет стоять бревном посреди площадки. «Яркая и запоминающаяся, но при этом единственная. Он кажется не исключает варианта, что мальчика тоже что-нибудь раздавит». Каска не испытывал по этому поводу беспокойства, просто потому, что не загадывал наперед. Кто знает, вдруг все несчастья уйдут вместе с отказавшимся от роли актером. Он не очень верил тем слухам, что ходили вокруг этой истории, но исключать что-то в городе, где на улице можно встретить байкера без головы, просто нелогично.
- Думаю, нам действительно стоит познакомиться, - кивнул Каска, когда Сандшилд немного подостыл, не без помощи веера, и готов был слушать его, не проворачивая при этом в голове новые восторженные речи. Познакомились бы они и так, но если кому-то пришла в голову идея сделать это до начала съемок – он не против. Ему нет особой разницы. – И хорошо если он может делать трюки, Акио этим не блистал, - вспомнил он предыдущего мальчика. «Новичку же лучше, если он окажется в хорошей форме», - попутно мысленно подметил он, вспоминая, что с участием юного актера довольно много активных эпизодов. – Что касается таланта и потенциала, это мы поймем только когда увидим его, но если ему понадобится совет или помощь – в каком-то смысле он и правда будет моим учеником.
«В любом случае, выбора-то у нас нет, он – единственный шанс продолжить съемки», - подумал Каска.
- Как я понимаю, мы ждем его сегодня здесь? – без труда догадался он.
Сандшилд конечно не мог вызвать его лишь в порыве восхищения плакатом, а все остальное реально было сообщить по телефону. Но вот нового актера показать можно только вживую, и хоть Каска только сегодня узнал о его существовании и никто пока конкретно не говорил, когда именно состоится встреча, но энтузиазм начальства ясно давал понять, что скоро, как можно скорее, желательно прямо сейчас. Потому что, судя по его словам, Макс и сам пока видел мальчика только на фото и ничего о нем не знал. «Джинхо?..» - припомнил Каска названное кем-то имя. На самом деле о найденном выходе он слышал сегодня от разных людей еще до того, как дошел до этого кабинета. Хотя несомненно понять, что из себя представляет новый актер, можно лишь при личной встрече.

Отредактировано Heiwajima Kasuka (03-10-2016 15:13:20)

0

5

Время: 1 апреля, середина дня.
Погода: +20, пасмурно, дует довольно-таки сильный ветер.
Внешний вид: сценический костюм - джинсы, футболка, кеды.
Состояние: в смятении

Джин пришёл вместе с сестрой в офис студии (или чего там?) и уже час проходил через странный бюрократический процесс, в котором, казалось, отсутствовал всякий намёк на логику. Их отводили от одной симпатичной девушки к другой не менее симпатичной девушки, все улыбались, усаживали их в кресла, заполняли какие-то бумаги, охали, ахали, вешали на них бейджики, снимали размеры с Джина, восхищались фигурой Сой Фон, переодевали мальчика в костюм героя, пытались накрасить и, наконец, отдавали с рук на руки.
К моменту, когда их, наконец, довели до нужной двери (по крайней мере, Джин надеялся, что это дверь нужная), брат и сестра выглядели одинаково хмуро и напряжённо. Сейчас, даже не имея кровного родства, они выглядели настоящими родственниками: оба невысокие, поджарые, серьёзные и напряжённые.
Если бы Джин знал, что директор считает его похожим на мальчика-актёра, то крайне удивился бы. Всё, чем они, по его скромному мнению, были похожи — это пол, рост и цвет волос. Джин был старше, немного меньше ростом, более сухощавым, в его фигуре словно бы присутствовало большее количество углов. Разрез глаз у Джина был более выраженным, кожа темнее, глаза казались жёлтыми, в сравнении с каре- и черноглазыми японцами. Но главным отличием была, пожалуй, мимика. Джина всегда отличало серьёзное, даже немного хмурое выражение, в то время как мальчик-актёр (это имя тоже выпало у него из головы) казался, как минимум, более улыбчивым и мягким.
Насколько это было принципиальным для роли, Джин не знал. Он вообще не знал, насколько вероятно и глубоко его втянут в эту затею.
Мальчик уже хотел спросить у Сой Фон, сколько это может продолжаться, когда дверь в очередной кабинет с грохотом, заставившим его подпрыгнуть, распахнулась, и его втянули вовнутрь. Директор — странного вида мужчина с невообразимой причёской, — начал вещать, размахивать руками, хвалить Джин, здороваться с ним за руку. На какой-то момент казалось, что рук у него, минимум, четыре. Джина посадили в кресло, распорядились о кофе, который он не просил, и долго о чём-то говорили. Честно говоря, совершенно ошеломленный растерялся под напором Директора Джин и едва успевал вставлять своё короткое «да» или «нет» в не прекращаемый поток речи.
Покончив то ли с допросом, то ли с рассказом, Директор сообщил, что им нужно поговорить наедине, долго прощался и, наконец, исчез.
— Охренеть, — выдохнул Джин, поздно сообразив, что это слово, пожалуй, нужно приберечь для друзей-сверстников, а не для идолов. — Он всегда такой? — уточнил мальчик, махнув в сторону в очередной раз закрывшийся двери — Макс Сандшилд (Джин всё-таки запомнил его имя!) только что метнулся в комнату и обратно, чтобы поставить на стол две чашечки кофе.
— Эээ.. Меня зовут Ли Джинхо. Прошу позаботиться обо мне, — он привстал и поклонился, не переставая при этом рассматривать знаменитого актёра, который сейчас казался вялым и апатичным. Из разговора в гримерке мальчик понял, что это нормальное состояние Юхей-сана, однако, всё равно было удивительно смотреть на непроницаемое лицо актёра и вспоминать его многочисленные роли. Джин не был фанатом Ханеджимы, но волей-неволей смотрел его фильмы и, в общем, не имел ничего против него.
— Тебе... — Джин споткнулся о слово и нахмурился. Есть ещё кое-что, что не следует говорить популярным актёрам — сходу обращаться на «ты». Но «вы» звучало так неудобно, словно бы резало язык. Джин обращался на «вы» только к людям, которых реально уважал и кого считал достойным какого-то особенного обращения: к сенсею, к некоторым учителям или знакомым отца — полицейским, прокурорам, военным, — но Юхей был всего лишь актёром.
— Вам нравится идея фильма? — спросил он спустя паузу, но снова осёкся, понимая, что всё равно не сможет тянуть неловкий разговор в надежде, что Юхею что-то в нём понравится. Нужно было брать ситуацию под контроль, а не плыть по течению!
— Я не знаю, что от меня требуется, — бодро заявил Джин. — Знаю только, что от итогов этой встречи зависит, будут меня использовать в съемках или нет. Вместо того чтобы пробовать читать текст, который я вижу впервые в жизни, я лучше расскажу о себе. Мне тринадцать лет, я поступил в среднюю школу, мои отец и сестра — полицейские, с малых лет я занимался боевыми искусствами, а потому хорошо подготовлен. Я быстро всё схватываю, поэтому, если мне объяснят, что делать, я уверен, что у меня получится. Давайте поймаем этого преступника вместе, — закончил Джин с очередным коротким поклонном.

0

6

Догадка актера оказалась верна – Макс вызвал его не просто в порыве восхищения плакатом. И даже не просто чтоб похвастаться найденным выходом из затруднительного положения, в которое попала вся съемочная группа. Он довольно часто начинал разговор с кучи посторонних впечатляющих его тем, и к сути вопроса подходил лишь когда сталкивался с ним лоб в лоб, но они все же пришли к итогу – встреча с мальчиком и правда состоится сегодня.
Телефон на столе Сандшилда коротко пиликнул – на долгий звонок тот попросту не дал ему времени, мгновенно закруглив очередную реплику, сопровождавшуюся взмахом веера, и, отбросив веер на стол, схватил трубку. Судя по отразившемуся на его лице восторгу, сообщение было приятным. Взлетев с места, Сандшилд пронесся мимо Юхея, создавая порыв ветра и восклицая, что юный ученик уже на месте. И кажется, он бежал его встречать. Снова опершись локтем о подлокотник кресла, актер чуть развернулся, чтоб не терять его из вида, и с выражающим полное непроницаемое спокойствие лицом пронаблюдал, как Сандшилд несется к дверям и распахивает их прямо перед носом лейтенанта Сой Фон и ее брата – того самого мальчика. Двери при этом грохнули так, словно Макс вышиб их ногой, но гостей это не напугало – судя по хмурому лицу полицейской, она либо уже не сошлась во мнениях с кем-то из персонала или собственного начальства, либо успела устать за сегодня от приема на студии. Юхей лишь приблизительно предполагал, что помимо примерки костюмов и ознакомления со сценарием необходимо, чтоб Джинхо мог приступить к съемкам на правах нового актера, но кажется мальчик разделял настроение сестры. Да и вообще, на первый взгляд он был куда серьезнее и… взрослее, чем Акио. Макс так рьяно приглашал их, практически затаскивая в кабинет и усаживая в свободные кресла, что Юхею по старой памяти от встречи с Сой Фон показалось, что еще немного – и собранная любящая конкретику девушка прервет его словоизвержение и напрямую спросит, каковы по плану дальнейшие действия Джина, чтоб скоординировать этот план со своей непосредственной работой. Но к счастью Сандшилд все-таки перешел к плану, поназадавал мальчику кучу вопросов, и нужных, и явно приходящих в голову в процессе, а затем резко переключился на его сестру, решив оставить Джинхо Юхею и увести девушку для отдельной беседы.
Насколько Макс впечатлял людей – можно было снимать скрытой камерой. В его буре эмоций, слов, восторгов, идей и мельтешения по всему кабинету в процессе разговора собеседники порой тонули и терялись. Юхея ничуть не удивило, что первой реакцией Джина было искреннее и непосредственное «охренеть» - оно читалось на лицах многих, впервые столкнувшихся с Сандшилдом, просто выражали все это по-разному. Учитывая, что Макс в тот момент успел еще раз протопотать мимо и принести им кофе, вопрос был ожидаемым.
- Почти, - коротко и спокойно откликнулся Юхей. – Со временем к этому привыкаешь.
Он мог понять удивление и растерянность от впечатления о Максе, как и о себе самом, потому что не все люди знали о его внесъемочном характере. Впрочем, после Макса Джина кажется уже ничем было не удивить.
- Рад знакомству, - Юхей не поднимался с кресла, но чуть выпрямился и вежливо кивнул в ответ. – Конечно, сейчас моя задача именно в том, чтоб объяснить тебе все что нужно и помочь здесь освоиться.
Назовет ли Джин его на «ты» или на «вы» Юхею было по большому счету все равно, их знакомство и дальнейшая совместная работа должны пройти удачно для съемок фильма и затеи полиции, и мальчик должен был остаться цел и невредим и максимально вжиться в роли и своего персонажа по фильму, и актера – ведь для него тут все будет в новинку. Остальные детали имели куда меньшее значение.
- Да, она довольно интересна, - кивнул Юхей, когда Джин спросил про задумку фильма. – И сама идея, и то, как она воплотится в нашей версии.
Ремейк и правда имел шансы не уступить первоначальной версии, тут все конечно зависело от работы актеров и режиссера, но сюжет Юхей при прочтении счел неплохой заявкой на конкуренцию с голливудским оригиналом. Впрочем, кое-что еще он успел уловить в вопросе Джина. Тому словно бы хотелось начать разговор, но он пока не знал, с чего, и явно еще выбирал, прощупывая почву и ища интересующие и Юхея темы. И кажется резонно решил, что абстрактно поговорить о фильме они еще при желании успеют, и сейчас их главная задача скорее чем-то схожа с задачей его сестры, которая теперь билась в соседних кабинетах с безудержным Сандшилдом – познакомиться, вникнуть в ситуацию и понять дальнейший план действий. То, что мальчик вообще заговорил первым, Юхею понравилось – ведь Джин выбрал наверное самую верную тактику, сперва решив озвучить то что есть, а потом узнать, чего от него хотят.
- Пока это действительно лучше, чем зачитывать сценарий, - согласился он. – То, что ты занимался боевыми искусствами, твой плюс – некоторые моменты съемок требуют хоть какой-то физической подготовки, без опыта такого рода было бы сложнее. Но уверен, внимательно слушая режиссера и не боясь действовать, ты справишься. В любом случае и он, и я, и вся съемочная группа всегда ответит на любые вопросы и поможет, если это понадобится. Кстати, как тебе самому идея ремейка «Призрачного гонщика»?
От этого во многом зависело то, насколько Джин справится с ролью актера. Такое сочетание звучало странно, но то, будет ли для мальчика ролью это вынужденное актерство с приоритетом поимки преступника, или он вживется в предложенный образ по-настоящему, во многом зависело и от его отношения к фильму и его персонажу. Профессиональный актер умеет справляться с неприятием каких-либо аспектов работы и вживаться в образ, начинающий может на этом запнуться, а Джин актером не был вовсе. Но опять же – объяснить и помочь Юхей был готов в любом случае, для него это был бы тоже своего рода дополнительный опыт. Что касается Джина – уже пообщавшись за время своей карьеры в кино со многими новичками и не только, Юхей мог навскидку сказать, что действительно верит, что у мальчика все получится, главное направлять его где нужно, и, что тоже важно, при случае не гасить инициативу. Касательно второй цели его присутствия – Джин был настроен довольно решительно.
- Что касается преступника, - Юхей на секунду задумался, переведя взгляд на стоящую теперь возле него на столе чашку кофе, и потянулся к ней – вот кофе он сегодня как раз не выпил, в этом плане суета Макса оказалась к месту. – Да, и если он себя проявит и все случившееся не череда роковых совпадений – на этот раз мы более подготовлены.
Существует ли преступник на самом деле, или совпадений оказалось слишком много, Каска не знал, но вмешательство полиции в любом случае пойдет на пользу – если и есть здесь какая-то тайна, лучше выяснить все, чем списывать на те же злые силы. «Знает ли он про слухи о нечистой силе на площадке?» - подумал актер, наблюдая за мальчиком и делая глоток кофе. Хотя если даже узнает – учитывая, в какой семье рос Джин, и судя по тому, что мальчик был довольно серьезным и не пугливым, он вряд ли станет опасаться мистики.

+1

7

Джин кивнул. Со временем привыкаешь ко многому. Есть люди, которые, насколько он знал, живут недалеко от действующих вулканах, на берегах океана, часто атакуемых волнами цунами, в зоне землетрясений. К этому, действительно, привыкаешь, хотя не всегда понятно, зачем привыкать к подобному вместо того, чтобы найти себе новое и удобное место для жилья, не подверженном никаким критическим воздействиям. Джин где-то вычитал, что человек — не дерево и может переезжать. Пожалуй, так и было.
Не следя за собственным потоком мыслей, прибывающим в явном беспокойстве после воздействия Макса Сандшилда, Джин не отдавал себе отчёта в том, что аналогия увела его далеко от предмета размышлений. Для актеров Сандшилд был не просто вулканом или землетрясением. Он давал им работу, помогал строить карьеру, открывал горизонты. Наверное. Джин слабо себе представлял, чем этот странный мужик с гайдзинским акцентом и афро занят и что именно входит в профессиональное поле его деятельности.
По тону голоса Юхея не было видно, что его действительно сколько-либо интересует встреча, идея фильма или его воплощение. Джин без стеснения рассматривал, наверное, красивого, но совершенно маникеноподобного актёра, невольно вспоминал его роли в кино и откровенно недоумевал. Его, конечно, предупреждали о разнице между сценическим образом Юхея и тем, как он ведёт себя в реальности, но слышать об этом и увидеть в живую — не одно и то же. Джину прямо хотелось подойти и пощупать этого актёра. Вдруг вместо него, действительно, манекен или даже робот-андроид.
«Это как энерго-сберегающий режим», — подумал мальчик, отбрасывая фантазии, как нереальные. Он искренне попытался сконцентрироваться на разговоре, напомнив себе, насколько он важный. Причем, важный именно для него! Актёру, допустим, нет дела до того, кого именно выберут на роль мальчика. Но Джин в этой работе видел для себя шанс! Он не только снимется в фильме про любимого супер-героя, он будет работать, будет помогать сестре, будет иметь какое-то место в этой жизни. Этого ему очень хотелось.
— Призрачный гонщик — мой любимый герой комиксов, — произнёс Джин с запинкой. Ему было немного неуютно говорить с этим парнем. Откровенно говоря, неуютно было сильно. Сам по себе Джин был довольно эмоциональным, и он привык к открытой и эмоциональной реакции на себя. Абсолютная эмоциональная закрытость Юхея казалась ненормальной и даже нездоровой. Она немного пугала и отталкивала.
— На самом деле, Призрачный Гонщик не просто любимый герой. Он мой герой, мой кумир, пример для подражания в каком-то смысле. Из-за него я начал учить английский и увлекся комиксами в целом именно из-за него. По-моему, он невероятен! Он — мститель, но справедливый. Он получает силу из ада, а направляет её в добро. К тому же вся его атрибутика: голова в форме черепа, мотоцикл, цепи — это очень круто! — он снова запнулся и вновь попытался преодолеть неловкость, ставя перед собой конкретную задачу — рассказать о Призрачном Гонщике!
— Мне не нравится американский фильм про Призрачного Гонщика. Не то, чтобы совсем! В конце концов, это мой герой и я, конечно же, пересматриваю, но фильм в целом унылый и немного скучный. Не фанатам его смотреть сложно из-за этого. Фанатам — из-за несостыковок с комиксами. Я думаю, у нас есть все шансы снять свой фильм достаточно хорошо. Сейчас и технических возможностей больше для спецэффектов, и опыта съемок зрелищных фильмов тоже больше… — Джин вновь замялся, понимая, то в киноиндустрии разбирается слабо и, если будет пытаться говорить об этом, может сильно налажать.
—Я бы хотел принять участие в съемках подобного фильма. Конечно, я ничего в этом не понимаю, но я буду стараться, потому что для меня это действительно важно! Даже если я не буду участвовать, я бы хотел помочь хоть как-то. И мне не хотелось бы, чтобы кто-то ещё пострадал, — он вспомнил мальчика, которого заменил. Джину не казалось, что он отнял его место, но мальчик мог считать иначе.
— А ты… вы верите, что это только череда совпадений? — спросил мальчик.

+1

8

То, что людям тяжело начинать с ним общение, не было для Юхея чем-то новым и необычным. Контраст между тем, как он вел себя на съемочной площадке после команды «мотор», и тем, каким был в жизни, и правда разительный. Это удобно отсеивало тех, поддерживать контакт с кем так или иначе было бы трудно. Даже несмотря на его популярность, многие чувствовали себя неловко в обществе совершенно безэмоционального человека и ограничивались деловыми темами. Это было плюсом: Юхею и так хватало излишнего внимания. Если Джин окажется из тех, кто не сможет приноровиться к его реальному характеру – значит, так тому и быть. Пока актер, наблюдая за мальчиком, отмечал некоторые черты и особенности, складывая и для себя самого новый образ, ведь он тоже видел его впервые в жизни. Джин был очень… непосредственным и живым. То, как мальчик отвечал, и что он говорил, подсказывало, что он как раз из тех, кто, если контакта не получится, ограничился бы разговорами чисто по делу, не став играть несуществующую симпатию. Он явно был не из тех детей, которые стараются говорить со взрослыми на взрослые темы как можно больше и громче либо чтоб почувствовать себя большим и свое мнение значимым и важным, либо в попытке показать свой кругозор и выделиться, порой произнося слова, значение которых сами не понимают. Джин говорил о том, что понимал и чем интересовался, при этом его решение начать с разговора, а не с заученного текста, уже было плюсом в оценке кандидата на роль. Такой не будет пытаться вылезти из кожи вон на площадке просто чтоб покрасоваться и пощеголять своими способностями, станет слушаться и режиссера, и полицейских, ведь с обеими сторонами им предстоит сотрудничать в ближайшее время. Про прежнего мальчика-актера Каска с уверенностью мог сказать, что тот был целиком и полностью ведомым – он делал только то, что ему говорили. В Джине же уже сейчас можно было угадать способность когда надо думать своей головой. Даже если учесть, что кто-нибудь мог подсказать ему, с чего начинать разговор и с актером, и с остальными значимыми на съемках лицами, далее он должен был бы ориентироваться сам, и пока неплохо ориентировался, несмотря на то, что каменное лицо Юхея было для него нечитаемым в плане эмоций и ему явно было неуютно от этого.
Когда мальчик не очень уверенно начал говорить про главного персонажа и фильма – и комиксов, Юхей не стал торопить, и просто кивнул, понимая, что тот еще собирается с мыслями. И получил в итоге довольно полный ответ.
- Надо же, выходит тебе повезло – шанс попасть в фильм именно о нем. Он действительно интересный персонаж, - вновь кивнул, соглашаясь, актер. – И, насколько я знаю, даже для многообразия героев американских комиксов нетипичен, за счет потусторонней составляющей. Которая все же не отнимает у него человеческую. Хотя кажется Призрачным Гонщиком побывал за время выпуска комикса не один человек?
Юхей не знал абсолютно всю историю, его лично касалась сценарная, и чтоб разобраться в образе он основывался на сочетании сценарных обстоятельств и каноничных способностей героя. Скорее всего Джин читал историю с начала и зажегся именно от первого в печати образа. Впечатления Джина довольно были осознанными и осмысленными, он не ограничивается детским эмоциональным «круто» в отношении всего, ему нравится не просто образ, а стоящая за ним история, типаж и характер, кроме того – начать учить английский из-за какого угодно произведения значит действительно сильно им впечатлиться. Но конечно без «круто» тоже не обошлось. «Интересно, Макс уже договорился выпускать значки и наклейки с черепом и цепями?» - на самом-то деле без интереса, просто вскользь подумал актер, делая еще глоток кофе и наблюдая за мальчиком.
- Ты прав, сейчас возможностей сделать спецэффекты реалистичными куда больше, как и учесть недочеты предыдущих версий. Хотя с комиксом я знакомился в большей степени ради образа персонажа, чем ради сюжета, и в чем различия с фильмом мне уследить трудно. Но обычно даже фанаты могут оценить отступления от первоисточника, при достойном сюжете и хорошей съемке.
Ему самому при прочтении показалось что их версия на бумаге выглядит ничуть не хуже уже имеющейся американской. А учитывая, кто из режиссеров взялся за воплощение – Каска был уверен, что фильм как минимум не разочарует публику. Звездной болезнью он не страдал, это мнение было основано скорее на опыте.
Позиция Джина относительно всего происходящего ему нравилась. Тот готов был помочь как угодно, понимая важность не только роли – но и не менее значимой цели, поимки преступника. Если таковой все же имеется. Каска снова кивнул, опустив руки с еще зажатой в них чашкой кофе себе на колени. Половины оказалось пока достаточно, кофе всегда помогал сконцентрироваться и собраться с мыслями. Хотя по виду его и не скажешь, что в его настрое что-то там менялось – взгляд и выражение лица оставались непроницаемыми.
- Нам бы тоже, - кивнул актер, имея в виду всех, для кого происходящее на съемках фильма грозило чем бы то ни было. – Но думаю, мы справимся с обеими задачами.
Могло показаться, что по поводу роли он делает вывод довольно скоро. Но за время работы с множеством актеров, опытных и начинающих, Юхей уже мог определить по короткому разговору, подходит ли человек на ту или иную роль. В случае начинающих так, с профессионалами стоило бы переформулировать – подходит ли роль человеку. Но сейчас он видел перед собой живого и смышленого мальчика, которому не составит труда прислушаться к советам, если у него что-то не будет получаться. А насчет того, не пропадет ли эта живость и открытость перед камерами… что-то подсказывало, что нет, особенно если не просто направить, но еще и поддержать юного актера.
Вопрос Джина по поводу совпадений невольно заставил припомнить их все. Впрочем, прежде чем уходить в размышления, Каска предложил:
- Если тебе удобнее звать меня на «ты», то так и зови, я не против.
А затем задумчиво опустил взгляд и некоторое время молчал, ему почему-то не хотелось отмахиваться от темы о предлагать оставить это полиции и сестре Джина. Могла ли та попросить брата исподволь разузнавать то, что можно узнать только непосредственно участвуя в процессе съемок? Могла конечно, но сейчас дело было не в этом.
- Сказать по правде, если это и совпадения – их стало слишком много, - ответил Юхей, снова встречаясь взглядом с Джином. – Бывают в работе неудачные дни или целые съемочные сезоны, но не всегда это приводит к чьей-то смерти. Вопрос в том, какова в таком случае цель: конкретный ли человек, или весь съемочный процесс. Затрудняюсь предположить, кому именно это может быть нужно, но теперь, учитывая произошедшее, есть смысл подумать и об этом.
Именно с такими просьбами обращалась полиция ко всем, кто так или иначе мог что-то знать или даже быть непосредственной целью предполагаемого преступника. Насолить режиссеру, актерам или Максу, загубить фильм, прервав их работу – чем не мотив?
- Поговаривают конечно и о какой-то мистике, - добавил Юхей, еще секунду подумав. – Хотя на мой взгляд все равно должна быть более реальная причина.
Он не был суеверен, как некоторые актеры, и основывался больше на логике, которая подсказывала, что мистики в жизни все же меньше, чем человеческой зависти и злобы. Хотя, кто знает.

0

9

— Да, — мальчик немного настороженно кивнул. В случае с Джином настороженность означала не то, что он стесняется или подозревает какой-то подтекст. Он был просто не уверен, что тема беседы интересна актёру и что её стоит продолжать. В конце концов, у Джина было своего рода собеседование, самое первое в его жизни, и он совершенно не представлял, что правильно или неправильно говорить и делать.
— Мне очень повезло. Я всегда любил «Призрачного гонщика» и рад даже тому, что посмотрю на процесс съемки фильма вблизи. А участвовать в съёмке... это возможность окунуться в мечту. Конечно, всё будет не по-настоящему, но не совсем! Для тех, кто будет смотреть фильм, он на какое-то время станет реальностью.
«Зачем я это говорю?!» — Джин с такой скоростью закрыл рот, что едва не прищемил себе язык. Ему вдруг стало стыдно за свои странные размышления перед посторонним человеком, и он сильно смутился, заерзал на стуле и одним залпом выпил содержимое кружки с кофе.  Ничего не помогло.
«Вдруг он решит, что я подлизываюсь?! Или хуже! Какой смысл говорить о том, что не понимаешь?! Чтобы выглядеть идиотом?!» — мальчик испытал настоятельное желание побиться головой об стол. Ситуацию усложняло то, что по лицу Юхея никак нельзя было догадаться об его реакции на слова. Он просто смотрел, и слушал с совершенно непроницаемым выражением, говорил с совершенно непроницаемым выражением, даже кофе пил как-то непроницаемо.
Джину захотелось его ударить или хотя бы разбить чашку рядом с ним, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию.
— Что с тобой не так?! — задал он вопрос, давно висевший в воздухе. Вопрос, который, наверняка, хотели задать Юхею все, кто когда-либо с ним сталкивался, наконец, вырвался из Джина. На какое-то время ему перестало быть важным, как будут снимать этот фильм; он не мог сформулировать, какой у него любимый «Призрачный Гонщик»; и даже не беспокоился о том, кто пытался убить мальчика и пытался ли его кто-то действительно убить. Юхей разрешил ему говорить на «ты», и весь вежливый лоск, который Джин тщательно накручивал на себя, чтобы ни в коем случае не обидеть звезду, решающую, быть ему в фильме или нет, вдруг куда-то пропал.
Джин нахмурился и резко поднялся.
— Ты вообще понимаешь, что с тобой что-то не так?! — без особой паузы задал мальчик следующий вопрос. — Как с тобой люди контактируют?! Ты же как робот! Машина! Понятия не имею, что тебе говорить. Мой копьютер и то словно бы больше эмоций выдаёт: пищит время от времени, шумит кулерами, мигает лампочками... — Джин выдохнул. Честно говоря, уже просто от того, что он выговорился, ему стало легче, даже несмотря на то, что он, наверняка, провалил задание...
— Чёрт, — он рухнул обратно на сидение. — Мне важно сняться в этом фильме. Важно потому что это «Призрачный гонщик», потому что я могу помочь, потому что у меня есть мечта, но самое важное — я не хочу подвести своих близких. Ты это понимаешь? Мой отец и сестра рассчитывают на меня. Я очень хочу оправдать это доверие.

+3

10

Юхею вовсе не казалось, что Джин говорит что-то специально надуманное, чтоб показаться заинтересованным, что он подлизывается или говорит лишнее. Скорее наоборот, он сам чувствовал, что его манера общения вводит открытого и прямо выражающего все мысли и эмоции мальчика в ступор. Тот разгонялся, пытаясь передать свои мысли – и невольно терялся, натыкаясь на стеклянный взгляд актера, ерзал на стуле, пытался занять руки и вообще заполнить время глотком кофе – в итоге выпивая его почти залпом. Это становилось все более заметно, чем дальше заходил разговор о съемках, тематике и герое фильма (небезразличном мальчику, который готов был с жаром говорить о нем, и по сути готов был бы делать это и дальше, если бы его поддержали таким же эмоциональным накалом). Но увы, во-первых это был как раз он-настоящий, и играть кого-то во время первого знакомства Юхей не планировал. Если начинать с игры – потом можно и вовсе не сконтачить. А во-вторых сам он неудобства не чувствовал, и попытался сократить между ними дистанцию, разрешив перейти на «ты», просто сделав условно очередной шаг навстречу  - он уже понимал, что на роль мальчика утвердят, так почему бы и нет? И Джин явно вздохнул с облегчением.
Когда мальчик заговорил, а точнее – просто взорвался эмоциональной тирадой, Юхей только чуть поднял голову, внимательно – но с тем же выражением лица слушая его. «Интересно, сколько человек из всех моих знакомых имели когда-либо желание вот  так же выплеснуть мне в лицо свое непонимание… точнее даже негодование?» – мелькнула мысль у актера. Он конечно мог заметить такое желание за собеседниками, но прежде, видимо из-за чрезмерной привязанности к этикету и сдержанности, мало кто это делал. Он снова дал Джину сначала полностью высказаться, и, когда тот снова сел, кажется уже опустошенный, Юхей спокойно протянул руку к столу, устанавливая на нем свою почти пустую чашку.
- Что касается роли – уверен, ты ее получишь, - произнес он, решив начать с самого важного. Вряд ли для Джина эмоциональная отмороженность пусть даже теперь коллеги по съемкам имела большее значение, чем сам факт участия в съемках. – Макс хотел узнать мое мнение, и я вижу, что ты справишься: желание и некоторая подготовка у тебя есть, ты заинтересован, умеешь слушать и сможешь в процессе учиться тому, с чем поначалу могут возникнуть трудности. И, как я уже говорил, я помогу всем, что будет в моих силах.
Юхей говорил без сомнений, он уже понимал, что лучшей кандидатуры, сочетающей в себе и задатки актера, увлеченного фильмом, и, к тому же, рьяное желание помочь следствию, им не найти. И все, что в его силах, он сделает не только чтоб помочь мальчику освоиться. Макс доверял его чутью и в том, что его слово имеет вес и для Сандшилда, и для всех со стороны съемочной группы, актер не сомневался. А уж полиция сама привела Джина, так что…
- А касательно меня, - сделав небольшую паузу, за которую его взгляд скользнул по комнате, наткнувшись на плакат к фильму – тот самый, на котором его лицо было вовсе не каменным – а потом снова вернулся к Джину, оставшись таким же непроницаемым, как и прежде. – У меня редко возникают неразрешимые проблемы с общением, большинство людей просто привыкают. Да, с точки зрения человека с нормальным эмоциональным диапазоном, это странно и не нормально, не всем удобно сохранять такое общение надолго. Но это уже выбор собеседника, - Юхей задумался еще на секунду, а потом добавил. – Впрочем, то, что ты сказал все это, определенно большой плюс. Куда хуже, когда стараешься играть то, чего нет, по жизни.
«Вдруг и ты привыкнешь», - подумал актер, наблюдая за реакцией Джина. Углубляться в подробности того, что он и правда считай практически машина, робот (ну, условно говоря), Юхей пока не хотел. Если у мальчика возникнут вопросы – он ответит.

+1

11

Джин от удивления даже рот открыл. У него совсем не было уверенности в том, что он получит роль. Более того, из-за своего всплеска он был уверен в диаметрально противоположном. Ему было стыдно, но не перед Юхеем, а перед отцом и сестрой. Мысленно он готовил объяснения, почему провалился, и чувствовал себя ровно так, как во время родительского собрания, когда отца и маму предупредили, что Джинхо, если будет и дальше пропускать занятия и не выполнять задания, не сможет закончить год нормально, не поступит в нормальную школу, не получит нормального будущего. Джину до такого будущего, которого учитель считал «нормальным» не было никакого дела, но отца и матери было за него стыдно. Он хорошо это чувствовал, и от этого стыдно было уже ему.
Больше всего Джин боялся, что подобное чувство когда-то вернётся. Он не хотел быть разочарованием, и в то же время понимал, что никогда не вырастит тем, кем видят его отец и мать. Он не станет полицейским, как мечтает папа, и не сможет найти элитную и спокойную работу в офисе, как того хочет мама. Джин ещё не слишком понимал, кем хочет быть, но кем бы он не вырос, он не оправдает надежды тех, кто взял его в свой дом и воспитал.
Единственный выход заключался в том, чтобы построить свою жизнь достаточно успешно. Настолько успешно, чтобы родители не успели пожалеть. Одним из таких способов была съемка в этом фильме. Джин не был взрослым и многое ещё не понимал, однако, ему казалось очевидным, что успешные съемки в фильме с Ханеджимой Юхеем дадут шанс на продолжение нечаянно начатой карьеры. Он очень рассчитывал на это. Пожалуй, именно из-за этого ему особенно хотелось не провалиться на данном собеседовании. На собеседовании, которое, по убеждению Джина, он уже провалил, а, по словам актёра, успешно прошёл.

— Оу, — выдавил из себя мальчик и усилием воли закрыл рот. — Ну... хорошо. Спасибо большое, что позаботитесь обо мне, — он отвесил порывистый и короткий поклон, проговаривая благодарность, как его учили взрослые, но сам о благодарности уже не думал, а смотрел на актёра с любопытством.
Раз он прошёл собеседование, что они здесь будут делать дальше? О чём говорить? Должны ли они вообще о чём-то говорить или ему стоит просто вежливо уйти? Джин на данные вопросы ответа не знал, и потому просто остался сидеть на месте, справедливо полагая, что, когда великому актёру надоест его общество, он об этом скажет. Сам Джин довольно легко выскочит из комнаты в тот момент, когда общество великого актёра осточертеет ему.

Сейчас мальчику было любопытно. Откровенно говоря, он высказал свои претензии к Юхею, частично полагая, что тот над ним издевается, что его безэмоциональное поведение — это маска, проверка, испытание, которое нужно пройти должным образом. Или, что более вероятно, и ещё менее приятно — что высокомерному Юхею просто неинтересно находится в его обществе. Тем не менее, по словам актёра, подобное поведение, действительно, совершенно для него нормально.
— А ты всегда... был таким? — негромко спросил Джин. Время от времени он отдавал себе отчёт в бестактности многих своих вопросов, но это, как правило, его не слишком волновало, если ему было действительно интересно. — Я хочу сказать, что, как актёр и ведущий, ты кажешься довольно живым и эмоциональным. Только разным. Я всегда думал, что актёры, вроде как, играют самих себя только в разных обстоятельствах, но у тебя ведь выходит не так. И какого это?

+1

12

При полной нечитаемости мыслей через эмоции и реакции собеседника – неудивительно, что результат этого своеобразного собеседования оставался для Джина тайной до последнего, хотя Юхей на его месте не думал бы о полном провале. Наверное, у мальчика были свои представления о том, как «правильно» себя вести, но то, что он, а может и еще некоторые, сочли бы некорректным или слишком грубым, для Юхея было скорее просто дополнительной информацией, помогающей понять его характер – но не накладывающей какой-то негативный отпечаток на впечатление о мальчике. И хорошо, что от понятия «правильного» тот все же отступил. На его вежливый поклон актер в свою очередь снова ответил кивком, чуть выпрямившись и склонив голову. Сам он не чувствовал неловкости от того, что та часть разговора, что касалась дела, подошла к концу. Если пауза затянется – он предложит Джину пройтись по павильону съемочной площадки, на которой им предстоит работать в ближайшее время, заодно проведать, не замучил ли Макс его сестру своим бурным изложением перспектив и предложений. Если даже нет и разговор за дверями продолжается, Юхей сомневался, что Джину провели экскурсию по площадке именно в нормальном понимании этого слова, а не в формате поводить по кабинетам, мельком тыкая пальцем в разные двери, коридоры и павильоны, и говоря, что если все будет по плану, то Джин сюда еще вернется. Сам актер приехал сюда сегодня, как оказалось, именно ради Джина – так почему бы не познакомить его с местом и людьми, чтоб мальчику не было неуютно в совершенно новой обстановке. Впрочем, Юхей был уверен, что тот скоро освоится.
И он был совершенно не против рассказать мальчику кое-что и о себе. Порой людям хватало списка его фильмов и недоуменного «ух ты, не ожидал что в реальности ты такой», но если Джину этого недостаточно и он подходит к знакомству не формально и для вида вежливо, а хочет понять, с кем ему предстоит общаться – почему бы и нет. Это хорошо. Всего на несколько секунд задумавшись над его вопросами, Юхей опустил руки на подлокотники кресла. Почему-то вспомнилось, как Сандшилд готов был возить это кресло вместе с ним по кабинету ради тог, чтоб показать плакат. Хорошо, что разговор с Джином проходит в его отсутствие, при энергичном Максе все было бы иначе. Не факт что хуже в плане результата (того, который нужен был самому Максу), но возможно… чуть поверхностнее.
- В том, что порой актеры играют себя, ты отчасти прав. Даже учитывая, что обычно роль требует стать другим человеком, каждый вкладывает в нее частичку себя, и одну и ту же двое могут сыграть по-разному, при этом оба попасть в точку и создать блестящий образ. Это… - Юхей на секунду задумался, подбирая слово. Для любого человека лучше всего подошло бы «интересно», но это не был бы ответ на вопрос каково это для него самого. - …своего рода шанс, прожить не одну жизнь, а множество, пусть даже по факту это игра – она может быть достоверной только если ты сам поверишь в свое перевоплощение. И даже если в реальности ты совсем другой. Особенно если другой, - актер сделал небольшую паузу, мысленно возвращаясь к тому, с чего начинал сам. – Для меня это как раз такой шанс. Что касается того, какой я вне съемок… да, сколько я себя помню, так и было всегда. Я понимаю, что отличаюсь от большинства людей, но это правда не доставляет неудобств, ни сейчас, ни прежде.
Отличается – слабо сказано. Но говорить мальчику все, что об этом думает, Юхей конечно не собирался. Это вообще не имело смысла, потому что сам он никогда не переживал и не расстраивался, его умения говорить всегда хватало для того, чтоб его понимали, а наблюдательности – чтоб он сам понимал то, что не мог почувствовать. А люди, которые были ему дороги, любили его таким, каким он был, и что самое важное – не старались докопаться до истоков этой особенности или изменить его. Это в любом случае было бы бесполезно, но помимо прочего – просто прекрасно, что они этого не делали.
Помимо всего этого у Каски, пока он отвечал Джину, возникла еще одна мысль.
- Скажи, - обратился он к мальчику, - а до этого стечения обстоятельств, до того, как появилась сама идея попробовать на эту роль тебя, ты думал о чем-то подобном? О том, что хотел бы в будущем сниматься в кино?
Этот вопрос был не случаен. Ведь сам Юхей попал в кино, можно сказать, по счастливому стечению обстоятельств. Это не исключало того, что чтоб оправдать этот шанс пришлось много работать, но сам шанс ведь выпал действительно случайно. Просто вовремя. В жизни вообще многое бывает именно так.

0

13

Джин слушал ответ Юхей с неверящим любопытством человека, которому интересна история, но который считает её слишком невероятной, чтобы быть правдой. Несколько мыслей крутилось в голове мальчика. Во-первых, с каждым сказанным словом он всё более утверждался в предположении, что сидящий рядом красивый мужчина, который считался кумиром тысяч японцев, был психопатом. Мальчик не торопился считать его из-за этого плохим или злым, но понимал, что такой человек привлекает внимание и вызывает подозрение. Будучи психопатом, Юхею ничего не стоило покалечить или даже убить ребёнка - никаких особых угрызений совести он из-за этого испытывать не будет.
Именно по этому вторая мыслью Джина касалась расследования. Он невольно задумывался, насколько Юхей мог хотеть мальчику актеру вреда. В том, что у Юхей была возможностью подстроить несчастный случай, Джин не сомневался. Более того, он не думал, что для этого обязательно должна быть какая-то серьезная причина. Психопаты нередко совершали злые, жестокие, почти бездумные поступки просто потому, что имели возможности их совершить безнаказанно.
Джин был уверен, что сестра, наверняка, думала в этом же направлении и, вполне вероятно, не оставила свои подозрения касательно Юхей, а потому мальчик планировал в других, быть может, более удачных обстоятельствах поинтересоваться и ситуацией на площадке, и о том, насколько у юного актёра были или не были конфликты с другими членами съемочной группы, кто мог ему завидовать или хотеть ему вреда. Правда, Джин полагал, что такие вопросы лучше задавать не безучастному Юхею, который, вероятно, что-то мог просто не заметить в силу своей безэмоцинальности, а техникам и техничкам.
Последнюю свою мысль Джин развивал в сторону непонимания. Зачем такой талантливый актёр ведёт себя так бесстрастно. Даже учитывая, что никаких эмоций у него нет, что ему мешало делать вид об их наличие? Как минимум, это вызывало бы меньше внимания к его персоне и, возможно, больше любви. Джин искусственной любви не хотел, но для чего ещё становится актёром, как не для того, чтобы тебя любила публика?
- А? - он удивлённо сморгнул, после значительной паузы осознав, что Юхей не только закончил свой монолог, но и задал ему вопрос. Мальчик стремительно задним числом припомнил слова актёра и покачал головой. - Нет, никогда. Я не думал о карьере актёра или идола. Я планировал после школы пойти работать в магазин, кафе или на стройку, - признался Джин. - Мне хочется скорее зарабатывать деньги и помогать родителям. Не хочу учиться, - он сморщился. - У меня это плохо получается. И полицейским не хочу быть. И дипломатом каким-нибудь. Хочу работу, которая может помогать людям.
Он некоторое время помолчал, ожидая, когда любопытство переборет чувство почти отсутствующего такта.
- Скажи, а почему ты не притворяешься? - наконец, спросил Джин. - Разве не было бы проще жить, не смущая окружающих своей неестественностью?

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Эпизоды » [2010.04.01] Хейваджима Каска, Ли Джин Хо