Локации:
Кв. Селти и Шинры - НПС 21.02
Парк Запад. Ворота - Кида 23.02
Кафе "Vanilla sky" - Гин 22.02
Черный дракон - Каска 26.02
Кв. Орихары - Сой Фон 19.02
«CAT CAFE» - Джин 23.02

Эпизоды:
Мариус, Рина - Мариус 28.02
Кельт, Рей, Мамико - Мамико 29.02
Каска, Джин - Каска 19.02
Энн, Вард - Вард 20.02
Энн, Бьорн - Энн 29.02
Марк, Энн, Шсноглз - Марк 03.03
Энн, Кельт - Энн 30.02
Энн, Раа - Раа 04.03
Рюя, Судзуран - Судзуран 04.03
Кида, Има - Кида 24.02
Джин, Има - Има 29.02
Астрид, Изая - Астрид 21.02
Марк, Вард, Энн - Марк 29.02
Оберон, Титания - Оберон 03.03
Хоши, Акира - Акира 05.03

Альтернатива:
Каска, Артур - Артур 02.03
Изая, Хоши -Хоши 19.02
Раа, Рина - Раа 26.02
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Синдзюку » Квартира-офис Орихары Изаи


Квартира-офис Орихары Изаи

Сообщений 81 страница 100 из 102

1

http://s61.radikal.ru/i171/1303/07/0b21ab4e0f57.png

0

81

— Мне просто это необходимо и нравится, — пожал плечами Уайт. — Ты же зачем-то это делаешь. Значит, тебе это нравится. Мне нравится оружие, но не визиты полиции, его сокрытие и прочее… — Мысль он не завершил, быстро запутавшись и бросив это дело. Думать совершенно не хотелось.
Конечно, Артур привык к оружию. В то время как некоторые люди боялись дышать на револьвер и брали его двумя пальчиками на расстоянии вытянутой руки, Уайт просто был уверен, что оружие разряжено или на предохранителе, и спокойно подпирал им стопку с книгами. Люди же не боятся иголки, когда держат ее в своих руках, не боятся ей шить и вышивать, хотя риск проколоть палец в этом случае выше, чем если вы держите пистолет перед собой и абсолютно управляете им.
— Неужели это того стоило? — Артур чуть улыбнулся, рассматривая пулю в своей руке. — Твоя сестра пострадала, ты подвергал себя опасности и… Что ты получил? Ты получишь с меня денег. Виски. Но разве это и правда того стоило? Сомневаюсь, что ты настолько испытываешь потребность в деньгах или не способен купить алкоголь сам, поэтому… Что же тобой двигало? — он поднял взгляд на информатора, пытаясь понять, зачем ему понадобилось все это.
Когда-то Орихара что-то говорил о каком-то интересе, но так рисковать из любопытства?..
Теперь оружие он больше не изучал, пристально смотря на собеседника и не шевелясь, может, пытаясь инстинктивно не сбивать его с мысли, а может, перезарядка пистолета ему просто надоела.
— Ну точно не я, — усмехнулся Артур и кинул еще одну пулю в магазин. — И с чего ты это взял? Паранойя, может?
Дальше Уильям предпочел молчать, еще некоторое время не отрываясь от своего занятия, а затем подняв глаза на Изаю и вздохнул.
— Ты серьезно? Живая голова? Безголовый байкер? — Уайт покачал головой и улыбнулся. — Не перепил ли ты случаем…

+1

82

Изая быстро смекнул, к чему ведёт Артур, хотя, надо признать, его речь, несмотря на внятность, создавала впечатление несобранной и не слишком понятной. Артур не источал сомнительный аромат сивушных масел, не шатался, не белел и не распивал песни, но не создавал впечатления трезвого. Это Изаю не напрягало. Наоборот, новое состояние приятного заказчика казалось интересным и забавным, хотя вести с ним последовательный диалог было не просто. Артур легко переходил с заданной темы на какую-то произвольную или отвечал совсем не так, как ожидал от него Изая, мешая обычной для информатора игре «приведи своего собеседника к нужной тебе теме посредством наводящих вопросов и реплик».
— Возможно, это действительно мне необходимо, однако такая необходимость не определяет любовь к рискам. Катаясь на карусели, ты не думаешь о том, что какая-то из гаек может быть недостаточно плотно зажата, ты не оцениваешь риск, что порвётся пояс, ты просто его застёгиваешь. Ты не рискуешь больше, чем это необходимо при любви к какому-то занятию, но рискуешь, потому что любишь, — Изая улыбнулся. Он сам не ожидал, что придет к теме любви, и теперь был очень доволен тем, как строился диалог. Слова, красиво вставшие в предложение, вполне отражали его мысли. Это было приятно.
— Я уже как-то объяснял свои мотивы. Разумеется, это не деньги, хотя, надо признать, мне нравится жить хорошо и ни в чём себе не отказывать. Я, Артур, люблю людей, и мне нравится наблюдать за предметами своей любви. Я был уверен, что, если на Ямато надавить, он поступит определённым образом. И мне нравилась идея проверить своё предположение.
«Хотя стоит признать, что Ямато — довольно скучная фигура и в большей степени в этой маленькой игре меня интересовал ты», — Изая посмотрел на своего собеседника, по-прежнему занятого своей игрушкой. Довольно печально, что самое интересные в его окружении люди увлечены чем-то совершенно посторонним, но, с другой стороны, именно это увлечение делает их невнимательными и близорукими.
— Что касается сестёр... — Изая допил содержимое стакана и поставил его на стол, — вышло, действительно, не очень хорошо. Мне хотелось, чтобы они осознали, что моя работа сопряжена с рисками и держались подальше, но... — он жестом обвёл свою комнату, пытаясь показать всё — и бардак, и шарики. — Похоже, тут я сильно просчитался. Мои сёстры — довольно необычны, и делать предположения об их поведении сложно. В особенности, того поведения, которое бы касалось меня.
Надо признать, что эта особенность сестёр вызывала у Изаи нездоровый азарт. Ему приходилось проделывать немало усилий, чтобы не пытаться столкнуть их с кем-то или не вплести в свои планы, как парочку весёлых Джокеров в колоду. Тем не менее, он нередко ловил себя на мысли, что, в итоге, они всё равно сталкивались, а он что-то планировал с их участием. С этим когда-то и что-то придётся решать, но, как и всегда, не сегодня и не прямо сейчас.
— Уверен? — Изая усмехнулся. — По одному из моих планов, это должен был быть ты, но его задействовать не потребовалось. Тем не менее, Ямато вышел на профессиональных похитителей. Как? В интернете? Нет, ему кто-то подсказал, и теперь мне интересно, кто именно. Впрочем, тебя это не касается... — он слегка поклонился, словно бы прося прощения за неудобства. За своими размышлениями Изая невольно начал проговариваться о вещах, о которых вроде бы проговариваться не планировал. Ничего критичного в этом не было и ситуация располагала к таким разговорам, но были ли они своевременны и вообще нужны? Этого информатор не знал.
— Эта жизнь полна чудес, Артур. Как можно жить в Токио, и ни разу не услышать про Безголового Байкера или не увидеть видео, как она летает, носится на своём мотоцикле, достает косу из шеи, — Изая взял пульт от телевизора и попробовал найти соответствующие файлы — кое-что из новостей он записывал как раз для таких случаев.

+1

83

Мысли выстраивались в заданный связанный ряд и Артур уже размышлял над тем, насколько снаружи холодно и как с наименьшими потерями от дождя дойти до дома. Хотя настроение располагало зайти в какое-нибудь заведение, которое фанатики обзывают развратным и греховным, но Уильям знал, что будучи настолько трезвым, насколько он сейчас им являлся, ни в какое здание из японских не зайдет; он ненавидел этот язык и не желал слушать его сразу из десятка ртов.
— Наверное, ты прав. — Отозвался он, чуть поднимая голову и отвлекаясь от своего занятия. — Хорошо. Пора бы мне уже смириться с этим и принять твое странное увлечение двуногими. — Последнее он произнес скорее для себя, чем для информатора.
Серьезно, конечно, Уайт этот интерес не воспринимал и считал довольно скучным. Люди — зачем за ними наблюдать? А любить то их за что? Все почти одинаковые, особенно на лицо, особенно в Японии.
— Вот ты сейчас сидишь. Я недавно поднял пистолет и он мог оказаться заряженным. Я мог выстрелить в тебя. Разве это не напрасный риск?
Артур окинул коротким взглядом беспорядок.
— Кажется, они либо ненавидят тебя, либо любят. Даже не знаю, что из этого выбрать. — Он уже привел пистолет в изначальный вид и спрятал его во внутренний карман пиджака.
Ему все же наскучило его занятие, надо же, он некоторое время смотрел куда-то в сторону, затем, вздохнув, устремил взгляд на собеседника.
— Какая разница? А, ну да, ты же до чертиков любопытный.
Истории и байки Токио Уильяма интересовали в последнюю очередь. Он не задумывался о мистике обычно и ему было, честно говоря, глубоко плевать.
— Ну, знаешь… Мне, если откровенно, сверхестественные силы не очень Зачем мне они до тех пор, пока они меня не касаются? Я не отношусь к числу людей, которым нравится непонятное и неопознанное. Его я не могу контролировать, в отличии от пистолета, кто знает, что оно выкинет?..
С людьми, кстати, было проще. Тут ты хоть знаешь, что никто не достанет косу из шеи и ничего подобного не произойдет. Хотя встречались, конечно, особенно неприятные личности, от которых неизвестно чего ожидать, но не так часто. Мистика его не интересовала еще и по причине страны: он тут грезит о Англии, а Изая хочет показать ему чертов Токио.

+1

84

Изая кивнул. Желание, смириться с его увлечением и принять его, звучало не только разумно, но и оправдано, по крайней мере, с точки зрения информатора, который это увлечение менять был не намерен.
— Это не самый оправданный пример риска, — согласился Изая. — Но разве у меня есть причины считать, что ты хочешь моей смерти? Разве я должен предполагать, что ты выстрелишь в меня? В конце концов, страх за свою безопасность, не имеющий прямых оснований, является ненормальным, паранойей, а я, кстати говоря, довольно нормальный человек.
Информатор доброжелательно улыбнулся и, тут же, словно бы спохватившись, что его слова могут задеть собеседника, добавил:
— Не пойми меня неправильно, ты с оружием воздаешь достаточно... — он сделал паузу, подбирая слово, — волнительное впечатление, но разве я сделал тебе что-то такое, из-за чего ты бы хотел меня убить? На мой взгляд, у нас складываются вполне милые приятельские отношения, по крайней мере, насколько, насколько это возможно между заказчиком и исполнителем. Я бы назвал их даже дружественными или родственными в том плане, что определённая схожесть между нами есть, но, признаться, я не слишком хороший друг и у меня небольшой в этом опыт, чтобы быть уверенным в подобных определениях.
Изая принял несколько смущённый вид, признавая, что любопытства в нём более, чем достаточно.
— Скорее всего, и то, и другое, — он пожал плечами. — В прошлом сестры обожали меня. Наверное, что-то из этого чувства осталось. По крайней мере, я не думаю, что они это сделали только из озорства и желания досадить мне. Скорее всего, это способ сказать «смотри, мы знаем, где ты живёшь»!
Он опустил руку с пультом, довольно быстро сообразив, что гостя не интересует заданная тема. Более того, по какой-то причине она вызвала его недовольство. Надо признать, это немного разочаровало Изаю. У него было не так много собеседников, с которыми он мог бы быть сколько-либо откровенным. Артур вполне мог таким собеседником стать. Даже если он вдруг предпримет что-то против Изаи, это, скорее всего, приведёт к интересным последствиям, а Изая подобные последствия любил.
— Что касается сверхъестественного, я полностью с тобой согласен. В конце концов, они (эти существа) только мешаются под ногами и вставляют палки в колёса. Но иногда и с них можно получить определённую пользу.
Изая тихо извинился себе под нос и, наконец, вновь обратил внимание на свой телефон. Благо, помимо одной из любимых сестёр, ему благополучно отвечал и хозяин того самого бара, чей бармен стащил у информатора голову. Разговор с ним, кстати говоря, казался особенно забавным — Изаи нравился и этот шутливый тон, и готовность к контактам. Конечно, он мог получить всю эту информацию, обходя хозяина, но на это ему потребовалось бы больше времени. Сидеть дома и наслаждаться хорошей компанией было, определённо, приятнее, чем бегать за вором по городу.
Орихара Курури
Хоно Акира

+1

85

«Довольно нормальный человек.»
На лице Артура на короткое мгновение отразилась усмешка. Изая — нормальный человек? Хотя его слова звучали убедительно, даже тогда, когда он рассказывал о людях, о причинах своего увлечения, но все же Артур постоянно ловил себя на мысли, будто бы информатор фальшивит. Насколько искренне он любит человечество? Это нельзя было назвать общим пацифизмом, любовь к миру, планете, людям, нет. Это было что-то другое, гораздо более навязчивое и странное, вроде маниакальной любви.
— Возможно, — уклончиво ответил Уайт и улыбнулся, чуть откинувшись назад. — Если бы я выстрелил, я мог бы не платить тебе. Волнительное? — Улыбка сначала исчезла, затем появилась вновь. — Не сказать, чтобы ты особо волновался, ну да ладно.
«Приятельские,  — он чуть не повторил это слово сквозь зубы, испытывая некий испуг и отторжение.
Сейчас, отпрянув, насколько это было возможно, Уайт посмотрел на Орихару совершенно другим взглядом, чем смотрел до. Теперь в его глазах ясно читалась неприязнь, длившаяся пару мгновений, а на лице возник еле заметный оскал. Японец, ведь Изая — японец!
— Схожесть?! — Резко выпалил Уильям, раздраженно поправляя и чуть опуская узел галстука. Он хотел продолжить в том же духе, в его голове роились злостные реплики, но он не смог. Неожиданно он ощутил чувство вины перед ним и вся агрессивность тут же спала и он сел, как обычно. — Из меня друг тоже так себе, поэтому определения не так важны. — Его голос стал тише и спокойнее.
Непонимание ситуации пришло к Вильяму быстро и быстро исчезло. Что заставляет его говорить с информатором, который отчасти ему ненавистен? Двойственность чувств играет злую шутку, но теперь-то Уайт был уверен, что не сможет спустить курок на него.
— В прошлом?
У англичанина не было братьев или сестер, поэтому он не совсем сознавал положение вещей, но ему казалось странным то, как они друг к другу относятся. Сестры не знают, где живет их брат?..
— Я начинаю верить в то, что ты договоришься с богом о месте на небе, — он слабо ухмыльнулся, пристально следя глазами за пальцами информатора, набирающими что-то. — Извини за нескромный вопрос… Кажется… Ты ведь чистокровный японец, верно?..

+1

86

Изая улыбнулся и покачал головой.
— Даже с точки зрения выгоды, убивать меня нецелесообразно, — произнёс он. —
Если бы ты выстрелил, ты бы сохранил сумму моего единичного оклада, но
потерял бы доход с тех продаж, которыми я могу тебя обеспечить в будущем.
Разумно. Эта мысль была разумной, но разум не всегда обеспечивал стопроцентной защитой, потому что люди умели удивлять. Это информатору в них нравилось больше всего. Артур говорил, что люди, по большей части, одинаковы и скучны. Он никогда не смотрел на них так же, как Изая. Никогда не видел их такими же, как Изая. Иногда Изаи хотелось ему их показать, но, как и в случае с Селти Стулрусон, он не делал этого просто потому, что не чувствовал ответной заинтересованности.
«Возможно», — подумал информатор, — «Мне просто понадобится больше времени».
— Впрочем, я допускаю, что ты мог бы выстрелить, не подумав об этом, — признался он. Изая не считал Артура безумным в полной мере этого слова, Артур не казался ему ни
психопатом, ни социопатом, в полном смысле этих определений, но определённая нестабильность в нём была. Этот человек был убийцей, а убийца, единожды преодолев внутреннее табу на прерывание жизни, легко преодолевает его снова и снова. К тому же Артур уже не раз высказывался о своей не любви к людям и отсутствии понимания ценности человеческой жизни, и демонстрировал по отношению к информатору крайне неоднозначное отношение.
— Мне не всё равно, — произнёс Изая. — Я не хотел бы умереть ни сейчас, ни когда-либо в будущем, но я хорошо умею контролировать себя и, ты прав, я часто рискую. Волнение, которое я испытываю, редко остается замеченным, если только я не хочу, чтобы его заметили.
Информатор промолчал, не реагирую на вспышку. Она его позабавила. Почему Артуру кажется таким противным их сходство? Ему что-то не нравится в информаторе или он просто недостаточно хорошо оценивает себя?
—Да, в детстве. Так вышло, что я большую часть времени проводил с сёстрами в то время, когда родители были в разъездах. Тогда они меня любили, — Изая не знал, насколько Артуру интересна эта тема, но он задавал вопросы и информатор не видел смысла скрывать ответы на них. Он полагал, что, когда тема наскучит ему, Артур сам от перестанет её поднимать.
— Я на это надеюсь, — скромно улыбнулся информатор. Он слегка склонил голову набок, прежде чем ответить на следующий вопрос торговца оружием, который показался ему особенно забавным. — Насколько мне известно, да. Все мои ближайшие родственники японцы, но многие из них работали или работают заграницей. Почему ты спросил? — Изая не стал скрывать своего любопытства. Инстинктивно он связывал вопрос Артура с его тягой к Лондону, но самой связи не видел. Всё в Изаи указывало на интеллигентного азиата, и было столь же далеко от Европы, а Артур был далек от Токио, хотя и жил здесь.
— Раз уж ты пришёл, я бы поговорил о делах. У меня есть к тебе интересное финансовое предложение. Ты способен его сейчас оценить объективно или стоит подождать? — пару часов или несколько дней — сколько Артур собирается праздновать свою маленькую победу.

+1

87

— Да, — он кивнул, — Но что, если я нашел иного человека, готового искать мне клиентов? Или решил закрыть всякую продажу в Токио и наладить легальную торговлю в Европе? Я бы мог тебя убить, и до сих пор могу это сделать. Ты тоже можешь подмешать мне что-нибудь в виски и каким-то образом заставить выпить. — «Если я соглашусь.»
Артур редко когда пил, ел, спал у людей, которым не доверял в полной мере. Если брать во внимание, что таких людей, кажется, и вовсе нет, можно не удивляться тому, что рюмка так и осталась нетронутой. Хотя был в этом и плюс: если бы он убил Орихару, то отпечатков его пальцев, как это обычно бывает, на втором предмете стеклотары не наши и это бы упростило его жизнь, вопрос лишь в том, хочет ли он его убивать? Скорее нет, чем да. Так что, можно считать, все эти разговоры об выгодном убийстве не более чем пустая болтовня, вряд ли он сможет выстрелить в информатора даже холостыми. Смелость? Да нет же, смелости у него хоть отбавляй, скорее чисто моральные (что неожиданно) побуждения. Даже у убийц есть пара-тройка людей, на которых они не в силах поднять оружие по разным причинам.
— Такой контроль выглядит весьма эффектно, я бы сказал. Со стороны можно подумать, что ты родился в бронежилете.
«А сейчас они тебя не любят? Странно, комната почти кричит об ином.»
Говорить он ничего не стал, задумчиво оценивая расстояние между стеной и потолком. Глупое занятие, но иногда отвлеченность помогала ему собраться с мыслями и думать более складно, что поделать, даже пьяным быть долго он не имел права, хотя и мог забыться и снова начать выкрикивать название любви всей своей жизни и видеть флаг на стенах. Если у тебя имеется оружие, стоит всегда отдавать себе отчет в собственных действиях и поддерживать связь с головой. Он привыкал к этому еще давно, с тех времен, когда отец мог внезапно ударить прикладом по пальцам, если Уайт младший начинал слишком беспечно крутить в руках произведение оружейного производства.
— Просто. Не жалую японцев. Очень жаль, что ты один из них. — Гитлер бы одобрил его мышление.
Уайт окинул взглядом собеседника и убедился в известном: да, темные волосы и глаза, да, черты лица японца, да, безукоризненный японский.
Друг в понимании Уайта чуть отличался от общих определений, он рассматривал любые отношения и связи как способ выгоды, когда оба человека могут дать друг другу что-либо. Простой пример тому брак, над которым так часто издеваются этими нелицеприятными выражениями «по расчету». Если судить по мнению Артура, это было абсолютно логично и приемлемо: он мог видеть вместе двух врачей, начавших открытие собственной лечебницы, молодого и богатого, когда один отдает свое тело, а второй свои деньги (читай: законная проституция), он не видел смысла в чисто случайных, рандомных чувствах к рандомным людям. Он не мог представить себе этого. Он не понимал мотивов тех, что хватаются за понятия и слепо глядят в тот омут, куда им предстоит окунуться.
— Способен, — согласился Уильям после недолгой паузы, которую выждал специально. — Ты просто не оставляешь мне шансов на убийство. — На его лице заиграла легкая ухмылка, а рука потянулась к галстуку, но, зацепившись за воротник, опустилась. — Судя по всему, — он быстро соскользнул с заданной темы предложения к собственным мыслям, — Ты еще и мастерски переживаешь ограбление. Вряд ли среднестатистический житель Земли будет вести себя точно так же. — Артур почти забыл, что именно у информатора украли, но когда вспомнил, еле сдержал насмешливую улыбку в уголках губ. — Впрочем, это не мое дело.

+1

88

Изая улыбнулся. Артур действительно мог найти другого человека, который бы искал ему клиентов, мог уехать, несмотря на то, что (как он уверял его) это может стоить ему жизни. Мог, в конце концов, убить необдуманно, без всякой причины и дальнейшего плана — просто подчиняясь прихоти. Изая допускал, что такое возможно, потому что люди были в его представлении достаточно сложными существами, чтобы быть способными на любые безумства.
— А что если я обезопасил себя на случай убийства? Что если у меня есть где-то файл, в котором хранится вся информация обо всех сделках со всеми клиентами? Что если мне нужно постоянно обнулять таймер на этом файле, чтобы он не залился в сеть? Было бы безумством готовиться к своей смерти таким образом, но, что если я достаточно безумен для этого? — Изая ухмыльнулся. Этот план мог доставить неудобства его клиентам даже в случае смерти, в которой никто не был бы виновен, но, с другой стороны, ему было бы приятно посмотреть на суету, которая поднялась бы после того, как он умрёт.
«Но я не смогу посмотреть», — информатор вздохнул. В этом и есть вся проблема смерти. Когда умираешь, жизнь и жизненные ценности теряют всякий смысл. Нет причин строить коварные планы, если ты всё равно не сможешь посмотреть на их реализацию.
— И я никогда бы не стал никого травить, — хмыкнул Изая. — Я мог бы подлить в напиток снотворное, к примеру, но не стал бы использовать яд. Несмотря на то, что у меня бывали порывы ненависти к отдельным представителям человечества, я никогда и никого не хотел убивать. Ну, кроме Шизу-тяна, хотя и его я не травил. Пару раз он попадал под машину моими усилиями, а ещё в него однажды стреляли, но такие штуки не смогут убить Шизу-тяна.
«Потому что», — как обычно мысленно завершил Изая, — «Шизу-тян не человек».
— Насколько я понимаю, бронежилет не закрывает голову, и родиться мне стоило, как минимум, в бронированной капсуле, но я понимаю, о чём ты, — он ненадолго замолчал, пытаясь проанализировать своё поведение. Это было довольно нелегко. На самом деле, насколько бы тонким психологом не являлся Изая, ему было трудно оценивать свои мысли и поступки объективно. В конце концов, он был человеком. — Говорят, животные чувствуют страх. Тот, кто боится, тот уже признает себя жертвой. Возможно, я руководствуюсь теми же мотивами — стараюсь не раздражать (по крайней мере, сверх меры) людей, наделённых достаточной властью и силой, чтобы убить меня, но и не боюсь их, чтобы они не воспринимали меня, как жертву. Как тебе такой вариант? — конечно, Изая придумал его только что, но версия показалась ему вполне рабочей.
— Мне жаль, — скромно и тихо произнёс японец. Он мог бы напомнить Артуру, что дискриминация по внешнему признаку самая глупая, потому что человек не выбирает, где и кем родиться, но не стал. Насколько Изая понимал, Артур не любил не столько японцев, сколько неангличан. Артур скучал по дому, и подобные заявления ему вполне можно было простить.
— Я всего лишь стараюсь быть полезным, — Изая улыбнулся. — У меня есть возможность заключить большую сделку на не эксклюзивный товар. Есть покупатели в Японии, готовые приобрести огнестрельное оружие, не сильно заботясь об его качестве и внешнем виде. Организовывая сделку для них, я мог бы расчистить коридор поставки, и провести «под шумок» другой товар, для тебя или какого-нибудь своего другого клиента. Но есть парочка «но». Во-первых, клиенты, которые ищут огнестрельное оружие, являются частью террористической организации.

+1

89

— Тогда бы я убил тебя сейчас, узнав об этом файле и попытавшись остановить этот процесс. — Конечно, Артур, вроде как, просто шутил и сейчас слабо улыбался, но это предположение немного его потревожило.
В любом случае, проблем от убийства будет не больше, чем от слива информации, поэтому особо Уайт не удивлялся. Проливать кровь всегда рискованное мероприятие, есть родственники, есть полиция, есть куча других добрых дядюшек и тетушек, готовых защищать мораль.
— Я могу сказать тебе, что я никогда бы не стал никого убивать, но мы оба знаем, что это не так, — пистолет просто просился в руки, но доставать его Артур не спешил. — Какой живучий человек, хах. Ему, наверное, будет сложно покончить жизнь самоубийством.
Иногда Уильям с сомнением глядел на алкоголь и думал, неужели это он так сильно стукнул информатору в голову? Иначе как объяснять эту странную кражу, человека, которого нельзя ни сбить, ни застрелить, или легенду японского масштаба? Впрочем, Вильям предпочел не удивляться. Пусть будет так, мало ли, чего он не знает, верно? Хотя сказочник из Изаи вышел бы отменный.
— Вариант хороший, — особо в него Артур не вслушивался, довольствуясь обрывками слов и примерно понимая суть.
Дело было, все-таки, в японцах. Он воспринимал их как виновных в его бедах, они начинали вызывать в нем чувство ненависти и даже, в несчастных случаях, злорадства. Ему просто не хотелось видеть эту страну и ее обитателей, хотя ранее, когда он проживал в Великобритании, Уайта можно было назвать чуть ли не толерантным человеком, ибо по большей части ему было плевать, а теперь… Другие национальности (какие только можно встретить в Японии) Артур воспринимал более мягко и благосклонно, недаром же водился с немцем и закрывал глаза на его профессию, некоторые углы в характере и на поведение.
— Мне тоже очень жаль, — улыбка на этот раз вышла ядовитой.
Неизвестно как, но Уайт мгновенно разочаровался. Черты лица Изаи больше не казались ему приятными, волосы были то ли слишком растрепаны, то ли не так пострижены, глаза были слишком темными и он находил его взгляд колким, голос, одежда, даже дом — все как-то мгновенно потеряло былой расположенности. Это было заметно по тому, как он выпрямился, по взгляду, без стеснения изучающему собеседника с легкой брезгливостью.
— И что? Пусть. — Он мало заботился о благополучии Японии и ее жителей. — А во-вторых?

+1

90

Он хмыкнул.
— Да, говорить можно, что угодно, — согласился Изая. После подобной реплики было бы разумно добавить, что «слова ничего не значат», но, как информатор и как человек, который замечательно манипулировал с помощью слов, Изая так не думал. Слова значили очень многое. Возможно, даже всё.
— Шизу-тян не человек, а монстр, робот, машина, — произнёс он, сморщившись, но тут же поправился, полагая, что Артур может понять его неправильно. — Не люблю его. Мы учились в одной школе, и это было довольно неприятное время. Шизу-тян не какое-то потустороннее существо, но он у меня язык не поворачивается назвать его человеком. Если увидишь высокого японца в одежде бармена несущегося со скоростью поезда с уличным автоматом наперевес — это Шизу-тян. Будь осторожен с ним. Он очень раздражительный, — добавил Изая. Почему-то ему захотелось предупредить, этого убийственного, но на вид довольно хрупкого британца. Такой от удара Шизу-тяна вполне может рассыпаться. Изае этого не хотелось. У Изаи на него были свои планы.
Информатор внимательно рассматривал своего собеседника, чувствуя лёгкое раздражение. Многие характеризовали его, как человека нестабильного — Изая лёгко менял свои принципы, настроения, желания. Он легко расставался с людьми, кого-то вдруг оставляя в покое, а кого-то ломая, как надоевшую игрушку. Люди нравились ему, но нравились все вместе, во всей своей массе, а отдельных представителей Изая мог считать скучными, неинтересными, некрасивыми в том смысле, что они не вызывают у него симпатии.
Артур был иным. Он был как отражение Изаи, как тот, кем Изая мог бы стать, если бы родился в другой семье, стране, жизни. Артур не любил людей в принципе, не любил Японию, и его настроения менялись слишком быстро даже для Изаи. Его было сложно контролировать и, хотя информатор не испытывал потребности контролировать всегда и всех, ему нравилась уверенность, что он знает, как его собеседник поступит в той или иной ситуации. Насчёт Артура у Изаи такой уверенности не было. Это раздражало, но и интриговало.
— Да? — с холодным равнодушие поинтересовался информатор, копируя позу, выражение лица, презрение. Изаю не задевало, что кто-то его презирает, но он был тем человеком, который мог на презрение отреагировать негативно, остро, неадекватно. Он был человеком. — Иными словами, когда они отравят станцию метро или подложат бомбу в дом, в котором ты живёшь, мне не стоит тебя предупреждать? — Изая не был моралистом и не считал, что его должны касаться проблемы всего человечества. Более того, он не питал особых иллюзий насчет Артура. Тем не менее, этот торговец оружием порой выказывал поразительную деструктивность, которая выводила информатора из равновесия. Логику мафии, контролирующую нелегальную сторону города, было проще понять. В ней Изая видел даже приятную организованность и, как правило, старался не ходить ей наперекор. Артур же сам во многом был похож на террориста, а террористов — тех, кто убивает пачками ради какой-то неясной идеи или чьего-то приказа, — Изая не любил даже больше, чем психопатов — людей, убивающих просто потому, что они могут убивать. Такие, пожалуй, были по-своему интересны.
— А, во-вторых, мне не нравится, что террористы развивают деятельность в моём городе, — улыбнулся Изая. Возможно, об этом говорить не стоило. В конце концов, он мог просто использовать Артура, не ставя его в известно насчёт подробностей, но ему, почему-то, не хотелось лгать британцу. С самой первой встрече было гораздо приятней не пускать ему пыль в глаза, а говорить правду, пусть и ту, в которую Артур далеко не всегда верил.
—  Я собираюсь организовать возможность провести большой груз мимо таможенного контроля. Там будет оружие для террористов, но там же можно будет провести что-то для себя или для других клиентов. В назначенное время, когда террористы должны будут забрать товар, их схватят. Это на какое-то время должно их притормозить, — Изая протянулся через стол и взял второй стакан у Артура. Тот пить, видимо, не собирался.
— В данном случае, я буду выступать прямым посредником, и твоё имя не будет фигурировать в сделке. Я же не хочу, чтобы последствия моего маленького мероприятия коснулись моего любимого заказчика, — он вновь холодно и неприятно улыбнулся. — Ты в деле?

+1

91

— Думаю, если я такое увижу, то и сам пойму, что лучше не связываться. — В Артуре была немалая часть гордости и самовлюбленности, но он предпочитал не рисковать глупо или по мелочи, слишком ценил себя. Если риск — то крупный, такой, после которого можно лишиться рассудка, головы или свободы. — Я вижу, ты любишь далеко не всех двуногих, хах…
В руках Уайта снова появился пистолет, но на этот раз он просто водил по нему пальцами, перекладывал из руки в руку и даже, кстати, не пытался угрожать, жать на курок или делать еще что-то странное и опасное. Ненависть, пришедшая к нему, бушевала своими отголосками где-то в голове, отзывалась во взгляде, но вдруг Артур понял, что это бесполезно. Он не мог поменять информатору ни кровь, ни внешность, ни язык и менталитет, тем более, что еще пришло к нему поздновато, так это то, что Ямато теперь нет. И кто помог ему в этом? Конечно, за деньги, но сделал же.
Кстати о деньгах, Уайт вдруг подумал, что стоило бы заплатить, но продолжил слушать Изаю и смотреть на оружие, причудливо и заманчиво отсвечивающее бледным светом. Идеальное. Каждая деталь в нем была идеальной. Артур был зачарован и, смотря на пистолет, способен был вспомнить все, даже лицо отца и матери, даже дом, даже то, чему его учили, он помнил, откуда у него шрам на виске и мог перечислить все имена знакомых из Великобритании. Оружие, несомненно, значило для него многое, было своеобразным фетишем и одержимостью, еще ничто и никого Уильям не любил так, как эти произведения убийства.
Смотря на информатора, Артур чуть склонил голову и подавил вздох. Зеркально. Как же зеркально.
— Да. Ты знаешь, где я живу или на чем я езжу? Серьезно? — Он слабо улыбнулся. — Конечно, понимаю, ты даже можешь узнать имя моей собаки, которой нет, и все такое… Но меня не заботят люди и их благополучие, меня интересую исключительно я. И Лондон. И мои склады с оружием.
«В моем городе,  — повторил Артур мысленно и усмехнулся.
— Ого, и зачем это тебе? Решил спасти город от террора? — Благородным Уайт Изаю, почему-то, не считал, поэтому его рассказ о перевозке вызвал немного неясности.
Или Артур был не в состоянии думать здраво, но выебывался и продолжал строить трезвенника-гения? Он не знал, но пистолет в руках иногда подрагивал. Не слишком заметно, но Уайт это видел и, более того, чувствовал.
— О, благодарю за заботу, — с ухмылкой он наблюдал, как стакан перекочевал в другую сторону. — Как прекрасно ты прогибаешься… Протягиваешься, мой любимый исполнитель. — Англичанин улыбнулся, подавив смех. — Возможно, да.

+2

92

Изая поднял отчего-то напряженный взгляд на собеседника. Ему на какой-то момент показалось, что Артур всё это время пытался доказать, что орихаровская любовь к людям ненастоящая, не искренняя, не достаточно сильная. Эта мысль вызвала в душе информатора возмущение, но он с ним быстро справился. Во-первых, вряд ли Артур ставил перед собой какие-то задачи. Он был довольно странным и непоследовательным, и, вероятно, раздражал просто, чтобы раздражать. Во-вторых, демонстрируя бурную реакцию, Изая только давал повод Артуру дальше ловить его на подобных грешках.
— Я люблю людей. Не каждого человека в отдельности, а всех разом. Понимаешь? Это означает, что тебя, к примеру, я могу недолюбливать, а кого-то опасаться и даже ненавидеть, но Шизу-тян исключение. Его нельзя считать человеком, а потому нельзя на основе отношений к нему строить предположения о моём отношении к человечеству.
«Такое чувство, что я оправдываюсь», — с раздражением подумал информатор и отпил из чужого стакана. Кажется, весь сегодняшний стресс начал догонять его, накатывая единой волной чистого недовольства: на вора, на сестёр, на Артура.
— Тебя это удивляет? — изогнул бровь Изая. Если бы он не знал, то был бы плохим информатором, который не справлялся бы со своей работой. Зачем тогда людям иметь с ним дело? — Террористы могут взорвать и Лондон. Величественный Биг Бен или Тауэр. Конечно, не эти, а какие-то другие, если, конечно, все террористы не объединены между собой в единую систему по устройству хаоса на Земле, — эта теория на мгновение заняла мысли Изаи, и ему даже стало жаль, что он не принимает участие в чём-то настолько глобальном.
— Может, я люблю этот город так же, как ты — Лондон, — усмехнулся Изая. — Ты мог бы посочувствовать японцам просто из солидарности, представив, что испытал бы, если бы разрушению грозило твоему городу, — Изая не думал, что это возможно. У него даже не было необходимости уговаривать Артура сочувствовать или даже просто участвовать. В крайнем случае, он мог не провозить оружие, а проделать ту же самую операцию без него. Изае просто нравилось говорить.
— Я собираюсь спасти этот город, как какой-то герой, — хмыкнул информатор. — И собираюсь взять тебя в свою команду. Скажи мне, когда ты будешь готов перевозить груз.
Взгляд его чёрных глаз с холодным любопытством уставился на Артура. Информатор улыбнулся, но не сразу продолжил. Кажется, его начинала распирать злость, и он уже серьёзно подумывал, как бы выпроводить этого то ли приятеля, то ли какого-то странного недоброжелателя из своей квартиры. Откровенно говоря, Изае хотелось проучить его, и пистолет, который Артур постоянно крутил в своих руках, вряд ли мог служить достаточным предупреждением, чтобы информатор не осуществил своё желание.
Однако он этого делать не стал. В каком-то плане, просто потому, что подобное действие было бессмысленным. Артур был из тех мужчин, которые могут быть галантными и обходительными, но, напившись, начинали распускать руки, оскорблять и унижать своих женщин. Артур был мудаком и исправить это одним маленьким уроком не представлялось возможным.
— Следи за своим языком, — промурлыкал Изая и улыбнулся. Он никогда не считал себя чрезмерно гордым и обидчивым, но он был человеком, а людям свойственным и импульсивные поступки, и глубоко затаённая мстительность.

+2

93

— Да, конечно, ты любишь людей. — Соглашался Уайт, перебирая пули из магазина и забрасывая их обратно. — Некий Шизу не человек, потому что он тебе не нравится, все ясно.
Глаза Артура в этот момент внимательно следили за собственными руками и, когда они дрогнули и пуля чуть не упала на пол, он еле подавил в себе желание отшвырнуть оружие. Ему не нравилось, что сейчас контроль медленно уплывал из, буквально, пальцев, собеседник его больше не интересовал, гораздо прекраснее он считал рассматривать пули.
— Биг Бен… — Артур вздохнул, и лишь на мгновение поднял отсутствующий взгляд на информатора. — Мне было бы жаль эти прекрасные символы английского царства. Но Лондон не имеет к Токио никакого отношения. К тому же так же, как тебе нравится человечество, мне не нравятся японцы. Они могут быть немного интересны в отдельности, но в общем я их не люблю.
Мысли о том, чтобы вернуться в Англию донимали Уайта все активнее. Может, его отец страдал подобным, потому и поехал? Он сомневался, что на родине его не поджидает Ку-Клукс-Клан, но ему не хотелось рисковать, хотя с каждым днем соблазн становился сильнее. Он уже точно знал, что когда-нибудь уедет в Великобританию, чего бы ему это не стоило, но не сейчас и не завтра. Хотя бы в этом году?.. Артур не знал, но иногда ему казалось, что он вполне согласен умереть там.
Встретившись со взглядом собеседника, Уильям как-то автоматически заправил собранный магазин и с легким щелчком снял оружие с предохранителя. Так он чувствовал себя гораздо лучше, но иногда напряженные руки коротко дрожали и его это по-прежнему волновало.
— Хах… Как легко тебя зацепить. Я же сделал комплимент, уважаемый. — Он попытался улыбнуться в ответ, но не вышло, и подобие улыбки чуть коснулось уголков губ.
Ощущая напряжение, Вильям ощутил еще жгучее желание уйти отсюда и больше никогда не видеть этого странного человека. А ведь, в принципе, он мог. Пусть придется возиться с продажами, но не один же Изая может помочь ему? Идеи с каждой секундой казались все разумнее.
— Думаю, мне стоит заплатить, верно? Давай просто быстрее закончим с этим. — Он уже не был уверен в себе. Он не был уверен в том, что не спустит курок, подняв пистолет в следующий раз.

+1

94

«Иррационально».
Многие указывали Изаи на то, что его ненависть к Шизу-тяну иррациональна. Вероятно, так и было. Изая не видел особой проблемы в том, чтобы быть немного иррациональным. В конце концов, он всего лишь человек, у которого могут быть чувства, а чувства не имеют с рациональностью ничего общего.
Однако всё было не так просто. В Шизу-тяне, помимо его невероятной силы и выживаемости, присутствовало ещё кое-что, что невероятно бесило Изаю. Шизу-тян видел его насквозь. Он невзлюбил Изаю сразу, во время первой встречи. Не обладая ни особым умом, ни проницательностью, он раз за разом с оглушающими криками врывался в жизнь Изаи, в выстроенные Изаей планы, и что-то ломал.
За это Изая ненавидел Шизу-тяна. Поэтому не считал его человеком.
— В этом есть определённая логика, — заметил он с улыбкой, ни сколько не похожей на его обычное дружелюбие. Информатор откровенно скалился. Пальцы, в которых он сжимал стакан, побледнели.
Кажется, они с Артуром исчерпали лимит общения на сегодня. Это тоже было по-своему логично. Изаю нервировали игры с оружием у него под носом. Он видел в них акт агрессии. В особенности опасный потому, что сложно предугадать логику Артура. В конце концов, он также не отличался особой рациональностью.
Информатор хмыкнул.
— Печально, но сделка идёт целиком, вместе со спасением Токио. Так что ты тоже будешь немного героем, — уточнил он. Зачем? Видимо, из природной вредности. Изая понимал, что прямо сейчас стоит сгладить свой ершистый характер. Время от времени ему приходилось делать это просто потому, что информатор работал с разными людьми, часть из которых была способна убить его без раздумий. Как на зло, сейчас ни актёрские способности, ни характер, легко прогибающийся под доводы логики, не подчинялись информатору.
Изая снова вспомнил ту часть беседы, которая касалась его любви к риску. Ему не нравился звук, с которым магазин пистолета встал на своё место. Не нравилось оружие в руках Артура. Это не казалось безопасным и, соответственно, нервировало.
«Но нервничать не имеет смысла», — напомнил себе Изая. Не имело смысла даже напрягаться. Он находился от Артура на таком расстоянии, что вряд ли сможет увернуться от пули, если тому всё-таки приспичит стрелять. Информатор это понимал, и потому особо не дёргался. Если вдуматься, миллиарды людей рискуют каждый день, просто просыпаясь живыми. Каждый день их может убить кусок завтрака, попавший не в то горло, или пятно воды в ванной. Смерть повсюду.
— Легко? Ха! — Изая рассмеялся. Должно быть, виски ударил ему в голову. — Артур, мы знакомы уже довольно давно. Часто ты меня задеваешь? Смешно, — но было не смешно. В квартире заваленной шариками, под дулом пистолета, в обществе британца, склонного к перепадам настроения, информатор не чувствовал особой радости.
— Да, стоит закончить, — он кивнул, поставил пустой стакан на стол, провёл рукой по глазам. Захотелось разорвать зрительный контакт. — Деньги оставь на столе. Касательно сделки... мне нужно знать, что я могу им предложить. Дешевый доступный товар в больших объемах. Когда от тебя можно будет получить эту информацию?

+2

95

Не являясь слепым, Артур подмечал, как меняется облик информатора на кардинально противоположный и как агрессивность и злость все больше нависают в воздухе. Особенно это было заметно в тишине. Чем-то картинка напомнила Уайту сказку о красной шапочке, где волк поначалу показался бабушкой, а затем показал клыки, и это сходство было таким явным, что он неожиданно усмехнулся, будто бы пряча смех.
— Может быть, подобный героизм зачтется мне на небе. — Он встал, поправляя подвернувшийся рукав, на время процедуры кладя пистолет на столик. Был ли он уверен, что Изая не станет хватать оружие и стрелять? Если честно, нет, но через пять секунд он уже снова держал его в своих руках.
Пока Артур доставал деньги, он успел вычислить число в голове и с удивлением заметил, что уже середина апреля. Апрель. Скоро май, окончание весны, на улицах станет особенно многолюдно. Будет что-то цвести. Эта мысль как-то сильно опечалила Артура, направив его возникшую злость в другую сторону, так что, пока он клал конверт с деньгами, ему в голову пришла замечательная мысль прямо сейчас отправится в аэропорт и… Нет, это слишком. Но такая идея, пусть и неосуществимая, была столь приятной, что Уильям и правду собирался направиться куда-нибудь в родное, знакомое место и немного потешить душу после столь неприятной встречи.
— Смешно, — повторил он с невеселой улыбкой и, поразмыслив, тут же добавил: — Прямо завтра. Если будет угодно, ты мог бы увидеть пример своими глазами. На складе. Я могу написать адрес. Честное слово, стрелять в тебя не буду, — еще одна усмешка завершила жест, с которым Вильям отправил оружие в карман. — Желательно сказать о своем решении сейчас, пока я не ушел, чтобы хотя бы примерно знать, ждать тебя или не стоит. — Говоря это, он направлялся к двери.
Эта идея с осмотром склада показалась Артуру приятной. Наверное, уже сегодня вечером он сам посетит обиталище своей души и разума, что изрядно его взбодрило и он даже улыбнулся, не пытаясь скрыть своей радости. И правда, а почему бы не посетить склад? Почти Англия. Почти родное. Почти.

0

96

— Как мило, что ты думаешь попасть на небо, — усмехнулся Изая. Артур, вероятно, не думал, а Изая не считал, что подобное — продажа оружия террористам, — может как-то зачесться. Изая был честен с собой и отдавал себе отчёт в том, что его мотивы — чистый эгоизм. Насколько он разбирался в Христианстве, там важны не столько поступки, сколько мотивы, соответственно, по всем канонам этой религии он очень и очень грешен, но Артур, вероятно, ещё грешнее, учитывая, что он, в отличие от Изаи, людей убивал.
— Завтра, — информатор бросил на своего собеседника напряжённый взгляд. Отложенный Артуром пистолет не слишком успокаивал. В особенности, учитывая, как скоро он снова оказался в руке британца.
Изая хмыкнул. Конечно же, стоит верить утверждениям убийцы. С другой стороны, та же логика, которая работала у Изаи всё время, подсказывала, что убивать его не имеет смысла, а бессмысленный поступок можно совершить в любое время в любом месте.
Иными словами, не стоит беспокоиться по поводу склада. Стоит задуматься, а нужно ли ему сотрудничество с кем-то настолько неуравновешенным, как Артур?
«Пока, пожалуй, да», — решил информатор, впрочем, не слишком хорошо отдавая себе отчёт в том, почему принял именно такое решение.
— Хорошо. Если ты обещаешь, что не убьёшь меня, я приду в твой склад, и там поговорим об объёмах, — он подождал, когда Артур напишет адрес, чтобы посмотреть, где это место. Место оказалось не самым благоприятным.
«А чего ты хотел? Чтобы оружие продавали в “Токио Хэндс” недалеко от отдела косметики?» — мысленно фыркнул Изая. Как-то он действительно разнервничался и это было неприятно. Следовало, по своим же собственным заветам, или что-то менять в жизни, или что-то менять в отношении к ней.
— Я так понимаю, встречаемся на месте? — уточнил информатор, поднявшись и провожая «гостя» до двери. Деньги, которые остались на столе, он не считал. — Во сколько?

+1

97

На какое-то время Уайт задумался, на ходу вычисляя время. Точно не утро. Утром он, скорее всего, будет еще более невменяем. Значит, день? Но заполнять сутки какими-то встречами он так же не хотел.
— В восемь вечера. — Этот вариант казался ему идеальным. Во-первых, встреча не продлится долго, потому что никто обычно не задерживается до позднего часа, а во-вторых — ночь прекрасное время суток, и все тут. — Да-да, на месте. До свидания.
Он достаточно поспешно ушел, попрощавшись скорее автоматически, чем из искренних побуждений. Конечно, встреча ему не очень понравилась, оставив легкий неприятный осадок, но холод, окативший его с улицы, привел мысли в более стройный порядок и он чуть не рассмеялся, находя денек крайне веселым. Всю дорогу до «куда глаза глядят» он шел в приподнятом настроении, что-то насвистывал и решил обязательно посетить ближайший аэропорт. Можно, к примеру, пригласить Ди, это показалось ему особенно удачной мыслью. Диего и Лондон — картинка стала еще более заманчивой и он пьяно улыбнулся. Интересно, если бы Артур предложил, немец бы поехал с ним? А он бы, наверное, предложил. Рихтер как нельзя точно входил в спектр интересов Уайта, европеец, который проявлял периодический интерес к оружию. Артур видел, что по его вине, но такое внимание ему льстило и он старался не говорить ему, как отвратительно тот стреляет.
Но все, эти мысли ждут. Глубоко вдохнув, Вильям остановился на перекрестке, размышляя, дойти до следующего перехода или пойти тут? Становилось прохладно и темно, это не радовало, но и место прибытия он еще не выбрал. Все еще. С одной стороны, было бы приятно оказаться дома, а с другой — пошататься по Токио.
                                                                                                                                                    -----> Улица Мейдзи

Отредактировано Arthur White (26-10-2016 13:56:00)

0

98

— Goodbye, my sweet nutty British friend, — проговорил Изая, закрыв за Артуром дверь.
Встреча прошла странно. На самом деле, встреча прошла неприятно, почти отвратительно, но не бесполезно. И только этот последний факт помогал справиться с осадкой, перенаправив мысли куда-то в более мирное русло. Информатора удивлял ход разговора, и он попробовал его проанализировать. Как правило, несмотря на регулярные пикировки, обычно ему нравилось говорить с Артуром. Возможно, именно в этом и заключалась проблема. Обычно ему нравилось, а в этот раз он отреагировал резко, и Артура это завело. Возможно, дело было в риске — после его рассказа, британец показался раздражённым. Если так он собирается о нём волноваться, то Изая предпочтёт сохранять свои риски в секрете.
Так или иначе, последствия сегодняшней беседы станут видны на завтрашней встрече. Изая почти предвкушал Артура в обществе всех его игрушек, жаждущего продемонстрировать их на любой подходящей жертве.
Он вздохнул. На мгновение ему захотелось, если и не нормальной жизни, то хотя бы нормального круга знакомств. Как-то так само получалось, что к большинству людей, с которыми он был так или иначе близок, с лёгкостью можно было использовать определение «псих».
«Скажи мне кто твой друг...», — не без самоиронии подумал информатор и прошёл на кухню. На кухне обнаружился омлет. Изая, подумав и решив, что сегодняшний день не может быть настолько неудачным, чтобы девочки подложили в еду что-то опасное для здоровья, переложил его в тарелку и подогрел в микроволновой печи. В кофемашине информатор сделал себе крепкий эспрессо и перелил в него остатки виски из стакана, который забрал у Артура. Пора было приводить себя в порядок и решать дела.
Медленно и хорошо прожевывая омлет, он прочёл сообщение Курури. Надо признать, что невинный с виду текст вызывал смешанные чувства, в особенности, потому что ему всего пару минут назад косвенно угрожали убийством в собственной квартире. Первым порывом Изаи было нагрубить. Вполне естественно сказать маленькой надоедливой сестре, что она достала и, если она продолжит его доставать, то получит. Естественно, но, в случае с близнецами, бесполезно. Скорее, они воспользуются его словами, как поводом к открытой битве. К сожалению, бесполезным было и увещевать о безопасности. Пожалуй, даже более бесполезным, чем просто грубить.
Подумав, Изая набрал сообщение для девочек. Именно для девочек, учитывая, что вряд ли Курури смогла бы что-то сохранить в секрете.
«Стоит как-нибудь проверить», — подумал информатор, и вернулся к вопросу о делах. Дел, в итоге, оказалось двое. По крайней мере, тех дел, которые стоило решить прямо сейчас. Итак, или вор, или террористы. Он выбрал второе. Благо, в лучшем стечении обстоятельств, встреча с человеком, который поможет ему организовать нужную операцию, означала и поимку вора.
При мыслях о воре Изая злобно усмехнулся.

Орихара Курури
Сой Фон

+1

99

• Время: 14:30-14:45
• Погода: Прохладно и облачно, моросящий дождь, местами проливной
• Внешний вид: черные брюки с отглаженными стрелками, черный короткий пиджак, темно-бардовая блузка без рукавов, небольшая сумка перекинутая через плечо.
• Состояние: более или менее спокойная, но видно, что уже подустала.
• Инвентарь: сотовый в кармане брюк, на поясе закреплен жетон детектива + табельное оружие, в сумке: ключи от машины+сигналка, ключи от дома, бумажник, записная книжка, ручка.

--------->>> Полицейский участок

По-быстрому раскидавшись с делами , а именно - проведя первый допрос с блондином в коже, пойманным Сой и Когами, затем по этому увлекательному и обстоятельному поводу, написав красочный рапорт, и, наконец-то, встретившись со своим напарником после обеденного перерыва, они обсудили дела о пойманном ими "беспредельщике". Убедившись в том, что с избитым подростком всё в порядке, Сой Фон блаженно растянулась в своем удобном кресле. Голова кипела от навалившихся разом дел, хотелось, как и всегда, всё охватить и сразу. Но, как показывала практика, данное "хотение" невозможно, поэтому необходимо было делать всё последовательно и постепенно, а дела решать по мере их поступления. Иначе удачи было не видать, как и своих ушей. Но в силу возраста Сой Фон хваталась за всё, а потом работала по ночам и без выходных, пока её это с натягом устраивало, потому что отдыхать ей всё же необходимо было хотя бы раз в две недели, и выполнять обещания данные её младшему братику. В общем, жизнь бурлила, кипела и била ключом.
Сделав один большой глубокий выдох, Сой отпила крепкого горячего кофе. Он был как всегда вкусным и без сахара, поэтому бодрил вдвойне. А напарник Когами постепенно обживался на новом рабочем месте и вливался в их дружный коллектив убойного отдела. Работа не простая, но интересная. Сой Фон даже, кажется, стала привыкать к нему. Со временем, они найдут общий язык и точки соприкосновения, а пока они притирались друг к другу.
Внезапно офицер опомнилась, она вспомнила, что у неё сегодня была назначена встреча с информатором в Синдзюку у него на квартире. Мельком глянув на часы на руке, она схватила сумку, ключи и выскочила из офиса. Офицер никогда не опаздывала, но стоило поторопиться, город всегда «съедал» время. Раньше освободишься, быстрее сможет вернуться к своим непосредственным обязанностям.
Добравшись до адреса Орихары, Сой Фон позвонила в домофон, дождавшись характерного звукового сигнала, она открыла тяжелую дверь, прошла в коридор и добралась до лифта, немного ожидания и перед офицером тихо шелестя открывались двери на нужном этаже, а впереди маячила золотая щель приоткрывшейся двери квартиры информатора. Детектив вошла без стука, она знала, что её ждали. Подобные встречи были не частыми, но всегда продуктивными и полезными для обеих сторон. Разувшись, она прошла в просторную комнату. И увиденное, её, мягко говоря, удивило. Его квартира, по крайней мере, именно та часть, которую она видела, была в надувных шариках.
- Приветствую, - бодро заявила Сой, присаживаясь на диван возле журнального столика, где не валялись вещи. - Уборка? - С улыбкой спросила Сой. - Или оформим заявление?

+1

100

Время: 17 апреля, 14:30-14:45
Погода: Пасмурно, дождь местами доходящий до ливня, температура воздуха 6 градусов.
Внешний вид: черные прямые джинсы на простом кожаном ремне, чёрный полувер мелкой вязки с V-образным вырезом, удобные кожаные черные ботики. На указательных пальцах два простых массивных металлических кольца.
Состояние: скучающее и немного нетрезвое
Инвентарь: телефон, бумажник на металлической цепочке, прикрепленной к джинсам, складной маленький армейский нож.

Времени до встречи с госпожой полицейской оставалось не так много, но Изая никуда не торопился. Он неспешно допил свой кофе, помыл за собой посуду и прибрался на кухне. Об уборке во всей квартире речи быть не могло. Сёстры постарались усложнить его жизнь, заполнив всё свободное пространство гостиной воздушными шариками и даже составив из них какую-то композицию в центре комнаты, но Изая не планировал что-то с ней делать самостоятельно, он собирался усложнить жизнь Ягири Намие.
Изая понимал, что Курури и Маиру были девочками, одарёнными во многих отношениях, но сами квартиру брата они не нашли бы и, тем более, не смогли бы самостоятельно в неё попасть. Если раньше странное сотрудничество женщины, выполняющей роль помощника у городского информатора, с его сёстрами никак не беспокоило Изаю, то теперь, когда это беспокойство дало о себе знать, он не собирался спускать ситуацию на тормозах. По крайней мере, не полностью.
Делать выговоры Ягири Намие занятие чуть более бесполезное, чем отчитывать собственных сестёр, но женщине вряд ли понравится убирать устроенный девочками бардак и, возможно, в следующий раз она задумается, прежде чем им помогать. Или устроит ему какой-то байкот. Последнее угрожает менее продуктивными, но вполне забавными последствиями.

— Здравствуйте, — Изая любезно улыбнулся и жестом показал на диван. Как только госпожа полицейская вошла, он выключил звук у телевизора, но картинку оставил. Как правило, видео ряд не слишком интересовал информатора, но порой ему нравилось смотреть на экран в то время, когда собеседник смотрит на него. Это раздражало, а раздраженные люди всегда вели себя честнее.
— Было очень мило предложить помощь, но у меня есть кому убираться, а оформлять заявление на близких, пожалуй, не стоит, — Изая поставил перед Ли Сой Фон чашку чая. Он не выразил особого удивления из-за её вопроса. Квартира в данный момент действительно выглядела не лучшим образом, но вывод об оформлении заявления был явно поспешным.
Информатор присел напротив молодой, привлекательной и привыкшей командовать женщины. Возможно, ей было что-то известно, может быть, даже больше, чем этого хотелось бы Изаи, но, скорее всего, она делала вполне логичный вывод на основе его деятельности. Полицейские всегда рады, когда у преступников что-то не ладится. Впрочем, сам Изая себя преступником не считал.
— Хотя ваше общество я, несомненно, считаю привлекательным, сегодня я пригласил вас по делу, — Изая отпил из своей кружки, подавляя любые игривости собственного настроения. Их, в данный момент, было предостаточно. Встреча с Артуром оставила определённый осадок, и его хотелось реализовать. — Как вы смотрите на деятельность «Аум Синрикё»?

Отредактировано Orihara Izaya (10-01-2017 12:26:59)

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Синдзюку » Квартира-офис Орихары Изаи