Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 03.08
Кафе Vanilla sky - Курури 24.07
Полиц. участок - Сой Фон 11.07
«Русские Суши» - Микадо 26.07
Ул. Саншайн - Маиру 23.07

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 26.07
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 03.08
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 03.08
Оберон, Каал, Ниэ - Оберон 26.07
Титания, Анейрин - Анейрин 01.08
Гин, Хильд - Гин 25.07
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.07
Изая, Микадо - Микадо 28.07
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Энн, Раа - Энн 30.07
Такеда, Адам - Такеда 28.07
Дэйв, Златан - Дэйв 28.07
Рагна, Нина - Рагна 28.07
Рагна, Раа - Раа 21.07
Каал, Энн - Энн 03.08

Альтернатива:
Артур, Изая - Изая 25.07
Изая, Хоши - Хоши 24.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Магазин комиксов "Hall of Heroes"


[Икебукуро] Магазин комиксов "Hall of Heroes"

Сообщений 21 страница 40 из 41

21

Карисава удовлетворенно кивнула. Это была ее маленькая победа, кажущаяся со стороны невероятно бессмысленной и не нужной. Но она хоть немного отвлекала от всей серьезности ситуации, более того, немного  смешила Джина. Этого девушка и добивалась. Вернее, это сейчас ей показалось, что она именно этого и хотела, а тогда ей просто хотелось подуматься на весь этот белый свет. Непостоянство приводит к константе, говорил когда-то Дотатин. Тогда Эрика плохо понимала, что он имел в виду, но теперь, кажется, поняла. Несмотря на всю кажущуюся ужасность ситуации – они улыбались.
Однако ее удивление возросло в геометрической прогрессии, когда мальчик заявил, что его родственники работают в полиции. Вопрос выдавался закономерный – почему он сразу не побежал к ним, понимая, что знакомому грозит опасность? Почему предпочел ввязаться в это сам? Не был уверен, что его воспримут серьезно? Вернее всего было бы спросить, но серьезность и уверенность так и сквозили в словах Джина. Догадка оказалась достаточно простой: он все хотел сделать сам, не привлекая родственников. С трудом спрятав восхищение и превратив его и заинтересованность, Эрика все-таки улыбнулась кончиками губ: вот это да, вот это решительность. А потом он вот так придет к сестре и отцу и заявит: а я сам, сам вычислил эту девицу!..
Она подняла руки, показывая, что сдается.
- Полностью признаю твою правоту. О таком я и не подумала, - ни капли не лукавила. – Позволь вопрос и не сочти его грубым. Это тебя родные такому научили, ты научился сам на их примерах или?.. – не договорила, подразумевая что-то в духе "ты сам такой?"
И все же ей всегда везло на удивительных личностей.
- Не списал меня в стан психопатов – и на том спасибо, – весело ответила Карисава. – Хотя я бы сказала немного по-другому. Не я странная, а этот мир в целом.
Все зависит от восприятия. Быть другим – значит выделяться из общепринятых норм и моралей, из принципов, слов и поступков. Ей часто говорили, что она не такая, другая, но зацикливаться на этом и обращать внимание было просто бессмысленно. То, что произнес Джин, не было укором, не было очередной попыткой задеть – и за эту маленькую приятность Эрика уже была благодарна. В конце концов, если часто слышишь от людей о том, какая ты ненормальная, то выбора просто не остается, и ты верно сходишь с ума.
Обсуждения на форуме ей категорически не нравились. Сколько людей, столько и мнений, а уж в интернете каждый горазд хорохориться. Однако... это словно был закономерный и настоящий троллинг, попытка вывести на ответные оскорбления. Эрика хотела сама ответить что-нибудь примирительное, но Джин опередил ее. Сообщения поились рекой, девушка прикусила губу и медленно покачала головой. Мнения... мнения людей всегда ее пугали. Они были похожи на волну, сравнимую разве что с цунами: точно так же подгребали под себя несогласных, не оставляя им никакого шанса на спасение.
Каким-то чудом Джину удалось превратить нарастающую ссору. Карисава вздохнула с облегчением, но зря:  мальчик из-за всей этой ситуации конкретно взбесился. Опыт общения с разъяренными людьми у Эрики был, но она просто подождала, пока мальчик выговорится. Сказать по правде, так ее саму обуревали такие же эмоции. Хотя она и пыталась докопаться до сути через беспрестанные расспросы Джина и попытки проследить логическую цепочку действий, правда для нее была лишь одной: той самой, которую они все это время искали.
Присев на корточки, девушка улыбнулась и слегка надавила руками на его плечи.
- Все нормально, перестань. Мы же не откажемся от этого дела, напарник?
"Иначе будет слишком неинтересно".
- Если хочешь, давай сходим в кафе, устроим небольшую разгрузку и потом попробуем что-нибудь выяснить. У нас есть зацепки, а значит, вероятность не нулевая.

+1

22

— А? — Джин бросил вопросительный взгляд на Карисаву. — «Такой» — это какой? — уточнил мальчик. Строго говоря, такими величинами Джин никогда не думал. Сам он себя не то, чтобы считал обыкновенным, но не находил в себе что-то по-настоящему отличное от всех остальных людей. С одной стороны, Джин мечтал стать героем, а это автоматически означало бы стать выше над большинством людей и над законом в том числе. С другой, он не воспринимал себя каким-то уникальным, не выдумывал, что у него уже есть дар и, в общем-то, был уверен, что оценивает свои способности объективно.
Единственное его реальное отличие от большинства — он не воспринимал толпу и не чувствовал необходимости быть её частью какого-то сообщества или группы. Мнение тех людей, которые выступали против него, Джина не волновало. Ему хватало силы характера, чтобы переть против всего класса, если требовалось кого-нибудь защитить. Хватало ему силы и для того, чтобы идти против пользователей сайта. В конце концов, в Доллары он поддался просто, чтобы пронюхать, что это за банда, и никаких особых друзей, кроме тех, кого изначально знал в реале, у него там не было.
— Если ты про жажду справедливости, то, наверное, всё понемногу, — задумчиво ответил Джин. — Поскольку папа и сестра полицейские, все разговоры за ужином крутятся вокруг их работы. Маме это, конечно, не нравится, но я рос в окружении людей, защищающих закон и порядок. Да и, когда занимаешься боевыми искусствами, тебя учат применять их только для защиты. Так что тут всё вроде бы логично, — он почесал затылок, взъерошивая тёмные волосы.
— А то, почему я заинтересовался именно этим делом, тут всё просто. Я его увидел, а состава преступления не нашёл. Я могу позвонить папе или сестре прямо сейчас, но они вряд ли будут искать какую-то девочку просто за то, что она якобы кого-то преследовала. Так что… в чём-то этот треклятый кролик права — я тупо лезу в чужое дело, но я могу это делать, а полиция — нет. Закон, который охраняет полиция, её же сковывает. Чтобы начать расследование, им нужно возбудить дело, а для этого необходимы факт преступления, свидетели, доказательства, какие-то конкретные имена, — Джин ненадолго замолчал и нахмурился, вспоминая, ничего ли он не перепутал.
Изначально, он действовал так по несколько иным причинам. Джин верил, что обратись он за помощью к сестре, она постаралась бы сделать всё, чтобы помочь ему, но нуна* и так работала очень много, поэтому ему не хотелось загружать дополнительной работой, которая может оказаться фальшивкой. В конце концов, она занимается реальными преступлениями, а Джин всего лишь встретил странную парочку и заподозрил что-то неладное.
— Эй! Ты чего?! — мальчик смутился и едва не ломанулся назад, но быстро нашёлся и передумал. — Не волнуйся, я не отступлюсь, — пробурчал Джин с самым насупленным и, одновременно, серьёзным видом. Он не привык отступать из-за одной-единственной неудачи, если дело не касалось учёбы. Более того, чем больше препятствий на его пути возникало, тем сильнее росла в нём уверенность, что он поступает правильно. Поэтому сам по себе диспут, произошедший на сайте, на решении Джина не отразился. Он просто был расстроен и зол.
— Я надеюсь, что к тому времени, как мы найдём Садако, мне будет с чем обратиться к сестре, — улыбнулся Джин. Он надеялся также, что Садако выполнит свою угрозу, и тогда не нужно будет доказывать факт преследования. — Мне уже, наверное, домой нужно, — смутившись пробормотал мальчик. В конце концов, он едва пошёл в среднюю школу и был всего лишь малолеткой. Карисава вроде бы не обращала особого внимания на возраст, но именно поэтому не хотелось, чтобы она о нём вспомнила. — Уже скоро ужин… — ещё тише заметил Джин и вновь глянул на телефон, чтобы уточнить время. Ему не хотелось говорить ещё и о том, что деньги на походы в кафе он потратил тогда же, когда встретил Садако.
— О! — лицо мальчика, когда он оторвал взгляд от экрана, лучилось улыбкой. — Всё-таки среди людей есть не только скандалисты! — довольным тоном заявил Джин и повернул телефон экраном к девушке. — Смотри, тот парень прислал мне страницу из каталога. Там указана школа. Она не в Икебукуро, поэтому неудивительно, что мы не узнали форму. Может, после начала занятий сходим туда? — Джин, на самом деле, был в том настроении, чтобы ехать туда прямо сейчас, но прямо сейчас у него не было денег, а в школе вряд ли был кто-то, кто бы мог опознать Садако по сомнительному описанию. С другой стороны, если они приедут в день, когда начнутся занятия, но после того, как ворота открываются, то вполне могут встретить её.

+1

23

Подобрать слова Эрика долго не могла. Никогда у нее не возникало ступоров в характеристике людей, наоборот, она с ходу могла определить того или иного человека. Но порой весь ее словарный запас оказывался скудным. Простым "сугоооой" тут не обойтись, это что-то более глубокое и непонятное. Что же, значит, стоит следовать принципу "не можешь сделать аллегорий – говори о том, что сейчас на уме".
- Интересно. Мне нравится то, как ты размышляешь, - открыто сказала Эрика. Она не делала комплименты, она констатировала факты того, что Джин ее действительно чем-то зацепил. И поэтому сейчас ей очень хотелось знать, что именно сделало его таким. Джин, вроде бы, ответил на ее вопрос, но любопытства Карисава своего все-таки не удовлетворила.
Джин не казался ей правильным. Он не походил на детей, воспитанных в заботе и строгости служителей закона. Может быть, на нем это не сказывалось в силу возраста, но все-таки главной причиной наверняка была атмосфера в семье. Спорт же, со своей стороны, развивал силу духа и стремление к применению его на практике, причем в положительном смысле. Но при этом сам Джин упрямо ассоциировался у нее с "несносным мальчишкой", а поделать с этим она просто ничего не могла.
Вернее, могла. Изменить ситуацию в другую сторону помогали разговоры.
- А пойти по стопам семьи не хочется? – совершенно невпопад спросила девушка. Ее спонтанные вопросы не были показателем того, что она хочет сменить тему, скорее наоборот. Если ей нравился человек, то она стремилась узнать о нем все и даже немного больше.
И плавные объяснения Джина ей более чем нравились.
- Самостоятельное расследование – это здорово, кто бы что ни говорил, - авторитетно так заявила. – Просто знаешь, я бы непременно забеспокоилась, если бы знала о твоей авантюре заранее. И тот факт, что ты будешь на проводе с родными, не делает ситуацию менее опасной.
Где-то внутри зарождалось чувство ответственности. Она теперь никак не могла позволить Джину разгуливать по городу за этой парочкой в одиночку. Пускай реальной помощи от нее так себе, зато она может составить компанию и просто поболтать. Если из этого дела не раздуется огромный скандал, будет уже неплохо. А если вдруг окажется, что вся та затея имеет под собой серьезные основания к подозрениям, то остатки бушующей совести явно успокоятся.
Пока же кусочки мозаики складывались слишком правильно, девушке это не очень нравилось. Так просто быть не могло.
Джин явно не любил прикосновения, но удержаться от них Эрика не могла. Ей часто говорили, что она вторгается в личное пространство, но другого выражения эмоций она подчас просто не могла найти. Впрочем, сейчас в глазах мальчика мелькнуло выражение одного из случайных прохожих, который увидел их с Юмасаки танец на улице.
- Давай просто представим, что тебя не так поняли. Интернет иногда слишком выбивает из колеи, - свой телефон Карисава демонстративно спрятала в сумку, мол, не придавай рассказам особого значения, мир полон ужасных людей, а в Долларах, куда набирали просто всех и всякого, их еще больше.
Беспокойство Джина было так объяснимо, что Эрика кинула взгляд на окошко. За стеклом постепенно начинало темнеть, большинство уже возвращалось с работы, у людей с минуты на минуту начнутся прекрасные семейные ужины на маленьких кухнях с включенным желто-теплым светом. Для Карисавы, живущей ночной жизнью, день только начинался, но для Джина он точно уже заканчивался. Родители его просто потеряют, если они пойдут исследовать что-то прямо сейчас.
С интересом взглянув на экран телефона, девушка немного расстроилась. Эту школу она не знала, но по ее примерным представлениям район был не слишком-то близко к Икебукуро. На микроавтобусе было бы быстрее, чем на метро или пешком, но у Тогусы и Дотатина были какие-то свои планы, равно как и у Юмаксаки. Топать туда не очень-то хотелось, а в метро в такие часы уйма людей, себе дороже толкаться локтями.
- Да, голосую за завтрашний день. Учеба закончилась, все уже разошлись. А еще мы можем завтра покараулить у ворот – на вид ты Садако уж точно узнаешь, - поддержала здравую идею Эрика. – Тогда что, на сегодня наши приключения заканчиваются? Ты далеко живешь? Могу прогуляться с тобой, - предложила от чистого сердца. – А, и давай свой номер телефона, кинешь сообщение, как освободишься.

+1

24

Джин внимательно посмотрел на девушку. Вопрос сам по себе не вызвал у него особого удивления. В конце концов, это был довольно обычный вопрос, с которым к детям обращались те, кто возомнил себя взрослыми — те, кто постоянно печётся о своём будущем и полагает, что такие же мысли должны крутиться в головах каждого, кто научился говорить "автомобиль" вместо "бибика".
Самое обидное, по мнению Джина, в подобных вопросах было то, что к ответам, как правило, не прислушивались. Их задавали из праздного любопытства, желая, к примеру, сделать особый комплимент родителям или просто не зная, что сказать. Карисава не была похожа на человека, который не знает, что сказать, да и для комплиментов Джин особых причин не видел. Тем не менее, она спросила, и мальчику стало интересно зачем.
У Джина, на самом деле, были определённые планы на будущее, которые он обдумывал давным-давно. Целых полгода назад мальчик для себя решил, как он поступит, и теперь ничто не могло его переубедить изменить это решение. Однако, восхищённый своим решением и нетерпеливо ожидающий возможностью воплотить его, Джин охотно делился им с теми, кто мог заинтересоваться.
— Нет, — ответил он, слегка склонив голову набок. — Идея стать полицейским мне нравится, но для этого надо много учиться, а учёба мне даётся тяжело. Я едва окончил младшую школу и то, только потому, что последние полгода занимался всё свободное время, — на лице Джина появилось кислое выражение. Он нисколько не стеснялся своей успеваемости. Джин не считал себя глупым и знал, что может решить любую задачу, если как следует сосредоточиться. Проблема, в большей степени, заключалась в том, что сосредотачиваться ему не хотелось. Его совсем не беспокоили ни экзамены, ни контрольные, ни собственное будущее, которое от них зависело. Однообразное заучивание дат и прорешивание одних и тех же примеров изо дня в день, ему не казалось ни привлекательным, ни умным.
— К тому же, — произнёс он, попинывая стойку одной из полок, от и до загруженной танкобонами, — мама этого не хочет. Она говорит, что каждый день проживает с мыслью, что прощается с мужем и дочерью навсегда, и не хочет, чтобы то же самое было с сыном. Конечно, она драматизирует, и делает это для того, чтобы я хорошо окончил школу и пошёл, как минимум, в колледж. Все мамы такие, но я не хочу спорить и ссориться с ней из-за этого.
Джин любил маму. Это не означало, что он во всём её слушался. Более того Джин, как и любой мальчишка, нередко трактовал слова родителей так, как ему было удобно. Вот и сейчас, мама не хотела, чтобы он был полицейским, но мечтала о том, как Джин окончит колледж и станет каким-нибудь менеджером. Джин собирался выполнить только половину её фантазий.
— Я хочу после средней школу пойти работать, — сообщил мальчик и тут же бросил серьёзный взгляд на Карисаву. Он был настроен спорить, если она скажет, что это решение глупое. — Дело в том, что мой отец нашёл меня на каком-то складе. Мои настоящие родители или те, кто выдавал себя за моих настоящих родителей, изображали семью и перевозили с моей помощью наркотики. Я не знаю, поймали их или нет, но отец меня усыновил и я ему благодарен, поэтому не думаю, что идея тратить на моё обучение деньги хорошая. Я, конечно, благодарен, но учиться мне сложно, поэтому я хочу как можно скорее начать работать, и поэтому не смогу стать полицейским.
Джин закончил и на какой-то момент замолчал, явно что-то обдумывая, а потом улыбнулся.
— Поэтому я ничего им и не рассказываю — нечего им волноваться, но, если тебе так спокойней, ты можешь пойти со мной, — улыбка мальчика была лукавой. С одной стороны, он уже решил про себя, что конкретно это расследование проведёт на пару с Карисавой, с другой, Джин никогда не предполагал, что девушка нужна ему, как защита.
— На сегодня, пожалуй, да, — кивнул мальчик. Может герои и работали без расписания, но их, как правило, не ждали дома родители, и в школу им ходить было не надо. — Но тебе необязательно слишком увлекаться охранной функцией, — он насмешливо хмыкнул. — Я вполне могу дойти до дома сам, — несмотря на это, против прогулки в обществе Карисавы, Джин ничего не имел. Он продиктовал свой номер телефона, дал адрес личного чата, предупредив, правда, что в нём иногда зависает его сестра, и сказал, где он живёт. Жил Джин в Икебукуро и пешком дойти до дома вполне мог.
— Я надеюсь, что мне ещё что-нибудь напишут в личку. Если так, я тебе скажу. Правда, я не думаю, что «завтра» — это хорошая идея, — всё ещё улыбаясь, произнёс Джин. — По крайней мере, если ты надеешься на успех, а не планируешь предварительную разведку. Может быть, где-нибудь двадцать восьмого марта и начинается учёба, но в моей школе, например, нет. Мы можем завтра съездить к этой школе, посмотреть, что она собой представляет и, возможно, даже кого-нибудь встретить там, — на последнее Джин, в какой-то мере, рассчитывал, но не слишком.

+1

25

Если смотреть на взрослых как на детей, а на детей как на взрослых, то этот мир будет гораздо интереснее. Тогда множество поступков, причем поступков зачастую глупых и непонятных, можно будет объяснить перевернутым с ног на голову поведением. Для Эрики в ее переходном возрасте от подростка к взрослому, категории "ребенок" не существовало в принципе. Она была уверена, что даже семилетнее дитя всегда может дать фору умудренному опытом пятидесятилетнему дяденьке, потому что чистая, только что сформировавшаяся личность мыслит и действует совершенно иначе, правильнее, чем человек, испещренный линиями выборов в своей жизни.
В Джине она сейчас видела совершенно взрослого человека. Сюсюкаться с ним, ставить его фразы под сомнение и называть его неразумным дитем она не собиралась, просто потому что так не считала. Да, в какие-то моменты Карисава могла что-то переспросить, но это было не с позиции взрослого и, следовательно, более правильного варианта. Судя по всему, такая реакция Джина удивляла и настораживала, но подвоха во всем этом не было.
- Как это знакомо звучит, - Эрика приложила палец к щеке, чуть наклонила голову набок. Она не считала образование первостепенным. Дотатин, например, неплохо устроился "разнорабочим", правда, официально его должность называлась совершенно не так. Тогуса, вроде бы, подрабатывал водителем, но он этого не афишировал, и в этом девушка не была уверена. Юматти мог из совершенно любого куска льда вырезать настоящее произведение искусства. Сама Карисава делала неплохие украшения. Такому в школе явно не научат, но зато они занимались тем, что не только приносило доход, но и действительно было им по душе.
– Надо сказать, что мне обучение не очень-то и пригодилось. Я из манги и то больше узнала, - поделилась откровением.
Сама того не замечая, девушка пробегалась пальцами по корешкам томиков. Это был уже какой-то рефлекс, выработанный ее сердечной любовью к всевозможным книгам. Пускай большинство и не очень-то верит в то, что в ранобэ описываются подлинные события, для Эрики тот мир был живее этого.
- Она так за вас беспокоится, - улыбка тронула губы девушки. – Третий полицейский – все-таки перебор, не поспоришь, работа ведь очень опасная.
Особенно в таком районе, как Икебукуро. Тут чуть ли не каждый вечер начинаются разборки, а в последнее время обстановка только накалилась. Если раньше все обходилось Изаей и Шизуо, то теперь началась если не холодная война, то уже явное противостояние между Желтыми Платками и Долларами. Если полиция еще не усилила ежедневные наряды и не участила их, то им явно следовало бы это сделать.
Слишком уж серьезно Джин посмотрел на Эрику. Она его решение осуждать не собиралась, в конце концов, его полное право и дело. Говорить о том, правильное оно или нет, Карисава и не собиралась. Она могла только поддержать и дать какую-то наводку, чем и не преминула воспользоваться:
- Нужна будет помощь – позвонишь мне. Я могу поговорить с Дотатином, может, он чего предложит. Будет здорово, если у тебя получится.
Даже после того, как девушка услышала, почему именно Джин так считает, она своего мнения не поменяла, хотя и могла сказать, что забота именно так и проявляется, именно в этом желании вложить в своего драгоценного, пусть и не родного, ребенка, все самое лучшее. Опасаясь затрагивать столь личную тему, Карисава только сосредоточенно кивнула, подтверждая, что приняла это к сведению. Она постаралась бы забыть все произошедшее как можно скорее, как самый страшный сон.
- Просто представим, что нам по пути, - столь же весело сказала Эрика.
Тщательно записав данные, девушка задумчиво пролистала чат еще раз. Вроде бы все затихло, но неприятный осадок все равно остался. Тяжело вздохнув, она убрала телефон в сумку, тут, вспомнив одну вещь, хлопнула себя ладошкой по лбу, после чего поспешно извинилась и вернулась буквально нам миг к одному из своих стеллажей, вытянула оттуда заветную мангу и, вихрем слетав на кассу, уже снова вернулась к джину, правда, погруженная в просмотр страниц.
- Что, правда? А когда тогда занятия начинаются? – оторвавшись от первой главы, поинтересовалась Эрика. Потом растерянно махнула рукой. – Извини, я слишком стара, чтобы такое помнить. В этом вопросе полностью полагаюсь на тебя!

0

26

Реакция Карисавы понравилась Джину, и напряжённость из его поведения исчезла. Он никогда не растрачивал себя на длительные сомнения и переживания, предпочитая им мгновенные решения. Мучился мальчик только в одном случае: когда, по тем или иным причинам, не удавалось следовать единожды принятому решению. Любые компромиссы и отступления от намеченного плана доставляли ему почти физическое неудобство. Джин болел, мучился угрызениями совести, честно пытался, но всё равно, в конце концов, поступал по-своему.
— Я не то, чтобы считаю учёбу совсем бесполезной, — после короткого раздумья осторожно ответил мальчик. Долгое и, надо признать, упорное промывание мозгов, организованное матерью, какое-то действие всё же возымело. Джин не собирался учиться, но не потому что считал это занятие бесполезным, а потому что не видел у себя к нему каких-то способностей. Допустить, чтобы родители тратили такие деньги на то, что не окупиться, он никак не мог, а сам оплатить бесполезную учёбу был, скорее всего, не способен.
— Но она требует много времени и денег. При должном таланте, можно было бы совмещать работу и учёбу, но я не смогу, — он пожал плечами. Дураком себя Джин не считал, но в школе он видел немало девочек и мальчиков, которым на роду написано закончить колледж или даже университет и стать кем-то, если не значимым, то хотя бы образованным. Джину такое счастье не только было даром не нужно, но и оставалось, скорее всего, недоступным.
— Ага, — кивнул мальчик, которому было немного стыдно. Не потому, что ради мамы он решил не исполнять свою мечту, а потому что, скорее всего, мечтал совершенно не об этом, а маминой просто прикрывался. — Да и полицейские, знаешь, сильно ограничены рамками закона. Я в эту среду не впишусь и предпочёл бы быть Супер Героем, — хотя в голосе Джина и звучали шутливые нотки, глаза мальчика горели.
Он, действительно, мечтал о том, что когда-нибудь встретит демона или, наоборот, божественного посланника (это, конечно, вряд ли) и получит уникальные способности. Джин не грезил о славе, но слушая, как отец и сестра сетуют на преступников, которые точно-точно виноваты, но против которых нет улик, мечтал воздать им по заслугам. Строго говоря, Супер Героем он никогда бы не стал, а вот Мстителем…
— А? — мальчик не сразу понял, о чём говорит Карисава, но, сообразив, поспешно согласился. — Да, хорошо, спасибо, — протараторил Джин просто чтобы не спорить. Он не думал, что ему понадобиться помощь в поиске работы и, откровенно говоря, не рассчитывал, что это предложение окажется актуальным через три-то года, но спорить и сообщать об этом не стал. Джин к своим годам уже просёк, что откровенная правда, обычно, обижает людей.
— А кто такой Дотатин? — спросил он с любопытством, но Карисава в этот момент поспешила к кассе. Джин почему-то почувствовал смесь лёгкого раздражение и довольства. Ждать, конечно, не хотелось, он вообще не отличался терпением, но тот факт, что ему удалось заболтать взрослую до того, что она забыла, зачем пришла, ему польстил.
— Так вот, старушка, — со смешком произнёс мальчик, — чтоб ты знала: учёба начинается первого апреля.

>>> Эрика, Джин >>> Улица Грин

0

27

>>>> Дом Ли Сой Фон

Время: ~ 14.30
Погода: Пасмурно, моросящий дождь, температура воздуха 10-12 градусов.
Внешний вид: Джинсы, кожаная куртка, под ней одета красная толстовка с капюшоном. На ногах - красно-чёрные кеды. На правой руке гипсовая повязка.
Состояние: сыто
Инвентарь: телефон

Джин медленно брёл вдоль стеллажей, заставленных книгами комиксов, проглядывая, как те из них, которые уже несколько раз видел, так и те, которые пришли недавно и ему только предстояло их прочесть. Мальчик предпочитал знакомиться с подобной литературой из первоисточника. Очень уж нелепым ему казалось обращение «Дже~и-сама» вместо «мистера J», когда речь шла о Джокере, и таких примеров, когда переводчики пытались адаптировать текст к местным традициям в ущерб атмосфере, было немало.
Тем не менее, читать на языке первоисточника мальчику не всегда было легко, и время от времени ему хотелось пролистать ту или иную уже переведённую книгу, чтобы убедиться, что он понял всё правильно. Раньше он делал так. Потом был короткий период времени, когда он мог задать вопрос Табаки, но теперь, похоже, ему придётся вернуться к прошлым традициям.
Джин не хотел думать о Табаки, которого сестра поймала с пистолетом. Он знал, что этот парень далеко нехороший и получил по заслугам, но ему было несложно признаться себе и в том, что Табаки нравился. По-своему, странно и неправильно, но нравился. Поэтому ему было жаль, что сестра не позволит с ним встретиться. И он задавал себе вопрос, злиться ли Табаки на него из-за сестры. И будет ли пытаться отомстить, если вдруг вырвется из тюрьмы. Последнее казалось маловероятным, учитывая, что его поймали с пистолетом, но было возможно. В конце концов, в этом сложном мире, где встречались говорящие коты и кошки, которые умели превращаться в девочек, всё было возможным.
«Может попросить Иму помочь мне?» — подумал мальчик, не глядя перелистовая журнал. Идея казалась хорошей, но неправильной. Джин пытался научить Иму различать хорошее и плохое, и потому не мог попросить провести себя в тюрьму только для того, чтобы убедиться, что с его странным и плохим другом всё в порядке.
«Я мог бы попробовать выяснить у него, где он достал пистолет», — думал мальчик, но он понимал, что пытается обмануть себя, и потому не мог оценить, насколько его рассуждения правильные.
«Не быть мне справедливым героем», — подумал Джин, перебирая в уме всех тех, кто мог и умел пользоваться только разумными доводами. Таких было немало. Впрочем, среди героев были и те, кому сложно давалось ловить своих старых друзей и родственников, и тех, кто, наоборот, слишком хорошо с подобным справлялся. Джи не знал, как правильней и лучше. Не мог решить, и ему было совершенно не с кем поговорить об этом.
Что-нибудь берёшь, парень? — отозвался голос продавца, стоявшего за прилавком. Джин невольно вздрогнул и покачал головой.
— Нет пока, — честно признался мальчик. — Может, позже. На мели.
Понимаю… — продавец бросал то на него, то на дверь задумчивые взгляды, и Джин догадался, что ему что-то нужно, но не стал подгонять. Просто держал раскрытую книгу и ждал.
Слушай… ты будешь тут ещё пять или десять минут. Очень надо! А магазин не хотелось бы закрывать. Понимаешь. Тут это не жалуют.
Мальчик понимал и потому кинул.
— Да, конечно. Я буду здесь.
Наверное, если бы это был не Джин, а какой-то другой мальчик, его бы просто выгнали, а дверь закрыли, но Джин появлялся в магазине с той регулярностью, что давно успел и примелькаться, и задружиться с местными. Ему писали на почту, если приходила его книга, и он сам время от времени звонил и спрашивал о поступлениях. Будь он старше, Джина бы наверняка ввели бы в тусовку, но он был маленьким, а выглядел ещё мельче, и тем не менее панковатому парню куда-то срочно надо было выйти, и другой кандидатуры для охранника он просто не нашёл.
Парень вытащил из-за стойки стул и поставил его так, чтобы Джину был виден весь абсолютно пустой магазин.
Кассу я тебе открытой не оставлю. Если вдруг что-то захотят купить, пусть тащат без сдачи, — бросил напоследок панк. Джин в ответ сложил большой и указательный пальцы, давая понять, что всё в порядке, и уселся на стул, читая книгу, которую рефлекторно утащил с витрины. Дверь за панком тихо лязгнула.

0

28

Бар "Дождливые псы" --->>


Время: 2010.04.17 сб 14.35 и далее
Погода: Пасмурно, моросящий дождь, температура воздуха 10-12 градусов.
Внешний вид: Коричневый кожаный слегка потертый пиджак, бледно-голубая рубашка, джинсы, коричневые кожаные туфли на теплый носок, вязаный широкой петлей не менее широкий коричневый шарф. На носу очки, волосы взъерошены, как обычно.
Состояние: а он станет фиолетовым? В крапинку!
Инвентарь: небольшой разлинованный блокнот-книжка, качественная дорогая авторучка, ключи от дома, бумажник, сотовый телефон, личная кружка с кофе. На руке качественные механические часы в золоте с хорошим коричневым кожаным ремешком. Впоследствии коробка с пончиками.

Это место было похоже на старый букинистический магазин: высокие стеллажи с книгами, чучела, странные картины... пыль, казалось, была здесь не просто случайной гостей - она расползалась даже по самым краям стен, разрастаясь к корешкам книг, как плотная паутина. Акио поморщился. Если бы дело не привело его сюда, он ни за что в жизни не стал бы открывать эту дверь. Здесь пахло старостью и маразмом.
Надо признать, меньше всего детектив ожидал увидеть здесь ребенка. Но этот мальчик, со всей его юностью, отчего-то выглядел здесь гармонично. Но, может, это только казалось, что в серьезных черных глазах застыла мудрость веков...

Выйдя из бара и пройдя буквально несколько метров, Адам остановился. А куда он, собственно, пошел-то так бодро? Нет, в самом деле, он такой молодец, попрощался, поторопился куда-то... а зачем? К кому он бежал-то так? Часы показывали... а нет, не показывали. Часов на руке не оказалось и это прямо внезапно завернуло Ли в ближайший магазин, где он заметил маленькие круги циферблатов. Он никогда не умел считать деньги, равно как и транжирить их. Он воспринимал их как некую данность, которая у него, в общем, всегда есть. И желания как-то особенно ими сорить или наоборот скопидомно собирать в банки и ящики не возникало. Зато всегда была возможность получить качественную вещь, если она вдруг понадобится. Как, например, часы.
Настроение после бара было своеобразным, и взгляд как-то не хотел ложиться на новомодные умные часы, напичканные электроникой. А механические были только очень сильно дорогие. Видимо, с драгоценными металлами и фирменные. Но, собственно, какая разница?
Продавец, когда увидел, с каким восторгом писатель эти самые часы заводит, сказал, что они явно созданы друг для друга и ему невероятно эти часы идут. Так что... с очередной крупной порцией денег со своего счета (хотя не такая уж она и крупная, эта порция) Адам Ли расстался легко. Даже получил скидку, когда выяснилось, что дочь владельца магазина без ума от его книг. Особенно тех, которые про девочек.
Какое-то время он снова бодро шел по улице, наблюдая за тем, как секундная стрелка передвигается по циферблату, сверяя часы со всеми, мимо которых проходил. Подумал даже, что надо будет настроить их идеально-идеально и не забывать заводить. Даже интересно, надолго ли хватит этого энтузиазма?
Впрочем, к моменту, как он вспомнил, что покупал часы для того, чтобы знать, сколько времени, и посмотрел на них уже с четкой целью, стрелка указывала на сорок пять минут второго. А встреченная по пути девочка неожиданно задала гениальный вопрос:
- Мама, зачем дядя ходит с кружкой? - и в самом деле, зачем?
Точно, он хотел выпить кофе! Третий заход должен был оказаться удачнее. Точно должен! Так что, найдя кофе, название которого Адаму подходило по настроению, писатель зашел туда и заказал себе в кружку кофе. И пончик. Вон тот вот, с красно-белой глазурью. И вот этот с коричневой. И вот этот с оранжевой. А внутри этого что? И его тоже. И вот этот. Он с вишней? Тогда два.
А вот выйдя из кафе с кружкой черного кофе и коробкой пончиков, Адам уже задумался, зачем они ему нужны? Наверное потому что он как-то давно завтракал? А завтракал ли? Ну, не важно, в общем. Раз взял, значит, надо будет съесть. Или отдать кому, если не захочется.
И так он и шел добро по улице, иногда отпивая кофе из своей кружки, когда внимание его привлекла витрина магазина комиксов. За доли секунды в голове прокрутились идеи, которые касались комиксов и манги, но... комиксы были важнее. Идея-то была ради них!
- Ооо, - выдохнул Ли, осознав, что это как раз то, что было ему нужно!
Надо пойти и купить пару-тройку книжек про супергероев. Он о них знал не так много, а надо бы больше...
Ловко открыв дверь магазина, не задействуя занятых рук, восторженный молодой мужчина заявился в торговый зал.
- Оооо, - протянул он снова, оглядываясь. Найдя взглядом красочные картинки, где были изображены мужчины в трико, он направился туда, остановился и... залип. Он замер, постепенно осознавая, что совершенно не понимает, что ему делать с этим. И не потому, что руки заняты и на данный момент он не может даже взять полистать ничего. Нет. Он озадачился тем, что ничего не понимает в супергероях. И... он же возьмет дурацкие вместо правильных!
Через три минуты глупого лицезрения Адам оглянулся и заметил мальчика. Поначалу ему показалось, что зал вообще пустой, но ему отчего-то в голову не пришла мысль, что это странновато. А тут... мальчик, сидит, наблюдает... кажется. Серьезный такой.
- Эй, - он посмотрел внимательно на мальчика и добродушно ему улыбнулся, - привет! Вы не могли бы мне помочь?
Очень серьезный мальчик. Прямо сразу на "ты"-то не обратишься.
- Вы ведь разбираетесь... во всем этом?

0

29

В тепле помещения мальчик быстро скинул куртку и толстовку, позволив им грудой валяться около стула, и остался в одной футболке.
Клиентов, к радости Джина, было мало — стояло мёртвое время, когда все больше заняты поиском еды, чем походам по магазинам. Мальчик успел продать одну книгу и отправить двух юных клиентов менять свои деньги, чтобы было без сдачи, когда в магазин зашёл молодой мужчина. Джин посмотрел на него со сдержанным любопытством, как-то автоматически подмечая, что он или полукровка, или любитель под полукровку косить — сейчас таких было немало.
Судя по его поведению, мужчина бывал в подобных магазинах редко и слабо себе представлял, с чего стоит начать, поэтому Джин заранее прикрыл книгу, заложив нужную страницу заработанными деньгами, чтобы, как только тот справится с первым впечатлением, помочь.
Придётся ли ему самому предложить помощь или мужчина сообразит спросить, Джин не знал, но пока тот не испытывал явного беспокойства, не дёргал его своими вопросами. Как оказалось, не зря.
«Надо же, какой вежливый», — мелькнуло в голове мальчика, когда он услышал обращение на «вы». В других обстоятельствах он бы даже оглянулся, чтобы убедиться, что никаких «вы» кроме него в помещении нет, но сейчас он знал это достаточно точно, чтобы понимать, что мужчина обращается именно к нему.
— Привет. Могу, конечно, — отозвался мальчик, спрыгнул со стула и подошёл ближе. Надо ещё понять, в чём именно ему помочь. Как правило, такие типы или вообще не знают, для чего пришли в магазин комиксов, или ищут подарки для племянников, детей, детей девушек, за которыми приударяли. В первом случае, после просьбы о помощи должен был последовать вопрос «А как пройти в книжный?», значит, как логично предположил мальчик, сейчас случай был второй.
— Ага, разбираюсь. Ищешь что-то конкретное или?.. — нужно было от чего-то оттолкнуться. Хотя бы от того, нужен ли ему журнал или книга, чьё издательство, страна-производитель, рейтинг, в конце концов. Да-да, в своих размышлениях Джин упустил тот тип парней, которые покупают исключительно порно-комиксы. Впрочем, этот мужчина не походил под подобный тип.

0

30

"Хм... нет, он не из этого сериала," - пронеслось в голове Адама, когда картинка с мальчиком, в глазах которого зреет мудрость веков, перестала вписываться в простой мир детектива Сакаи Акио. Этот мальчик был бы отличным прототипом одного из "Героев". Серьезный парень, который вынужден ходить в школу в то время как давно уже чувствует необходимость выйти ночью на улицы города, потому что он-то может справиться со всем. И, самое ужасное, что действительно может. И мешает в этом разве-то пока еще слабый детский организм. Или как-то так... идею надо будет доформулировать. Для этого надо больше общаться с детьми и не только и прочитать хотя бы пару комиксов. А то идея есть, а исполнение будет так себе.
Очень серьезный мальчик. Прямо очень серьезный. Особенно по сравнению с уже взрослым мужиком, у которого в одной руке кружка с кофе, а в другой коробка с пончиками.
- Или, - кивнул Адам.
Мальчик сразу обратился к нему на "ты", что позволяло не то, чтобы расслабиться, а скорее оценить то, насколько взрослым может воспринимать себя этот интересный парень. Обычно дети все-таки как-то на "вы" к старшему поколению, а тут вышло ровным счетом наоборот. Надо было исправляться. Говорят, дети чувствуют недоверие к тем, кто пытается как-то от них отдалиться. И, говорят, "Вы" - это определенный способ дистанцирования. Ох, точно надо пойти еще на курсы психологии. Разных видов, чтобы понимать в этом чуть больше. Так много всего надо!
- Меня интересуют супергерои, - сообщил Ли, кивнув в сторону одной из ярких обложек, на которой красовался все тот же мужик в трико неопределенной ориентации. Впрочем, наверное, у них там ориентация у всех совершенно определенная. Дети обычно воспринимают все несколько иначе, нет?
- Но я совершенно ничего в них не понимаю, - пожаловался после первой фразы Адам, виновато улыбнувшись, - не японские супергерои. Интересует, наверное, скорее героика Соединенных Штатов, как максимально отличная от нашего восприятия. Ты читаешь такие комиксы?
Переход на ты в данном случае был прост. Серьезный мальчик, как ни странно, вполне располагал и к этому тоже. Вообще хороший и интересный мальчик. Ли таких еще не видел. Может, он даже интереснее, чем писатель сейчас об этом думает. Может быть, он в самом деле подойдет на первый прототип героя манги? Особенно если он много знает о комиксах.
- Ты тут работаешь? - немного не складывалось у Ли то, что мальчик тут вроде как за консультанта и продавца (никого другого вроде бы видно не было), но он прям совсем еще малыш же. Даже Адам начал работать позже. Сколько парню лет? Хм... две...двенадцать? Ну максимум... хотя...
Сейчас Адам уже начал мальчика рассматривать с интересом, как кандидатуру, и потому подметил, что издали показавшее худеньким тельце, на самом деле, не такое уж... худенькое. Скорее поджарое что ли? Как у щенков борзых. Очень внезапное сравнение, но правильное. Мальчик-то не мальчик. Он в своем возрасте, кажется, вполне уже сходит за маленького мужчину. Или это иллюзия странного писательского восприятия?

0

31

— Или, — мальчик повторил за покупателем и тихо хмыкнул. «Хьюстон, у нас проблемы», — пронеслось у него в голове. «Или» означало, что человек не знает, что ему нужно. Соответственно, ему нужно рассказать всё и ещё маленько. Или всучить что-то, что первым попадётся на глаза — так как покупатель не знает, что ему нужно, ему подойдёт что угодно. С этой логикой Джин мог согласиться, но одобрить её он не мог.
Если задуматься, потребность рассказать что-то такое, в чём мальчик разбирался, для Джина не была даже проблемой. В отличие от постоянных продавцов, ему редко приходилось кого-то консультировать. К тому же он искренне любил помогать и комиксы.
— Да, — произнёс мальчик, задумчиво оглядывая стеллажи. — Собственно, я куда больший поклонник комиксов, чем манги, соответственно, должен помочь.
«Максимально отличный от Японии», — повторил про себя Джин. Если брать Японию, то там героем часто выступал школьник, у которого проблемы в социальной сфере: он или закомплексован и забит, или агрессивен и опасен — так или иначе, друзей у него, как правило, мало. Потом он приобретает тем или иным образом суперсилы и начинал бороться с монстрами, постепенно, налаживая и личную жизнь. В комиксах всё по-другому.
— Вообще зависит от того, в чём именно должны заключаться отличия, — наконец, проговорил Джин. — Суть в том, что любая история про супергероев предполагает наличие героя и злодеев, с которыми ему приходится бороться. В этом никаких отличий от манги у комиксов нет. Есть отличия в возрасте главного героя, в психологии, в порядке повествования, — он никогда не задумывался об отличиях манги и комиксов, как не задумывался над тем, почему комиксы ему нравятся больше. Сейчас, когда у него появился такой повод, Джин невольно приходил к выводу, что комиксы как бы реалистичней. Манга давала повод любому мальчишке верить, что в один прекрасный день он вдруг окажется мастером меча или принцем. В комиксах всегда была трагедия, которая заставляла мальчика (если вдруг речь шла о мальчике) стать сильным.
— Часто героями комиксов выступают взрослые натренированные мужчины. Если в манге важно показать развитие персонажа, как он, приобретает силы, учится ими пользоваться, развивает их, то американские комиксы очень часто начинаются не с начала истории, а с середины. Герой уже герой, уже имеет силы, уже борется с преступностью, а его история появляется где-то потом флешбеком.
Пожалуй, Джин толком не смог бы сразу объяснить все отличия и плюсы комиксов, которые, разумеется, заключались далеко не только в цветных картинках, но ему было бы даже интересно поговорить на эту тему.
— Знакомство с комиксами я бы предложил начать или с Лиги Справедливости, или с Мстителей, — он показал в сторону соответствующих полок. — Обе истории повествуют о команде супергероев, соответственно, у тебя будет возможность познакомиться с большим количеством героев и, впоследствии, выбрать одного-двух, история о которых тебя особенно заинтересовала.
— Лига справедливости — это новелла от издательства DC. Она повествует о Бэтмене, Супермене, Чудо-женщине, Флэше, Аквамене, Зелёном Фонаре. Мстители — от издательства Marvel. В команду Мстителей входит Железный человек, Капитан Америка, Халк, Тор, Чёрная Вдова, Соколиный Глаз и другие. Время от времени состав команды меняется, — Джин кивнул сам себе. Идея сократить выбор до двух комиксов казалась ему удачной. По крайней мере, для начала. По мере возникновения вопросов у покупателя, он сможет понять, какая история подходит лучше или выбрать конкретную историю о конкретном герое.
— Вообще полегче с этим. Поставь вон на прилавок или на стул лучше. Если опрокинешь, будешь платить. Если оставишь жирные пятна, будешь платить. Здесь много коллекционных изданий, и жирный след от пальца им совсем не нужен, — Джин скептически глянул в сторону мужчины, его кофе и пончиков. — Я здесь не работаю. Мелкий ещё. Я здесь покупаю часто, а продавцу надо было выйти. Вот меня и попросили последить. Ты можешь подождать продавца, конечно, но, в принципе, вряд ли он скажет что-то такое, чего я не знаю, — самоуверенно заявил мальчик

Отредактировано Lee Jin Ho (17-10-2016 06:58:12)

0

32

Он не был обычным мальчиком. Да, в сущности, и какой мальчик в этом мире - обычный? Это понятие было придумано для тех, кто не умеет фантазировать. Только так. И юному... как же его зовут, этого нового юного героя? Вопрос...

Адам уже несколько забыл про комиксы. Его редко действительно интересовали сюжеты и персоналии книг и прочей литературы - он ведь и сам был создателем подобных. Он читал для общего развития, чтобы понимать, в чем не стоит повторяться, где произведение может сойти за плагиат. Писатель обязан быть развитым в этом плане. Но... как только на горизонте появлялся живой интересный человек, все эти листочки и буковки переставали иметь значение. И этот вот мальчик... был просто кладом, на взгляд Ли. Еще бы! Ему ведь и правда совсем немного лет, но о комиксах он рассуждает, как знаток. Он не вопит, что Бэтмен круче Супермена, что манги придуманы для девчонок. Он... прямо действительно серьезно разговаривал с ним, как взрослый человек. В какую-то секунду писатель даже подумал, что это вполне может быть какой-нибудь взрослый, болеющий болезнью... детскости? Ну, а как еще назвать человека, который в сто-пятьсот лет выглядит как ребенок? Вампир еще, да. Но этот не вампир - слишком загорелый. Да и не существует вампиров. Ну... ладно, существуют, но просто вряд ли они обитают в магазинах комиксов. Наверное...
Очень серьезный и осведомленный мальчик. Интересно, это он только в сфере комиксов такой, или способен так глубоко рассуждать на любую тему? Если на любую, то это совсем уже невероятно. Не бывает таких мальчиков. И это определенно было то, что нужно. Как раз внутри такого мальчика может жить супергерой. Никак иначе. Так что в глазах Адама постепенно возрастал восторг. Это же надо, какая удача! Как он попал-то удачно! И судя по тому, что сказал этот мальчик, писателю повезло вдвойне: он мог его тут и не встретить. И не факт, что продавец будет тем, кто ему так нужен.
Казалось, он прослушал все, что ему говорили, будто его сейчас что-то интересовало куда больше. Обычно подобные взгляды пугали не только детей - даже взрослые чувствовали себя неуютно под таким восторженно-заинтересованным взглядом, особенно когда нет реального повода для восхищения. Впрочем, Адам был уверен, что здесь и сейчас подобный повод есть. Мальчик был впечатляющий. Определенно впечатляющий!
- А? - переспросил он, когда ему намекнули, что кофе вообще плохая идея в магазине. Коробка пончиков вряд ли была действительной проблемой: все-таки закрытая. А вот кружка с кофе... - не переживайте, я опрокидываю ее только осознанно.
И вот прямо на данный конкретный момент это действительно было так.
- А... простите за нескромный вопрос - он снова легко перешел на "Вы", - сколько Вам лет?
Он спрашивал заинтересованно, хотя, по сути, это не имело никакого критичного значения, потому что все мысли у Адама уже сформировались. Включая мысль, что во всех этих -менах и прочих он будет разбираться долго, тем более у него не так много в этом времени. Все-таки он постоянно делает куда больше... и читать много комиксов времени точно не будет.

+1

33

Джин скептически изогнул бровь. Если покупатель считал своё заявление о том, что он может пролить кофе намеренно, успокаивающим, у мальчика имелся большой повод с ним не согласиться.
— Поставь, — твёрдо произнёс он. — Здесь бегают дети, которые могут толкнуть. Ты можешь нечаянно на что-то натолкнуться. Случиться может всё, что угодно, а комиксы штука не дешевая.
«В особенности, если их не покупать, а просто портить», — мысленно добавил мальчик.
Джин любил покушать. Пожалуй, именно покушать он любил больше всего. Причем кушать Джин мог много, отдавая предпочтение всевозможной «вредной» пище — булочкам, пиццам, пончикам. Но даже Джин поостерегся бы находиться со стаканом кофе рядом с книжным прилавком. Можно было бы решить, что у него большое уважение к цветным глянцевым обложкам, но это не было правдой. Сами по себе комиксы Джин не уважал. Он уважал героев, авторов, но не книги. Тем не менее, книги стоили денег, а деньги ещё нужно было заработать. Пока доходы Джина были слишком малы, чтобы небрежно относиться к вероятным расходам. У этого покупателя, возможно, дела обстояли иначе.
Джин нахмурился. Тот факт, что покупатель не обратил внимания на его речь (по крайней мере, очевидным образом), но продолжал пялиться, ему не нравился. Не потому что это неприятно или жутко, мальчик просто почувствовал себя каким-то клоуном, который зря распинался перед зрителем, не любящим ни цирк, ни развлечения в принципе.
«Извращенец что ли?» — мысль показалась сомнительной и забавной. По идее господин покупатель на извращенца похож не был. Немного несобранный, приятный, воспитанный. Ему явно было неудобно говорить без лишней вежливости. Джина это не напрягало до тех пор, пока ему не указывали, как он должен говорить. Его напрягал вопрос покупателя. Вопрос, который Джин никак не мог связать с покупкой комиксов.
— А как это относится к делу? — спросил мальчик. Возраст свой он не скрывал. Да ему хотелось быть старше. Порой хотелось очень сильно, сверх всякой меры. Будь он старше, то смог бы контролировать свою жизнь, а не зависеть от взрослых. Будь он старше, то смог бы работать, а не просто тратить родительские деньги. Но Джин старше не был. И не выглядел даже на свой возраст. Это он знал. Он не знал, каким образом это сочетается с необходимостью покупки комиксов.
— Что вы от меня хотите? — вздохнул Джин, впервые обратившись на «вы». Возможно даже, впервые создавая дистанцию в беседе.
Вполне могло оказаться, что покупатель не извращенец, а какой-нибудь налоговый инспектор или хозяин магазина, решивший что-то проверить. Это было бы странным, но не таким уж невероятным. Впрочем, он также мог оказаться и извращенцев. Говорят же, что маньяки создают, как правило, приятное впечатление.

Отредактировано Lee Jin Ho (18-10-2016 03:59:23)

0

34

Пока что, давайте, назовем его... Седжи-сан. Не по годам серьезный и предпочитающий отношение к разуму отношению к возрасту. В этом не было ничего удивительного, даже он предполагал, что рано или поздно это изменится в его восприятии. Именно из таких людей рано или поздно должны вырастать настоящие герои...

Адам с интересом оглядел практически пустой магазин. Идея про детей, которые тут могли бы бегать, в общем, была правильной.  Другое дело, что конкретно сейчас этих пресловутых детей здесь вроде как не было. По крайней мере, когда Ли заходил, детских криков он не слышал, да и этот вот смотритель комиксов сидел на стуле ровно. И в связи с этими довольно простыми умозаключениями, молодой мужчина легко и вежливо улыбнулся мальчику, прикрывая зеленые глаза.
- Но ведь здесь сейчас нет детей? - надо было признать: Адама не беспокоило состояние цветных книжек. Не беспокоило потому, что это вряд ли редкий тираж (иначе он стоял бы за стеклом), а, значит, не такой уж дорогой и ценный. И таких вот книжек с теми же самыми картинками довольно много, чтобы испорченные несколько экземпляров как-то сказались на всей популяции в целом. И да, здесь не было детей. Писатель, конечно, понимал беспокойство мальчика и желание обезопасить комиксы, которые ему вверили, однако и в нем периодически просыпался бунтарский дух. Журналист он или где? Вообще, конечно, где, но как бы... прошлого тоже не изменишь, не так ли?
А между тем мальчик, кажется, все-таки обиделся на вопрос. По крайней мере, он на него не ответил и спросил, какое вообще этому странному мужику до этого дело. Впрочем, спросил он не так, но Адам понял это приблизительно в подобном ключе. И был практически уверен, что не ошибся в восприятии.
- Если честно, это действительно не имеет к делу никакого отношения. Чистое любопытство. Я Вас обидел? Простите, - Ли виновато улыбнулся и повернулся уже к мальчику так, чтобы не стоять чашкой над комиксами, которые сейчас стали ему несколько меньше интересны, - мне кажется, я в самом деле нашел, что искал. Хотя, в данном случае, кого...
Он поправился, потому что ему нравилось говорить четко. Если четко говоришь, то больше шансов четко писать. Это важно. Важно, чтобы в словах, которые касались бумаги, был один смысл. По крайней мере, в том жанре, какой он писал. Может быть, если он когда-нибудь начнет писать психологические драмы и триллеры, там пригодится игра смыслов вместо игры слов. Но не сейчас.
- Ох, Вы, наверное, приняли меня за какого-нибудь извращенца, - неожиданно предположил он, - в самом деле, пришел в магазин комиксов, сам не зная, что тут искать, а в итоге вообще интересуется их временным продавцом. Простите, я наверное, ввел Вас в заблуждение.
Он снова легко и весело улыбался, рассуждая на эти темы. Сейчас мало какие темы он действительно мог обсуждать с серьезным лицом.
- Видите ли... хм... да, наверное, для начала надо представиться, - после некоторых раздумий произнес он, - меня зовут Адам Ли, я писатель. И на данный момент я разрабатываю в голове идею литературно-визуального проекта в котором не последнюю роль будут играть именно дети и супергерои. Именно поэтому мне приспичило пойти знакомиться с этим жанром, но... я не очень уверен, что у меня достанет времени прочитать все это, чтобы понимать, что это такое. И мне бы очень пригодился консультант. Если Вы так хорошо разбираетесь в комиксах про супергероев... что скажете, если я приглашу Вас... со мной поработать?
Да-да. Именно так, чисто серьезно-деловой разговор. Насколько это вообще возможно с Адамом Ли.

0

35

Джин вздохнул. Он точно не помнил, но был уверен, что на двери в магазин среди прочих знаков висит табличка с перечёркнутой едой и напитками. Такие часто висят или нарисованы на дверях в книжные магазины или в магазины с одеждой, но даже, когда их нет, предполагается, что покупатель не должен делать в торговом зале что-то такое, что может при неудачном стечении обстоятельств испортить товар. Как правило, конечно, никто не выгоняет клиентов, даже если они что-то жуют, но на вполне вежливое и обоснованное требование быть внимательней, поставить стакан и вытереть руки, спором отвечают хулиганы, а не интеллигентного вида молодые мужчины.
Мальчик на мгновение прикрыл глаза, справляясь с волной раздражения. Мужчина мог не знать, но дети появляются внезапно. Они бегают, шмыгают в непосредственной близости и толкают, не размышляя о последствиях.
Впрочем, основное раздражение Джин испытывал, конечно, не из-за детей, которые могли или не могли появиться. Ему не нравилось, что мужчина спорил. Спорил этаким мягким убедительным тоном взрослого, который хочет намекнуть глупому малышу, что тот не прав. Спорил, не имея никаких оснований. Спорил, видимо, наслаждаясь своим превосходством. Или чем-то похожим. Джин был почти уверен, что среди всей той модной психологической ереси, которую выдаёт интернет по первому же запросу, есть определение человека, по умолчанию уверенного в своей правоте; человека, который по той или иной причине считал себя лучше других — умнее или, как минимум, опытней; человека, который, конечно же, не мог в незнакомом помещении просто запнуться.
«Пусть с ним», — решил Джин. Если тот действительно опрокинет свой кофе на глянцевые обложки комиксов, то мальчик заставит его заплатить. Джин уже успел оценить и его рост, и фигуру, и, вероятную, силу, и был уверен, что сможет остановить его, если тот попробует дать дёру.
Да-да, упрямство мужчины породило в итоге только довольно предвзятое к нему отношение. Отношение, которые не располагало на поболтать. Можно даже сказать, что Джин только сейчас понял, что работа продавцом не такая уж классная. Его вовлекали в странную беседу, в которой он не был заинтересован, но отказаться от которой не мог достаточно вежливо, поскольку должен рассчитывать на продажи.
«Мерзкая работа», — решил Джин. Но даже мерзкая работа была лучше никакой, поэтому он просто слушал и ждал.
На самом деле, вопрос мужчины его, конечно же, не обидел. Он вообще не считал, что посторонний человек может как-то обидеть! Вопрос мужчины вызвал  внутренний протест, основанный на том факте, что мужчине не должно быть никакого дела до возраста мальчика.
«Кого?» — брови Джина приподнялись, и он хмыкнул, когда мужчина упомянул извращенца. Нет, он не считал его извращенцем. Он считал, что покупатель вполне мог им оказаться. Как мог оказаться хозяином магазина или, например, художником.
— Есть такое, — произнёс Джин, реагируя только на «заблуждение». Он думал, что мужчина собирается что-то купить, а он собирался поболтать с ним. Джин не был уверен, что ему этого хочется. Даже с учётом того, что мужчина оказался писателем или, что тоже возможно, выдавал себя за писателя.
От того, чтобы сходу послать его, мальчика сдержало волшебное слово. Писатель-тёзка говорил о «работе», а работа предполагала заработанную плату. По крайней мере, в мире Джина. Поэтому, вместо того, чтобы попросить его уйти и не тратить его время, мальчик спросил:
— На каких условиях работа? Что она предполагает? Сколько занимает времени? — у него уже была работа, и ему ещё нужно было учиться. С другой стороны, если требуется только забегать куда-то в кафе на часик что-то читать или рассказывать, то для Джина это не составит труда. Он любил комиксы и даже поучаствовал бы в их создании.
«Если, конечно, он докажет, что выдаёт себя за того, кем действительно является».

+1

36

Говорят, сложно жить в мире, в котором ты знаешь больше, чем должен бы в силу возраста. И Седжи-сан испытал это на себе. Ему не нравились глупые детские игры, он не любил отношения к нему, как к ребенку. Ему всегда казалось, что это должно быть иначе. Так всегда бывает, когда в человеке живет герой. Герой ломает внутреннее восприятие, исправляя его под себя. Герой видит мир детскими глазами и иногда пытается проявить себя. Но герой все равно всегда живет в мире, словно соседствующем с реальностью, не окончательном.
И если герою нормально, то ребенку предстоит жить в искажении. А это не так просто...

Адам смотрел на мальчика заинтересованно и изучающе. Ему было интересно все: как он реагирует на слова, как двигается, что говорит. Так бывает, когда Ли подмечает кого-то, как прототип персонажа. Периодически он потом им об этом говорит. Главное, не сказать заранее, потому что в таком случае человек или начинает сопротивляться, или, наоборот, пытается быть лучше, чем он есть. А зачем это нужно, если писатель увидел не идеального персонажа, а именно такого, с каким только что познакомился? Впрочем, с детьми он раньше никогда не работал. Может быть, у детей оно иначе? Да и эти попытки быть лучше, чем они есть, у детей выходят иначе. Все-таки дети есть дети. В них интересно практически все.
В этот момент Адам даже подумал, что это печально, что у него своих детей не будет никогда. Разве что он подумает о суррогатном материнстве когда-нибудь? Никак иначе ребенка ему не зачать. Впрочем, вообще не о том, конечно, должен сейчас думать писатель. У него тут начинает оживать Идея. И это гораздо важнее перспектив на детей.
И если он мальчику не нравился, то его мальчик исключительно восхищал. Вот прямо всем. Начиная с идеи внешности, заканчивая подготовкой и характером с нынешним настроением. Это же прямо-таки был комиксовый шедевр! Наверное, он нигде бы не смог найти такого: только в магазине комиксов.
Писателю показалось, что отношение изменилось немного, когда он заговорил о деле. Наверное, такие мальчики действительно только по делу со взрослыми разговаривают без нетерпения. По крайней мере, с такими взрослыми, каким был неугомонный Адам Ли, часто творивший то, что многим детям не позволяют родители. И ему тоже не позволяли когда-то. Когда у них был шанс на него влиять. Впрочем, он никогда не стремился взрослеть. В этом была его особенность, и его совершенно все устраивало.
- Хмм... много времени она не занимает, эта работа, - кивнул Адам, - у меня у самого его не так много. Это не единственный мой проект, так что... один-два раза в неделю один-два часа консультаций, думаю, будет как раз. Хотя, конечно, если Вы соберетесь согласиться на работу, Вас ожидает первая испытательная встреча. Собеседование мне не интересно, но я должен убедиться, что Вы прямо столько знаете о комиксах, сколько мне сейчас кажется. Когда придет местный постоянный продавец? У меня вот есть кофе и пончики, и мы можем взять кофе и Вам и пойти побеседовать... вон в тот же парк. Наверняка тут есть что-нибудь недалеко.
Конечно, ему и в голову не приходило, что кто-то может сомневаться в том, что он и правда писатель, или подумать, что его предложения имеют какую-то корысть.
- Разумеется, если мы с Вами сработаемся, оплачивать консультации я буду в соответствии с прейскурантом, - которого, конечно, наверняка никто еще не придумывал. Ладно, разберутся.

0

37

Джин кивнул. То, что работа будет занимать немного времени, его вполне устраивало. Один или даже два часа в неделю он мог уделить тому, чтобы пообщаться с неким писателем по имени Адам Ли. Если тот, конечно, докажет, что действительно пишет книги.
Джин, по идее, мог воспользоваться интернетом в своём мобильном телефоне, чтобы попробовать отыскать его страничку, но информация, которую легко можно было найти по гугл-запросу, не всегда была достоверной. Тот, кому вдруг пришло в голову воспользоваться подобной отмазкой, вполне мог создать страничку в интернете и закинуть имя на некоторые сайты, где обсуждаются писатели. Джин никогда не занимался чем-то подобным, но видел по телевизору, как всевозможные аферисты легко проворачивают что-то в этом роде.
Если искать через интернет, нужно потратить не пару секунд, чтобы просто найти страничку, а, как минимум, минут пятнадцать, чтобы убедиться, что такая страничка существует давно, что существуют фанатские сайты, что у господина писателя есть книги, которые можно заказать, а на обложке книги красуется его миловидная мордаха.
— Я понимаю, — мальчик снова кивнул. Да, если Адам Ли действительно просто писатель, которому нужна правильная консультация, ему и правда стоит убедиться, что Джин что-то смыслит в том, о чём говорит. Это желание было логичным и обоснованным, Джин хорошо относился к кофе и ещё лучше к пончикам, а в парке с ним вряд ли могло что-то произойти.
«Только пасмурно же», — подумал мальчик. Его-то мокрые скамейки не пугали, а вот дяденька-писатель выглядел слишком чистенько.
— Я думаю, он скоро придёт, — Джин глянул на телефон, чтобы убедиться, что с момента ухода продавца уже прошло не менее пятнадцати минут. Возможно, парень считал Джина сообразительным, но даже он вряд ли стал бы оставлять тринадцатилетнего мальчонку наедине с магазином слишком надолго. В конце концов, даже если учитывать детскую сознательность, Джин мог проголодаться или захотеть в туалет, а ключей, чтобы закрыть дверь, у него не было, как не было у него телефона, чтобы позвонить продавцу.
Дверь с тихим звоном отворилась, но в магазин шмыгнул один из ребят, которые убежали менять свои деньги. Джин взял плату и отдал комикс.
— Мы подождём его, — произнёс он, когда счастливый покупатель убежал.
— Меня зовут Ли Джин Хо, — представился мальчик, немного насмешливо глядя на тёзку. — Мне тринадцать лет. Мой отец — начальник убойного отдела полиции Токио, моя сестра — детектив. Я бы хотел убедиться, что вы тот, за кого себя выдаёте, и оставить в этом магазине, перед тем как уйду, записку, в которой будет ваше описание и ваш номер телефона. На случай, если я в течение часа не отзвонюсь и не дам о себе знать, они свяжутся с моими родственниками. Вас это устроит? — он с любопытством посмотрел на писателя, перед тем, как вырвать один чистый лист из тетради, которую оставил ему продавец, чтобы он записывал продажи.
— Дело не в том, что я не доверяю людям. Дело в том, что я не считаю нужным ставить только на доверие, — пояснил мальчик.
Конечно, Джин вряд ли слишком много размышлял на эту тему. На самом деле, всё было не в его сознательности или каком-то особенном мировоззрении изначально, хотя, возможно, оно и отличалось от мировоззрений подростков его возраста. Дело было в том, что мальчик рос в семье, которая сталкивалась с тёмной стороной жизни города. В такой семье регулярно поднимался вопрос о том, что существует элементарные меры безопасности, и, чаще всего, люди попадают в неприятности потому, что их игнорируют.

0

38

Чаще всего, герой не выбирал себе ребенка, в котором ему предстоит обитать. Образование пары происходило совершенно случайно, в зависимости от серии каких-то неведомых законов психосоматического восприятия... слово-то какое интересное: психосоматическое восприятие...

Надо признать, Адам вообще не подумал о том, что на улице пасмурно. Стоило ему зайти в помещение, как дождь в его дне заканчивался, и он начинал воспринимать погоду за окном как оптимальную для чего угодно. Конечно, ведь сейчас ему на голову ничего не капает. Вероятнее всего, он вспомнит о том, что мокрые лавочки - это неприятно, когда они выйдут из магазина, и появится возможность ощутить всю прелесть нынешней погоды на себе.Но это будет несколько потом. А пока Ли все еще заинтересованно разглядывал мальчика, даже не пытаясь скрыть это. Впрочем, в его интересе не было ничего такого, что могло бы заставить напрячься человека без паранойи.
Когда прибежал какой-то покупатель, Адам, пока Джин был занят, отошел чуть дальше от стоек с комиксами к прилавку, чтобы никому не мешаться и чуть больше видеть вокруг. Он все так же весело улыбался и заинтересованно оглядывался. Все равно магазин комиксов отчего-то не воспринимался им как магазин комиксов. Воображение продолжало рисовать перед внутренним взором старый букинистический магазин с каким-то таким же старый и седовласым продавцом. Так что место казалось человеку с отличным воображением совсем другим и куда интереснее.
Но стоило Джину вернуться, как мужчина полностью отдал свое внимание ему.
- Оу, надо же! - весело произнес писатель, услышав имя. При условии, что мальчик, как все нормальные люди, произнес сначала фамилию, а потом имя, получалось, что они однофамильцы, - Ли. Должен признать, это у меня всего лишь псевдоним, но совпадение все равно ужасно забавное, не находите?
А вот дальше перечисление родственников заставило Адама несколько опешить. Интересно, зачем ему эта информация? Он ведь не собирается вроде как общаться с папой или сестрой этого мальчика?
Чуть позже, когда Адам перестал смотреть на Джина широко открытыми зелеными глазами, не понимая, к чему ему вся эта информация, а осознал последние слова, сказанные в такое вот... легкое оправдание (вероятно, Джин не считал это оправданием своих действий, потому что они не нуждались в оправдании), писатель улыбнулся чуть шире, выходя из ступора.
- А? О, - он кивнул, - конечно, почему нет? А почему Вы не напишете сразу смс родственникам, а через такую сложную схему... сначала сюда, потом туда, потом уже через час, если не..?
Он спрашивал с интересом. Вероятнее всего, есть же какая-то система в этом. Просто сам Адам никогда об этом не думал. Ему в голову не приходило сообщать кому бы то ни было свое местоположение. Впрочем, конечно, у мальчика, видимо, действительно есть причина делать именно так. Но все равно интересно. Дополнительный опыт писателю не вредит никогда. И подобные вопросы помогали ему понимать людей больше и, таким образом, писать более живых героев.

0

39

Джин пожал плечами. Совпадение было, конечно, забавным, но, насколько ему было известно, фамилия «Ли» являлась самой распространённой в мире. Ничего удивительного в том, что он встретил своего однофамильца, не было. Удивительным было, что писатель взял псевдоним, который не столько выделял его, сколько роднил с огромным количеством людей.
«Может в этом и смысл», — мелькнуло в голове у Джина, но развить эту мысль мальчик не смог. Он не отличался склонностью к подобному анализу. Джин легко примечал и запоминал людей, он мог подробно описать человека или сделать достаточно точный вывод о характере, чтобы ждать какого-то конкретного поведения. Тем не менее, мальчик не отличался склонностью к построению длительных логических цепочек и понимал мир, скорее, на интуитивном уровне.
Дверь снова звякнула, и в магазин влетел продавец.
— Привет, — Джин махнул ему рукой, и с удовольствием и облегчением сдал как полученную выручку, так и записку. Панковатый парень пробовал оправдываться за своё опоздание, но Джин не слушал. Ему казалось вполне логичным считать мальчишку не слишком способным вести бизнес. Если парень задержался, то по каким-то объективным причинам.
— Идём, — мальчик накинул куртку, взял рюкзак и кивнул Адаму Ли. Глядя на него, Джин подумал, что ему одновременно идёт и совершенно не идёт его имя. Возможно, потому что он вспомнил другого «Ли», который занимается комиксами.
— Касательно вашего вопроса, — он вернулся к вежливой форме речи. Теперь Адам стал его потенциальным работодателем, а не странным ничего не покупающим клиентом. С работодателями положено говорить вежливо. Или хотя бы стараться и не грубить. — Звучит сложно, да, но я не думаю, что вы решитесь на какое-то противоправное действие. По сути, идея о том, что мои родственники из полиции, уже должна была вас остановить от плохих намерений. В записке же я мог вообще ничего не оставлять. Написать что-то вроде «сделай вид, что читаешь что-то важное».
На улице Джин поёжился — после тепла магазина погода казалась особенно отвратительной.
— Даже если нет, — продолжил он, — я не стал бы беспокоить родителей из-за гипотетически совершенно неопасной встречи. У них хватает стресса, а я едва ли не каждый день с кем-нибудь знакомлюсь. Записка, по сути, никого не затруднит.

Отредактировано Lee Jin Ho (06-12-2016 15:36:44)

0

40

И когда ты живешь своей обычной жизнью, простого мальчика, учишься в школе, защищаешь девочек, получаешь какие-то оценки, где-то в глубине твой души сидит он. И ты чувствуешь, как противоестественно тебе все это, как сердце требует совершенно иных подвигов, как в лицах местных хулиганов ты неожиданно начинаешь видеть лица давних врагов, которых у тебя никогда не было...

Адам задумался. Интересно, если бы у него родители были полицейскими, как бы он тогда жил? Если не в клетке, то наверняка ничего бы в его жизни не изменилось. Почему? Потому что никакие родители его характера бы не изменили. Да, конечно, человека во многом делает воспитание и социальное положение в обществе, однако мужчина не верил, что только оно. Он верил, что сама суть заложена в человеке с рождения. Даже, наверное, еще до рождения. В момент зачатия что-то где-то там внутри перемыкает, и вот в утробе уже развивается талант, гений, маньяк... а может и ничего страшного не перемкнуть. И рождаются условно простые люди. Хотя, нет. Не рождается простых людей. Всех перемыкает. Так или иначе, но перемыкает.
- Ну, если случайно встретиться с маньяком, и сказать ему, что родители полицейские, - заметил задумчиво писатель, который иногда рассматривал подобный типаж для книг, но пока не придумал, где его использовать, - то эта информация наоборот может сыграть злую шутку. Сделать что-то с ребенком, в отместку родителю. Это ведь... прямо-таки напрашивается для человека неуравновешенного и достаточно не в себе. Хотя, конечно, не факт. Это не обязательно так, да...
Он все еще думал, продолжая высказывать то, что приходит ему в голову. Надо признать, ему в голову обычно не приходило, что человеку может быть не интересно то, что он рассказывает. Если не интересно, то его остановят. Или просто не будут слушать, не так ли?
Они вышли на улицу, а Ли, заинтересованно размышляя, задрал голову к небу, которое тут же намекнуло ему на наличие на нем сегодня туч и не только их.
- А... ох! Я ведь и забыл совсем, что тут что-то льет сверху! - весело сообщил писатель и пожал плечами, - тогда нам определенно стоит пойти куда-нибудь! Я, кажется, проходил мимо кошачьего кафе. У тебя нет аллергии на кошек? Если нет, то тогда предлагаю остановиться там. И не очень далеко топать, и со своим можно, и там можно добыть кофе и прочего.
Конечно, пока ждешь ответа, нет ничего плохого в том, чтобы отправиться по направлению. Все равно, если что, завернут куда-то еще.
И, заводя уже мальчика в кафе, Адам задал следующий вопрос:
- А кем ты видишь себя в будущем? - вопрос был исключительно с профессиональной точки зрения. Все-таки Адам уже примеривал на мальчика роль одного из героев манга-комикса.

--->>> «CAT CAFE»

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Магазин комиксов "Hall of Heroes"