Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 03.08
Кафе Vanilla sky - Курури 24.07
Полиц. участок - Сой Фон 11.07
«Русские Суши» - Микадо 26.07
Ул. Саншайн - Маиру 23.07

Эпизоды:
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 26.07
Энн, Оберон - Оберон 26.07
Катсу, Микадо - Микадо 26.07
Оберон, Ниэ - Оберон 26.07
Има, Рина, Гин - Има 03.08
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Мика 03.08
Оберон, Каал, Ниэ - Оберон 26.07
Титания, Анейрин - Анейрин 01.08
Гин, Хильд - Гин 25.07
Оберон, Титания - Оберон 26.07
Микадо, Аоба - Микадо 26.07
Шизуо, Изая - Шизуо 28.07
Изая, Микадо - Микадо 28.07
Раа, Оберон - Оберон 26.07
Энн, Раа - Энн 30.07
Такеда, Адам - Такеда 28.07
Дэйв, Златан - Дэйв 28.07
Рагна, Нина - Рагна 28.07
Рагна, Раа - Раа 21.07
Каал, Энн - Энн 03.08

Альтернатива:
Артур, Изая - Изая 25.07
Изая, Хоши - Хоши 24.07
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Кафе "Vanilla sky"


[Икебукуро] Кафе "Vanilla sky"

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://www.design-project.pro/assets/galleries/155/ren_001_int_080001.jpg

Короткое описание: уютное кафе-пекарня в европейском стиле, основной целевой аудиторией которого являются девочки, девушки и женщины всех возрастов. Интерьер, выполненный в  пастельных тонах, множество столиков и мягкие диванчики, фотографии с цветами и котиками на стенах, милые официантки с аккуратных белоснежных передничках, красочное меню с красивыми фотографиями в ажурных рамочках.
На стенах установлены большие экраны, с которых для удовольствия посетителей транслируются различные романтические комедии и мелодрамы или же ненавязчивого содержания клипы с расслабляющей музыкой.
Ассортимент состоит, в основном, из разнообразнейшей выпечки и сладостей. Есть также различное мороженое, стандартный набор напитков и особое меню, меняющееся в зависимости от сезона. Например, под Рождество здесь предлагают имбирное печенье и пряники со стаканчиком тёплого молока, а на День Святого Валентина вы можете найти все возможные варианты шоколада и десертов из него.
Фирменным десертом кафе является молочно-абрикосовый мусс "Ванильное небо", подающийся в высокой хрустальной вазочке украшенный цветочком ванили. К нему прилагается ложечка на длинной рукоятке и добрые пожелания от шефа-кондитера.

0

2


Время:  17 апреля, 12:00-15:00
Погода: Пасмурно, моросящий дождь, температура воздуха 10-12 градусов.
Внешний вид: Чёрный брючный костюм, белая рубашка, красный галстук, чёрный плащ, шляпа-федора. При ходьбе заметно хромает.
Состояние: любопытство.
Инвентарь: трость со спрятанным клинком, бумажник, документы на имя Каспара фон дер Альбса, ключи, мелочь, зонт.

>>>> Синдзюку Гоэн Парк

Дорога до выбранного кафе не заняла много времени. До метро они шли вдоль трассы, по которой шумно из-за влажной дороги мелькали машины, и говорить уже по этому на какие-то серьёзные темы было сложно — им пришлось бы кричать на всю улицу. Вместо этого Гин рассказывал девушке о том, что видит, а рядом с тем, что характерно шумит или пахнет, спрашивал, что «видит» она. Хильд слушала, восхищалась и задавала свои вопросы: какого цвета, какой высоты, какой формы. Она могла почувствовать запах, услышать звук, ощутить  твёрдость, гладкость, тепло, но не могла увидеть, и ей этого очень не хватало.
На странную парочку время от времени оглядывались: он — европеец и альбинос, хромающий и ведущий под руку слепую девочку, привлекал слишком много внимания даже в этом большом и странном городе. Сам себе Гин начинал напоминать себе лису Алису, которую деревянный Буратино увидел ковыляющей на трёх лапах под руку со слепым котом Базилио. Он бы рассказал об этом наблюдении Хильд, но девочке отсутствие зрения давалось нелегко, и было незачем лишний раз обращать на него внимание.
Потеряв зрение, альбинос бы злился, раздражался, требовал и, конечно же, всеми силами искал способ вернуть себе дееспособность, а Хильд словно бы впадала в апатию. Об этом можно было поговорить, но из Каспара плохой собеседник в случаях, когда надо утешать симпатичных юных девиц. У него был злой язык, вредный характер и сам себя он порой чувствовал слишком старым. Потеря зрения для него значила мало. Главное, не потерять жизнь.

— Как ты, наверное, догадалась, мы пришли, — объявил он, складывая зонт и открывая перед Хильд дверь. Да, пожалуй, антураж данного заведения девушке и, правда, не помешало бы увидеть — такое чистенькое и аккуратное оно было. Обитые деревянными панелями стены и потолок, паркетный пол, чистая мебель под старину с мягкой белой обивкой — всё это было милым. Каспар словно бы вернулся в прошлое. А запах свежей выпечки, ванили, корицы, мускатного ореха и аниса аппетитно дразнил нос.
Они выбрали один из столиков у окна. Людей было много, Гин сверился с часами и убедился, что сейчас время ленча, но в основном покупателя брали что-то с собой: тёплую булочку, длинный багет, набор пирожных. Возможно, и ему стоило время от времени приходить себя за свежим утренним хлебом.
— А вот насчет горячих блюд я ошибся, — объявил Каспар, изучив меню. — Здесь выпечка и напитки, но набор десертов восхищает. Как насчёт жасминового чая и фирменного молочно-абрикосового мусса «Ванильное небо»? Или предпочтешь горячий пирожок? — сам альбинос до нелепости любил сладкое, и при альтернативе, всегда выбирал возможность съесть пирожное.
Когда заказ был сделан, Каспар посмотрел на девушку с любопытством. Слепых можно беззастенчиво рассматривать. Каспар никогда застенчивым не был, но пристальные взгляды так или иначе вызывали возмущения у собеседника, а Хильд возмущаться по поводу не могла, потому что его взгляда не видела.
— Какой тебе показалась мисс Селти Стурлусон? — спросил он с мягкой ехидцей в голосе. Она (ехидца) была связана не с Хильд.

+1

3

• Время: 17 апреля, 12:00-15:00
• Погода: Пасмурно, моросящий дождь, температура воздуха 10-12 градусов.
• Внешний вид: Темные очки. Синие джинсы, коричневые кожаные туфли на невысоком каблуке, бежевый джемпер с высоким горлом, кожаная бордовая куртка. Кулон из кожи и лазурита. Волосы собраны в хвост.
• Состояние: неопределенное. Дополнительно: не видит.
• Инвентарь: сумка с полезными вещами, телефон, трость, зонт.

===> Синдзюку Гоэн парк

- Почему оно отвратительное? Мне кажется, приятное наименование.
Хильд улыбнулась, крепко держа Гина под руку. Она не видела, куда они идут, и что за дорога под ногами, и всё, что ей оставалось - это довериться мужчине рядом с ней. Что Хильд и делала, даже не задумываясь. Боец могла спорить с ним, или не соглашаться, даже не одобрять (да, было и такое), но при этом она всецело доверяла Каспару. И с ним рядом было легче, казалось, только своим присутствием Гин прогонял слабость.

Атмосфера кафе разительно контрастировала с улицей. Там, снаружи, был шум машин, холодный ветер, вдруг решивший, что сейчас осень, моросящий дождь, старательно гонящий прочь... А здесь было как в облаке. Тёплый воздух тут же окутал прохладные после улицы щёки и руки, щедро рассыпал ароматы свежей выпечки, ванили, корицы, и чего-то ещё, обещающего и манящего, что Хильд не могла определить. Здесь даже звуки казались какими-то приглушёнными. И как жаль, что Хильд не могла этого видеть! Тут было светло? Или же наоборот, яркий свет уютно сглаживался, создавая иллюзию вечернего расслабления? Уютный диванчик, куда Гин помог Хильд сесть, какого он был цвета? Девушка провела рукой по его обивке, ощущая её под ладонью, потом по подлокотникам. Улыбнулась подушкам, немного их сдвинула, устраиваясь поудобнее. Какие тона? Яркие, или пастельные? Что висит на стенах? Картины, фотографии, или ничего? Какие здесь светильники? Как оформлены окна? Множество деталей, о которых видящий человек и не задумывается, мгновенно получая информацию.
- Я... Да. И чай, и десерт, и пирожок. Два. Тут есть с корицей?
Выяснилось, что вариантов на выбор тут было достаточно, и потребовалось еще время, чтобы всё же выбрать и определиться. Вот ещё омрачающий момент, приходилось тревожить Гина, а не выбирать самой, пробегая глазами по меню, листая туда-сюда страницы, чтобы всё же принять решение. Хильд ощущала себя очень неловко. Наконец заказ был сделан, девушка правда постаралась ускорить процесс.
- Какой?..
Хильд задумалась, поглаживая пальцами салфетку на столе.
- Приятной? - нет, не то. Гину хочется что-то большее, чем несколько слов. - Человечной. Внимательной. Наверное, счастливой... Умной, она же придумала, как может общаться. Хотя жаль, что я не могла её слышать, электронный звук ничего не передаёт.
Хильд вздохнула.
- Хотела бы я её увидеть... Расскажешь? И ещё, какое это место? Ему название подходит?

+1

4

— Да, человечной, — согласился Каспар. Ему понравилось это определение. Пожалуй, из всех сказанных Келли слов, именно это определение показалось ему наиболее правильным. — Для духа, прожившего не менее двухсот лет, она удивительно человечна: пугается, волнуется, удивляется. Этим она очень мила, — но наблюдательной или умной Каспар всё же не мог её назвать. Скорее всего, набитой дурой Селти Стурлусон не была, это верно, но ум — это не только отсутствие откровенной глупости, но и умение представлять и прогнозировать. Селти же этим не занималась. Она жила данным моментом и в данный момент, похоже, была счастлива.
— Насколько я помню, её настоящий голос довольно глубокий и женственный — красивый голос. Она могла бы им воспользоваться, судя по тем материалам, которые у меня есть, но почему-то этого не сделала, — Каспар нахмурился. Он до сих пор был недоволен её отказами снять шлем и заговорить. Каспару было интересно, как именно она говорит. В прошлом Селти использовала голову, которую держала в руках. Смотреть на это было немного странно, но скорее интересно, чем страшно. По крайней мере, маленький Каспа не испугался. Впрочем, в тот момент он был готов умереть и собирался до собственной смерти биться, поэтому страха в нём и не осталось.
— Она повыше себя ростом сантиметров на пять или даже шесть. Стройная, изящная, с высокой грудью. В прошлом на ней было чёрное платье с множеством оборок, сейчас она предпочитает мотоциклетный костюм — чёрный, как сама тьма и обтягивающий, как вторая кожа. Тем не менее, из-за цвета костюма, который словно бы поглощает свет, фигуру рассмотреть сложно, — Каспар подумал, что костюм, видимо, создан из её дыма. Ему хотелось бы прикоснуться к нему или даже забрать себе небольшой кусок для исследований. Насколько альбиносу было известно, местный учёный как-то препарировал эту особу опытов ради. Каспар не хотел повторять его подвиг. В конце концов, ему было достаточно его материалов, в котором тело Безголового Байкера представлялось анатомически правильно собранной куклой. За одним исключением — у неё не было головы. Если какая-то странность и заключена в этом теле, то находилась она не внутри его, а истекала наружу. Странностью Селти был дым.
— На голове, — Каспар улыбнулся. — Если быть точнее, вместо головы она использует шлем, ярко-жёлтый с зеркальным щитком и кошачьими ушками. Тебе бы понравилось, если бы ты это увидела, — он коснулся её руки. Каспара не напрягало озвучивать вслух то, что он видел, направлять Хильд или помогать ей выбрать блюдо. В этом мире существовало множество поводов для раздражения, но с тем, с чем девушка по-настоящему не могла справиться сама, он помогал с удовольствием и той готовностью, за которой нельзя было рассмотреть нетерпение или недовольство. Тем не менее, девушка всегда расстраивалась.
«Мы вернём тебе зрение», — мысленно заверил её Каспар, — «сколько бы времени и сил на это не понадобилось, но когда-нибудь, возможно, скоро, ты сможешь увидеть всё сама».
— Это довольно уютное кафе оформленное под старину, в белых цветах.
Преимущественно в интерьере используется не раздражающе белоснежный, а цвет слоновый кости, что-то ближе к серому и бежевому. Кругом много дерева: деревянный пол, деревянные панели стен и потолка, деревянные стулья и столешницы, — он ненадолго замолчал, а потом добавил. — Почему-то мне напоминает это всё дореволюционную Америку, хотя в то время меня не было.

+1

5

Хильд подпёрла голову рукой, внимательно слушая Гина. Не хотелось ничего упустить - ни слов, ни интонаций. Хотя с Каспаром было проще, благодаря той связи, что установилась между ними, девушка могла улавливать оттенки его настроения. Усталость, недовольство, любопытство или веселье... Хотя Хильд это давалось не очень и просто. Наверное, когда-нибудь, когда она наберётся достаточно опыта, то "слышать" таким образом свою Жертву станет так же легко, как дышать. И может быть, через много лет, став старше, она тихо и беззлобно посмеётся над собой, совсем юной и неопытной.
- Жаль, что я его не слышала, - Хильд вздохнула. Задумалась. - Может быть, она сама об этом не знает? Ну, то есть, думает, что это невозможно. И если её потрясти так, чтобы она прекратила задумываться, то получится? Хотя первое, что надо было спросить, так про твои данные.
Хильд чуть смущенно улыбнулась.
- Расскажешь, что ты о ней знаешь?
Прикосновение Гина было неожиданным, но приятным. Хильд бы с удовольствием поймала его взгляд... но такой роскоши она была лишена. Так что Боец просто придвинулась немного поближе, совсем чуть-чуть. 
- С ушками? Интересно, почему она такой выбрала. Была причина? Или она вдруг его увидела, и сказала себе "О, он мне очень нравится!"
От пришедших к ней мыслеслов Хильд вздрогнула, повернула лицо к Гину, пристально на него посмотрела сквозь тёмные очки. Улыбнулась, кивнула. Да, так и будет, обязательно! Мир ведь очень большой, и в нём много различных чудес и событий. Сейчас Хильд в это искренне верила.
- Неожиданно увидеть такое в Японии. Получается, для них это какое-то необычное оформление, так? А дерево... оно очень приятное на ощупь. Такое... почти тёплое.
Теперь Хильд ещё раз провела ладонью по столешнице, медленно, чтобы почувствовать гладкость отполированного дерева. Это, плюс слоновая кость, должно быть, очень красивое сочетание. Очевидно, над внутренним дизайном кафе очень старательно трудились, желая сделать его приятным и выделяющимся. И запах, такой мягкий и тёплый, дразнящий. Ощутив его из двери, совершенно точно зайдёшь, чтобы попробовать его источник.
- Здесь так вкусно пахнет, что хочется захватить с собой пакет с местным воздухом.

+1

6

— Я подозреваю, что всё-таки знает, — возразил альбинос, вспоминая видео, которое он смотрел на ю-тубе, — но я допускаю, что она не умеет им пользоваться. «И шлем не умеет снимать», — язвительно добавил про себя Каспар. У него не получалось оправдывать даже самого себя, а оправдать других обычно он даже и не старался. Тем не менее, милая Хильд так искренне искала причины, что альбинос не удержался от попытки поддержать этот порыв.
«Она могла бы хотя бы попытаться», — думал он, вспоминая байкершу. — «В этом случае, возможно, я смог бы ей помочь. Если, конечно, ей нужна моя помощь».
Гин именно «помогать» не стремился. Для него Селти Стурлусон в том виде, в котором она пребывала сейчас, была всего лишь занятным объектом для исследования. Ни другом или товарищем, который много лет назад нечаянно спас ему жизнь, а заданием, которое альбинос может быть выполнит, а может быть и нет. Этот выбор будет зависеть не столько от Селти, сколько от самого Гина и его начальства, до которого ему предстояло ещё добраться.
— Столько надо сделать, — вслух произнёс он, складывая из мягкой салфетки неровного журавлика. — Я знаю, что сто лет назад эта девушка имела голову и была запрограммирована на одну задачу — искать достойные души для отправки их в Вальхаллу. Однажды, ещё ребёнком я попал в неприятную ситуацию, моя жизнь находилась под угрозой, когда пришла она. Ты бы видела это зрелище! Прекрасная леди в чёрном платье, на чёрной повозке, запряжённой чёрной безголовой лошадью! — он ухмыльнулся. Собственный рассказ начал казаться ему детской страшилкой. Хильд, вероятно, их не знала и весь юмор понять бы не смогла, но слушала она внимательно. Ей, судя по всему, было интересно.
— Должен признать, Селти Стурлусон, появившись едва ли из ниоткуда, смогла произвести впечатление даже на меня, а крестьяне и вовсе разбежались по домам. Её смазливая головка лежала на коленях и смотрела на мир пустыми кукольными глазами. Она казалась немного нелепой. Слишком миловидной, правильной, юной. Селти Стурлусон подошла бы голова девы, а не девочки, — задумчиво произнёс Каспар, отодвигаясь, чтобы дать возможность официантке расставить на столе их заказ. Порцию Хильд он расставил перед девушкой сам и, взяв её руку в свою, аккуратно показал, что и где стоит.
— А вот голос у неё был красивым. В ночной тишине он звучал негромко, но словно бы заполнял всё вокруг, — Каспар вновь улыбнулся. Похоже, он раз за разом отвлекается по привычке на детали, упуская общее повествование. — В Ирландии считается, что Безголовый Всадник предвещает смерть. Ему должно обливать кровью и делать ещё какие-то непотребства, но Селти объявила, что хочет отвести меня в Вальхаллу. Я был жив и как демиург должен был перерождаться в этом мире. Когда я сообщил об этом Селти, она самым настоящим образом расстроилась. Сказала, что так такому войну и поэту самое место за столами Великого Отца. Честно признаюсь, это сообщение мне польстило. До сих пор мне ни разу не делали более приятного комплимента.
Он подтянул к себе кофе — высокий бокал Латте с миндальным сиропом, — немного отпил и подцепил маленькой изящной ложечкой кусок суфле. Просто смотреть на ароматную еду было невыносимо.
— Когда я попросил вместо Вальхаллы отвести меня в соседний город, Селти скорее растерялась, чем согласилась. Мне нужно было искать души воинов! — говорила она. На что я возразил, что искать их необязательно именно в этом месте. Похоже, ей впервые попался такой наглый мальчишка, — вспоминая собственную юность, альбинос от удовольствия сощурился. Он и, правда, был наглым, смелым и даже добрым. Из всех этих качеств годы оставили ему только первое. Смелость сменилась здоровой осторожностью, а доброта — практичностью. С годами Каспар всё больше походил на язвительную версию собственного отца. Это было естественным и даже правильным процессом, но альбинос невольно задумывался, как бы Хильд понравился мальчишка, каким он был?
— Собственно, вот и вся история. По крайней мере, если говорить о той её части, которая касается прошлого, — у Гина было и настоящее. Причем даже несколько вариантов. — Про ушки ты, вероятно, можешь спросить сама. Ты ведь взяла её номер телефона. К тому же, вполне возможно, нам придётся снова встретиться. И хотя воздух их кафе мы вряд ли заберём, можно будет купить здесь хлеба.

Отредактировано Gin (26-07-2016 07:49:18)

+1

7

Хильд умела быть очень внимательной слушательницей. Особенно Гина. И особенно тогда, когда не могла добавить визуальных образов, но это ей не мешало их себе представлять. И картину прекрасной женщины в черном, которая держала на коленях голову, и саму голову, идеальную, с правильными чертами и пустыми глазами. Хотя, пожалуй, придуманный Хильд образ отличался от того, что видел когда-то, много лет назад, маленький Каспар. Но тут уж ничего не поделать.
- А ты бы хотел опять увидеть её такой? Как при вашей первой встрече.
За тёмными стёклами очков взгляд Хильд был очень и очень заинтересованный.
- Или же тебе больше приятен её нынешний образ?
Она придерживала одной рукой высокую вазочку с суфле, так было проще его находить ложкой. Не просить же Гина каждый раз о помощи, хотя его бережные прикосновения Хильд очень ценила. Девушка подчерпнула небольшую порцию суфле, насладилась его вкусом. К еде Боец относилась двояко. С одной стороны, она любила всякие вкусные вещи, причём они могли быть как сладкими, так и острыми или солёными. С другой стороны, Хильд не была привередлива: её организму требовалась пища, еда, как источник сил и энергии, и в случае необходимости вкусовые качества могли отойти на второй план.
- Очень вкусный десерт! - Хильд нечаянно стукнула ложечкой по хрусталю, раздался "звяк". - А какого он цвета? Как выглядит?
Ну интересно же. Часто еду украшали очень интересно, и частью ритуала было рассматривание принесённого блюда, прежде чем приступить к дегустации.
- Да, кстати... тебе нужен номер телефона Селти? Думаю, он тебе лишним не будет, особенно если у тебя в планах значится ещё одна встреча с ней.
Хильд ненадолго задумалась, потом уточнила один момент, который зацепил её слух в рассказе Гина:
- Перерождаться? Демиурги перерождаются?
Она нахмурилась, пытаясь понять, как относиться к этим словам. И как понять. Всё же, не смотря на частые лекции Гина, она ещё многого не знала. Или знала когда-то, теперь же благополучно забыла. Интересно, что ей рассказывали, когда она была маленькой девочкой? И интересно, какой она была девочкой. Может быть, когда-нибудь это и станет известным.

+1

8

— Тебе не кажется, что ты слишком сильно зацикливаешься на визуальном восприятии? — усмехнулся Гин. Конечно, внезапно ослепшая девочка должна испытывать сильный дискомфорт, и всё же его немного удивляло, что из всех возможным критериев, по которым можно оценить Селти Стурлусон, Хильд на первый план выводила внешность. Если это не временное помешательство, обусловленное травмой, то через некоторое время их, вероятно, будет ожидать экскурс по модным журналам и магазинам домашнего уюта.
Задумавшись об этом, Каспар осознал, что Хильд может не хватать женского общества. У неё не было подруги, с которой можно было обсуждать цветочки, платьишки и мальчиков, вполне вероятно, такая подруга ей была нужна и Селти Стурлусон могла стать такой подругой. Как и Хильд, она не была полностью человеком, и это, как и многое другое, объединяло их.
Каспар задумался, насколько неудобным будет это знакомство, но решил преждевременных выводов не делать.
— На самом деле, не так важно, как выглядела она в то время и сейчас. Мы все время от времени меняемся: иногда потому что нам этого хочется, иногда в силу обстоятельств. Мне хотелось встретиться с Селти Струлусон из своего прошлого просто потому, что у нас было общее прошлое. С этой женщиной меня ничего не связывает. Только и всего.
Он вновь посмотрел на десерт, подбирая слова. Еду Каспар предпочитал, в первую очередь, есть, и потому для еды у него было множество эпитетов, но все они включали в себя вкусовые качества и практически полностью исключали эстетические. В принципе, он был даже согласен с идеей, что еда должна быть и вкусной, и красивой, но ему никогда бы не пришло в голову описывать еду по внешнему признаку.
— Как... мусс, — произнёс Каспар, наконец. — Нежно-оранжевый желеобразный десерт с палочкой ванили. Знаешь, нам нужно будет обязательно посетить это заведение снова, когда ты выздоровеешь, — в том, что это рано или поздно случиться, Каспар был уверен.
— Я пока обойдусь. Не буду вмешиваться в ваше милое знакомство, — номер Селти Стурлусон ему пока был не нужен. Кроме того, учитывая, что он, возможно, воспользуемся им в не самых лучших целях, будет лучше взять его не у Хильд.
— По крайней мере, так считается, — мягко произнёс Каспар. — Довольно сложно получить убедительные доказательства, но многие демиурги придерживаются версии о бесконечном перерождении.

+1

9

- Я не могу иначе... представить предмет, - погрустнев, отозвалась Хильд.  - Мне надо знать, как он выглядит.
Или окружение. Или люди. Или сцена. Хильд сильно, иногда до острой боли не хватало этой возможности, увидеть и оценить. Она представляла себе некий образ, а после уже наполняла его звуками, запахами, вкусом или теми ощущениями, что передавали ей пальцы. Может быть, надо было по-другому, но у Хильд этого не получалось. Поэтому она просила рассказывать, что и как. По возможности. Потом девушка мягко улыбнулась, с потаённой радостью меня тему.
- Она настолько изменилась по сравнению с нею же прошлой? И я не про внешность.
Скорее по привычке Хильд чуть наклонила голову, смотря на Гина. Точнее, туда, где он должен был быть по её мнению и ощущениям. Потом вспомнила про десерт, которому не уделяла времени так непозволительно долго, аккуратно и старательно повторила процедуру с ложкой.
- Спасибо, - Хильд опять улыбнулась, хотя тут же по её лицу пробежала тень. Нет, правда, она верила, что получится вернуть ей зрение. Но это получалось, когда Гин был рядом, когда же Боец оставалась одна, эта вера постепенно подтачивалась. Как и её собственные силы. Всё было связано, возникающая усталость влекла за собой не самые радужные размышления. И Хильд это раздражало, добавляло чувство вины за то, что не может сохранять оптимизм.
Она немного нахмурилась, обдумывая слова Гина.
- Но откуда-то же эта точка зрения возникла? Я к тому, что должны же быть какие-то основания... подозрения.
Девушка повертела ложечку в пальцах, потом её вдруг осенило:
- А я... тоже, получается. тогда перерождалась? Хотя сложно сказать, когда не помнишь, - Хильд смущённо улыбнулась. Подвинула к себе чашку, взяла её за ручку, аккуратно придерживая другой рукой за край. Чтобы не расплескать. Стеклянная поверхность была почти горячей от напитка, а сама чашка - гладкая, ровная, круглая, без каких-то граней или рисунка. Ну, или рисунок никак не определялся на ощупь. Интересно, какого цвета чашка? Белая, бежевая? Или вообще прозрачная?
- А что ты дальше думаешь делать с этой встречей?

+1

10

Гин прикоснулся к щеке девушки, желая как-то поддержать её. Он отстраненно удивлялся степени собственного неравнодушия к проблемам Хильд, в которых, если судить объективно, она была виновата сама. Несмотря на то, что Каспар не только не видел ничего критичного в её состоянии, но и находил, что оно может послужить уроком, растерянность и меланхолия девушки его сильно беспокоила, и ему хотелось как можно скорее ей помочь.
С внутренним напряжением Каспар воспринимал скорость, с которой развивалась эта естественная и в то же время совершенно непростая привязанность. Она пугала его. Он отвык от любого рода длительных отношений и, тем более, от отношений Жертва-Боец, которые продлились бы дольше, чем это необходимо для какой-то операции. И в то же время эта привязанность ему нравилась, она дарила ощущение полноценности — чувство, которое он, казалось бы, должен был забыть навсегда.
— Тебе стоит поменьше думать об этом. Ты сама себя накручиваешь.
В действительности, в еде самым главным был вкус, не цвет и не форма. Даже запах и консистенция бывают второстепенными, учитывая, что не все блюда пахнут так, как от них ожидаешь, и не у всех бывает удобная или приятная структура. Еду, в конечном итоге, стоит именно есть, и будь у Хильд зрение, вряд ли она долго концентрировала бы внимание на внешнем виде.
И эти размышления касались не только её десерта.
— Тут дело не столько в изменениях, хотя они, на самом деле, очень заметны, тут дело в отношениях. Мало что сближает сильнее, чем смертельная опасность. Мы виделись всего раз, но я хорошо помню эту встречу. Она мне, в какой-то мере, льстила. Она сильно повлияла на моё дальнейшее развитие. И мне неприятно осознавать, что существа, женщины, которая всё это для меня сделала, нет. Она меня не знает и, с её точки зрения, у нас с ней нет общего прошлого. Соответственно, никаких отношений между нами не существует. Их нужно выстраивать заново, и результат этих отношений неизвестен, — Гин задумался, говорил ли он сейчас про Селти или хотя бы только про Селти?
Если перерождение существует. Если они действительно перерождаются, если это не простое совпадение, не закон природы, а одна и та же душа, должно ли это значить, что Келли вернулась? Если Хильд — это Келли, его Келли, та самая Келли, которую он уже один раз успел потерять, какой смысл это осознание имело, если она всё равно об этом ничего не помнила?
— Это теория, которую довольно сложно доказать. Мы просто в это верим, так же, как иные люди верят в ад и рай. Возможно, эта теория появилась из-за уверенности, что если в мире существует один носитель Имени, то в скором времени обязательно появится другой. Может быть, когда-то и были какие-то доказательства. В конце концов, мы парные существа, и действительно приятно думать, что мы были всегда и будем всегда, но... — Каспар вздохнул. — Но, по сути, даже если такое перерождение существует, это самая прекрасная и бесполезная практически вещь. Даже если ты в каких-то предыдущих жизнях знала меня, а я — тебя, в сущности, это ничего не меняет. Мы не можем пользоваться старым опытом. Мы не должны пытаться увидеть в новом человеке тень старого. Мы знакомимся и строим наши отношения с нуля.
Сколько потерь они уже успели пережить за бесконечные циклы перерождения, его волновало мало. На самом деле, он считал бессмысленным страдать из-за того, чего не помнишь и помнить не можешь. Однако Келли он помнил. Он помнил её смех, её привычки, её разумную, весёлую и сильную натуру. Он был очарован ей сразу, он влюбился в неё, он её потерял.
Потеря Келли стала самым сильным потрясением в его жизни. Потрясением, после которого он отказался от своего имени, от прошлого, от будущего. Понадобилось много лет, прежде чем он смог заново выстроить свою личность, снова организовать жизнь, найти новые причины для существования, обрести какой-то смысл. И Хильд, насколько бы прекрасной она не являлась, не была той Келли, которую он знал. Её появление не могло запросто стереть годы, которые потребовались Гину для того, чтобы снова стать собой. Её появление не означало, что Келли жива. Оно не меняло прошлого, но дарило определённые надежды на будущее.
— Пока ничего, — он улыбнулся. — По крайней мере, ничего, чтобы касалось её тела, а вот её голову мне должны скоро принести. Я полагаю, будет интересно взглянуть на неё.
«И не только», — подумал альбинос, и его улыбка в этот момент приобрела несколько плотоядный оттенок. Ему действительно хотелось провести несколько вполне безопасных опыта. Почему нет? Даже у Гина имелось какое-то подобие морали, но на незнакомых ему живых существ оно не распространялось.

+1

11

- Я стараюсь, - Хильд немного виновато посмотрела на Гина, даже не задумавшись про то, что за тёмными стеклами очков этого может быть просто-напросто не видно. И тут же ненадолго, на секунду прижалась щекой к руке Гина. Прикосновения, особенно сейчас, когда Хильд была лишена одного из органов, воспринимающих реальность, становились особенно ценны.  - Но иногда так сложно... Ты никогда не задумывался, что почти всё, что нас окружает, ориентировано на то, как мы его видим? Все ресторанчики стараются украсить себя. Люди смотрят, чтобы увидеть улыбку, или печаль, или другую эмоцию... Даже еду, ту тоже стараются сделать не только вкусной, но и приятной на вид.
Она смущенно улыбнулась, осторожно поднесла свой стакан к губам и сделала глоток.
- Извини, я, кажется, жалуюсь. Больше не буду.
Или, по крайней мере, очень постарается. С радостью и готовностью Хильд переключилась на другие темы беседы, потому что очень хотелось сказать, что она стала ещё и почти бесполезным Бойцом. Если что-то случится, как она теперь сможет защитить Гина? Как сможет увидеть обстановку, его атаки, суметь оценить обстановку и действовать в ответ?
- Это же было так давно... - девушка повертела в пальцах ложечку.  - А ты не думаешь, что если бы она всё помнила, тебе бы пришлось всё равно выстраивать отношения заново?  Прошло столько времени, ты же уже не тот мальчик. И мир другой. Наверное, и в ней тоже бы что-то изменилось...
Хильд дальше слушала с интересом, внимательно, чтобы не упустить слова. Про такой момент, легенда ли это, или правда, она до сего момента не слышала. Очень любопытно, очень загадочно. Вот, например, вампиры или оборотни были легендами для людей, при этом в мире Охотников они были реальностью. Так почему легенд не должно быть и у самих Демиургов? И почему они не могут иметь под собой настоящую основу?
- Наверное, это может быть утешением для тех, кто потерял. Что это не навсегда, и так или иначе, будет возможна встреча, - мягко заметила Хильд. Светло улыбнулась: - И ещё, что если однажды вы уже выстроили отношения, то снова это тоже получится. И вот мне приятно знать, что когда-то мы были уже знакомы. И не один раз, - небольшое смущение. Хорошо, что Гин рассказал про такую легенду, Хильд она очень понравилась. Девушка даже не сразу поняла, что именно Каспар сказал про голову.
- То есть?..
Хильд осторожно провела рукой по столу, нащупала чашку, обхватила её пальцами.
- Ты нашёл её голову?  - Боец пристально смотрела на свою Жертву, как будто могла её увидеть. - А... что ты с ней будешь делать? Отдашь или нет? Или ещё не решил?

+1

12

— Нет ничего страшного в том, чтобы немного пожаловаться, если от этого становится легче, — с улыбкой произнёс Каспар. — Люди, которые потеряли зрение, учатся жить в темноте. Некоторым помогает фантазия, но другие, те, кто не видел с рождения, изначально приспособлены воспринимать мир не как зрительную картинку, а как набор запахов, вкуса, осязательных ощущений. Подумай об этом. Мир не исчез и ты всё ещё можешь его воспринимать. Ты жива, а твоя проблема временна, — он не стал говорить «скорее всего» или «наверное». Во-первых, потому что это не пошло бы на пользу Хильд. Во-вторых, потому что действительно верил, что ни одно проклятье демона этого мира не может как-то ограничивать демиурга вечно.
Правда была простой — всем нужно во что-то верить. Но в ней же таился ответ. Очень часто люди умирали, просто теряя веру и прекращая делать усилия. Он не собирался сдаваться и не хотел позволять Хильд скатываться в откровенную хандру.
— Скажи мне, еда вкусная? — спросил альбинос с лукавой усмешкой. Конечно, девушка уже говорила об этом. Они вообще много говорили и об её зрении, и о том, что не стоит зацикливаться на его отсутствии, но Хильд продолжала волноваться, а Гин, на разный манер, продолжал её успокаивать. В конце концов, это было нормальным и, как считал альбинос, правильным.

Гин вздохнул. Девушка не поняла его. Если уж откровенно, она вообще далеко не всегда понимала его. Мир, который видела Хильд, был монохромным и довольно чётко делился на чёрное и белое. Мир, в котором жила Хильд, был довольно простым, а Гин любовался его цветной многосложностью. Он был эмоционален и, в каком-то плане, может даже эмоциональнее Хильд. Её чувства отличались простотой и рациональностью — она радовалась, когда появлялся повод для радости, и грустила, когда были причины на грусть; Каспар, принимая по большей части разумные решения, на самом деле, особой рациональностью и последовательностью не отличался. Он нередко действовал импульсивно, и часто его поступки определялись не только разумом, но и сиюминутными эмоциями, и старыми обидами.
Было ли это правильно? А почему, собственно, нет?! В конце концов, это его жизнь и его эмоции. Почему он должен что-то делать для существа, который не помнит об его существовании?
— Да, конечно, — тем не менее, согласился Каспар. — В этом случае пришлось бы заново выстраивать отношения, — «но они бы строились на уже имеющемся и довольно крепком фундаменте», — добавил он про себя. Каспар не видел смысла спорить и пытаться донести свою мысль до девушки, которая, вполне возможно, просто не могла её понять, поскольку росла в иной среде и имела иные ценности. В конце концов, она умела радоваться малому, а Гин никогда не мог удовлетвориться даже половиной. Ему всегда было нужно всё.

— Да, — улыбнулся альбинос. Светлая улыбка девушки будто бы отгоняла тьму и ему хотелось согласиться с ней даже тогда, когда он не испытывал ни малейшего согласия. Конечно, Каспар радовался встрече со своим Бойцом и время от времени видел в ней тень той Келли, и всё же... Всё же не мог считать их одной девушкой. Не мог, поскольку находил в этом оскорбление памяти Келли и неуважение к Хильд, как к новой самостоятельной личности.
— Это красивая легенда, — согласился Каспар. — Она дарит надежду встретить свою половинку снова даже после утраты. Встретить в новой жизни, — он запнулся, всё ещё испытывая странное колебание. Рассказать ли девушке о своём секрете, или оставить его в тайне? Если бы Каспар был уверен, что она никогда и ни при каких обстоятельствах не узнает о Келли, он бы промолчал, но у него были знакомые из прошлого, он сам, в конце концов, мог оговориться, и когда правда всплывёт, как он будет выглядеть со своей скрытностью? Но как рассказать об этом? Как сказать, что Келли умерла точно также, как Хильд потеряла зрение?
Откровенно говоря, Каспар боялся потерять устойчивость в эмоциях. Он крепко зажал себя, не позволяя пробиваться наружу и половине сложного характера. Властность, к которую он, наверняка, унаследовал от отца, и язвительность, приобретённая самостоятельно, могли нанести серьёзные раны и Гин не хотел, чтобы так случилось в то время, пока Хильд — его маленький смелый Боец — переживает травму.
— Когда мы справимся с этим проклятьем, — произнёс он быстро, не давая себе времени передумать, — я собираюсь кое-что тебе рассказать. Кое-что о своём прошлом. Думаю, это может быть интересным.

В его кармане завибрировал телефон, и Каспар проверил сообщение. Контакт был записан, как «Джек» и альбинос начинал невольно улыбаться, когда увидел его имя. «Джек», конечно, никаким Джеком не был, но называть его так было вполне привычно.
— Да, по всей видимости, нашёл. И скоро принесёт её сюда, — он прочитал сообщение вора и быстро на него ответил. — Пока я хочу посмотреть на неё и, в какой-то мере, исследовать. Ничего такого, что могло бы нанести вред Селти Стурлусон, — улыбнулся альбинос, будто бы предчувствуя вопрос девушки. — Понимаешь, как я уже сказал, Селти, которую я знал, была холодной куклой. Селти, которую мы встретили в парке, счастливая молодая девушка. Если я верну ей голову, что с ней случиться? Станет ли она снова валькирией? Захочет ли бросить своего парня? Нужно ли вмешиваться в её жизнь?

+1

13

Хильд могла бы возразить. Например, она могла бы сказать, что она Боец, она не должна жаловаться. Она должна защищать и оберегать, и должна быть сильной. А как это получится, если Хильд даже не может уверенно сама выйти из своего дома? Но сказать так - обозначало бы продолжать жаловаться. Девушка улыбнулась. Покачала головой. И с готовностью сменила тему, даже если перевод Гина к другим вещам, связанным с другими органами восприятия реальности, был очевиден даже для Хильд.
- Она вкусная.
Хильд кивнула. Осторожно поднесла к губам ещё ложку с десертом, съела. Уже не торопясь - чтобы почувствовать более подробно это самое "вкусно" и попытаться рассказать о нём более подробно.
- Она лёгкая. Нежная, это не облако, это шёлк скорее. И сладость такая... не навязчивая. Она с кислинкой, с ароматами абрикоса, и кажется солнечной. Очень летняя - в холодный день наполняет мыслями о чём-то тёплом, и хорошем.
Хилдь смущённо опустила лицо и постаралась ухватиться за чашку. Кажется, слишком увлеклась, и теперь девушка ощущала себя неловко. Но, кажется, Гин был доволен, во всяком случае, в его голосе не было насмешки.  Потом он вообще перешёл на серьёзные слова и речи. Хильд подобралась, наклонила голову чуть вбок. Кивнула.
- Я запомню. И мне уже интересно... Например, почему тогда, когда разберёмся с проклятьем? - в голосе девушки читалось любопытство. Хильд было вообще на этом довольно легко подловить, скорее всего, не будь она тем, кто есть, её любознательность уже бы неоднократно вышла девушке боком. Некоторую напряженность момента разрушил едва слышный звук вибрации телефона Гина.
Зато можно было сделать глоток. И поскрести ложкой по вазочке с десертом, его уже осталось катастрофически мало. Девушка отдала должное добытому муссу, потом повертела в руках ложечку.
- Не знаю... А если она будет знать, что ей возможно достать голову, она сама захочет её увидеть? Если рассказать ей, кем она была, и какой... А может быть, она станет в итоге более многогранной?
Хильд со вздохом положила ложечку на стол.
- Не знаю. Я сама хотела бы узнать о том, что я забыла. Не важно, что бы там было. Ведь это моё прошлое! И я имею право его знать. Другое дело, что вряд ли оно меня сильно изменит. Гин, а если бы ты забыл что-то, и мог это вспомнить, ты стал бы рисковать? Или нет?
Она вдруг замолчала, пристально "смотря" на мужчину рядом. Коснулась его руки.
- Хотел бы ты что-нибудь забыть?

0

14

Гин, действительно, был доволен. Слушать описание десерта, которого Хильд не видела, но которым всё ещё могла насладиться, было приятно. Во-первых, оно в немалой степени демонстрировало позитивный характер девушки — характер, который так очаровывал Гина. Ему нравилось слушать её несколько наивные рассуждения о мире. Они позволяли взглянуть на окружающую действительность по-новому или, что так же возможно, посмотреть на неё заново глазами ребёнка, которым Гин давно перестал быть. Во-вторых, Гину очень хотелось, чтобы девушка извлекала пользу из своего состояния. Не грустила, а училась лучше пользоваться остальными своими чувствами. В конце концов, в этом мире живут существа, которые могут ослепить. Если случиться встретиться с одним из них, иметь опыт не рассчитывать только на глаза, было полезно.

Вопрос не застал его врасплох. Частично потому что он ожидал его. Частично, потому что уже сообразил достойную правду, одинаково подходящую и ему, и Хильд.
— Потому что сейчас ты чувствуешь себя уязвимой, а я хочу, чтобы ты оценивала ситуацию объективно, без тени собственных страхов и ощущений, — девушку, которая не могла спокойно есть пирожное, и правда не стоило лишний раз травмировать. Гин не знал, как она отнесётся к тому, что он расскажет, и не знал, сможет ли рассказать то, что нужно, без предварительной подготовки.
Думать о Келли было достаточно больно и спустя много лет, но говорить о ней, вспоминать её, озвучивать факт её гибели, гибели, из-за глупости, которую Хильд вот-вот повторила... Гин мог быть жестоким, и какая-та часть его души была благодарна, что Хильд вышла из сражения живой, но травмированной, зависимой, наказанной. Нельзя было сказать, что он гордился наличием у себя подобной части, но её мысли были столь естественными.
«Возможно», — думал Гин, — «это научит её осторожности. Возможно, в следующий раз она не сунется в бой одна».
Он резко сжал руку в кулак и на лице, буквально на мгновение, застыло упрямое, непримиримое выражение.
«Да», — в очередной раз решил Гин. — «Об этом не стоит говорить сейчас. Ты же не хочешь сказать девушке, почти девочки, учитывая малый социальный опыт, что она сделала то же самое, из-за чего в прошлый раз погибла».
На самом деле, он хотел. И именно поэтому ему стоило сдержаться.

— Хотела бы знать, значит? — несколько сухо поинтересовался Гин. Хильд во многих вопросах была настолько образцово правильной, что выглядела глупой. — Даже понимая, что это знание вероятнее всего сотрёт твою нынешнюю личность и уничтожит нынешнюю жизнь? Ты утверждаешь, что готова умереть, как личность, за правду, которая тебе ничего не даст?
Гин в это не верил. Возможно, Хильд действительно думала, что, имея возможность выбирать, она получит ту свободу, которая ей нужна, и поступит правильно, но, к сожалению, не все способны объективно оценить последствия своего любопытства. Не все, строго говоря, вообще способны оценивать что-либо объективно.
— Знакома ли ты с ветхим заветом? — спросил он, отпив из своей кружки и облизнув губы. — Бог создал для первых людей идеальное место, имеющее всего лишь один недостаток — им было запрещено вкушать плоды с одного единственного дерева. Когда Ева, поддавшись искушению змея, уговорила своего мужа нарушить этот запрет, их изгнали из райских куш на землю, где они и поколения их детей страдали, болели, умирали. Первые люди потеряли всё из-за любопытства, а получили в обмен только знания о собственной наготе.
— Конечно, — согласился Гин, — религиозный трактат нельзя считать объективным. Ветхий завет, говоря о первородном грехе, убеждает людей подчиняться Богу и власти в лице королей. Однако не стоит переоценивать личный выбор, Хильд. Иногда действительно нужно довериться. Иногда лучше не знать: не имея выбора, ты не сожалеешь о его неудачности. Порой даже сам факт наличия выбора делает нас несчастными. Не всегда, возможно, но в случае Селти Стурлусон дать ей выбор означало бы поступить жестоко.
«К неожиданной мысли мы, однако, приходим», — не без самоиронии отметил Гин. Он был зол на Селти Стурлусон за то, что она его не помнила, и всё же не хотел, чтобы она вспомнила его ценой того, что у неё было сейчас. Сейчас она жила и это, на взгляд Гина, было невероятно ценно.

Он почувствовал прикосновение и улыбнулся. Улыбка вышла грустной, но Хильд этого увидеть не могла.
— Я бы ничего не хотел забывать, но у меня есть свободная воля. Неважно, какой опыт я пережил. Воспоминания повлияют только на мой характер, сделав меня мягче, добрее, наивней, но, не изменив то, кем я являюсь. Феномен двух Селти Стурлусон очень напоминает феномен раздвоения личности. Вернув голову, Селти Стурлусон вернёт себе предыдущую личность, станет валькирией — куклой, исполняющей волю Всеотца. У валькирий, Хильд, нет выбора. Предоставив ей возможность выбирать между своим любопытством и своей жизнью, я, вероятно, стану на место врача, который точно знает, как больному лучше поступить, имеет для этого образование, опыт, достаточные знания, но боится нести ответственность, — Гин вздохнул.
— Ответственности я не боюсь. Вероятнее всего, моё возмущение исходит из того, что я, в целом, согласен с тем, что каждый должен нести ответственность за свой выбор. Мне было бы интересно спросить у Селти Стурлусон, хотела бы она вернуть себе воспоминания, но, прежде, я посмотрю на голову и попробую прикинуть последствия таких расспросов. Как ты на это смотришь?

+1

15

Хидьд не видела смены выражения на лице у Гина. И не понятно, как бы она отреагировала, сумей она заметить и упрямое выражение, и руку, сжатую в кулак, возможно, и что-то в красных глазах. Но Хильд этого не видела. Зато резкую смену тона она уловила, и резко выпрямилась, наклонила голову, пристально "смотря" на свою Жертву сквозь тёмные очки, пытаясь понять, что же именно заставило его так отреагировать. Она нахмурилась.
- Как это знание может убить? - ну, то есть понятно, что из-за некоторой информации и правда могут уничтожить, но тут обсуждается явно не этот случай.  - Как оно может меня стереть, если оно - тоже я?
Хильд не понимала.
- Это закрытые комнаты моего дома. Разве я не могу, не должна узнать, что там?
И да, это было личным. Это касалось самой Хильд, её собственной жизни, той части, что оставалась для неё самой тёмным пятном. И незаметно для себя самой Хильд говорила именно о себе, о своём прошлом. Девушка подвигала чашку по столу, передёрнула плечами.
- Ветхий завет? Нет... что это?
Можно сказать, последующие слова Гина отвечали на этот вопрос. Хильд слушала, накручивая на палец выбившуюся светлую прядь волос. Сегодня очень насыщенный день, и это здорово. Когда случалось что-то интересное, или происходил подобный разговор, слабость уходила куда-то на задний фон, и о ней Хильд даже забывала.
- Не знаю... - да, в словах Гина был свой резон. И он наверняка знал больше Хильд, и лучше разбирался в людях и тонкостях их отношений. В этом плане девушка была слишком прямолинейной. Однако оставалось сомнение, неясность.  - Но получается как-то... не честно, - растеряно и неуверенно попыталась сформулировать свои ощущения Хильд.
- Она и правда станет куклой?
Прозвучало грустно. Хильд вздохнула, опустила голову. Сказанное Гином ведь можно было в какой-то мере отнести и к самой девушке. Интересно, это Каспар знал? Или всё получилось само собой? От того, чтобы стать марионеткой Хильд и сбежала. Как знать, может быть, Селти с радостью сбежала от того же самого? Боец даже не обратила внимания на то, что последние слова Гина можно было счесть изящным каламбуром. Она выпутала палец, разгладила прядку волос. Положила руки на стол.
- А как ты узнал, где искать её голову? И как думаешь с ней общаться? Ой...
Вот последний вопрос прозвучал очень глупо, Хильд почувствовала, как щёки покрыл румянец. Это же голова, значит, у неё есть уши, рот, глаза.
- Ну то есть... Что бы хотел у неё узнать? В первую очередь. Или ты уже всё продумал?
Она замолчала на пару секунд, негромко добавила:
- Я могу тебе помочь?
Ну просто... просто было очень тяжело ощущать себя обузой.

+1

16

>>> Парк Западные Ворота

• Время: 13:42
• Погода: Пасмурно, моросящий дождь, температура воздуха 10-12 градусов.
• Внешний вид: Незаметный на вид человек, про которого можно сказать - слишком обычный. Синего цвета джинсы, серые кеды, белая футболка с принтом одного известного музыкально коллектива, темно-коричневая куртка с капюшоном, волосы в легком беспорядке. Надеты линзы темного карего цвета
• Состояние: очень собран, внимателен, азартен, начинает нервничать
• Инвентарь: мобильный телефон, наручные часы, темно синий рюкзак, зонт

Получив заветный ответ от заказчика, Рен поспешил согласиться с предложением и отправился в заданную точку. Конечно мужчина считал кафе не самым лучшим вариантом, для того чтобы делать такую ощутимую передачу информации. Как ему казалось, в таких местах может быть слишком много лишних глаз, лишних людей, которые бы могли запомнить и потом рассказать. Наверное именно работа барменом позволяла ему думать именно так. Но на данный момент и в конкретной ситуации Араи решил запихнуть свое мнение и свои капризы (а частично и осторожность) куда подальше, слишком ему хотелось избавиться от груза, лежащего в синем рюкзаке у него за спиной. Безусловно Каспар ему показал, что в этом мире существуют необъяснимые магические вещи, но соприкасаться очень близко с ними шпиону не нравилось. Он сам бы не смог объяснить, почему такое интересное, вызывает у него столь неприятные чувства. Возможно причина была в том, что он сам не имел места в том магическом мире, а может потому что контролировать людей с необычными возможностями он не смог бы.
Впрочем торопясь к кафе Рен скорее вспоминал это удивительное утро и все то, что произошло. Ему казалось, что этот город каким-то образом вписал и его в свою историю, ведь иначе бы все прошло более гладко или наоборот более провально. Араи не повстречал бы столько странных людей. Начиная с маленьких девочек, одной которая странно говорила и другой, которая в миг повалила его на пол, а потом подложила жучок, заканчивая девочкой-сканером, которая черт возьми видела голову, которая была в его сумке! Если бы сегодня Рен не занимался похищением головы, которая живет отдельно от тела (что значило что где-то бегает тело без головы!), то наверняка этот факт вызвал бы жуткое волнение и легкий взрыв мозга у такого расчетливого человека, как шпион. Но он уже знал о существовании "чудес", потому самым большим его волнением являлся тот мальчик, который его сфотографировал. Рен был уверен в том, что эта белобрысая зараза не удалила ту фотографию и черт знает как этот мальчишка может ей воспользоваться.
Перед входом в кафе лже бармену пришлось сделать несколько серьезных вдохов и выдохов. Он был уверен, что его заказчик не стал бы читать его мысли вот так без повода, но лучше было привести себя в более спокойное состояние и не думать о шероховатостях этого дня.
- Добрый день, кажется я немного опоздал, но всему виной дождь,- найти столь приметного знакомца в кафе, да еще и с девушкой не составило труда,- Сегодняшний день начался весьма удачно, надеюсь и у вас тоже,- в обычной беседе указывая на то, что дело сделано и синий полный рюкзак говорил о том же.

+2

17

— Я никогда серьёзно не увлекался психологией, но мне было интересно, что происходит с субъектом, когда он болен амнезией или каким-то расстройством личности, из-за которого чего-то не помнит, — заговорил Каспар. Беспокойство и напряжении девушки были ему понятны, и он попытался, пускай и задним числом, как-то смягчить тон своих слов, тем не менее, не отказываясь от них.
— Представь, что красивую молодую женщину, которая любит хлопотать по домашним делам и покупать себе платья. Она беззаботна и счастлива, но немного озадачена тем, что не помнит какой-то период своей жизни. Что-то около двух лет. Однажды, замучив себя размышления на эту тему, она возвращается в родной город и узнает, что у неё был муж и два очаровательных малыша. Все троя убиты и убиты ею. Что сделает такое знание с женщиной? — он отхлебнул из чашки и улыбнулся. Всё-таки кафе было приятным, готовили хорошо, атмосфера радовала уютом, и настроение располагало к разговорам.

— Мы — это то, что о себе помним. Иногда нас ломают грустные воспоминания, а иногда — установка, сделанная то ли Богом, то ли какой-то не слишком хорошим существом. Конечно, ты не можешь судить, хорошие воспоминания потеряны или плохие пока их не помним, но иногда лучше наслаждаться настоящим, чем искать прошлое. Есть вещи, которые лучше не знать, — разумеется, он в большей степени говорил о Селти Стурлусон, но, в том числе, разговор о памяти естественным образом касался Хильд. Её существования до их встречи и её вероятной прошлой жизни.
Складывалось любопытное ощущение, будто они пытаются спорить об одном предмете через другой. Почти как тактичные супруги.
— Как я уже говорил, Селти Стурлусон, которую я знал, не отличалась свободой воли и была мало заинтересована в том мире, в котором жила. По сравнению с этим, нынешняя Селти Стурлусон, спокойно бы сошла за обыкновенную современную барышню. Если, конечно, не проверять, что скрыто у неё под шлемом, — Каспар улыбнулся. Защищая интересы Селти, он неожиданно обнаружил, что перестал на неё злиться. Это было приятно. В конце концов, природа собственной довольно мстительной натуры не всегда была удобна и часто не давала нормального покоя самому Каспару. Уж лучше прощать некоторые мелкие неудобства, чем раз за разом пытаться справиться со своим характером.

— Я работаю на организацию, которая планировала этой головой завладеть, — охотно пояснил альбинос. — В их штат входил сотрудник. Своего рода вор информации. Он для меня эту голову нашёл и украл. Если тебе интересно, мы можем попросить его рассказать, как он это сделал, — идея невинно спросить у вора, а как он ворует, показалась Каспару замечательной, и он усмехнулся.
— «Общаться» — это, определённо, сильно сказано. Судя по материалам, которые у меня имеются, голова не говорит и редко вообще реагирует на какие-либо раздражители. Я собираюсь воспользоваться современным оборудованием и провести самые простые тесты. Проверить реакции на холод, тепло, громкие звуки — ничего такого, что могло бы навредить, но, возможно, что-то из этого даст пищу для размышлений, а можно ли вернуть Селти голову без того, чтобы она повлияла на её личность.

Джека он скорее просто услышал, чем почувствовал или хотя бы увидел. Удивительной гибкости человек этот Джек. Сейчас глядя на него в Японии, Каспар действительно мог принять его за японца. Занятный дар.
— Здравствуй, Джек. Ты же по-прежнему для меня Джек? — насмешливо поинтересовался альбинос. — Присаживайся. Выбери себе что-то на десерт. Посмотрим, насколько сегодняшний день удачен, — Каспар кивнул, глянул в сторону рюкзака и показал мужчине на сидение напротив.
— Ты спрашивала, чем можешь помочь? Когда Джек сделает заказ и получит свой десерт, открой Систему так, чтобы он вошёл в неё, а все остальные — нет. Хочу посмотреть, — Каспар не стал уточнять, что посмотреть он хочет на голову. — Хочешь присоединиться к нашей дискуссии, Джек? Мы обсуждаем, морально-этическую проблему памяти: нужно ли стремиться вспомнить то, что ты забыл? Нужно ли вообще всё помнить? Как влияет память на личность?

+2

18

Хильд чуть упрямо наклонила голову. Пожалуй, не будь на ней очков, подобную эмоцию можно было бы легко увидеть и в её глазах, но уж что есть.
- Я бы хотела знать, что бы там ни было, - твёрдо заявила Хильд, то ли намеренно, то ли в оговорке демонстрируя собственный интерес. Впрочем, девушка тут же вздохнула, повертела уже почти пустой стакан, подвигала его по столу. - Хотя понятно, что у каждого своё мнение. Но, если касаться той женщины... разве не лучше ей знать, что произошло, чем вдруг повторить тот же случай? Ведь она это сделала, так или иначе. Это её прошлое, это часть её жизни.
Девушка подняла лицо к Гину, светло улыбнулась:
- Ведь, в сущности, наша память, наша жизнь - это то, что принадлежит только нам. И не помнить... это как отобрать часть сокровища. Даже и проклятого. Но это что думаю я, вероятно, у Селти может быть другое мнение.
Хильд чуть наклонила голову, слушая объяснения Гина. Стала непроизвольно наматывать прядь светлых волос на палец, чуть нахмурилась, воспринимая слова и информацию. Не хватает, ох, как же не хватает возможности увидеть Гина! Его лицо. Взгляд глаз, улыбку - ехидную ли, довольную ли, нейтральную, - или, может быть, вообще отсутствие эмоций. Или скучающее выражение. Приходится всё ловить по интонации голоса, по его громкости, и по тонким подрагиваниям их связи, тонко-паутинных ниточек.
- Расскажешь мне про результаты? - негромко выдохнула девушка. Всё же, любопытство никуда не девалось. И потом, Гин обещал не причинять голове Селти вреда. И Хильд ему верила.
Она резко обернулась на голос. Нахмурилась, стараясь по нему хоть как-то определить, что за человек рядом с ними. Кажется, он не старый... но это пока что всё, что девушка могла сказать. Обидно! Она наклонила голову, стараясь услышать шорох одежды, когда человек садился. Получив указание Гина, кивнула:
- Да, сделаю.

Уже потом, перед самым открытием Системы, Хильд мягко потянулась вперёд, чтобы прикоснуться к Джеку. Ей было так легче определить, где именно он сидит, чтобы не прихватить никого лишнего. Потому что - зачем? Что было хорошо, так это то, что состояние девушки не мешало Бойцу работать со своей силой. Энергии было всё равно, она струилась, с готовностью подчиняясь повелениям Хильд. Всегда к её услугам. Отзывчивая, податливая, обволакивающая, притягательная.
- Картинкой копия места останется,
И щит, чтобы отвёл взгляды глаз.
От всех уход наш пусть скрывается
Пока не сниму я наказ.

Совсем тихо полупропела Хильд. Исчезновение трёх человек могли и должны были бы заметить. Хильд не могла оставить вместо себя полноценные иллюзии-копии, которые бы послужили на время ухода в Систему, по простой причине - она не могла увидеть сами объекты. Но вот сделать копию места, как щёлкнуть фотоаппаратом было возможно. И для надёжности - добавить щит, отводящий глаза, чтобы их столик стал неинтересен. Взгляд посетителей может скользить, отмечать, что там кто-то сидит... и всё. Никаких деталей. Ведь проблема была и в том, что картинка-копия места была статична. И уже после этого короткого заклинания Хильд объявила:
- Открыть Систему.
Перенести нужный объект? Да, конечно. Светлое пространство, огромный зал с теряющимся где-то там вверху потолком. Большие окна с цветными витражами, под ногами - мягкий упругий пол, Хильд затруднилась бы сказать, из чего он сделан. Просто ей хотелось именно такой, не холодный камень и не гулкое дерево.
- Или мне изменить обстановку? - как же приятно чувствовать себя полезной!

Свернутый текст

Надеюсь, простите такое действие сразу...

Отредактировано Hild (13-12-2016 01:45:55)

+2

19

Конечно,  все как ра­ньше, - менять имена ­в одном и том же деле­ с одним и тем же кли­ентом было бы странно­.  К тому же всегда м­ожно было бы отговори­ться, что тут в Япони­и просто модно называ­ться европейским имен­ами. Конечно это была­ правда не для всех, ­ но выкрутиться из сл­ожной ситуации можно ­было бы. Но пока ситу­ация располагала к бе­седе,  весьма филосов­ской. Рен заказал себ­е чизкейк и чай. Нужн­о было бы согреться, ­а раз клиент хотел де­серт, чего уж было от­казываться? Не такая ­уж страшная это воля.
- Ммм, знаете, а вы в­ерите в "судьбу" и в ­то, что когда она дол­жна измениться, то он­а сопротивляется? Ден­ь прошел не без удачи­, но поворотов на это­й дороге было столько­, что иногда мне каза­лось что "судьба" пыт­ается предотвратить н­аше дело, словно было­ в этом что-то магиче­ское. Вы, верите в св­ерхестественное?,- Ре­н повел бровью, решив­ что это будет хороша­я и уместная шутка. О­н был доволен собой и­ никак не ожидал, что­ буквально через неко­торое время произойде­т безумно удивительно­е и невероятное. А по­ка не принесли его за­каз, беседа продолжал­ась. Было приятно пог­оворить с умными людь­ми, это помогало забы­ть о том, что один из­ них может залезть к ­тебе в голову.
- Хм, какая тема... Н­а самом деле я бы заб­ыл некоторые моменты ­из своей жизни, момен­ты собственной деград­ации, а так...наверно­е я больше за то, что­бы помнить. Мы живем ­в век информации и те­хнологий, и лучше пом­нить, это часто играе­т очень важную роль,-­ пока он задумался на­д тем, что сказать ра­ньше миловидная и нем­ного пухленькая офици­антка принесла его за­каз, чему Араи был оч­ень рад, ведь он успе­л немного подмерзнуть­ на этой дождливой ул­ице. И как только это­ случилось, началось ­то, что объяснить бы ­шпион никак не смог б­ы. И по всей видимост­и это делала спутница­ заказчика. Очень стр­анно и невероятно про­странство вокруг меня­лось, преображалось. ­Ощущение было такое, ­словно они были там ж­е и уже не там. Рен в­новь пытался удержать­ себя в руках, как то­гда в прошлый раз, ко­гда Каспар показал св­ою силу (и как потом ­подумал мужчина, толь­ко ее часть). В этот ­раз все было сложнее.­ Мысли мыслями, а ощу­щение от невозможност­и сбежать было мерзки­м, словно горчило во ­рту.
- Эм...,- протянул он­,- после этого никако­й вкуснейший десерт н­е полезет в горло,- о­н не дрожал и казалос­ь не волновался, но з­аметно побледнел и вс­е-таки решился и спро­сил,- А что произошло­?,- возможно вопрос б­ыл неуместен, ведь за­казчик как говорится ­всегда прав, но в дан­ной ситуации Араи не ­мог сдержать своего вопроса.

+2

20

— Не лучше, — столь же твёрдо произнёс Каспар. Он мог бы добавить, что в мире существуют практики, во время которых люди намеренно забывают своё горе или какой-то проступок, мешающим им полноценно жить. Он мог бы набрать ещё с десяток доводов и примеров, но Хильд оставалась тверда и незыблема, и Каспара начал раздражать этот разговор. Прояви она хоть каплю понимания, он бы счёл её достаточно зрелой, но убеждённой в собственном мнении. В конце концов, Каспар мог взглянуть на ситуацию с её стороны, её любопытства и желания были ему понятны, но Хильд смотрела на мир в узкую щель собственных принципов и любые другие точки зрения отвергала. Это казалось глупым, и провоцировало на ответное упрямство. В конце концов, можно и прободаться, раз разумных доводов нет или воспользоваться ими не представляется возможным.
— Тем не менее, я тебя услышал.
Ему хотелось бы узнать мнение Селти Стурлусон на данный вопрос, пожалуй, даже сильнее, чем самой Хильд, но Безголовая Всадница не пошла на контакт, и решение сложной морально-этической дилеммы легло на плечи Каспара. Для себя он её решил, и искать дальнейших разрешений было бы слабостью. Подобную роскошь Гин позволить себе не мог.

Он внимательно выслушал Джека и рассмеялся, услышав вернувшийся к нему вопрос.
— На самом деле, только в то, что видел или знаю, — произнёс альбинос. - Как понимаете, мистер Джек, у нас с вами разные понимания сверхъестественного. То, что вы бы сочли, как минимум, необычным, зачастую является неотъемлемой частью моей жизни. Но это ещё одна интересная тема для разговора. У меня сегодня определённо настроение поболтать, — последнюю реплику Гин произнёс словно бы не своей маленькой публике, а внутрь себя, на какое-то мгновение задумываясь о первопричинах подобной болтливости. Так его отец сказал бы, что он стремится уйти, таким образом, от чего-то важного. Гин, в целом, был с ним даже согласен, и понимал, что прячет в паутине своих слов.
— Не нервничайте, милый Джек, — он хмыкнул. — Ничего страшного с вами не стряслось, и мы обещаем вернуть вас обратно в целости и сохранности. Эту прелестную юную фройлен зовут Келли. Она мой помощник и любезно согласилась поспособствовать конфиденциальности нашей дальнейшей беседы. Я настоятельно рекомендую вам попробовать десерт, здесь, действительно, хорошо готовят, — верно, Келли? — а я бы в то самое время осмотрел результат ваших с судьбой усилий.
Гин протянул руку к сумке. Собственный десерт он давно уничтожил и даже запил его сладость кофе.

— Мне нравится это кафе и у меня есть другое предложение, — улыбка Гина приобрела лукавый оттенок. — Почему бы тебе не воспользоваться данными обстоятельствами и не вернуть себе зрение хотя бы на время пребывания в Системе? Полагаю, сил нам на это хватит, а тебе это пойдёт на пользу. К тому же будет гораздо лучше, если ты увидишь голову самостоятельно, чем услышишь о ней с моих рассказов. Она, действительно, прелестна, — добавил альбинос, рассматривая голову девушки, заключённую в стеклянную колбу.
— Рассказывайте о своих злоключениях, Джек. Вы что-то говорили о судьбе.

+2


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Кафе "Vanilla sky"