Локации:
Кв. Селти и Шинры - Мамико 02.04
Парк Запад. Ворота - Маиру 10.04
Кафе "Vanilla sky" - Гин 26.03
Черный дракон - Артур 27.03
Кв. Орихары - Изая 03.04

Эпизоды:
Мариус, Рина - Мариус 06.04
Кельт, Рей, Мамико - Кельт 05.04
Каска, Джин - Каска 05.04
Энн, Бьорн, Айно - Бьорн 04.04
Марк, Энн, Шсноглз - Шсноглз 03.04
Энн, Раа - Раа 02.04
Джин, Има - Има 03.04
Марк, Вард, Энн - Марк 01.04
Оберон, Титания - Титания 01.04
Хоши, Акира - Хоши 10.04
Кида, Изая - Изая 08.04
Рей, Катсу - Рей 05.04
Энн, Оберон - Энн 08.04
Марк, Оберон - Оберон 11.04
Каал, Оберон - Оберон 11.04
Дейв, Златан - Дейв 07.04
Адам, Каска - Каска 10.04
Има, Кида - Кида 08.04
Кельт, Маиру - Кельт 10.04

Альтернатива:
Изая, Хоши - Изая 08.04
Раа, Рина - Раа 05.04
Шизуо, Наоми - Шизуо 06.04
Артур, Каска - Каска 08.04
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Синдзюку » Улица Мейдзи


Улица Мейдзи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s52.radikal.ru/i137/1303/b4/599ae20b7c00.png
Улица Мейдзи, которая проходит через такие районы Токио (с юга на север), как Эбису, Сибуя, Харадзюку, Синдзюку и Икебукуро. Проходит у восточного выхода ст. метро.

0

2

>>>> Улица Ясукуни

• Время: 17 апреля, около 14.00
• Погода: пасмурно, дождь местами доходящий до ливня, температура воздуха 6 градусов.
• Внешний вид: Темное пальто с высоким воротом, под ним темно-серый пуловер без рисунка и темный брюки.
• Состояние: Усталость.
• Инвентарь: Мобильный телефон в кармане брюк, остальное в машине.

Погода порой вносит свои коррективы. Особенно когда организаторы не удосуживаются посмотреть прогноз или хотя бы снабдить съемочную площадку необходимым для работы в таких условиях оборудованием. Именно так и произошло сегодня.
Съемки намечались в парке Синдзюку Гоэн, где снималась сцена встречи персонажа Юхея с тайным осведомителем. Герою стоило на секунды отлучиться ради телефонного звонка – и возвращался он, заставая на скамейке уже хладный труп своего собеседника, так и не успевшего решиться на выдачу главной информации. Не бог весть какая сцена в плане организации места и перемещений в пространстве парка. Но когда за минуты до этого в фильме светит солнце и гуляют прохожие в чуть ли не летных нарядах, а потом все резко переодеваются в куртки и плащи и идут с зонтами по залитому чуть не по щиколотку водой тротуару… как-то сомнительно это выглядит. Просто предыдущую сцену снимали на улицах города несколько дней назад, погода была прекрасной, и если сегодняшнее утро местами хоть немного соответствовало данной обстановке, то уже через час-другой после начала стало ясно, что пора распускать съемочную группу по домам. Каска был не сильно расстроен, направляясь к машине после заверения режиссера, что завтра они работают в павильоне (подобные нестыковки не выводили его из себя, как и практически любые внеплановые изменения и жизненные неурядицы). Единственным минусом было то, что сегодня работать пришлось в одежде, соответствовавшей погоде предыдущей сцены – совсем легкой куртке, в которой он довольно быстро замерз и отогревался между дублями горячим чаем. Чай скоро готов был литься из ушей, а озноб, проходящий по телу, заставил заглянуть по пути домой в аптеку. Потому что Каска уже чувствовал, что без помощи профилактических средств рискует заболеть: озноб и легкая головная боль были первыми звоночками.
В Синдзюку дождь поливал довольно основательный, было сыро, в машине либо запотевали стекла, либо – при открывании окон – гулял сквозняк. Даже жаль, что он не захватил с собой шарф или хотя бы шейный платок. Каска включил подогрев салона и подставил руки под струи теплого воздуха. Тепло шло медленно, но все-таки уже приятно согревало. Пусть даже сегодня все и ползали как сонные мухи, постоянные перерывы на «сейчас перенесем навес, чтоб камеры не промокли, а вон там нужен зонт для лампы» затянули день и немного вымотали, в плюс к не очень здоровому состоянию. Эта усталость ощущалась скорее не физически.  Он посидел некоторое время, согревая руки и чувствуя, как по телу то и дело пробегают мурашки, пока не осознал, что его начинает клонить в дрему. Машина сейчас была припаркована возле аптеки, но стоянка тут разрешалась лишь на небольшой период времени. Поэтому парень, выудив из пузырька таблетку обезболивающего и открыв бутылку с минеральной водой, быстро проглотил лекарство и завел машину. Очень хотелось оказаться дома, для начала залезть под горячий душ, а потом – просто выспаться. Каска давно замечал за собой умение восстанавливаться элементарным способом, даже если он болел – порой хватало нескольких лишних часов сна, чтоб организм справился самостоятельно. Ну, почти самостоятельно, но профилактика не относилась к серьезным мерам. Машина тронулась с места, включились очищающие лобовое стекло щетки, мгновенно улучшившие обзор. Правда вот бутылка воды упала с соседнего сидения, и, видимо неплотно закрытая, обрызгала коврик. «Что-то я сегодня совсем никакой…» - подумал Каска, наклоняясь и поднимая ее…
Замечание было к месту. Потому что именно в этот момент машина вильнула в сторону тротуара – другая рука соскользнула с руля, крутанув его не туда… Очень «вовремя», потому что пешеход, сворачивавший в сторону перехода, где вот-вот должен был загореться зеленый, оказался на пути бокового зеркала. Каска практически почувствовал толчок зеркалом куда-то под локоть или в бок шедшему по тротуару мужчине, ощущение было странным – словно ты и машина становитесь одним целым. Впрочем, хвала богам зеркало вроде бы даже не уронило его. Выпрямившись и закрыв злосчастную бутылку, Каска открыл дверцу машины и вышел под дождь. Он не пугался и не суетился, но все-таки – лучше бы не было этой досадной невнимательности. Вот к чему приводит усталость.
- Вы в порядке? – Каска обошел машину, оказавшись рядом с парнем. – Простите, я невовремя вильнул в сторону. Сильно вас задел? – он окинул спокойным взглядом фигуру пешехода, пытаясь для начала определить степень ущерба. На всякий случай прикидывая, куда отвезти его в случае, если ему понадобится медицинская помощь. И будучи готовым подать руку и придержать, если того вдруг поведет в сторону. Потому что если задел неслабо – еще и осесть после этого в лужу парню наверняка будет не очень приятно.

+1

3

-------» Квартира-офис Орихары Изаи


Время: 17 апреля, около 14.00
Погода:  пасмурно, дождь местами доходящий до ливня, температура воздуха 6 градусов.
Внешний вид: черная рубашка, черный пиджак, черные брюки, черный галстук и далее по списку.
Состояние: отрешенность
Инвентарь: пистолет и деньги.

Ветер грубо прошелся по земле и Уайт запахнул пиджак, жалея, что не оделся теплее. Алкоголь уже практически не оказывал своего волшебного воздействия и приходилось ежиться, часто останавливаться под крышами домов, наблюдая, как вода падает под ноги. Сырая погодка, очень неприятная, к тому же у Уильяма с собой не было зонта. Он подумывал пойти домой, чтобы не промокнуть окончательно и погреться, не подхватив всякую заразу вроде простуды, но решил, что уже слишком промок и можно еще немного походить. Почему он не шел домой? Все очень просто, там было скучно. Находясь большую часть своей жизни в абсолютном одиночестве, Уайт формировал свое недружелюбное отношение к миру, и уже примерно к подростковому возрасту эта агрессия обделенного в детстве вниманием мальчика начала выплескиваться на окружающий его мир. Мир отвечал взаимностью.
Само по себе одиночество сводило его с ума, он даже не мог пожаловаться на Ямато, его никто не заставлял делать что-то и не будил звонком по поводу новой сигнализации в три ночи. Артур был глубоко одинок, и в этом одиночестве еще больше разрушал себя изнутри, отрекаясь от чувств хорошего.
Глубокий вдох. Волосы слиплись прядями и прилипли к вискам, иногда он проводил по ним рукой, еще больше лохматя, в ожидании зеленого. Светофор так кстати оказал нужную услугу и Артур пошел вперед, неожиданно почувствовав удар в бок, отскакивая и автоматически хватаясь за ушибленное место. Было не слишком больно, скорее неожиданно и неприятно, в нем не успела вспыхнуть злость и он не стал материть водителя на всех языках, просто стоял, тупо смотря на машину и приложил руку к ребрам. Возможно, останется синяк, но кость он точно не переломил.
Заметив, что водитель хочет выйти, он как-то запоздало поднял руку, таким жестом намереваясь показать, что не нужно, тут дождь и холодно, но было поздно.
— Да, — кивнул, замолчав и убирая руку от своего тела. — Я в порядке, ничего страшного. — Удивительно, может, виной всему холодная вода, льющаяся с неба, но Уильям не был разозлен, но и не улыбался. — Если честно, ерунда. Жить точно буду.
Он кинул взгляд на светофор, тот все еще горел зеленым, и теперь осматривал усталого водителя. Видок у него был, конечно, печальный, судя по всему, это опять японец. Жаль.
— Думаю, вам стоит быть осторожнее впредь, но давайте сегодня я сделаю вид, что ничего не было, а? — Он чуть улыбнулся, будто желая таким нехитрым способом подбодрить стоявшего перед ним, но улыбка быстро исчезла с лица и он повел плечом, не решаясь уйти, но заметно нервничая, наблюдая за мигающим огоньком зеленого.
Боль не чувствовалась. Может быть, это побочный эффект шока или удивления, но он даже стал ощущать себя чуть более живым, чем до этого, а холод, пробирающий с ног до головы, поспособствовал этому.

Отредактировано Arthur White (26-10-2016 22:15:31)

+1

4

В том, что жертва его невнимательности вроде бы относительно цела, Каска убедился сразу. Мужчина, на вид примерно его же возраста, разве что чуть старше, скорее был ошарашен и удивлен, что кто-то умудрился утроить наезд практически на ровном месте (Каска сам бы удивился, если б не констатировал факты в разы спокойнее большинства людей). Это и правда надо было умудриться. Впрочем… тот еще держался за ушибленное место, хоть и попытался заверить, что все хорошо. Вполне даже убедительно пытался, не морщась от боли и даже пытаясь улыбаться, но все-таки вид его говорил скорее об обратном. «Жить будет, но такое чувство, что запущена перезагрузка системы,» - Каска остановился напротив незнакомца, пытаясь все-таки оценить степень ущерба. Наблюдать он умел. Зачастую люди не сразу и не до конца понимали, насколько фатальным был удар. Предметы, ощутимо превосходящие тебя по весу, как машина, бывают довольно опасны даже в не очень сильных столкновениях. Несколько раз на съемках, когда Юхею приходилось выполнять трюки самостоятельно, он убеждался в этом лично.
- Рад, что не слишком сильно ударил, - откликнулся он, когда незнакомец предложил замять все это – щедрое, к слову предложение, учитывая, сколько газетчиков могли бы душу продать за историю об актере, который не то ослеп, не то сел за руль пьяным, и задел человека на ровном месте. Хотя, сейчас конечно не это главное. – Впредь непременно буду осторожен, вы правы. Вы… точно уверены, что все хорошо? - Каска сделал еще шаг в сторону незнакомца, уже понимая, что ловить его в падении не придется, но все-таки совсем не уверенный в том, что все так уж обошлось. – Мне все же кажется, что сейчас вам лучше как минимум присесть и отдохнуть.
То ли и правда слишком долго для простого испуга и удивления, и столкновение было жестче, чем показалось этому парню, который сейчас как раз осознает данный факт физически, то ли он узнал Юхея. Последнее не исключалось, тогда хотя бы понятно, почему он слегка завис. Тем временем к сосредоточившемуся на своей невольной жертве актеру постепенно возвращались и прежние ощущения, о которых он на время забыл, когда выходил из машины. Снаружи было мокро, холодно, дул ветер, загоняя и так малоприятные потоки воды за воротник пальто. Каска мгновенно пожалел, что не достал зонт, хотя в тот момент важнее конечно было убедиться, что человека не надо срочно транспортировать в больницу. Это не напугало – страх, как и большинство чувств, был для Каски труднодоступен вне съемочной площадки. Чистая логика – здоровье человека важнее зонта. Зато вот теперь зонт бы не помешал обоим, судя по тому, до какой степени промок его собеседник.
- Я могу подвезти вас, - предложил Каска, высказывая попутно и свое желание забраться поскорее в машину. – Думаю, это лучше, чем идти пешком, - добавил он, окинув спокойным взглядом парня, мокрого до нитки. – Куда вам нужно добраться?
Скорректировать собственный путь и сделать любой крюк будет куда удобнее, чем говорить под дождем. А уж надо незнакомцу в больницу или нет, как его зовут, узнал ли он актера, и вообще как сушить обоих машинным кондиционером - разберутся, когда сядут. Каске почему-то не казалось, что тот откажется от предложения.

+1

5

Может, к счастью, а может, к несчастью, Артур не смотрел японское телевидение. Совсем. Он не переносил речь диктора в новостях, писклявые, вычурные голоски японок, которые как-то странно стараются… Походить на детей? Ему многое было непонятно в этой стране, поэтому ни о каких фильмах и речи быть не могло. Соответственно, он не знал, кто стоит перед ним, хотя, в принципе, даже если бы узнал, вряд ли бы что-то поменялось по двум причинам: он не молится на японцев и не молится на людей в целом.
Он с неким то ли подозрением, то ли осторожностью взглянул на водителя и еле удержался от того, чтобы сделать шаг назад. При каждой встрече в Уайте боролись самые разные чувства по отношению к людям, но чаще это было либо отвращение, либо настороженность, либо яростная неприязнь. К стоящему перед ним Артур пока не испытал ничего, его реакции сейчас были замедленны и он плохо осознавал, что происходит. Наверное, всему виной отрешенность. Жизнь так грубо проезжала по его мозгам каждый раз, когда он выходил на улицы Токио, что после подобного (добавим сюда еще алкоголь и дождь) Уайт плоховато соображал в целом. Он как-то задумчиво провел рукой по волосам, смахивая большую часть воды, и попытался выдать еще одну формальную улыбку.
— Благодарю за заботу, но да, все хорошо. Если я стою и говорю с Вами, значит я определенно не мертв, верно?
Боль он не ощущал. Или пока не ощущал. Скажем так, он не был смертельно ранен и максимальные последствия от такого столкновения это гематома или просто синяк, но существенных ощущений не наблюдалось.
Предложение незнакомца показалось ему забавным и даже милым. Хотя и собственный поступок казался Артуру верхом добродетели, раз он не побежал в полицию и не стал кричать что-то вроде «убийство среди бела дня!». Забавно это было потому как у Уильяма не было конечной цели его прогулки, он просто убивал время, не находя способов лучше. А может, это некое внутреннее чувство самосохранения? Вполне вероятно. Англичанин ощущал, что если он останется один на достаточно долгое время, то с ним что-то произойдет, может, он свихнется, может, покончит жизнь самоубийством, может, подсядет на антидепрессанты или что-то эффективнее… Или станет маньяком, возьмет пистолет и в один прекрасный день начнет расстрел направо и налево, завершив свой жизненный путь в тюрьме или на электрическом стуле.
— Есть одна небольшая проблема, — слабая улыбка все еще держалась на лице Артура, — Я не иду куда-то именно, я… Гуляю. — Это прозвучало странно, особенно под таким дождем, и он чуть не рассмеялся. — Точнее пытаюсь занять себя хоть чем-нибудь.
Смех, пусть и несостоявшийся, заметно поднял Артуру настроение и усталость и апатию как рукой сняло. Впрочем, это не изменило его безразличного отношения к ситуации. Теперь он оглядел собеседника с неким любопытством и отметил, что тот весьма… Красив. Для японца он был даже слишком красив и, возможно, память Уайта врет ему в данный момент, когда он стоит под дождем и медлит, но ему казалось, что столь красивых особ среди типичного населения он не встречал.
— Но раз уж Вы предложили… — Протянул Артур, улыбаясь уже искренне и игриво склоняя голову. — То можете подвезти меня куда угодно.
Чудить — в крови британца, так что он достаточно свободно прошел к машине и придержал дверцу водительского сиденья, которая в этом, собственно, не нуждалась, но этот процесс он сопроводил еще и галантным жестом. У бедняги-водителя было два выбора: понять, что перед тобой человек с неадекватным поведением и уехать или попытать судьбу.

+1

6

Секунду подумав над вообщем-то риторическим вопросом, Каска медленно кивнул, чуть поежившись от порыва ветра, задувшего немного дождя за воротник пальто. И для верности еще раз оглядел свою нечаянную жертву на предмет – не шатается ли. Да вроде бы нет… Стоит твердо, говорит уверенно, даже немного улыбается. Из вежливости конечно, но уже отлично, ведь какая тут могла бы быть «вежливость», когда тебя толкнули зеркалом автомобиля! Актер, привыкший по роду профессии подмечать нюансы эмоций людей, чтоб запоминать их и использовать потом на площадке, и сейчас больше наблюдал. Трудно поспорить, если незнакомец мог стоять и говорить – он точно жив, и даже относительно здоров. Ну, хотя бы не совсем покалечен. Но нечто, пока едва уловимое, подсказывало Каске, что если тот не просто не начал бить тревогу на всю улицу, но и не распрощался и не убежал по своим делам – что-то все-таки тут не так. Не обязательно конечно вариант, что в плохом смысле, может, его правда узнали. Но чем больше молодой человек говорил, тем больше складывалось ощущение странности происходящего. «Гуля… что?» - Каска сперва даже не совсем понял, и окинул взглядом улицу, когда тот пояснил проблему, что мешала его подвезти. Лужи уже разрастались и с шумом стекали в водостоки у обочин дорог, люди шли под зонтами, дождь барабанил по ним, по крыше машины, по воде на асфальте, все это, включая шлепанье сапог и шелест прорезающих потоки воды шин создавало ощущение воды повсюду. А незнакомец был в пиджаке, даже смотреть на который Каске было холодно, не то чтоб попробовать представить, как дождь окатывает парня с головы до ног сквозь мокрую ткань. Что-то не так – мягко сказано.
- Вы выбрали очень неподходящее время для прогулки, скажу вам честно, - заметил Каска, стараясь не концентрироваться на том, что и сам начинает промокать. Хотелось поскорее забраться в машину, к спасительному кондиционеру. Конечно догадаться взять с собой в дорогу хотя бы шарф с утра, когда выглянуло солнце, было не по силам, а ведь сейчас шарф бы так пригодился!
Впрочем, с одним ему сегодня точно везло – кажется, он нечаянно наехал на человека, которого судьба послала облегчить ситуацию настолько, насколько было возможно, если уж все остальное уже случилось. Когда тот внезапно решил согласиться, и даже галантно проследовал к дверце машины и открыл ее для водителя, Каска поначалу чисто инстинктивно шагнул за ним, руководствуясь главным желанием – перестать наконец дрожать от холода и оказаться в теплом салоне машины.
- Благодарю, - произнес он, встретившись коротким взглядом с незнакомцем и юркнув на сидение. И облегченно выдохнул, когда дождь перестал барабанить по макушке, и стало ощутимо теплее. Каска проследил взглядом за молодым человеком, который должен был обойти машину чтоб сесть рядом с ним, на соседнее кресло. И тут только подумал, что куда именно вести его – тот не сказал. «Что ж, мы хотя бы немного обсохнем», - логично заключил он, снова подставляя руки под теплый воздух из кондиционера, пока его собеседник присаживался рядом. Каске не очень нравилось, как его потряхивает от холода. Хотелось как минимум чашку теплого чая… «А это мысль». Хоть молодой человек и заверил его, что зеркало задело его не сильно, вся ситуация так и подталкивала к тому, чтоб отплатить хоть чем-то хорошим за такую терпимость к невнимательности водителя.
- Раз вы все равно не спешите никуда конкретно, может быть отвезти вас куда-нибудь, где мы сможем высохнуть и выпить чего-нибудь горячего? – спросил Каска, расстегивая воротник – в расстегнутом состоянии было больше шансов, что тепло салона просочится под одежду. – Я бы от этого тоже не отказался, - признал он.
До дома еще надо было бы доехать, а вот выпить согревающего в каком-нибудь тихом кафе… Перспектива была очень заманчивой. Помимо этого Каска вспомнил еще кое-что, когда снова взглянул на собеседника в ожидании ответа. «Слишком много воды». Он потянулся рукой мимо него к бардачку машины и выудил оттуда пачку сухих салфеток, протянув их молодому человеку.
- Кажется, у меня в багажнике лежала сухая куртка, могу предложить ее вам, когда мы приедем, - произнес он, в свою очередь сам теперь рассматривая свою нечаянную жертву вблизи. Все-таки тот вел себя хоть и немного странно, но куда спокойнее, чем мог бы кто угодно из знакомых Каски в такой ситуации.

+1

7

Короткая благодарность вызвала на лице Уайта самодовольную улыбку и он аккуратно закрыл дверь за водителем, еще раздумывая, а не уйти ли своей дорогой. А что? Вполне вероятно, что они больше не встретятся. Но заманчивая компания была столь заманчивой, что Артур решил не отказывать себе в этом удовольствии и обошел машину, по возможности стряхивая с себя воду перед тем, как сесть в салон.
Тепло стало для него непривычным, он так долго мерз, что даже успел забыть, что это за состояние. Поежился, привыкая, повел плечами и чуть спустил галстук, ощутив, как неприятно рубашка липнет к телу.
— Прекрасная идея, — теперь снова улыбнулся, поворачиваясь к собеседнику и цепляясь глазами за его руки, поднесенные к шее, зрачки тут же расширились и на пару ничтожных секунд синий цвет глаз стал темнее.
Да, даже со второго взгляда он показался ему красивым. Черты лица обычного японца были жутко неприятными, какими-то искаженными и вызывали в Уильяме только одно желание: ударить. Его агрессия могла быть безграничной, но на этого человека она явно не распространялась. При взгляде на него ему не хотелось нанести вред, напротив, он казался хрупким, изящным, красивым. Особенно понравилось Артуру его состояние: спокойствие. Необычайное, холодное спокойствие. Это поведение он мог назвать и сильным, и достойным. Глаза Уильяма невольно пробежались по обнаженной шее, он закусил губу, снова улыбнулся и перевел взгляд на лобовое стекло.
Вид на улицу быстро его взбодрил и Вильям расправил плечи, внимательно следя за струями и брызгами воды. Дождь было слышно. Находясь снаружи, он даже не мог подумать, что погода настолько скверная.
— Спасибо, — кивнул Артур, не сразу замечая протянутые салфетки. Взяв одну, он прошелся ей по вискам, все еще пристально изучая погоду за стеклом.
Не сразу среагировал Уайт и на следующие слова водителя, вернувшись в реальность слишком медленно и минуту смотря сквозь него.
— Не стоит. — Артур снова дежурно улыбнулся. — Я, думаю, быстро согреюсь. Ничего страшного. — Его взгляд снова задержался на собеседнике чуть дольше положенного.
Идеально. Четкий контур лица и выразительные глаза.
— А как Вас зовут? — Как бы невзначай спросил он, снова отворачиваясь к стеклу. — И куда именно Вы намерены ехать?
Это было не просто желание поддержать диалог, а живой интерес. Артур мог даже не скрывать, когда ему что-то или кто-то нравился, Каска — не исключение. Пока Уайта притягивала и его внешность, и поведение. Вопреки всему ему нравилась эта сдержанность, а не пустая яркость, которую обычно нагоняли на себя люди. Он был уверен, что ему ничего не светит, но знал, что попытается взять все возможное от этой встречи.

+1

8

К облегчению Каски, его собеседник был не против предложения погреться где-нибудь и обсохнуть. Это было именно облегчением, потому что сидя в теплом салоне машины хотелось еще больше тепла, сухую одежду и неплохо бы чего-то согревающего. От взгляда актера не укрылось то, что новый знакомый (впрочем, пока еще незнакомый, но дело за малым) присматривается к нему, задерживая на нем взгляд, но теперь он был уверен – тот понятия не имеет, кто перед ним. «Так лучше», - еще одна деталь, уверяющая в том, что им по пути. Каска относился к славе спокойно, как и к людям, без которых само это понятие теряло значение. Но порой люди, воспринимающие его воплощением его персонажей, утомляли.
Создавалось впечатление, что попав в тепло его собеседник снова слегка завис. Он не сразу «включался» и видел и слышал, что ему говорят и предлагают, но кажется Каска вовремя «поймал» его зеркалом – вид у молодого человека был такой, словно его не поливало водой, а он попросту в нее нырнул и только сейчас вышел из нее на улицы города. Салфетки были очень к месту. Каска и сам в свою очередь проследил за движением его рук, ослабивших петлю галстука… Ну что ж, возможно в теплом помещении его одежда и успеет высохнуть. Хотя то, как он ежился, невольно передавалось и Каске, которому все еще было зябко. Надо просто расслабиться - и дрожь пройдет. «Странно, что может заставить человека в такую погоду – гулять?» - подумал актер, прикидывая, что собеседник как минимум старается выглядеть бодро и улыбаться. Хотя улыбки выходят и явно не самые радостные из его арсенала – Каска мог представить совершенно искреннюю улыбку на лице любого человека, и сейчас чувствовал в жестах и мимике собеседника долю напряжения.
- Хорошо. Но если что – предложение в силе, - на всякий случай добавил он, когда тот отказался от куртки.
Вопрос об имени заставил слегка помедлить уже его. Честно сказать, Каску нечасто спрашивали, как его зовут, особенно учитывая, что последнее время он проводил большую часть жизни на съемочной площадке. Или же это происходило в атмосфере, в которой он абсолютно точно знал, как представиться. Псевдоним порой был его именем куда более реальным, чем настоящее. Но сейчас… этот человек говорил с ним, и сегодня актер слишком устал, чтоб быть не собой.
- Каска, - откликнулся он. – Хейваджима Каска. А вас? – он вновь перевел взгляд на собеседника, одновременно поворачивая ключ зажигания, заставляя мотор негромко заурчать – в шуме дождя получалось еще тише, и то, что двигатель заработал, было больше ощутимо, чем слышно. Мысленно Каска уже проложил маршрут до местечка, где он бывал несколько раз. Этот ресторан он ценил за неплохую кухню, уют и возможность уединиться от остальных посетителей. Чаще всего места там были.
- Здесь неподалеку есть неплохой ресторан, я уже бывал там, - ответил он. – Богатое меню, приятная атмосфера. Думаю, вам там понравится.
Он говорил это со странной уверенностью, что понимает сейчас, что может понравиться случайному знакомому, пусть даже видел его он первый раз в жизни. Просто… прогулка в дождь, легкость, с которой тот согласился на приглашение, хотя явно не расценивал это как плату со стороны Каски за мини-аварию… почему-то актер был уверен, что спрятаться на втором этаже ресторана, где можно заказать выпить – самое то для его собеседника.
Стоило щеткам пройтись по лобовому стеклу – мир слегка преобразился, стало видно улицу, тогда как до этого она представала взгляду как в кривом зеркале. Сосредоточившись на дороге (а то что-то он сегодня рассеянный), Каска вырулил с обочины – и машина вклинилась в поток остальных плывущих по дороге авто. «Обратно нам нужно будет заказывать такси», - подумал он, уже твердо зная, что одним чаем или кофе не обойдется.

>>> Ресторан «Черный дракон»

Отредактировано Heiwajima Kasuka (16-11-2016 10:27:39)

+1

9

Возможно, Уайт был чересчур требовательным, но ему ровным счетом никто не нравился. Хотя бывали личности, которые нравились ему в той или иной мере, но чаще он раздражался на них и вовсе не находил идеальными, что говорить о персонажах кино. Тем более японского. Ни за что в жизни он бы не пошел на премьеру японского фильма, такое могло сниться ему только в кошмарах, нарушить этот принцип — пойти против себя.
— Хейваджима Каска, — повторил он, все еще мертвенно уставившись в лобовое стекло, — Интересное имя. — Ему нравились имена, в которых было как можно меньше смягчающих гласных, которые можно было произносить твердо, а не тянуть из звуков. Поэтому это имя ему понравилось.
Артур тоже подумал. Сказать ему настоящее? В принципе, он уже понял, что будет глупо притворяться японцем, когда каждый встречный готов высечь у него на лбу «чужой». Собеседник располагал к откровенности и он решил не врать Каске с самого начала.
— Меня зовут Артур. — Улыбка вышла неожиданно искренней и он на пару мгновений повернулся в сторону собеседника. — Уильям Артур Уайт. Очень приятно, — даже слова, обычно служившие данью формальности, сейчас звучали тоже абсолютно искренне.
Постепенно англичанин начинал согреваться и уже ощущал себя заметно увереннее и счастливее. Прошедшая встреча не доставила ему особого удовольствия и он чуть нахмурился, вспоминая ее и попутно понимая, что должен что-то там придумать, предоставить…
«Это ждет.»
Неприятное он всегда откладывал как можно дальше, если была возможность это сделать. Сейчас был именно тот момент, когда можно хоть раз за год забыть про все дела и плюнуть на обещания. Он же может хоть когда-то с кем-то отдыхать.
— Буду полагаться на Ваш, несомненно, утонченный вкус, — к Артуру возвращался Артур и он снова становился собой: нахальным, галантным, улыбчивым без повода и свободным. Почти свободным.
Ему постоянно хотелось снова посмотреть на Каску. Он не знал точно, почему именно, но желание было настойчивым и явным, и он себе в этом удовольствии не отказал, краем глаза взглянув на собеседника и вскоре сосредотачивая свой взгляд уже на дороге с дождем. Определенно, Хейваджима ему нравился как человек. О красоте можно не говорить, потому что это очевидно, но можно было и упомянуть: он имел очень приглаженный и хрупкий вид, что не располагало Уайта вести себя агрессивно. Не располагал его к отрицательным эмоциям и его спокойный характер, и внешняя устойчивость, уступчивость, что не вынуждало Артура пребывать в постоянной борьбе за авторитет и скалиться, отстаивая свой интерес. Ему не хотелось унизить, победить этого собеседника, поэтому сейчас все, что испытывал Уильям, было для него почти новым, странным, но нравилось. Редко когда он чувствовал уравновешенность эмоций и, пусть не был флегматиком, неожиданная компания помогла ему почувствовать себя спокойно, пусть и на время.

>>> локация

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Синдзюку » Улица Мейдзи