Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Улица Саншайн


[Икебукуро] Улица Саншайн

Сообщений 1 страница 20 из 106

1

http://s020.radikal.ru/i705/1302/23/697cc04b4449.png
Улица Саншайн[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/ac/ad/55849.jpg[/AVA]

0

2

Green Day – Give me Novacaine

начало игры
Время: 27 марта, 9.00-12.00
Погода: Тепло, солнечно.
Внешний вид: Темно-серый глухой сюртук с воротником-стойкой, белая блуза, от которой видно только края воротника (тоже стойки) и рукавов, серые в тон штаны, серые замшевые туфли с крупными пряжками, покрытыми белой эмалью. Волосы распущены. Маска, понятное дело, на месте.
Состояние: И скучно, и грустно, и некому руку подать (с) но, впрочем, все не так плохо, если не считать прошедшей недели.
Инвентарь: телефон, бумажник, пачка сигарет с зажигалкой, антикварные часы на цепочке, во внутреннем закрытом кармане мешочек с золотой монетой.

Главное, когда идешь по улице, не оглядываться. Потому что если оглянешься, то обязательно увидишь взгляд. Иногда один, а подчас их даже несколько. Даже при условии, что рыжие волосы давно уже не были такой уж редкостью среди любящей экстравагантность молодежи, а сюртук тем более такого неброского цвета и вовсе мерк в сравнении с нарядами любительниц лолит и прочей дьявольщины (да не побоялся Акира этого слова), - все равно рост и маска прибавляли его образу еще больше черт какого-то героя какой-нибудь манги, которую он, естественно, в жизни не читал. На него бы и не стали обращать внимание, будь он в компании подобных созданий, другое дело, что Акира косплееров никогда не любил и считал попытки быть похожими на каких-то непонятных персонажей попытками врать самому себе, примеривая шкуру, которая явно не по размеру. Ну, скажите на милость, какой из вон того худосочного паренька человек, способный одним ударом снести половину черепа? Ну или вот из той, надо отметить, по-своему милой толстушки, суккуб? Вот если бы она не изображала очередную пародию на Сейлор Мун, она наверняка кого-нибудь себе нашла бы.
Впрочем, несколько мрачные мысли, в которых Акира успел обсудить и осудить большую часть прошедшего мимо народа, текли своим чередом, а сам он... плавно перетекал с одной улицы на другую. Так он с улицы Грин завернул на свою любимую Саншайн, подумав совсем о другом внезапно:
"Сто тридцать четыре метра вперед, перейти улицу, свернуть в переулок и вот... на тебя уже скалится морда мокрого пса. Люблю свою вывеску, люблю свой бар. Надо будет его все-таки немного расширить, а то по выходным там яблоку упасть негде. Ох, выходные. Да что за досада! В самом деле, что там с ремонтом? Надо будет выяснить. Сегодня мне должны вроде как сдать готовое помещение, но что-то я не слышу звонка," - мужчина достал телефон и посмотрел на приветливо засветившийся экран. Ни одного пропущенного звонка, ни одного сообщения. Даже захотелось запустить телефоном в стену. Впрочем, желания желаниями, а телефон - штука дорогая и полезная, чтобы им швыряться.  Да и не в правилах  Хоно проявлять открытую агрессию - он вообще существо миролюбивое и доброе. Да-да!
"И не надо мне тут рожи корчить!" - сказал он сам себе, поглядев на собственное отражение в стеклянной витрине. Отражение напомнило о том, что он уже полчаса идет с сигаретой в зубах, но до сих пор так ее и не закурил. Это упущение и решил исправить, тоскливо глядящий на собственную физиономию Акира, доставая зажигалку и легко закуривая за одну хорошую затяжку. Зажигалка сверкнула металлическим боком и скрылась в кармане сюртука, а мужчина выпустил в воздух клуб дыма и с наслаждением вдохнул не особенно приятный запах табака.
- Так-то лучше, - с уже более довольным видом произнес он, не вынимая сигареты изо рта.
Вот теперь уже не важно, куда и по какой причине спешат все эти люди. Им было хорошо - Акире и сигарете. Впрочем, сигарете наверняка было не особенно приятно, но она служила великой цели. И, к слову о цели, мысли мужчины плавно перетекли с сжигания ведьм на костре в сдирание кожи на живую с человека, который стал причиной ремонта в его баре...

+3

3

Начало игры
Время: 27 марта, 10.00-12.00
Погода: Тепло, солнечно.
Внешний вид: Слегка помятая белая рубашка, темные, почти черные джинсы, на плечи накинута светло-бежевая куртка, черные ботинки какой-то недорогой марки, но начищены до блеска. Линзы скрывают цвет глаз, делая его темно-карим. Волосы зачесаны так, что челка кажется чересчур длинной и неровной. Сильно сутулится. Синяки под глазами, как от недосыпу.
Состояние: Уставший после длительного перелета, что безусловно на руку.
Инвентарь: телефон, наручные часы с потертым ремешком, бумажник.

В этот "приезд" в родную страну, хоть Рен и был ребенком мира, выходил суматошным с самого начала. Задержанный рейс, часы ожидания в аэропорту, утомительный и длинный перелет, почти потерянный багаж. Молодой мужчина начинал думать о том, что удача, так его любившая, решила наказать его за что-то. Но за что? Он все делал правильно, делал как всегда, ну может чуть-чуть увлекся молоденькой француженкой, но кто бы устоял, когда у нее были такие очаровывающие и притягательные глаза! Даже самому отъявленному холостяку, иногда хочется романтики, особенно если у тебя такой живой и не поддающийся сомнениям характер.
- Орхидеи определенно были лишними,- бормотал он, и не то что бы боялся, что его услышат, а неуверенность и тихий голос, не привлекающий к себе никакого внимания были частью образа, который применял на себя мужчина, когда проживал в Японии. Ведь здесь он не работал, по основной специальности, а пытался узнать правду, которая все время от него ускользала. В последний год, Рен начал думать о том, что возвращается сюда не ради правды, а чтоб отдохнуть в неприметном состоянии, понаблюдать за людьми, чересчур яркими и сумасшедшими для консервативного европейского мира.
С этого и начались его размышления, ведь путь до бара, куда он собирался снова явиться был довольно долгим. Мужчина вспоминал многих, кого видел, кого знал и кого не успел узнать. Очередной раз он пришел к выводу, что этот город притягивает к себе безумцев, наверное он был почти что одним из них. Разве нормальный человек просидит перед зеркалом, после ужасного перелета, чтоб перестроить мимику, вспомнить "себя" бармена, замученного и очень тихо, немного "подкромсать" свою прическу, чтоб она выглядела нелепо и неаккуратно. Разве человек, так страстно желающий спать, будет подбирать себе одежду в которой завтра явится на "искупление грехов" с тщательностью шизофреника. Нет, не будет. Впрочем это все была лишь часть его страннотекущей жизни. 
И что бы убедиться, что этот день идет не по плану, ему надо было свернуть за угол, уже почти закончив путь. "От него не спрятаться не скрыться! Он же должен быть в баре",- факт подобной нестыковки заставил буйствовать нервы, но внешне подобное проявилось лишь тяжелым вздохом. Рен ускорился и сровнявшись с тем, к кому шел, похлопал того по плечу.
- Вы такой незаметный, а я иду к вам,- стараясь не смотреть Хоно в глаза, тем самым изображая то, что смущен, и совсем немного виноват,- Представляете у меня здесь Такое случилось...,- именно с этих слов начиналось каждое возвращение Рена в бар, слов и безумной истории.

Отредактировано Arai Ren (15-05-2013 15:32:27)

+2

4

Pink Floyd – The Hero's Return

Глубокая задумчивость, в которой находился Акира, как ревнивая женщина не позволяла отвлекаться от погружения в нее и созерцания ее внутренней красоты. Впрочем, женщине не так важно, чтобы мужчина ее подобным образом созерцал, зато картинки, которые представали сейчас перед внутренним взором хозяина бара, были крайне приятными. Впрочем, некоторые сочли бы такие мысли излишне садистскими, но Акира в тот момент считал, что оно в самый раз - его вышибала иного и не заслуживает, разве что еще более изощренной мести. Конечно! Из-за него пришлось закрыть бар на целую неделю! Причем в какое время! Хотя любое время для Акиры было таким особенным, потому как терять его было отвратительно.
Размышления о вышибале привели к мыслям о баре и о том, что скоро он снова откроется, и можно будет вновь наслаждаться тем, что дело не стоит на месте, а заодно еще раз вспомнить о том, что было бы неплохо... хотя, где жу тут расширишься-то. Наверное, лучше поднакопить, да оформить второй бар. Но с другой стороны... нет, оно того не стоит - лучше один, зато восхитительный! И чем восхитительнее, тем лучше!
Он даже остановился, представив себе, как прекрасно выглядит его заведение после косметического и не очень ремонта. Представил, как он повязывает перед входом красную ленточку, а потом церемонно разрезает ее, приглашая уже заждавшихся и измученных алкогольной жаждой посетителей. И вот от этого-то прекрасного момента и отвлек его чужой голос, ворвавшийся через клуб сигаретного дыма буквально в мозг, болезненно сжавшийся от подобного невежливого вторжения. Впрочем, все было не так критично, на самом деле. Но поначалу ощущение было именно такое, и Акира чуть было сначала не вжал голову в плечи, а потом подумал, что делает явно что-то не то, и... узнал голос, который так неожиданно и оригинально поприветствовал его скромную персону.
- Кто это у нас тут? - пробормотал после первой части фразы Хоно, разворачиваясь к молодому человеку, - ах... случи-и-илось...
Он протянул последнее слово и гаденько улыбнулся, что, по сути, не значило ничего хорошего. Другое дело, что Рен этого увидеть не мог, потому как смущенно созерцал пространство недалеко от руки Акиры. Или, кажется, вообще рукав. Или что там еще? Мужчина не стал разбираться, куда направлен смущенный взгляд. Он даже решительно не дал своему сбежавшему бармену начать рассказывать очередную историю, что у него где и как случилось. Зачем? И так понятно, что это было жутко важно. Ага.
В связи с этим, не раздумывая долго, Акира молниеносно поднял руку и врезал и без того измученному на вид Рену. Хорошо так врезал, как всегда это делал.
А потом тряхнул рукой и ухмыльнулся:
- Ну что же, я отпускаю тебе твои грехи, сын мой, - голосом католического священника произнес мужчина, почти перекрестив молодого человека, - а в баре ты бы меня не нашел.
Крайне логичное замечание. При условии, что они встретились на улице, это вообще верх логики. И очевидности.
И Хоно плевать хотел на то, как посмотрели в момент удара на него прохожие. Какое им дело? Драку-то никто не затевает, ведь правда же?

0

5

Все просто обязано было пойти по плану, чтоб исправить этот угнетающий день, который был под стать образу, что приходилось здесь играть. Единственный, кто мог догадываться о некоторой лживости образа был вот этот рыжий мужик, говорящий о том, что он японец! Нужно было только вслушаться в эти слова "рыжий высокий мужик - японец". Это вызывало истерический смех, и Рену все чаще казалось, что Хоно правда в это верит, и мужчина не понимал почему. Нет, конечно многие могли сказать, что сейчас существует уйма красок для волос и прочего, но Араи проверил эту теорию практикой, стащив однажды волос своего нанимателя. И он оказался в заправду рыжим!
После таких открытий, Хоно просто был обязан забыть о той ситуации, при которой встретил Рена. Ведь тогда Араи был в весьма самоуверенной роли, почти противоположной той, что после была в баре. Мужчина пытался скатиться в "депрессию", "уныние" и "не веру в себя" постепенно, чтоб не вызвать подозрений. Как никак его поймали, заставили работать, да и пара выдуманных ангстовых историй была в помощь. А уж то что бармену запрещалось пить, тем более, могло расстраивать его до глубины его души. Он надеялся, что сейчас вызывал уже меньше сомнений в рыжем товарище, который не изменяя традиции добавил антуража в образ, засадив "фонарь" под глаз "блудному сыну".
- Ой... ну зачем опять распускать руки?,- морщась и растирая скулу,- Вы же могли просто выслушать, мне уже начинает казаться, что вам не дают женщины, поэтому вы такой агрессивный и злющий,- "депрессия", "депрессией", но эта роль доставляла именно этими колкими размышлениями. Правда, при посторонних взглядах Араи этим не увлекался, а был скорее молчалив, слушал.
- Так вот, история... Шел я значит тогда после работы, из бара и знаете что увидел? Черный мотоцикл, он так ревел и гнал на скорости, что мне показалось, что это не рев мотора, а что-то потустороннее,- в общем то в начале рассказа Рен не соврал ни разу, ведь тогда он действительно видел "городскую легенду" и это удивительное и восхитительное ощущение осталось в крови, будоражило разум,- А впрочем... вы все равно мне не поверите. Так идем в бар?,- логично предположил, ведь осталось сделать лишь последний рывок до детища рыжего товарища.

Отредактировано Arai Ren (21-05-2013 15:27:54)

+1

6

Веня Д'ркин – Эпилог

Откуда у Акиры привычка бить людей? Ниоткуда. Рен был единственным человеком, которому так доставалось от начальства. Сложно было сказать, почему мужчина вообще повадился ставить человеку фингал под глаз. Может, все из-за какой-нибудь неудачной шутки бармена, которая когда-то там коснулась пустой глазницы рыжего. Впрочем, этого никто не помнит, и вряд ли когда-нибудь кто-нибудь сможет восстановить те самые события, когда первый раз Акира таким странным образом отпустил грехи своего временного работника.
И не было никаких сомнений в том, что молодой человек снова заявится на пару недель, а потом... он переведет бабушку-бетмен через дорогу, встретит Черного Байкера, прыгнет в дырку следом за белым кроликом или прыгнет с парашютом на дно Марианской впадины. Впрочем, надо отдать ему должное, у Араи никогда не было настолько бредовых рассказов, чтобы в них можно было совсем не верить. Другое дело, что Акира не верил, что с человеком могут постоянно случаться какие-то ситуации, которые приводят к тому, что человек пропадает на полгода. Это казалось мужчине совершенно нереальным. И потому...
- Если бы мне не давали женщины, я бы тебя не бил, - ласково и лукаво одновременно улыбнулся Акира. О да! Еще бы он позволял кому-то отпускать едкие комментарии в его сторону и при этом оставаться безнаказанными. Вот еще! Тем более, что Рен напрашивался всегда сам. И продолжает напрашиваться. И наверняка еще будет.
- Городская легенда, значит? Ну да, - кивнул мужчина, скрестив руки на груди, - а ты подумал и решил прокатиться автостопом на тот свет? Что ты! Конечно, я тебе поверю! Я тебе уже верю, разве по мне незаметно? Ох, бар....
Последние два слова, а точнее междометие и слово, Акира произнес с тоской и вздохом.
- Это определенно ты виноват, - объявил Хоно, не думая, - вот сидел бы себе спокойно в баре, не лез бы неизвестно куда, не было бы у меня этого периодического бармена, и не было бы вообще всей этой ситуации! Из-за тебя мой бар уже неделю закрыт!!!
Мужчина горестно всплеснул руками, потом вытащил изо рта сигарету (да-да, до того он все говорил, не вынимая ее вовсе) и развернулся в сторону по улице.
- Ты не поверишь! - конечно, нажаловаться Акире просто было жизненно необходимо, ведь... - этот ублюдок раскрошил мне стену! Чтобы я еще раз в своей жизни нанимал людей, которые не смыслят в архитектуре и не имеют ни вкуса, ни мозгов!
К тому времени, как он перешел от истории, которую Рен ему так и не рассказал, к своей собственной истории, Хоно уже развернулся и уже довольно бодро шел в бар, который, к слову, ему должны были уже сдать. И рыжий в очередной раз достал телефон, посмотрел на экран, тяжело вздохнул и продолжил причитать, направляясь в свое любимое заведение.

--->Бар "Дождливые псы"

+1

7

Откуда у Рена привычка давать себя бить, давать таким образом отпускать грехи? Нет, конечно он не верил, что таким образом мсье главнокомандующий в состоянии очистить душу вора. Да, и Араи не считал, что его работа настолько ужасна. В конце концов, убийцей быть намного страшнее. А он не убивал, а лишь обманывал тех, кто должен быть обманут. Чаще всего среди его "жертв" не было добропорядочных граждан, у всех них было столько скелетов в шкафу, что хватит на целую роту солдат. Так вот, привычка позволять, появилась в Рене с тем первым ударом, потому что это было выгодно, как не крути, антураж получался шикарным и восхитительным. Жертву мало кто может в чем заподозрить.
Его истории по возвращению, всегда были отголоском жизни, удивительной и неповторимой. В общем то она была временами довольно скучной, но когда истории компоновались и рассказывались за пару минут, казалось что это нереальное буйство красок. И именно этого эффекта пытался достичь Рен. Ему надо было казаться ленивым унылым человеком с буйством фантазии в те времена, когда приходится оправдываться.
- Мне страшно представить то, что бы вы со мной тогда делали. Черт возьми, я более консервативных взглядов на эту жизнь,- мужчине удалось и слегка смутиться, тут же нахмурившись и выражая свое недовольство. А напрашиваться на очищение собственной души, было в стиле этой роли. Ну и в конце концов, надо же было как-то проявлять свое недовольство потому поводу, что Акира его когда-то давно раскрыл. Мало приятного.
- Вы то наверняка мне завидуете, сами то его не видели. Черный байкер прекрасен,- с вызовом сказал, впрочем не надеясь на то, что Хоно будет завидовать, тем более что тот пошел страдать по своему бару,- Неделю? А как же несчастные пьянчужки, где же они надираются целую неделю? О ужас, ужас, кошмар,- начиная тихо смеяться, но тут же шипя,- Ну думаю в баре же найдется для меня лед, не хочу чтоб он совсем зацвел, может я вообще завтра собирался на свидание,- вспоминая о "ране", а так же придумывая полу-правдивую историю.
-Да мне как-то вообще не свойственно вам верить, вы странный,- вздохнул, ускоряя шаг, чтоб поспевать за Акирой,- Какого черта он это сделал? Головой пробил?,- не представляя, как это может быть вообще,- Или он строителем оказался? Вы же говорили бармен...я запутался,- скривился, действительно не представляя, что же произошло в баре такого жуткого. Хотя бородач имел свойство преувеличивать, когда дело касалось его бара и, кажется, потерянных денег.
------->The "Rain Dog" bar|Бар "Дождливые псы"

Отредактировано Arai Ren (22-05-2013 15:36:31)

+1

8

<== The "Rain Dog" bar|Бар "Дождливые Псы"


Время: 27 марта, 12.00-15.00
Погода: Тепло, солнечно.
Внешний вид: светло-голубая рубашка, заправленная в прямые подвёрнутые джинсы, видны белые носки, чёрные кожаные мужские туфли, бабочка.
Состояние: взволнованное.
Инвентарь: контрабас в чёрном футляре, ключи, деньги, книга, свитер.

Шорох одежды, тихие шаги, еле слышное прикосновение к тягучей коже футляра.
— Я помогу?
Мура заканчивала прилаживать свитер к лямке.
— Эм,— она выпрямилась и внимательно посмотрела на парня, прикидывая можно ли ему доверять и насколько.— Хорошо. Только, пожалуйста, не кидайтесь под машины и постарайтесь не падать. И остерегайтесь бегающих детей. И велосипедистов. И... вроде всё.— девушка подняла футляр, потому что влезание в лямки самостоятельно занимает много времени и требует большой концентрации и мастерства. Сколько лет прошло, а корячится при надевании она всё так же нелепо, как и в первые годы в музыкалке. Стыдно, но что поделаешь, всё же это лучше, чем связываться со скрипками, альтами, виолончелями, где слишком много людей, корысти, алчности и маловато преданности делу. Хуже всего, конечно, арфисткам с этой волнистой дурой на колёсах, но у них, благодаря грациозным рукам, аккуратной спине, заботливому изгибу шеи, всегда есть какой-то друг с машиной и мускулами. Но у каждого свой крест, и Мура никогда всерьёз не жалела, что связалась именно с контрабасом, никогда не хотела забросить его, изменить ему.
Удостоверившись, что всё на месте, с футляром пока ничего не произошло и стыковка прошла успешно, она поправила рубашку, а заодно и мысли. И вместе с осознанием, что обиды пора бы оставить, ведь Кадота-сан ни в чём не виноват, и срываться на нём совсем не честно, пришла стыдливость.
— Спасибо,— робко улыбнулась.— Если Вы спешите, то можем расстаться около станции. Мне не по себе обременять Вас ещё и чаем. Правда,— она виновато заглядывала в глаза, стараясь двигаться максимально осторожно.— В последние полгода кроме меня контрабас носил только мой братец, но это случалось крайне редко. И это совершенно неловко, идти налегке, когда кто-то рядом несёт твою ношу,— скупо разводила руками, не находя им места, то пряча за спиной, то теребя бабочку, нервно, бессмысленно.— Вы не обязаны, да. И это уже очень благородно с Вашей стороны. Очень. Я обязательно придумаю чем Вас отблагодарить.

+2

9

<<< The "Rain Dog" bar|Бар "Дождливые Псы"

• Время: 27 марта, 12.00-15.00
• Погода: тепло, солнечно
• Внешний вид: черные джинсы средней ширины, черная майка, темно-серые кроссовки, на голове черная бандана, на руках - серые хозяйственные перчатки; вся одежда в незначительной мере покрыта строительной пылью
• Состояние: растерян, но не показывает этого
• Инвентарь: телефон, кошелек

Вообще-то помогать Кадоте никогда не было сложно, а иногда становилось даже приятно. Его с детства учили подставлять дружеское плечо, иногда даже науку эту вбивали кулаком по лицу. Те времена давно уже прошли, но Кадота все равно привык делать что-то с чистыми душой и сердцем, не думая о выгоде или о чем-то еще.
А особенно не думая о трудностях, которые могут сопровождать это оказание помощи.
Контрабасы ему носить не доводилось, но Кадота был уверен, что справиться с ним не будет так уж сложно.
- Обещаю сделать все так, как вы говорите, - заявил он, подставляя свою спину.
Инструмент оказался гораздо тяжелее, чем того ожидал Кадота. Более того, контрабас как-то совершенно странно лег для человека, который если и носил что, так ложки с тарелками, да и то не музыкальные, а обычные столовые, поэтому складывалось впечатление, что лямки того и гляди оборвутся. Но раз уж взялся - иди! И Кадота шел, очень надеясь на то, что под ноги ему не подвернется какое-нибудь животное или ребенок, потому что с такой наверняка хрупкой махиной маневрировать будет сложно.
- Я никуда не спешу, - Кадота хотел пожать плечами, но вовремя передумал: не хватало еще спину потянуть. - И раз уж мы с вами договорились выпить чаю, то выпьем. Или вы не хотите?
Вообще, вариант нежелания со стороны Муры Кадота не рассматривал, а тут вдруг понял, что и такое возможно. Было бы, конечно, обидно, хотя он бы сильно кривил душой, скажи, что не желает избавиться от контрабаса. И все же он не представлял, как такое неудобное и достаточно тяжелое таскает хрупкая девушка.
- Если вы не хотите, то мы можем перенести чай на другой день. Но инструмент я все равно помогу вам нести, раз уж взялся, - Кадота улыбнулся - он надеялся, что достаточно дружелюбно.
Особенно теперь, когда Мура начинала активно отказываться от помощи, бросить ее одну было невозможно. Кажется, этому Кадоту тоже научили где-то на улицах, но он не был уверен, где именно.

Отредактировано Kadota Kyohei (23-07-2013 03:40:25)

+1

10

Ну вот. Чего Мура опасалась: стрелки переведены на неё, и, что делать им двоим в ближайший час-два, решать ей. Вроде и Кадота-сан настроен решительно: не сейчас, так потом; и домой идти не хочется; и давно её не приглашали на чай вообще, а молодые люди в частности, и чтобы за так, за красивые глаза и приятное знакомство; и голод скоро нагрянет, и мороженного хочется. А вот вежливость и тётушкино воспитание скребутся, не дают расслабиться, требуют отказов, извивов речи, сдержанности, скуки, одинокого обеда в четырёх стенах и обгрызанных в досаде локтей. И что делать-то. Она сунула беспокойные руки в карманы и не сразу сообразила, что уже с полминуты молчит с хмурой миной в ответ на улыбку Кадоты-сана.
— Нет-нет, что Вы!— спохватилась, залетали руки, улыбки.— Я очень хочу чай. Просто это могло быть неуместно. Но раз Вы настолько серьёзны, я уж совсем не могу отказаться. И в такой приятной компании. Да. Если совсем устанете нести этот гроб, готова забрать: за много лет уже выработалась привычка.— наверняка, не вернёт инструмент, пока не доведёт до дома, но попытаться стоило.— А Вы, Кадота-сан? Вы правда весь ремонт во "Псах" в одиночку сделали? Это же настоящее дело!— отсутствие контрабаса за спиной вполне красноречиво ощущалось: жизнь тут же становилась радужней и проще, мимика разнообразнее, а походка до неприличия пружинистей.— Невольно и сама задумалась о ремонте. Но это всегда представлялось чем-то монументальным, нескончаемым. Хотя и необходимым. А что Вы ещё умеете? Наверняка многое!— она чуть ли не скакала вокруг молодого человека, все силы бросая на усмирение ног, рук. Прямо как в детстве, когда тётушка вела её в кино или за сахарной ватой, шоколадным мороженым и кока-колой. Хотелось говорить и говорить, сыпать вопросами, и чтобы ответы были тут же, сиюминутно отпечатаны в мозгах и можно было дальше задавать и задавать, получать и получать. Но это пока неосуществимо, поэтому пришлось просто умолкнуть и, сжав манжеты, семенить рядом, копить вопросы и стараться их не забыть.

+2

11

Кадота все понимал, особенно то, что многие девушки старались быть осторожными с незнакомыми мужчинами. Правильно, кто же может точно сказать, что творится у человека в голове? Правда, о Кадоте всегда были лучшего мнения, чем того стоило бы.
При всем при том, он старался сохранять на лице дружелюбное выражение, которое должно было сказать, что он ничего плохого не замышляет. А еще он думал о том, что Мура наверняка сама прекрасно понимает, что в данной ситуации он с ней ничего не сделает, потому что ему мешает инструмент, да и контрабас, если очень уж захочет учинить гадость, украсть не сможет, потому что... мешает инструмент.
Все происходящее казалось Кадоте забавным, да и, пожалуй, едва ли не нелепым.
Он терпеливо ожидал, пока Мура хоть как-то отреагирует на его слова, но она только молчала и смотрела. Кадота не был уверен, что ему сейчас выдадут положительный ответ, но все же продолжал улыбаться и немного переминаться с ноги на ногу.
- Ну хорошо, - кивнул он, когда Мура наконец-то прервала свои размышления.
Она вдруг перестала быть мрачной и задумчивой, даже уже не казалась Кадоте серьезной, потому что вдруг начала болтать и жестикулировать.
- С этим гробом я справлюсь, не переживайте. Рад, что вы согласились, - дружелюбно заметил он.
Кадота все выбирал, куда бы привести Муру - кажется, именно он должен был делать выбор. Русские суши явно не подходили, в МакДональдс, вроде, девушек тоже водить неприлично.
Он решил, что будет ориентироваться по виду заведения: наверняка они что-нибудь пройдут мимо.
- Да, правда, - легко ответил Кадота. - Это не так уж сложно, когда есть время, навыки и материалы. Хороший ремонт можно сделать за месяц, если очень постараться. А когда от этого зависит твоя зарплата, желание стараться приходит само по себе.
Кадота усмехнулся и глянул на Муру. После достаточно напряженной обстановки в баре девушка наконец-то стала выглядеть веселой.
- Я разнорабочий, - продолжил Кадота, - умею всего понемногу. Ремонтами заниматься проще и прибыльней, поэтому я почти полностью перекинулся на них. У меня все навыки бытовые, мебель там чинить могу, сантехникой занимаюсь, с электроприборами могу справиться, - "По шее дать тому, кто этого сильно желает". - А вы только играете, Мура-сан?

+2

12

— Уууу! Здорово!— Кадота-сан с каждым словом становился всё монументальнее, как будто рос прямо на глазах: и то умеет, и сё может, и всё сам! Мура почти завидовала. Она жадно разглядывала лицо молодого человека, широкие плечи, сильные руки. Когда ещё увидишь человека, который сам всё может, а не как все: в готовом мире с горячим фаст-фудом.
— Не только, к сожалению, хотя это страсть, это жизнь. Просто когда в твою любовь или какие угодно другие отношения вклиниваются деньги, это неприятно, а в большей степени нечестно. Поэтому я работаю в книжной лавке недалеко от станции. Культурно зарабатываю деньги, да. И больше ничего не умею. Похвастать нечем.— она развела руками. Стало как-то неловко за себя, за свою неприспособленность, неподготовленность.— Зато теперь знаю кого звать, когда опять что-нибудь сломается!— заулыбалась, задавила грустные мысли.— А то раньше всё с братцем пытались чинить, но становилось только хуже. Он молотком-то хорошо машет, а вот когда холодильник накрылся, как я бегал по кухне!— она лучилась и сияла, едва не смеясь, вспомнив как высоченный, под два метра, парень скакал по маленькой кухоньке и размахивал полотенцем.— Было весело, но страшно. Кой-как разобрались, он ещё какого-то друга вызвал. Да. Все мы бездари.— она улыбнулась, немного помолчала. Почему-то Кадота-сан вселял спокойствие, уверенность, будто останься ты с ним, с тобой ничего не произойдёт, всё будет тихо, мирно. Муре нравилось это чувство, она отлавливала его, фильтровала, хранила. Тётушка была такой же и ещё один одноклассник.— А мы куда-то конкретно идём? А то я знаю, где делают вкусный кофе. Это недалеко. Вкусный кофе и миндальное печенье.

+2

13

<== Ул. Мейдзи


Время: 27 марта, 12.00 – 15.00
Погода: Тепло, солнечно.
Внешний вид: жёлтая рубашка с изображением пиратского флага. Серая байка на молнии расстегнута, рукава закатаны до локтя. Края майки сильно видны из-под верхней одежды. Светло-синие джинсы прямого кроя, на ногах – кеды с цветными шнурками, штанины заправлены в них для удобства. На шее кулон и несколько простых цепочек. На запястьях фенечки, которые подарила Эрика – все с соответствующей анимешной атрибутикой.
Состояние: спокоен, в предвкушении чего-то нового; немного голоден.
Инвентарь:Рюкзак (в нём планшет, нагруженный под завязку аниме и мангой; кошелёк с не особо крупной суммой денег, ключи, наушники, три старых значка, бутылка газированной воды и диск с симулятором свиданий). В кармане джинс телефон.

Прогулка по улицам несколько затянулась: после общения с Наоми-сан Юмасаки, окрыленный и весьма довольный, свернул не туда, прочитал не ту вывеску, в общем, с улицы Мейдзи в привычной своей манере попал на улицу Саншайн. Сей факт его не расстроил, разве плохо гулять, когда на улице тепло, свежо и можно найти кучу всего интересного? Не то чтобы Уолкер не знал, куда любопытство заводит кошку  и что потом случается с несчастным животным, однако все равно упрямо шел навстречу приключениям, как он думал.
А получилось, что нашел он не приключения, а Кадоту.
Вытаскивать друга из бара, где требовался ремонт и всяческая помощь на все руки мастера, планировалось чуть позже, вернее, совсем не планировалось, а исполнялось по зову сердца. Трудолюбивый лидер их маленькой дружной компании относился к работе серьезно и ответственно, за ним, как за горами Мордора, можно было легко переждать хоть Армагедон, хоть нашествие сотен Шизуо. Вся троица уважала Кадоту, хотя перманентно трепала последнему нервы. Чего только не сделаешь ради дорогого человека!
Но Дотатин почему-то шел не в одиночестве, суровый и неприступный: рядом с ним брела девушка – высокая, почему-то в мужских туфлях и с бабочкой на шее. Где же они познакомились и почему оба выглядят донельзя счастливыми, молодой человек не знал, а строить логические цепочки казалось сущей нелепицей. Скучно, к тому же. Если захотят, сами скажут. А мы спросим!
Отаку пока что не замечали, так как он шел позади на отдалении и с интересом прислушивался к разговору. Было понятно, что ничего непонятно, как ни крути, а разговоры для двоих никогда не должны касаться чьих-то лишних ушей. Наконец, когда девушка закончила свой восторженный, полный эмоций рассказ, Уолкер счел уместным явить себя миру – то есть, разумеется, поздороваться и по возможности увязаться следом.
— Кадота-сан! Ияя, ты тут, как здорово! — Негромко окликнул друга парень, нагоняя парочку и пытаясь попасть в темп их ходьбы. Сильный и крутой Кехей мужественно нес даже на вид тяжелый футляр, явно не принадлежавший ему. За музицированием разнорабочий еще замечен не был. — Я хотел тебя вытянуть из того бара, но раз все так получилось… — говорить, не замечая второго собеседника, мягко говоря, невежливо. Ойкнув, Юмасаки виновато улыбнулся и поклонился девушке:
— Здравствуйте, — вернувшись в прежнее положение, он поправил лямки рюкзака, болезненно впившиеся своими краями в плечи. — Вы похожи на демона-дворецкого! — Словно комплимент, произнес, подумал и, оглянувшись на футляр, добавил: — Хотя демонов в «Нодаме Кантабире» вроде не встречалось… — Со стороны наверняка он казался странным, более того, активным странным юношей, рассуждающим о странных вещах странным тоном. В нем было слишком много странностей.
Правда, об этом сам Уолкер не задумывался: для него все было нормально.
— В общем, очень рад с вами познакомиться! Друг Кадоты-сана мой друг, - известная поговорка «вассал моего вассала не мой вассал» в интерпретации беззаботного существа, каковым являлся член «Долларов», приобрела некий пугающий оттенок. На самом деле же Юматти лишь собирался искренне помогать девушке, если ей что-то вдруг понадобится. Плохому человеку Дотатин футляр нести не стал бы, нет-нет. — А куда вы идете? — Конечно, он слышал предложение о кофе, но  все равно спросил. Следовало сгладить неловкость своего появления перед незнакомой пока что дамой. Как бы себя ни вел Юмасаки, обескураживать людей он предпочитал исключительно на косплей-фестивалях.

+3

14

Ничего особенно в своей деятельности Кадота не находил. Он бы, наверное, пожал плечами, но это было достаточно сложно, когда на твою спину прицеплена такая махина. Гораздо интереснее было бы работать каким-нибудь деятелем искусства, только Кадота об этом никогда всерьез не задумывался - так, мечтал в подростковые годы, как и все, но никогда не подумывал взять в руки гитару или начать рисовать.
А некоторые, вон, на контрабасах играют.
Мура болтала и болтала, а Кадота ее слушал и не перебивал. Он даже улыбался.
- Кажется, вполне можно получать деньги за то, что нравится, это же удобно, - проговорил Кадота наконец, когда Мура протрещалась. - А технику чинить достаточно сложно, в нее лучше не лезть тем, кто в ней по-настоящему не разбирается.
Кадота приостановился, поправил футляр и пошел дальше. В этом районе он несколько бывал много раз, знал чуть ли не каждый столб, но редко захаживал в кафе или рестораны. Обычно место выбирала Эрика, потому она же чаще всего и возмущалась, если ее пытались привести не туда, куда ей хочется.
Кадота покачал головой:
- Давайте пойдем туда, Мура-сан.
И тут же сзади раздался радостный знакомый голос. Кадота попытался обернуться, но вовремя понял, что проще подождать, пока Юмасаки их нагонит сам.
- Я вытянулся сам, как видишь, - кивнул Кадота.
Юмасаки выглядел так же, как и всегда: довольный, беззаботный и веселый. Кадота был рад ему, правда, выражать радость не получалось, поэтому он просто улыбался и казался чуточку менее хмурым, чем обычно. Напрашивался вопрос, где Эрика, но спрашивать его при Муре было неудобно - вряд ли она была довольна видеть еще одного незнакомого человека, а если они начнут при ней говорить о третьем неизвестном, будет совсем неловко.
Кадота стоял, ожидая, когда же Юмасаки скажет все то, что собирался сказать, а потом проговорил:
- Юмасаки - это Мура-сан. Мура-сан - Юмасаки. Мы идем пить кофе.
На этом свою миссию по введению Юмасаки в курс дела Кадота считал завершенной.

+2

15

Похоже, это был очередной приступ болтливости. Они случались не так часто, ведь для них нужна подходящая компания, немногочисленная и готовая слушать, занимательная тема и располагающая обстановка. Почти всегда в последние годы подушкой был брат, но и он, выслушав, вываливал все новости, сплетни, интересности; видимо, это что-то семейное. Но если с братцем регулировать поток слов, примерно представлять когда выплёскивать, а когда молчать, было привычно и легко, то за пределами уютной гостиной держать себя в руках и не болтать лишнего было проблематично. В конце концов, иногда сразу, иногда через день-два, Мура осознавала сколько наговорила, погружалась в неловкое молчание, потом звонила, извинялась. И хотя сейчас Кадота-сан всё ещё вроде как улыбался и не выказывал сопротивления, девушка предчувствовала скорое раскаяние.
Она невольно нахмурилась, когда парень заикнулся о совмещении приятного с полезным, наклонила голову. Это была больная тема, не такая больная как расспросы про имя и семью, конечно, но всё же. Она могла долго рассказывать и доказывать, что её образ жизни есть самый правильный и единственно верный, она часто это делала после ухода из института, но эту тему уж никак нельзя назвать ни радужной, ни плодотворной, ведь в итоге все оставались при своём мнении, но уже надутые, раздражённые. Так что Мура  тут же радостно закивала, едва Кадота-сан заговорил про технику.
— А... Может всё-таки я понесу?— жалкая попытка заботы и волнений: всё равно не вернёт.— Если Вы устали, то я всегда готова.— она улыбнулась, приподняв плечи.
Но едва кафе было утверждено, сзади Кадоту окликнул задорный, Мура почти завидовала, бодрый голос. Девушка обернулась. Стройный, светловолосый паренёк, с широченной улыбкой и открытым лицом уже был в паре шагов. Он что-то сказал Кадоте, Мура предпочла не вслушиваться что именно, лишь стараться выглядеть милой и приветливой. Она поклонилась в ответ, пожелав доброго дня, но ничего из последующего потока звуков не разобрала. Виноватая улыбка, склонённая на бок голова. Надеюсь, быть похожей на демонов хорошо. Ведь быть похожей на дворецкого вполне и вполне неплохо, Дживс был крут, очень крут.
— И я рада познакомиться, Юмасаки-сан.— она ещё раз поклонилась.— Надеюсь, из-за меня Вы не разочаруетесь во вкусах Кадоты-сана.— она слегка поклонилась Кадоте, успевшему так вовремя представить друга.— Составите нам компанию, Юмасаки-сан? Вы ведь никуда не спешите?

+2

16

Кадота-сан – это Кадота-сан, иного определения и не нужно вовсе. Он как оплот спокойствия и уверенности, где всем будет весело и удобно, где нет нужды притворяться и можно без проблем чудить, ведь знаешь: друг никогда не оставит в беде. Юмасаки никогда не возмущался по поводу молчаливости Кадоты. Молчит – значит, думает. Думает, значит умный. Логика проста до безобразия, но в ней была толика своеобразного очарования.
— Конечно, ты очень талантливый, - покивал парень, соглашаясь с тем, что их лидер способен вытянуться из любой передряги и вообще на все руки мастер. Сколько раз он героически спасал товарищей или просто помогал советом – не сосчитать. Наверное, все из-за того, что Дотатин взрослый (сравнивая с самим Уолкером и Эрикой) и серьезный, так что неудивительно, что встретились они в момент очередного акта помощи тем, кто в ней нуждался. — Ух, он столько всего умеет делать, Мура-сан! — Разумеется, беззаботность вовсе не означала легкомыслие, и сразу же рассказывать практически незнакомому человеку про их общую деятельность было бы верхом глупости. Вряд ли Кехей обрадуется, если Юматти случайно сболтнет что-нибудь не то. — Например… Кофе? — Он взглянул на привычно собранного друга, полного осознания важности только что выполненной миссии и, добродушно фыркнув, сказал: — Дааа, кофе он тоже умеет делать. Спасибо, что познакомил, — новые знакомые – это всегда прекрасно, кем бы они ни были. А плохие люди долго не задерживались рядом с их компанией, либо сами уходили, либо им немножко помогали. По мнению Уолкера, Мура-сан была хорошей и весьма милой. Она не крутила пальцем у виска, а лишь виновато улыбалась, видимо, не поняв ничего из того, что сказал недавно блондин.
— Что вы, как можно? — искренне поразился отаку, снова расплывшись в радостной улыбке, которая, казалось, не исчезала с его лица никогда. Но это только казалось. — Уверен, Дотатин вам не зря помогает. — Сказана сия фраза была с претензией на вескость и значительность, возможно, Юматти хотел подчеркнуть, что вкусы Кадоты-сана – штука сложная и не всем дано под них попасть, но чудеса случаются, однако следующие слова девушки мигом сбили мысли в иное русло.
— Мне никуда не надо, так что с радостью! — Здесь ему приходилось бывать едва ли не чаще, чем Кадоте, по причине того, что Эрика не признавала отказа и идти куда-нибудь не туда парень не смог бы в принципе. Так что местные кафе он себе представлял как места будущего веселого времяпровождения, учитывая, что компания подобралась весьма интересная. Естественно, они не стояли на месте, двигаясь по курсу, проложенному крейсером-Кехеем. Он сказал: туда, вот и идем. Отличное направление, если подумать. — А вы играете в оркестре? Хеей, эта штука ведь тяжелая! — Контрабас не мог быть легким по определению, но Юматти восхищался скорее не его весом, а выносливостью и стойкостью друга, который упорно не возвращал хозяйке ее вещь. Еще чего, милые тян не должны тяжести таскать! — Вы в кафе встретились, да? Дотатин вас спас?

+2

17

Кадота вздохнул: все-таки хорошо, когда рядом находится не один человек, а двое, тогда их можно предоставить самих себе. Он не считал себя необщительным, просто иногда находил беседы на обыденные темы несколько затруднительными для себя. В понимании Кадоты гораздо проще было обсуждать проблемы и решать различные вопросы, а будничный треп оставлять, например, для посиделок за кружкой пива. Подобное было, наверное, неправильным, но все же уж очень ему не нравилось делиться своим мнением при обсуждении той же самой погоды.
"Хорошо, мы хоть о ней не говорим".
- Нет, Мура-сан, не нужно, я вполне справлюсь с вашим контрабасом, - улыбнулся Кадота.
После комментария Юмасаки о том, какой, должно быть, тяжелый инструмент, захотелось ему предложить протащить футляр остаток их пути хотя бы до кафе, но Кадота сдержался - только негромко хмыкнул. Ему-то что, он дотащит,а вот если бы два мужика шли рядом с девушкой, которая несет огромный контрабас, было бы плохо.
Впереди явно показалось то самое кафе, о котором говорила Мура. Кадота постарался не прибавить шагу, но все равно пошел немного быстрее: хотелось поскорее скинуть ношу и глотнуть кофе, разговоры об этом напитке его раздразнили. Еще он бы не отказался чем-нибудь перекусить, но разумно решил, прикинув количество финансов, что лучше сварит себе дома рис, а за квартиру заплатит. Пошиковать он успеет потом, когда подвернется очередная работа.
- Нет, Мура-сан меня спасла, - покачал головой Кадота и покосился на друга. Ситуацию, которую он предоставил, было достаточно необычной, поэтому ему была интересна реакция.
Дверь открывалась внутрь. Кадота подошел к ней, подтолкнул носком ботинка, а потом все этой же ногой придержал, пропуская вперед Муру и Юмасаки.
- Проходите. - Пусть занимают то место, которое им больше нравится, ему-то все равно, да и не сыграет особой роли, сколько еще предстоит держать инструмент.

+1

18

Фразы Юмасаки-сана решительно сбивали с толку. Но, так как самые непонятные были адресованы Кадоте-сану, можно было немного расслабиться. Мура с интересом переводила взгляд с одного молодого человека на другого. К чему тут кофе? Хотелось узнать реакцию Кадоты на эти заявления, но её не последовало: парень оставался всё так же спокоен и непоколебим.
Зато на её слова Юмасаки отвечал вполне ясно, что не могло не радовать. Мура слегка смутилась после слов про заслуженность помощи. "Надеюсь, что так",— робко улыбнулась, смотря под ноги.
— Чудесно! Люблю, когда друзья собираются вместе.— и правда, сидеть в кафе наедине с незнакомым, хоть и приятным мужчиной было не совсем удобно. И хоть теперь они могли спокойно ограбить, избить и что угодно другое сделать с хрупкой девушкой, в каком-то смысле Мура чувствовала себя спокойнее. Да и ребята вроде неплохие подобрались, вроде не обидят. А самое главное, что они ни разу не музыканты и не будут терроризировать про загубленную карьеру и прочие скучные штуки.— Нууу... Я играю везде, где меня ждут, где нужен сносный басист. Перекати-поле от музыки. И эта штука действительно тяжёлая. Обычно я хожу с другим контрабасом. Тот легче. Но сегодня такой день... необычный,— она шире улыбнулась.
— Нет, Мура-сан меня спасла.
Не постаралась скрыть удивления на лице, но отвечать ничего не стала. Раз мужчина так говорит, а конкретно этот не был похож ни на пустомелю, ни на вруна, значит это либо совсем правда, либо отчасти, что, в общем, особой разницы не имеет. Поблагодарив, она быстро прошмыгнула в помещение, поздоровалась с хозяином, прошла вдоль стены.
— Вы не против, если сядем здесь?— она показала на столик в углу, там легче было пристроить контрабас и следить чтобы ни он, ни посетители друг друга не обижали.— Давайте я его поставлю, чтобы не падал.— протянула руки за инструментом, уже предвкушая терпкую горечь доброго кофе без сахара, молока, дурацких ложечек и блюдец.

====> Кафе "Теснота"

Офф. Прошу прощения за задержу.

Отредактировано Mura (12-11-2013 01:42:55)

+1

19

Наверное, Кадота очень хочет кофе, - так решил Юмасаки, видя привычное нордическое спокойствие на лице друга. Почему именно кофе и чем несчастный напиток так приглянулся отаку, что он выделил его из ряда других, непонятно, да и не нужно понимать. Несмотря на то, что чай или, допустим, сладкая газировка, также вкусны, они не чета крепкому, горькому и бодрящему кофе – царю всех горячих жидкостей! Об этом можно было при желании начать целый монолог, но негромкое фырканье вырвало парня из зерно-кофейных дум. Ему и в голову не могло придти, что какая-то фраза способна задеть собеседника, нет-нет, невозможно! Разве вопросы не самые простые из разряда «Какая нынче отличная погодка?», только относились они все же к контрабасу, который, оказывается, еще и разным бывает.
   — Необычности притягиваются, — важно покивал, за разговором отстранив кафе куда-то на задний план, когда придут, тогда и думать нужно будет. Общение – целая наука! Особенно, когда людей целых двое и каждому нужно уделить бесценное внимание, хотят они того или нет.  — И-яя, как здорово! — Юматти, человек, ни разу не разбирающийся в классической музыке, если не считать ОСТы из аниме и прочие композиции, искренне восхищался талантливыми людьми. Не завидовал, а считал, что каким бы ни был их талант, они уже состоялись, раз решились показать себя миру, заниматься тем, что им нравится. И ничего плохого нет в том, чтобы «кататься» туда-сюда в поисках работы. Вот, сам он такое же перекати-поле, и все хорошо, живет, не тужит, тян спасает мимоходом, если получается. — О. — Если Кадота ждал реакции друга, то он ее получил: округленный рот и в целом вытянутое лицо застыло на несколько мгновений, быстро сменившись восхищенной улыбкой. Когда мужчина спасает девушку – это почетно, но вполне… банально, что ли. По статусу положено, как сейчас, не нести же ей самой тяжеленный контрабас? А вот если роли меняются… — Да вы настоящий герой, Мура-сан! — Захвалили музыканта-дворецкого, захвалили. Юмасаки не имел в виду ничего сверхъестественного, вернее, не стал высказывать это вслух. Несмотря на спокойный тон Кехея, в его воображении бравая Мура-сан героически защищала лидера маленькой компании от атак зомби, инопланетян и коварных чиби-микробов разом, за что ей в пору было ставить памятник. Естественно, на более приближенные к реальности подвиги фантазия Уолкера размениваться не желала.
   — Простите за вторжение! — кивнув хозяину вслед за девушкой, блондин прошмыгнул в помещение и подхватил дверь, чтобы Кадота не познакомился с ней носом. Конечно, держать контрабас и дверь одновременно нереально круто, но и супергероям иногда нужна небольшая помощь. — Отличное место, да. — Столик в углу никому не мешал и давал компании шикарный обзор на главный вход и всю остальную красоту. Пока суть да дело, Юматти снял с плеч рюкзак и повесил его на спинку стула. Тут к столику приблизился хозяин и учтиво поинтересовался, чего изволят посетители. Как и предполагал Уолкер, все изволили кофе.

====> Кафе "Теснота"

+1

20

<----- Кафе "Dango"
• Время: 27 марта, 16:17
• Погода: тепло, солнечно, легкий ветер
• Внешний вид: Слегка помятая белая рубашка, темные, почти черные джинсы, на плечи накинута светло-бежевая куртка, черные ботинки какой-то недорогой марки, но начищены до блеска. Линзы скрывают цвет глаз, делая его темно-карим. Волосы зачесаны так, что челка кажется чересчур длинной и неровной. Сильно сутулится. Синяк на одной щеке, сейчас больше похожий на покраснение.
• Состояние: Плотный обед снял, как рукой, усталость.
• Инвентарь: Телефон, наручные часы с потертым ремешком, бумажник.

Везение было почти основополагающей частью его работы. Рен не был верующим человеком, у таких как он существует либо безумная вера в Бога, либо полнейшее ее отсутствие, но Араи верил в приметы, в то что привлекало удачу. Давеча как накануне, в самолете он читал занятнейшую книжонку, которая рассказывала как раз о таких основополагающих в жизни вещах. Буквы складывались в слова, а слова в строчки, вещая о какой-то древне-китайском учении. Шпион, которого можно было назвать еще юным, верил не всему, но пару интересных вещей, решил взять себе на заметку, исполнив одну из, когда сошел с трапа летающего лайнера. И вот, удача была на стороне Араи.
Он снова был барменом, несколько часов назад, как раз где-то здесь повстречав безумного рыжего мужика, который по хамски, отпустил грехи. Вспоминая об этом Рен поморщился и потер щеку, на которой проявлялся синяк. Мужчина понимал, что с силищей этого двухметрового дылды, удар мог быть гораздо сильнее, и что Акира безусловно силу свою рассчитывал, желая скорее показать кто здесь главный, нежели покалечить своего неудачника-работника. И оба факта: встреча и неслишком сильный удар, были удачей, еще какой удачей!
А уж то, что бар открывался после ремонта именно сегодня, сулило Рену работу, ту что была прикрытием. Не нужно было ничего больше придумывать и надумывать. Даже встречу с юным якудзей (а Табаки по всей видимости именно им и был), можно было отнести в плюсы этого дня. Обедать не одному было приятно, да и теперь был телефончик и должник, на всякий крайний случай. Вдруг Араи придется убегать из страны? Табаки мог бы помочь прикрыть ему тылы.
Идя по улице Саншайн Рену не хватало только одного - плеера и наушников, так безбожно оставленных в чемодане. Вот бы сейчас окунуться в музыку, а не слушать шум от проезжающих мимо автомобилей, да идущих людей, тогда бы и путь до бара (где бармен окажется раньше времени) оказался бы лебединой песней. Но мужчина был только шпионом, а не волшебником и поэтому исправить  этого не мог.

+1


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Улица Саншайн