Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шинра 15.05
«Русские Суши» - Гин 15.04
«Дождливые псы» - Маиру 14.05
ул. Саншайн - Шизуо 16.05

Эпизоды:
Маиру, Курури, Изая - Изая 16.05
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 18.05
Джин, Вата, Сой Фон - Вата 13.05
Анейрин, Айронуэн - Нуэн 14.05
Энн, Айно - Айно 20.05
Хильд, Джин, Вата - Вата 15.05
ГМ, Джин, Има - ГМ 12.05
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Ресторан «Русские Суши»


[Икебукуро] Ресторан «Русские Суши»

Сообщений 61 страница 80 из 84

1

http://s42.radikal.ru/i098/1303/bf/d6f2d93915a2.png
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/ac/ad/55849.jpg[/AVA]
Шеф-повар и владелец - Денис.
Саймон (Семён / Самия) Брежнев – чернокожий русский, работающий официантом и зазывалой в ресторане «Русские Суши».
Семён служил в ОВД (видимо, в диверсионных частях) вместе с Денисом в России, а позже перебрались в Японию.

Вполне себе уютное заведение с неко-матрешками налетом русской речи и строгой закалкой чужой страны, где всегда рады новым посетителям, и ждут с открытой душой.

В меню ресторана «Русские Суши» можно наткнуться на борщ, несъедобные «кремлёвские» онигири и зелёный чай в стаканах с подстаканниками.

Прочее: Если в ресторан не завезли рыбу, суши там готовят из «свежих консервов», что, как понятно, несопоставимо с японскими традициями готовить блюда из свежайших, полусырых и даже сырых продуктов.

В Японии категорически не приняты чаевые. Считается, что пока клиент платит за услугу назначенную цену, он остаётся с продавцом на равных. Если же покупатель пытается оставить лишние деньги, он тем самым обесценивает предоставляемую ему услугу/товар, снизводя равный обмен до подачки.

0

61

Спокойствие Юхей-сана, его сосредоточенность и чёткость в  исполнении требований, повлияли на Микадо двойственным образом: хотя он по-прежнему считал, что поступает правильно, ему стало неловко. Решительность ушла, к щекам и ушам прилила кровь, и он поклонился, сдерживая желания пуститься в пространные объяснение того, что не может объяснить и что уже было понято без всяких объяснений.
— Благодарю, — довольно сухо произнёс Микадо. От волнения у него пересохло в горле, но пить он стеснялся. Знал, что руки будут дрожать, а от этого его вид станет ещё более жалким. Спокойствие Юхей-сана принижало даже при том, что он явно не делал попыток как-то унизить.
«Он словно бы знал, что я пойду на попятную», — подумал Микадо, и усилием воли постарался загнать эту мысль глубже. Даже если она была правильной, думать так не имело смысла: запись удалена, актёр не выглядит задетым или обиженным, а Микадо выходил из схватки с собственными желаниями и страхами в меру побитым. Как всегда.
— Д-да! — поспешно произнёс он на просьбу актёра, обдумывая её уже после того, как выразил согласие. Ему очень хотелось хоть как-то сгладить неловкость своего поведения. — Да, я думаю, можно. Можно даже коснуться банд, если это необходимо и если вы не будете называть имена, — Микадо сел на место и взял в руки палочки. Стоя он привлекал к себе слишком много внимания. Хотя с Юхеем они общались довольно долго, только сейчас юноша ощущал на себе посторонние взгляды. Будто их стол находился в центре сцены, освещённый со всех сторон, а остальные посетители кафе — дублёры и зрители.
Чтобы дать себе обдумать ответ, Микадо подхватил палочками колбасный ролл, и засунул его в рот, тщательно пережёвывая.
— Нет, — юноша покачал головой. — Он уехал, и мы не успели поговорить. Он дал знать, что с ним всё хорошо, но этого н достаточно. У меня есть способ его найти, но, если мы встретимся, я буду должен не только задавать вопросы, но и отвечать. Всё не просто и есть вещи, о которых трудно говорить. Это я знаю. Я просто хочу, чтобы всё вернулось к началу: к первому году в старшей школе. А так не бывает.
Микадо думал обо всём этом не первый раз. Он думал об этом постоянно. Он не стал допытываться ответа от Анри-чан, поскольку считал правильным поговорить всем вместе, но, если честно, бегство Масаоми давало ему повод молчать дальше. О тайне, что именно Микадо является лидером «Долларов», знало не так много человек, и самому Микадо было бы легче, если бы эта тайна оставалась абсолютной.
[NIC]Ryugamine Mikado[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/l2yA4.jpg[/AVA]

0

62

[Икебукуро] Улица Гекиджо

• Время: 17.04.2010 сб, 15.00-18.00
• Погода: пасмурно, температура воздуха ~14 градусов
• Внешний вид: синие джинсы на ремне, черные кроссовки, жёлтая толстовка на замке с капюшоном под которой белая кофта.
• Состояние: Случайные странности  и легкий азарт. Ребенок готов есть русские вкусняшки!
• Инвентарь: сотовый телефон, бумажник на цепочке, крепящейся к джинсам, ключи.

Шаркая ножками по тротуару, Кида вышагивал вперед навстречу не известному миру русских яств. Почему не известному? Да, просто фиг знает этих странных северных ребят и их планы относительно меню на сегодня. Что не день то праздник, новое блюдо – сюрприз от шеф-повара…«Если бы и у меня был ресторан, делал бы я так же, мешал ли две кухни в одну или же шагнул дальше и мешал все существующие?!» – Такие мысли были у паренька в голове.
- Хммм….- Задумчиво прохрипел Кида, почесывая голову. – Как же сказать, думаю, у них весьма необычные взгляды на  традиционную японскую кухню. – С улыбкой на лице, начал он объяснять специфику русских-суши девушке. – Они и их блюда весьма необычны?! Но они очень вкусные…В их кухне чувствуется русский колорит.  - Говорил от всей своей доброй души парнишка , опуская при этом не удачные эксперименты хозяина ресторана. Ну, проколы то у всех случаются, тем более на кухне. «95% их еды вполне съедобно. Хмм…а столько ли много?!» - Задумался Масаоми, подсчитывая, сколько бы он дал баллов, процентов, ЗВЕЗД МИШЛЕН чудесному заведению с необычными суши.
- Ой, да они гении! – Выпалил школьник, скорее самому себе и своим мыслям, нежели для его новых друзей, но эта фраза была вполне уместна и не противоречила его словам о необычности кухни этих ребят. – Впрочем, как и все мы… - Чуть тише добавил Масаоми, отвечая на реплику Каспара о лжи и доверии. – Хорошо сказали, нужно будет записать. Цитаты великих людей или как оно там?! – Завершив свой сумбурный спич, он просто широко улыбнулся, мол, это все чистая правда, я действительно так думаю! Что в целом было правдой, гениальность русских, да и речь Каспара – вызывали у школьника восторг.
Подходя ближе к месту икс на лице Киды появилась детская улыбка, светлые мысли от того что он сможет посидеть в знакомой атмосфере и на него никто не настучит. Саймон, да и хозяин, все они были понимающими дядечками, которые часто выручали его белобрысую голову. Вот и сейчас преисполненный надеждой на то, что они, если вдруг понадобится, подставят ему дружеское плечо, взамен на большую порцию суши.
«Ну, у каждого своя выгода, и цена – таков мир.» - Да, даже у Киды была цена, что уж там говорить, и у этих ребят и у сумки, что все это время была у школьника перед глазами.
- Не беспокойтесь по пустякам! – Кида положил руку на плечо Каспару. – Для нас местечко точно найдется, я об этом позабочусь! – Полный решимости Кида, помог новому другу справиться с тяжелой деревянной дверью, вставая позади нее. Он словно бы дворецкий слегка склонил голову указывая рукой, мол пожалуйте внутрь господа. В таком положении он вспомнил, как на полдороги к ресторану у него в кармане прогремел звоночек с новым сообщением от сестричек. Быстро достав телефон, он написал им ответное сообщение, благо дверь его хорошо прикрыла и его манипуляции с телефоном не так сильно бросались в глаза, как прежде.

Отредактировано Kida Masaomi (10-12-2017 02:37:28)

+2

63

Мальчик не был против короткого рассказа о почти удавшемся интервью, и это было хорошо – Каска конечно мог бы обойтись и общими пространными описаниями и пояснениями, но все же с долей цитирования рассказ будет выглядеть живее. Макс видимо уже ушел в другие дела и не бомбардировал его сообщениями, но это не значило что он сейчас сам не обдумывает свою идею, возможно где-то поверх того, чем занят на данный момент. У шоу было будущее, и Каска готов был поддержать идею Сандшилда, благо первая же проба оказалась почти удачной. Актер само собой не ждал этого «почти» ни в хорошем, ни в плохом смысле, он лишь ориентировался по обстоятельствам и любой результат – все равно результат. Порой выступая в роли ведущего или просто пробуя себя в некоторых шоу в импровизации, он умел, как говорится, разводить на разговор даже самых молчаливых участников, но Микадо не был молчаливым – он просто решил, что его история не должна быть подана через СМИ в формате заметки о подрастающем поколении. Интервью с подростками были важны, но по сути шоу имело ценность своим охватом, возможностью поговорить со многими, и Каска был уверен – желающих окажется немало. Не у всех попытка высказаться вступит в конфликт с некими внутренними противоречиями, и у большинства – актер был уверен – собственное мнение не будет риском открыть миру что-то, о чем человек хотел бы поговорить с кем-то конкретным лично, наедине. Впрочем, кое-что тоже стоило учесть – Каска свалился со своим предложением на мальчика как снег на голову, у того не было времени на подготовку и на то, чтоб обдумать, что именно и как именно он хочет сказать. Возможно, стоит оставить ему свою визитку, во всяком случае сейчас Микадо не высказал желания вовсе свернуть разговор, да и шанс связаться с Каской не будет его к чему-либо обязывать. Может быть, когда-нибудь это понадобится больше самому мальчику, чем актеру с его командой агентов и операторов, готовящих телешоу.
- Договорились, имен я называть не буду, расскажу только о сути разговора и мнения одного из представителей молодого поколения, - кивнул актер, и долил себе чая, поднеся чашку к губам и сделав несколько глотков.
То, что разговор снова перешел в ранг простого общения двух случайно познакомившихся в кафе людей, было только к лучшему. Каска как и прежде не обращал внимания на то, что стоило Микадо встать – на них снова стали посматривать из-за соседних столиков. Сейчас, когда тот снова сидел напротив, внимание посторонних опять пошло на убыль, хотя кто-то так и сидел, пережевывая суши и посматривая на них как в телевизор, словно ожидая, не покажут ли еще чего интересного.
Ответ Микадо касательно друга заставил немного задуматься. Каска не знал точно, что именно произошло в жизни мальчиков, но судя по тому, что один уехал и общаться на расстоянии возможности нет не потому что нет возможности друг друга найти, имел место быть конфликт, недопонимание или что-то подобное. О каком-либо предательстве Каска не думал потому, что Микадо не говорил о возможных извинениях или прощении со стороны кого-то из них. Но так или иначе, друг явно играл не последнюю роль в его жизни, в ином случае говорить о нем или с ним Микадо ничего бы ни стоило. Вновь установив чашку на стол, Каска опять сложил ладони в замок, опершись о них подбородком.
- Да, к сожалению шанс вернуть все как было жизнь предоставляет крайне редко, - произнес он. – Но думаю здесь важнее всего понять, на что готов каждый, чтоб вернуть это хотя бы частично. Мы не можем шагнуть в прошлое, остаться там или изменить его, но от нас зависит будущее.
Это были не более чем пространные фразы, и Каска не хотел бы лезть в суть вопроса больше, нежели в рамках зоны комфорта собеседника. По сути он сам начал расспрашивать, и Микадо и без него знает, чему не быть никогда, а что в его силах изменить. Возможно, им с другом нужно время, возможно, что-то другое. Разве что ситуация может не шагнуть с мертвой точки, если каждый будет ждать от другого решительного шага и попытки пойти на контакт, и при этом опасаться говорить о себе.
- А вам просто не хотелось бы что-то рассказывать вообще, или вы опасаетесь, что он не поймет или обидится на вас? – уточнил актер.
Пока что Микадо готов был говорить без подробностей, и он был уверен, что сможет уловить момент, когда это желание исчезнет. В каком-то смысле это тоже было занимательно – пытаться вести беседу без имен и конкретики, но при этом почти понимая, о чем идет речь. Скажем так, понимая не на уровне фактов, а на уровне эмоций – которых не было у Каски, но которые он отслеживал по поведению, речи своего собеседника.

0

64

Микадо лишь неопределённо пожал плечами. Слова Юхея не были наполнены каким-то конкретным смыслом и скорее напоминали общие фразы — одни из тех, которые стандартно употребляются людьми на похоронах или при иных важных, но неловких ситуациях, когда чувствуется потребность что-то сказать, но слов нет, есть только общие шаблоны.
Микадо понимал назначение таких фраз, но не видел в них смысла и не знал, как на них следует отвечать. Он вообще не был в полной мере болтливым человеком. Больше всего ему нравилось слушать истории или творить их, но не разговаривать.
— Всё сложно, — повторил Микадо. История действительно не казалась ему простой. К тому же ему не с кем было поговорить о ней, а когда он пытался завести разговор так, чтобы не углубляться в детали, не получалось объяснить действительную важность происходящего.
— Мой друг довольно открытый парень. Я думал, что между нами нет никаких секретов, кроме того, который хранил я сам. Это была моя тайна, возможность быть кем-то более значительным, чем я есть. Оказывается, у моего друга была аналогичная тайна, — он сцепил свои пальцы в замок и принялся внимательно их рассматривать.
Когда говоришь подобным образом, общими фразами, всё не кажется сложным, но «аналогичная тайна» — это всего лишь информация о том, что Кида Масаоми был главой «Желтых платков», что у него была девушка, которая долгое время лежала в больнице, что её избили «Синие квадраты». «Аналогичная тайна» — это всего лишь информация о том, что он — Микадо, — глава и создатель «Долларов» — банды, о которой в Икебукуро ходит множества самых разнообразных слухов. «Аналогичная тайна» — это то, что заставило Масаоми вернуться в свою банду, чтобы защитить город от «Долларов». Из-за «аналогичной тайны» он попал в больницу. Микадо с ужасом и болью вспоминает его окровавленное лицо.
— Я могу только предполагать, почему он не рассказал мне о ней, но так вышло, что из-за секретов мы оказались по разные стороны баррикад, и это привело к неприятным последствиям, — Микадо даже усмехнулся от такой формулировки. Если бы ему только хватило храбрости взять на себя ответственность за эти последствия. Если бы только он был тем, кем многие его считают. Однако, лидер «Долларов» всего лишь трус, который с трудом поспевает за скоро развивающимися последствиями. Его словно привязали к поручням поезда, он не может на него забраться, может только бежать, а поезд с каждой минутой набирает скорость. Очень скоро платформа кончится, Микадо запнётся или просто не сможет поддерживать скорость поезда, и тогда…
— Я боюсь перемен. Не знаю, обидится он на меня или простит. Не знаю, обижусь ли я на него или прощу. Но пока ничего не произошло, пока мы не поговорили, эта ситуация, как эксперимент с котом. «Кот Шрёдингера». Наша дружба одновременно жива и мертва, пока мы не поговорим. После этого наступит определённость, с которой придётся жить дальше, которую нельзя будет отмотать и исправить. Эта пугает меня. [NIC]Ryugamine Mikado[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/l2yA4.jpg[/AVA]

0

65

>>> Улица Гекиджо

• Время: 17.04.2010 сб, 15.00-18.00
• Погода: пасмурно, температура воздуха ~14 градусов
• Внешний вид: Темные очки. Синие джинсы, коричневые кожаные туфли на невысоком каблуке, бежевый джемпер с высоким горлом, кожаная бордовая куртка. Кулон из кожи и лазурита. Волосы собраны в хвост.
• Состояние: позитивно-уставшее, но заинтригованное. Дополнительно: не видит.
• Инвентарь: сумка с полезными вещами, телефон, трость, зонт.

- Русский колорит? - Хильд светло улыбнулась. - Тут сложно мне судить будет. Ведь сравнить для этого надо. То есть, и их свою кухню попробовать, ведь так?
Дорога в целом была приятной. И не очень долгой, что очень обрадовало Хильд, хотя именно про эту деталь прогулки она бы не призналась никому. Даже Каспару. Нет, ходить девушка могла много, и она даже почти не устала, но вот это чудовищное ощущение скованности и не свободы... Это было ужасно. особенно когда Хильд поддавалась упадническим мыслям и начинала думать, сколько же всего интересного и прекрасного она теперь пропускает. Так что девушка постаралась запретить себе об этом думать, или. по крайней мере, старалась отвлечься и переключиться. И даже получилось. Каспар был замечательным проводником, идя рядом, он, кажется, даже подстраивался под шаг Хильд. Или это ей казалось, и она сама, незаметно для себя, принимала его темп?
А впрочем, какая разница?
Они ненадолго остановились, видимо, перед входом. И Хильд тихо рассмеялась - о, кажется, об их недавнем инциденте она забыла:
- Вы хороший очень проводник, Масаоми-кун.
Каспар провёл её внутрь, и Хильд завертела головой, прислушиваясь, принюхиваясь, силясь что-то рассмотреть сквозь свою темноту. Здесь были люди, гул их голосов донёсся до слуха девушки. Кажется, где-то стучали ножом. А ещё тут вкусно пахло, не так, как в кондитерской, но тоже очень здорово. Может, Каспар и хотел взять еду домой, но Хильд не отказалась бы от порции и здесь.
Да, еда была для Хильд жизненно необходима. Понятно, что такое положение было и у всех, но именно для девушки наличие пищи было критичным. Особенно когда она восстанавливалась, или не важно себя ощущала. В лаборатории даже проводили опыты по этому поводу. Выяснилось, что от голода Хильд быстро становится вялой, потом и вовсе уходит в бессознательное состояние. Как ей самой поясняли, организм начинает оперативно отключать одну систему за другой в попытках сэкономить стремительно исчезающую энергию. От этого было не легче, и Хильд не любила те эксперименты. Как, впрочем, и множество других.
- Как тебе здесь? - спросила она у Каспара, и весело добавила: - Не зря сюда шли?

+1

66

Ответ мальчика Каска слушал молча, в середину его речи нечего было добавить. Судя по всему, все действительно было слишком сложно. Наверное советы случайного встречного – а несмотря на то, что актер был знаменит, в жизни Микадо он был именно случайным встречным – вряд ли смогут дать хотя бы сотую долю понимания, как поступить дальше. Точно понять что именно произошло в жизни мальчика Каска не мог, впечатление скорее складывалось на уровне эмоций. Хотя одно он знал наверняка. Неправы те взрослые, что считают, будто детский и подростковый возраст – самые легкие периоды жизни. Наслаждайтесь молодостью, пока вас не поглотила работа, заботы о семье. Отчасти это было верно, но с другой стороны взрослый человек имел устоявшееся мировоззрение, лучше понимал окружающий мир даже на уровне тех же бытовых мелочей, с опытом приходило умение разбираться в людях и ситуациях, принимать решения. Каким бы взрослым и разумным ни казался какой угодно подросток, он только начинал жизненный путь, и с некоторыми проблемами сталкивался впервые. С другой стороны то, что Микадо, рассказывая о друге, не взваливал ответственность за их размолвку на кого-то одного, позволяло предположить, что при таком подходе шансы в итоге реально простить друг друга и помириться у ребят есть. Если конечно друг поступит так же… Обидчивость и привычка ставить стены – черта детская, а вот способность признать ошибки – уже ощутимый перевес в сторону серьезного и взрослого взгляда на вещи. И пусть даже Микадо не был сейчас уверен, что не обидится, поговорив с другом – он не делал этого заранее, не выслушав и не дав тому шанса вообще хоть что-то сказать, и не делал категоричных заявлений о том, что все уже кончено.
- Неопределенность зачастую ощущается комфортнее права выбора, - произносит актер, задумчиво глядя куда-то в сторону окна, но не замечая спешащих за стеклами по оживленной улице пешеходов. – Единственный подвох в ней – слишком долгая неопределенность может отнять сам шанс выбирать. Один мой хороший друг как-то сказал, что в очень трудном положении, когда многое зависит уже не от него и настает момент взять себя в руки и сделать шаг, он руководствуется только двумя правилами. Не врать и не бояться. Чтобы принятое решение было честным, и не пришлось жалеть или давать ложные надежды и обещания, и чтобы оно все-таки было принято, - Каска переводит взгляд на Микадо, он как всегда спокоен и голос его звучит ровно и без эмоций, но кажется сейчас это самое верное подтверждение того, что он в этой ситуации – лишь наблюдатель. – Сказать по правде, я думаю что лишние советы могут вас только запутать. Но вы боитесь плохого финала в разы больше, чем самого разговора. Если ваш друг тоже способен признать, что причиной произошедшего не может быть лишь один из вас… - он делает паузу, подбирая слово, которое не будет ставить точку и не станет тем самым советом, которые и правда способны сбить с толку и внушить человеку чужие представления о ситуации. – Впрочем, порой достаточно желания идти на контакт с одной стороны, чтобы вторая тоже захотела быть понятой.
Беседа так или иначе подходила к моменту, когда из обсуждения затронутой в ходе интервью темы рисковала уйти в не очень комфортный, а скорее бессмысленный и не слишком понятный для Микадо разговор. Каска не знал всего и не мог говорить за посторонних людей. Он всего лишь… просто говорил, по сути не переживая за исход ситуации для мальчика, лишь на уровне понимания что хорошо, а что плохо, желая ему помириться с другом и прийти к гармонии и в их отношениях, и внутри себя самого. С последним у Микадо тоже явно было не все так уж гладко, но в это постороннему лезть точно не стоит.
Люди прибывали и убывали, неподалеку кто-то уходил, и столик занимала новая компания, а впереди кажется опрокинули на себя чай. Все вокруг сливалось в гул, в котором можно было вычленить некоторые звонкие голоса, смех, шум отодвигаемых стульев, позвякивание посуды. К ним подошел официант, чтобы удостовериться, что они обеспечены всем чем нужно и забрать опустевший чайничек.

0

67

[Икебукуро] Улица Гекиджо

Время:  17 апреля, 15:00-18:00
Погода: Пасмурно, но без дождя, температура воздуха 10-12 градусов.
Внешний вид: Чёрный брючный костюм, белая рубашка, красный галстук, чёрный плащ, шляпа-федора.
Состояние: любопытство.
Инвентарь: бумажник, документы на имя Каспара фон дер Альбса, ключи, мелочь, зонт, чёрная сумка.

Каспар бросил на своего спутника небрежный взгляд. Не беспокоиться? Может быть, ему ещё стоит постоять в очереди за столик в этом заведении, которое очень напоминало обычную тематическую японскую забегаловку. Японцы, к слову, очень любили стоять в очереди. Очереди японцев можно было встретить в магазинах, даже если те совершенно открыты, или перед кафе, которое ещё и не думало открываться. Австриец любил порядок, но не обладал достаточным терпением для ожидания.
Впрочем, напрашивающееся на язык предложение поискать другое, более спокойное, быть может, место для посиделок, тут же ушло, когда в разговор вновь вступила Келли. Поддерживая её под руку, Каспар забыл об их спутнике, и огляделся.
— Необычно, — произнёс он задумчиво. — Помещение небольшое, но уютное. По центру что-то вроде прилавка. За прилавком, судя по всему, русский шеф-повар. Перед ним — зал со столиками. Столики расставлены не вплотную, наверное, чтобы не мешать посетителям или чтобы ничего не снёс огромный официант. Между столиками бегает весьма впечатляющий громила, который несёт что-то несусветное на дикой смеси японского с... я даже не знаю, каким языком, — озвучивая всё это Каспар приметил, что рядом со стойкой есть несколько обеденных зон с татами и стенками — именно то, что им было нужно и для колоритности, и для беседы.
Каспар повёл Хильд вперёд. Возможно, японцам и нравилось стоять в очереди. По крайней мере, небольшая компания явно настроилась занять это место. Но Каспар был гайджином, человеком диким, не имеющим ни воспитаний, ни традиций, а потому мог позволить подрезать уютное место перед лицом уроженцев Японии. В особенности, если он сопровождал юную, симпатичную и слепую девушку.
— Мы присядем здесь, — объявил он, обращаясь к Келли. — Разувайся. Здесь татами и низкий столик. Знаешь, я даже вроде бы проголодался! По крайней мере, местный колорит вызывает желание попробовать что-нибудь. Ты как на это смотришь? — он устроился рядом и поискал хитрыми глазами Масаоми.
— Молодой человек, — Каспар окликнул своего юного гида. — Будьте добры принести нам меню и посоветовать что-нибудь из еды. Хватит зависать в своём телефоне.

+2

68

- Ой, спасибо. - Масаоми радостно улыбался, оттого что его помощь оценили. Хотя, это то и помощью назвать было сложно, одни сплошные шпионские игры, о которых кажется, догадывались все, но никто не спешил раскрывать карты, мол: - Хей, чувак, а я знаю, что ты спер что-то из квартиры Изаи-сана. Или – Йо!, мелкий, а какого лешего ты за нами следишь, да еще и в эту русскую дыру притащил?!
Кто в своем уме сделает ход буквой «г» (конем, будет слишком хорошо сказано, поэтому просто «г» или «ж» если хотите) первым?! Действительно, так поступают либо смельчаки, полностью уверенные в своей правоте, либо глупцы. Масаоми относил себя к обеим категориям, ведь как ни крути, он был глупец, полностью уверенный в своем провале. Оттого его улыбка казалась, не столько счастливой, сколько неловкой, полной жалости к самому себе.
Он медленно вышел из-за двери, продолжая криво улыбаться на брошенную ему фразу, про телефон: «У тебя, что глаза на затылке?!» - Пронеслось у него в голове, отвечать или как-то комментировать происходящее, Кида не успел (не захотел скорее), потому что ему пришло ответное смс от сестричек. Быстро взглянув на экран, Масаоми кивнул и убрал гаджет в карман, от греха подальше.
- Весело, весело… - начал он напевать себе под нос какую-то странную песенку, рожденную его сознанием в ответ на окружающий школьника стресс. Вся эта прогулка, хоть и была спокойной и милой, девушка была замечательной, с какой стороны не посмотри, но это то как раз и вызывало в организме подростка невероятное напряжение. Хуже лобового столкновение. Хотя, быть может, подобные чувства у него вызвало это место. Уютный второй дом, куда он с радостью заходил во времена своей лихой молодости. Сюда же он приводил и дорого его сердцу друга, который возможно сейчас сидит у себя в каморке и ест лапшу быстрого приготовления. «Бомж пакет – не самое лучшее решение, друг мой» - Удрученно вздохнув, своим мыслям, Масаоми взял меню, что ему так любезно протянул друг-гигант, уже готовый объявить всему ресторану, о том, что блудный сын вернулся, на что Кида быстро зашикал, приложив палец к губам.
- Пожалуйста, как-нибудь в другой раз. – Он сложил руки в молящем жесте, после чего тепло улыбнулся, похлопал друга по плечу (ну он попытался до него достать) . – Возможно, в будущем они станут вашими постоянными клиентами, поэтому позаботьтесь о нас! – Воскликнул желтый, так чтобы его услышали Каспар и Хильд. С важным видом: «я договорился, я же говорил, что проблем не будет» Кида протянул меню через порог: - Надеюсь, вы проголодались…Я видел за прилавком, такие удивительные блюда, что еле сдержался, чтобы не сделать заказ самому! – Разуваясь, нахваливал ресторан Масаоми, совершенно забыв, о том, что еще пару секунд назад, в его животе было странное чувство…Интуиция?! Или просто дикое желание поскорее набить пузо вкусняшками….кто знает. – Что же, как гурман и завсегдатай этого места, смело могу предложить вам сет номер 1 и номер 6…А еще…- Кида развернулся, чтобы указать в сторону прилавка, мол там есть нечто, что даже он не пробовал, но внезапно ему показалось, что он увидел знакомую черную макушку. Показалось …да, но током то его прошибло, что он аж подскочил на месте и быстро развернулся в сторону своих новых друзей. – Впрочем, остановимся на этих двух блюдах. -

+2

69

— Хороший совет, — согласился Микадо и схватил палочками ролл, в котором, судя по всему, пряталась икра со сливочным сыром. Причём не с моцареллой, которую стали класть в роллы по настоянию заграничных туристов, а обыкновенного плавленого сливочного сыра. Вкус оказался приятным, хотя и немного специфическим, но, главное, избавлял Микадо от необходимости как-то реагировать. Когда жуешь, пытаясь при этом сохранить лицо, явно не до каких-то бурных реакций.
«Не врать и не бояться», — повторил он про себя. Вот только Масаоми врал, врал каждый день, выдумывая причины, по которым не мог прогуляться вместе с Микадо и Анри после школы, врал с широкой улыбкой на лице. Он врал, а Микадо боялся. Так что с соблюдением правил у них явно будут проблемы.
Однако говорить об этом было бы излишне, верно?
— Спасибо большое за ваше внимание и извиняюсь, что отнял у вас столько времени своими проблемами, — Микадо поклонился, не вставая из-за стола. Он понял, что потратил то время, которое провёл вместе с идолом, впустую. Масаоми, наверняка, поднял бы его на смех. Исправить это было уже нельзя. К тому же, если быть откровенным с самим собой, этот разговор принёс ему облегчение. Пусть горькое, но вполне реальное.
Микадо подумал, что слов благодарности недостаточно, чтобы выразить его чувства, но ничего другого на ум не пришло. В конце концов, ему никогда не удавалось говорить действительно ловко.
Он прикинул, сколько может стоить его набор и уже собирался расплатиться, когда услышал что-то или, если быть точнее, кого-то. Голос Масаоми звучал так реально, так рядом, что Микадо на мгновение застыл, подумав, что его, возможно, тревожат галлюцинации, но потом всё же решился покрутить головой по сторонам.
От осознания увиденного до последующих действий прошло не более секунды. Микадо вскочил, стул за ним с грохотом упал, но юноша уже этого не заметил. Пересекая зал, едва-едва минуя столики и клиентов, он приблизился к кабинке.
— Масаоми-кун?.. — почему-то неуверенно переспросил Микадо, хотя ошибиться с такого расстояния было просто невозможно. — Ты… вернулся? ‎
[NIC]Ryugamine Mikado[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/l2yA4.jpg[/AVA]

+1

70

- Здесь вкусно пахнет, - негромко заметила Хильд, повертела головой. И пошла вслед за своим спутником, доверяя его руке. Романтическая влюблённость? О таком, если честно, Хильд вообще не задумывалась. И была бы порядком удивлена, начни кто-то расспрашивать о её отношении к Каспару именно с этой грани. Может быть, сказывалось отсутствие обычных для людей книг, песен, фильмов и прочих разговоров о романтических отношениях. А может быть, потому что ей повезло сразу встретить Каспара. А может быть, из-за своего характера. Или, может быть, могли быть и ещё причины.
Хильд кивнула и присела, чтобы аккуратно снять туфли и поставить их на причитающееся место. Была в Японии эта забавная традиция, которая девушку умиляла и казалось очень милой. Заодно Хильд протянула руку, чтобы понять границы и высоту столика, осторожно, чтобы не стукнуться самой и не снести ничего нужного, заняла место.
- Вот как? - она повернулась на голос Масаоми-куна, недоуменно пожала плечами: - Если хотите вы, почему не закажите с прилавка эти удивительные блюда? Масаоми-кун, можете вы описать мне официант как выглядит? И повар... Раз Каспар назвал колоритными их, я хочу представить это!
Не всё же Жертву озадачивать вопросами! Тем более, что, кажется, поговорить парень любил. Хильд же была никогда не против послушать. Она осторожно устроила рядом свою трость. Нехорошо получится, если кто-то из людей об неё споткнётся. Кивнула, на этот раз поверну лицо туда, где, по её прикидкам, должен был находиться Каспар:
- Тогда и то закажем, что Масаоми-кун посоветовал? Первый и шестой, правильно? А что входит туда?
Помнится, их гид обещал ещё и истории. Но их Хильд посчитала бы восхитительной добавкой к здешней атмосфере со своим ароматом, тихим гулом голосов, шумом улицы за окнами, и звуками, присущими любому заведению подобного типа. Шагами, стуком ножей, шуршанием одежды, позвякиванием посуды. Может быть, поэтому Хильд услышала негромкий и нерешительный голос, который обращался к их неожиданному гиду-проводнику. Она повернула голову, испытав укол разочарования от того, что не может увидеть подошедшего.  Нет позы, нет выражения лица, нет взгляда... Придумывай сама! Как же это раздражает и печалит одновременно! И жаль, что она не увидит реакции Масаоми-куна, ей остаётся только слушать. И надеяться на Каспара.
- Знаете вы Масаоми-куна? - с улыбкой и неожиданно для себя спросила Хильд. Наклонила голову, намотала на палец прядь светлых волос. - Я Келли.

+3

71

Их маленькое знакомство всё больше напоминало сюжет детективного романа в духе Агаты Кристи: все знают, что происходит что-то неправильное, но ведут себя так, словно бы не замечают этого, ожидая прокола противника. Игра Каспару нравилась, и он ждал, когда кто-то потеряет терпение. Юноша, с одной стороны, казался стойким оловянным солдатиком, с просто непреодолимой стеной оптимизма, но, с другой, он слишком явно игнорировал странности. Масаоми не хотел выходить на диалог, хотя поводов для этого было предостаточно, и Каспар сделал вполне очевидный вывод, что в суши-бар их заманили неслучайно и именно здесь ждёт следующий этап знакомства.
— Давай закажем, — согласился Каспар, взяв в свою ладонь руку девушки и слегка сжав её. Для неопытной слепой Келли вела себя очень осторожно и внимательно, не создавая никому заметных неудобств. «Кроме самой себя», — подумал альбинос.
— Доверимся нашему юному и обаятельному гиду? — лукаво поинтересовался Каспар, поднимая взгляд на Масаоми. Того явно что-то беспокоило. Чьё-то присутствие или, наоборот, отсутствие? — Согласен. Давай попробуем для начала первый и шестой, и, если понравится, возьмём что-то домой. Сейчас мы не очень голодны, только-только покинули кафе, но к вечеру нам может пригодиться такой вот запас. Что будем пить?
Каспар, похоже, единственным заметил целенаправленное перемещение невысокого щуплого подростка. Первое время никак на него не отреагировал. Потом внимательно рассмотрел юношу. Выглядел он забитым и смущенным. Таких, наверняка, любят дразнить в школе. И именно такие, как правило, занимаются общественными работами.
Неужели этот юноша как-то связан со слежкой за Джеком? В таком случае, Каспар будет сильно разочарован.
— Добрый день, — произнёс альбинос с обманчивой улыбкой. — Вы знакомы с нашим юным гидом? Масаоми-кун был так любезен, что предложил свою помощь. Мы — туристы, — он пожал плечами, как бы признавая все возможные претензии коренных жителей к туристам. — Масаоми-кун рассказывает нам чудесные вещи. Может, вы также сталкивались с чем-то подобным? Присоединяйтесь к нам! Чем больше народу, тем интересней.

+2

72

Масаоми постарался поскорее пройти на свое место и успокоить свою разбушевавшуюся фантазию. «Все азиаты на одно лицо, ты же знаешь. Мысли стереотипами. Стереотипами…Не усложняй себе жизнь.» - Медленный стук сердца, раздавался эхом по всему телу, он слышал его очень отчетливо, что мешало ему сосредоточиться на фоновых звуках. Прислушаться к шагам, разговорам вдали, чтобы успеть среагировать. Среагировать на приближающееся прошлое, от которого он так старательно бежал все эти месяцы. Но вместо этого он слышал лишь свое «я», временами перебиваемое нежным голосом Келли.
– Я просто подумал, что не стоит заказывать то, в чем точно не уверен. – Кида взглянул в сторону милой девушки, пытаясь найти успокоение в ее необычной красоте. – Не хочется упасть в грязь лицом перед такой чудесной леди. – Хотя, если вспомнить при каких обстоятельствах они познакомились, то пункт: падать в грязь, можно было вычеркнуть из его блокнота «что не следует делать в присутствии дамы». Воспоминания о сегодняшнем дне прокатились холодным асфальтом по лицу школьника, немного охладив его медленно закипающие нервы и чувство некого дискомфорта, которое Масаоми продолжал упорно игнорировать. К животным инстинктам, шестому чувству лучше прислушиваться, но, увы, школьник был слишком глуп и беспечен в отношении своей собственной жизни, а потому часто не мог принимать действительно правильные решения.
- Хмм…думаю, даже по европейским меркам Саймон, так зовут официанта, довольно высокий. Он не тот типичный русский, каких рисуют в манге или показывают в фильмах. В нем есть своя изюминка…- Кида старался подобрать правильные слова в описании дорого ему друга, чтобы никого ненароком не обидеть. Все- таки Каспар и Келли по менталитету были ближе к странным русским, нежели все жители Букуро. И не важно, что «Русские суши», идеально вписывались в необычную атмосферу этого района.
Почесав нос, Масаоми положительно кивнул на слова Каспара и мило улыбнулся ему в ответ. Где-то в подсознании парнишка понимал, что не хотел говорить с этим человеком слишком много, так как это может обернуться серьезными проблемами для него и его миссии. Уж, очень наблюдательный ему попался клиент.
Сделав глубокий вздох, желтый хотел продолжить свой рассказ об обитателях ресторана, как вдруг стены его карточного домика начали рушиться прямо у него на глазах. Дикий вихрь эмоций, уносил непрочную конструкцию далеко-далеко, оставляя после себя лишь воспоминания о прошлом, которое настигло его, Масаоми, в самый не подходящий момент.
Сглотнув, парнишка медленно повернул голову в сторону знакомого голоса. – Ахахах! – Словно ужаленный, он подскочил с места, стараясь заглушить своим задорным смехом вопросы и предложения своих спутников. Они слишком опасны, Микадо не нужно с ними знакомиться. – Нет, я здесь проездом, решил помочь милым ребятам.  – Преодолев расстояние от своего места до друга, Масаоми живо обулся и повернулся в сторону своих спутников. – Он, сам в городе всего ничего и истории у нас одни на двоих, потому что автор им я…- Произнес Кида, чуть более серьезно, без задора, которым пару секунд назад, пусть и с огромным усилием, светился парнишка.

+3

73

- Все в порядке, - кивнул актер, когда мальчик помимо благодарности извинился. И добавил: – Я тоже благодарен вам за разговор, - имея в виду отчасти то, что это был первый опыт с интервью, хоть в данном случае и не совсем удавшийся, но для первого опыта этот результат был неплохим, а также то, что в меру возможности и желания его собеседник точно говорил искренне. Хорошо было бы, если эта случайная встреча даст Микадо нечто большее, чему пару автографов, например – хоть пару ободряющих мыслей. Не всегда даже хорошие советы были универсальны и помогали любому человеку, но такой шанс несомненно был.
Сам же актер задумался о том, чем будет занят его вечер, раз уж встреча с Максом отменяется. С одной стороны – хотелось просто отдохнуть, с другой – всегда накапливались какие-нибудь мелкие но все же важные дела. Осушив свою чашку, Каска подал знак официанту, чтоб ему принесли счет, так как на память здешнее меню не знал. Он решил, что для начала прогуляется пешком до дома, а по пути поймет, на что сегодня остались силы и желание.
Когда Микадо вдруг резко вскочил, даже уронив стул, актер не вздрогнул он неожиданности, лишь быстро поднял на него взгляд. Его собеседник что-то или кого-то увидел. Невольно хотелось проверить, что, и Каска повернул голову в том же направлении… но пока что он видел только все тот же зал, в котором не происходило ничего из ряда вон выходящего. Значит, это кто-то из посетителей, все так же мирно ужинавших и общавшихся за своими столиками, произвел на паренька такое внезапное впечатление.
Каска спокойно наблюдал, как Микадо спешит через весь зал в одну из уютных кабинок, где расположились трое посетителей. Один из них был явно возраста Микадо, и актер внимательно наблюдал за тем, какую реакцию вызовет у незнакомого юноши появление его сегодняшнего случайного собеседника. На секунду обзор закрыл появившийся перед его столиком официант. Каска не стал гонять его по несколько раз со счетом и расплатился сразу же, из-за этого отчасти упустив происходящее на другом конце зала. У него были догадки, кем является для Микадо светловолосый юноша, тоже резво снявшийся с места при виде него, но проверять актер их не стал бы – это уже совершенно точно не входило в его планы и было не его делом.
- Юноша, который сидел со мной, возможно пересядет за другой столик, - на всякий случай предупредил он официанта, кивнув на Микадо (чтоб паренька не потеряли из вида в многолюдном зале, что могло бы создать неловкую ситуацию и для него, и для обслуживающего их официанта). Тот нашел паренька глазами, сказал, что будет иметь в виду, поблагодарил за информацию и исчез из вида.
Каска же, поднявшись с места и дождавшись, пока Микадо бросит взгляд в его сторону, кивнул ему с легким поклоном, давая понять, что прощается, и направился к выходу.

>>>>> по своим делам.

+1

74

Микадо перевёл взгляд на приветливую девушку. Она говорила уверено, но с заметным, хотя и не раздражающим акцентом. Девушка (Келли) оказалась молодой, красивой, немного напоминающей актрис из американских фильмов, но наткнувшись на тёмные непрозрачные очки, Микадо смутился и его взгляд упал ниже, к ногам девушки и палке, которая лежала рядом с ней.
«Слепая?» — юноша почувствовал острую неловкость. Довольно глупо чувствовать неловкость просто из-за того, что приходится общаться со слепым или даже просто смотреть на слепого. Частично, дело, конечно, в том, что не хватало зрительного контакта. Это ощущение возникало даже просто с людьми, которые носили тёмные очки. Однако Микадо понимал, что, как минимум, частично дело в том, что сам он не слепой. Ему было неловко от отсутствия очевидной ущербности.
Микадо понимал, что слепым, вероятно, совсем не легче от того, что их сторонятся из-за неловкости, но почти ничего с собой сделать не мог.
— Здравствуйте, меня зовут Рюгамине Микадо. Приятно с вами познакомиться, Келли-сан, — несмотря на то, что слепая девушка не могла его видеть, он отвесил поклон.
— Да, я хорошо знаю Масаоми-куна. Мы учились в младших классах, и в Токио я приехал, в основном, из-за его рекомендаций. Он чудесный рассказчик. Каждый день новая история. Да, Масаоми-кун? — Микадо перевёл похолодевший взгляд на друга. Он без труда понял, что от него хотят избавиться. И, разумеется, первым его порывом было не навязываться и уйти. Но опыт подсказывал, что такая тактика не вела ни к чему хорошему. Разве он не догадывался, что что-то стоит за постоянным отсутствием Масаоми? За его делами, которые возникали чаще и чаще, и мешали совместным прогулкам? Однако он смолчал, Масаоми пострадал и исчез.
«Я думал, что он, таким образом, помогает мне справиться со смущением в присутствии Сонохары-сан», — Микадо мысленно хмыкнул и посмотрел на мужчину. Взгляд на него заставил юношу сжаться, но, одновременно, вызывал любопытство. Ему ещё не приходилось видеть альбиносов. Да, время от времени встречались люди с белыми пятнами на коже. Токио густонаселённый город, а Микадо в основном перемещался в метро. Время от времени встречались и отаку, которые перекрашивали волосы в чудные цвета, носили линзы и странные одежды. Но этот человек, этот иностранец, выглядел натуральным образом, и его внешность одновременно завораживала и отталкивала.
«Будто смотришь в ведро со змеями — и противно, и сложно оторваться».
— Я... — Микадо почувствовал, что в горле у него пересохло, и сглотнул. — Я плохой рассказчик, на самом деле, и Масаоми-кун прав — своих историй у меня немного, но, если вы не возражаете, я бы присоединился. Дело в том, что мы давно не виделись с Масаоми-куном.
«И так он, вероятнее всего, не сбежит», — добавил он мысленно.
Микадо вздрогнул, вспомнив, что совершенно невежливым образом бросил своего собеседника за столом. Оглянулся, встретился взглядом с Юхей-саном и вежливо кивнул ему. Всё-таки актёр понравился Микадо. Наверное, если бы вопрос, который вызвал у него интерес, касался бы только Микадо, он бы рискнул пойти на это интервью, и пошёл бы только благодаря Ханеджиме Юхею.
«Наверное, это и есть обаяние», — задумался Микадо с уколом зависти. У него обаяния не было
Он отвернулся от актёра и вновь наткнулся на взгляд Масаоми. Взгляд напряжённый, серьёзный, болезненный. С таким Масаоми Микадо ещё не приходилось сталкиваться.
— Или... мы можем поступить иначе, но мне нужны гарантии, что ты не пропадёшь на неопределённый срок из города, как минимум, не поговорив со мной и Сонохарой-сан.[NIC]Ryugamine Mikado[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/l2yA4.jpg[/AVA]

Отредактировано NPC (28-02-2018 09:37:32)

+2

75

О. О. Хильд не могла видеть, и, может быть, не так тонко различала интонации, как хотелось бы, но возникшее напряжение она уловила. "Старый друг, с которым поссорились? Соперник?" Она наклонила голову набок, чуть нахмурилась, слушая слова не родного языка, такого странного и не похожего на привычный ей. И не знаешь, что делать, как лучше - не вмешиваться, позволив Масаоми-куну и Микадо-куну разобраться самим. Или наоборот, стать внешним фактором, который сможет повлиять... на что? Или не сможет? Хильд повернула голову по направлению к Каспару. "Что мне делать?" - это было скорее мыслью, а не попыткой послания.
- Значит, повезло с гидом нам? - Хильд улыбнулась, повертела головой, ориентируясь на голоса. Отметила вскользь, что их общение у столика не привлекло никакого внимания: фоновый шум (назовём это так) ресторана остался неизменным. Не было ни внезапной тишины, ни, наоборот, усиления гула голосов. В общем, Хильд захотелось сгладить эту неловкость. По крайней мере, попытаться.
- Мы не возражаем совсем, - девушка как-то неловко повернулась и стукнулась коленкой о столик. Не больно, но неприятно. Особенно когда точно знаешь, что в здоровом состоянии такое было бы невозможным. Это не помешало Хильд продолжить: - И разве на двоих истории, это не чудесно?
Она осторожно переложила трость, провела рукой по краю стола, чтобы очертить для себя его границы.
- Но вы сказали, что знаете тоже истории, Микадо-кун? Мне доводилось путешествовать мало. И интересно мне узнавать нечто особенное про, - тут Хильд запнулась, подыскивая подходящее слово, - Про места мир вокруг. А разве про это не лучше жители местные расскажут?
Она опять улыбнулась, надеясь, что получилось это сделать более-менее адресно. Намотала на палец выбившуюся прядь светлых волос.
- Масаоми-кун говорил, что заведение особенное здесь. Но только начал объяснять, чем особенное именно. Вы дополнить можете, Микадо-кун? Я не могу понять пока что, - она грустно вздохнула. Несомненно, будь у неё зрение, то Хильд могла бы оценить всё сама. Пока же приходилось полагаться на описания, которые давали окружающие. Преимущественно, Каспар.

+3

76

Каспар, скорее, почувствовал, чем заметил движение Хильд. При отсутствии зрительного контакта, он испытывал большую потребность к тактильным ощущениям. Это было забавным, поскольку, скорее всего, отражало желания и потребности самой Хильд. Каспар наклонился к ней, взял за руку и мягко поцеловал в макушку.
«Просто будь собой. Ты замечательно справляешься»,  заверил он девушку. До сих пор Каспар не чувствовал желание направлять  её. Ему нравилось, как естественно и просто она вела диалог, как легко вступала во взаимодействие и как трогательно интересовалась всем. Вовлекать её во что-то большее, в собственные мотивы, было невозможно частично потому, что Каспар сам не знал, чего именно ему хочется.
Присутствие второго юноши явно и заметно смущало Масаоми. Смущало настолько, что он терял, то ли половину своего красноречия, то ли ту его часть, которая позволяла договаривать интригующие предложения до конца.
- Саймон – это огромный по всем меркам и абсолютно чёрный мужчина с настолько добродушным видом, что это выглядит явной угрозой, - договорил за него Каспар и улыбнулся мол «не строит благодарности». Конечно, альбинос предполагал, что подобное описание может как-то не устраивать Масаоми, который хотел высказаться более красноречиво. Возможно даже, оно могло как-то не устраивать Келли, которую явно забавляли рассказы весёлого блондинистого мальчика. Но Каспар не любил недосказанность, и подозревал, что Масаоми вряд ли хватит сил и собранности, чтобы вернуться к данной теме совершенно самостоятельно. К тому же ему казалась привлекательной идея указать на то, что Масаоми забыл, на чём остановился.
- А мужчина за стойкой – тот, кто делает суши, - выглядит больным или только перенёсшим тяжелую болезнь. У него серое измождённое лицо и заметные синяки под глазами. Я предполагаю туберкулёз, - последнее альбинос произнёс с профессиональным интересом. У него даже возник соблазн спросить у мужчины, а чем же он болен или был болен вообще. – Этот суши-бар давно открыт? – переадресовал он свой интерес к Масаоми.
Каспар проигнорировал явным намёк юноши на то, что его другу здесь совершенно нечего делать. Реакция Масаоми указывала на то, что действия развиваются совершенно не по тому плану, на который он опирался. Это Каспару нравилось. Когда планы юных разведчиков рушатся, они становятся уязвимыми и начинают совершать ошибки.
- Как сказала Келли, мы будем рады дополнительным собеседникам. Это позволит нам попрактиковать японский, - он улыбнулся, и показательно подвинулся, хотя такой потребности не было – места за столом более, чем хватало. – Присаживайтесь. Вы уже пообедали или только собираетесь?

+2

77

Воздух, ему был срочно нужен воздух, иначе школьник мог плохо закончить. Здесь и сейчас, ему нужно было бежать далеко, не оборачиваясь на голоса друга и не очень близких ему людей. Кида, просто мечтал поскорее сбежать, но чувство долга?! Отчаянное желание не проиграть здесь присутствующим?! Что это было за чувство, которое не давало ему сорваться с места, они и сам не понимал. Не мог дать точный ответ, впрочем, как и любой потеряшка.
- Если бы вы хотели…мы бы давно все решили. – Почти шепотом процедил желтый. Он не хотел ничего говорить по этому поводу, тем более сейчас, окружение не то. Но сдержаться, опустить слова друга – он не смог.
На секунду прикрыв глаза, вслушиваясь в разговор Микадо и двух его новых знакомых, Масаоми собирал оставшиеся капли рассудка в одну кучу. Он и без того прокололся, лопнул как мыльный пузырь. Ему ни в коем случае нельзя подвергать Микадо опасности, да и подводить сестричек тоже не хочется, тем более, что эта погоня стоила им не малых усилий.
«Что ж…пусть так» - Масаоми медленно выдохнул и открыл глаза. Он посмотрел прямо на друга. После чего положил руку ему на плечо и воскликнул: - Ну, раз никто не возражает! Конечно, присоединяйся. – Уж лучше сейчас позволить другу остаться рядом, чем потом быть пойманным для разговора, к которому Кида совсем не был готов. Он еще не собрался с мыслями, не знает, как и что ему говорить…а потому, он продолжит свой бег. Возможно, ему даже удастся избавиться (грубое слово, но в данной ситуации, только оно и подходило) от Микадо не вызвав подозрений ни у кого из присутствующих.
- Наши истории, как у большинства школьников: уроки, прогулы…- Проходя к своему месту, непринуждённо, насколько ему позволяло его актерское мастерство, вел беседу желтый. Сейчас ему нужно взять инициативу в свои руки, нельзя, чтобы Микадо сморозил какую-нибудь глупость из их прошлого – еще выследят, и что ему тогда делать. Не становится же супергероем для друга…защищать Микадо и Сонохару он предпочитал немного другими методами. Отношения на расстоянии – перфект:  – О, и, конечно же, свидания. – Он улыбнулся сидящей напротив девушке, хотя в полной мере понимал, что она не оценит его лучезарную улыбку. Поэтому он попытался вложить в свои слова все те «чувства», что были написаны на его маске…Маске шута, весёлого друга, непринужденного простачка, который встретился вам случайно, споткнувшись о шнурки. – Любовные перипетии, приправленные тайнами, коими полнятся улицы Букоро, что может быть прекраснее?! - Кида улыбнулся и похлопал по плечу Микадо. - Тем более для нас, мы ж парни простые, деревенские, в поисках больших возможностей приехали. –
«Верно…все верно. Если я потяну время, если я смогу доиграть это представление, то…Ахах, что тогда?! Изая-сан вместе с сестричками вдруг появятся и…неужели я, действительно ,рассчитываю на эту змею?!» - Мысли роились в голове парнишки, которые смешивались с голосом  Каспара. Этот мужчина, был очень наблюдательным и умным, Масаоми даже в какой-то момент восхитился его умозаключениям. – Хммм…- Протянул парнишка. – Не знаю, Русские суши, были здесь с самого начала. ХАха… - Кида посмеялся со своих слов, потому что вдруг осознал, что многое ему в этом мире не известно, особенно если дело касается Икебукуро.- Они были здесь еще до моего приезда в город. – «Хотите историй, легенд , так я напишу их специально для вас.»

+3

78

Микадо прекрасно расслышал слова Масаоми и, расслышав их, тут же сжался, цепляясь за ремень своей сумки, как за спасательный круг. Правда заключалась в том, что он испытывал вину перед Масаоми за свои секреты. Правда заключалась в том, что не только он хранил секреты. Правда казалась очень сложной, а они с Сонохарой-сан договорились обговорить всё втроём.
Впрочем, «разговора» как такового не было. Микадо, как раньше, ходил с Сонохарой-сан на обеды и возвращался после школы, но без Масаоми они часто молчали или их общие разговоры были настолько неловкими и нелепыми, что тишина казалась более удачной альтернативой.
Знал ли об этом Масаоми? Мог ли он об этом знать? Думал ли об этом?
Глядя себе под ноги, Микадо закусил губу и вздрогнул, когда почувствовал прикосновение Масаоми. Он уже немного жалел о том, что подошёл к столу, и думал о том, как можно вежливо уйти. Бежать было стыдно. Оставаться рядом - стыдно. Молчать - стыдно. Но слова не шли. Ему не хотелось начинать со взаимных обвинений. Он полагал, что Сонохара-сан также имеет право знать секреты, как Масаоми. Он понимал, что таким образом они все лишь оттягивают разъяснения.
Микадо поднял голову и вымучено улыбнулся.
— Если бы мы хотели... Мы все хотели, — он почувствовал на себе взгляды туристов, попытался вспомнить их имена, уселся на самый край, готовый в любой момент подвинуться или уйти, и попробовал собраться с мыслями.
— Я сам очень мало путешествовал. На самом деле, я всю жизнь прожил в одной деревне и даже не ездил на экскурсии. Только в старшей школе переехал в Токио по настоянию Масаоми-куна. Без него мне, пожалуй, не хватило бы смелости, — он рассмеялся, но смех прозвучал искусственно.
— «Русские суши» замечательное заведение, но довольно специфическое. Его посещают многие Икебукурцы. На самом деле, даже некоторые знаменитости. Я только что обедал с Ханеджимой Юхеем! — Микадо постарался в максимально небольшое количество слов выдать максимально полную информацию. Он — обедал. «Русские суши» — ему нравятся. И здесь едят знаменитости.
— Если вы выбрали, что хотели заказать, я бы мог сходить... — предложил Микадо. [NIC]Ryugamine Mikado[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/l2yA4.jpg[/AVA]

+2

79

Хильд слушала, вертела головой, поворачивая её на голоса. Разные голос. Вот - Каспара, тот, который она узнает всегда. Знакомый и близкий. Она слышала разные его интонации, гнев, нежность, внимательность, насмешку, ехидство... В зависимости от ситуации и собеседника. Сейчас она слушала в нём интерес и улыбку. Было легко представить себе Гина, как он улыбается собеседникам, внимательно смотрит на них красными глазами.
А вот голос Масаоми-куна. Сначала тихо-тихо, напряжение. Потом - опять беззаботные интонации, как же у него быстро меняется настроение! Хильд улыбнулась, наклонила голову вбок, ей казалось, так лучше слышно.
- Школьные истории? И их много?
Сама лишённая такой части жизни, как школа, Хильд заинтересовалась этими словами так же (если не больше), чем обещанными историями про легенды. В конце концов, всякие легенды она и сама найти сможет, оборотнями и вампирами её не очень-то и удивишь, а вот школа... Хотелось бы знать, что Хильд пришлось пропустить!
- А почему прогуливаете вы уроки? - на обвинение вопрос был похож в последнюю очередь. Любопытство, интерес, искренняя заинтересованность. - Есть то, что не прогуляли вы бы? И что нравится больше всего в школе вам?
Она переводила невидящий взгляд тёмных очков с одного парнишки на другого, давая знать, что вопрос адресован им обоим.
- Я... мне сравнить интересно, - с немного извиняющимся видом пояснила Хильд своё любопытство и вопросы.
И - голос Микадо-куна. Напряжённый, и натянутый. Может, он смущается? Ещё бы, появились два совершенно незнакомых человека (ну, не совсем человека, но такие подробности можно опустить), позвали к себе, что-то спрашивают. Да, тут есть от чего чувствовать себя неудобно.
- А кто такой Хане... Хени...  - Хильд опять смущенно улыбнулась, - Знаменит он чем?

+2

80

Каспар вновь почувствовал, что выпал из разговора. Это наблюдение не расстроило его. В конце концов, разговор не стих и не прервался, просто ему было, в общем-то, не на что ответить. Парни охотно (назовём это так, чтобы не вдаваться в подробности) общались между собой и с Келли, которая не вполне являлась их сверстницей, но оставалась симпатичной девушкой, с которой было приятно общаться, а Каспар на этом празднике молодости и жизни казался лишним. Конечно, он не выглядел старым, но иногда, в такие моменты, он чувствовал себя старым.
«Дело в возрасте», — подумал Каспар, с удовольствием вслушиваясь в приятный голос Хильд и наблюдая за её движениями, в которых живо ощущались любопытством и интерес. Девушке нравилось слушать про школу, потому что она в школе не училась и эта часть жизни, как и многие другие, обошли её стороной. Каспар подумал, что, когда приключение с глазами закончиться и когда оно закончится благополучно, нужно будет устроить Хильд в колледж или даже университет. Просто для того, чтобы у неё появилась возможность пообщаться со сверстниками.
Эта мысль очень ему понравилась и он остался ей доволен.
Почувствовав, что у него появился повод вступить в беседу, Каспар поднял взгляд на Микадо и улыбнулся. Пожалуй, это было даже удобным.
— Да, будьте добры. А то мы столько наслушались от Масаоми-куна о местных деликатесах, что почти проголодались, но никак не дойдём до того, чтобы их попробовать. Какие там наборы? Первый и шестой? И какой-то ещё, так? — он повернул голову в сторону Масаоми. – Закажите всем по порции. Говоря «всем» я имею в виду четыре человека. Я настаиваю! Мы отнимаем у вас время и должны за это как-то расплатиться. Вы, если не захотите съесть свою порцию прямо сейчас, можете взять на вынос. Как понимаю, Токио не ваш родной город, а к ужину вы вполне можете проголодаться, и тогда маленькое угощение от болтливого иностранца будет кстати, — Каспар улыбнулся.
— Какой вежливый юноша, — когда Микадо отошёл, альбинос перевёл взгляд красных глаз на Масаоми. — У нас, я так полагаю, мало времени. Не так ли? — поинтересовался он. Наблюдая за Микадо и Масаоми, за их «тонкой» пикировкой, за почти супружеской разборкой Каспар сделал вывод, что Масаоми занимается чем-то таким, что скрывает от своего друга. Соответственно, слежка может оказаться его тайным хобби, о котором Микадо не в курсе. — Я понимаю, что вы, юноша, следили за нами. И вы понимаете, что я это понимаю. И всё же мы разыгрываем данный театр абсурда. Надеюсь, у представления будет развязка. Честно говоря, мне очень интересно, зачем подростку следить за иностранцами и я буду очень разочарован, если встреча прервётся на самом интересном месте.

+2


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Ресторан «Русские Суши»