Локации:
Кв. Селти и Шинры - Шизуо 24.09
«Русские Суши» - Каска 20.10
Ул. Саншайн - Маиру 20.10
Ул. Гекиджо - Кида 22.10

Эпизоды:
Энн, Раа - Энн 31.10
Анейрин, Айронуэн - Анейрин 20.10
Гин, Рина - Рина 29.10
Изая, Кида - Кида 28.10
Маиру, Курури, Изая - Маиру 28.10
Оберон, Энн - Оберон 30.10
Титания, Анейрин - Титания 01.11
Катсу, Рей, Мика, Кельт - Рей 31.10
Оберон, Титания - Оберон 29.10
Шизуо, Изая - Изая 02.11
Раа, Рагна - Раа 04.11
Дэйв, Энн - Энн 30.10
Кельт, Сой Фон - Сой Фон 30.10
Има, Джин - ГМ 30.10
Дейв, Златан - Дейв 01.11

Альтернатива:
Изая, Хоши - Хоши 21.10
Маиру, Изая - Изая 02.11
Вверх страницы
Вниз страницы

Durarara!! Urban Legend

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Бар "Дождливые псы"


[Икебукуро] Бар "Дождливые псы"

Сообщений 1 страница 20 из 111

1

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/ac/ad/55849.jpg[/AVA]http://s020.radikal.ru/i722/1303/e4/cca69ad3cfb6.jpg

Бар в одном из переулков на Sunshine 60. Неплохое место для более-менее культурного времяпрепровождения: есть сцена и почти каждый вечер играет живая музыка, иногда проходят концерты.

Время работы: с 14.00 до 6.00.
Столиков не меньше 15-20, есть закуток с пятью столиками, где очень хорошо работает вытяжка (почти зал для некурящих). Акира планирует выкупить третий этаж здания и перетащить кабинет на третий этаж, но пока как-то не доходят руки. С 14.00 до 18.00 работает обычно две официантки, потом приходит еще одна. В будни как раз трех хватает вполне (при необходимости можно вызвать еще одну). В пятницу и субботу - от четырех - в зависимости от народа. Всего официанток в баре реально должно быть не меньше шести-семи (так как сменный график).

Публика всякая разная, на самом деле. Причем возрастной контингент может быть от 18 до 50 и старше. Обычно это люди или неискушенные совсем, чисто из интереса пришли, или суровая молодежь, выросшая из клубов, или уже наоборот искушенные люди, для которых интереснее экзотика. Мужчин там обычно куда больше женщин. Женщины обычно идут в компании. Хотя бывают редкие гостьи из суровых дам. Помимо этого там довольно часты иностранцы, так что как минимум одна официантка в смене должна знать английский.

Форма официанток представляет собой что-то между этим и этим: короткая клетчатая юбка, жилет-корсет без костей из такой же ткани (зеленая или красная), обязательно белая блуза с коротким рукавом-фонариком. Гольфы, правда, белые. Обувь обязательно черная, разрешены туфли на невысоком каблуке или же низкие ботинки со шнурками.

Меню:
Относительно напитков удивительно толерантны: даже есть безалкогольные. И даже можно заказать свежевыжатый апельсиновый, лимон-лайм или яблочный сок. Из алкоголя: около двенадцати сортов пива, обилие крепких алкогольных напитков. Вина почти нет. По два сорта на цвет. Фирменным напитком считается Настоящий Ирландский Эль. Коктейли так же наличествуют, как смешанные, так и слоями. Однако название у коктейлей всегда суровые: никаких ПинаКолада, Секс на Пляже и прочей ерунды.
Закуски: стандартно орешки (арахис, фисташки, кешью), сухарики (оригинальные, чесночные, с перцем и паприкой), чесночные темные гренки и гренки белые с зеленью, сушеные морепродукты (ассорти обычно).
Фирменное блюдо рыба на гриле с особыми специями и по фирменному рецепту.

0

2

• Время: 27 марта, 9:00-12:00
• Погода: тепло, солнечно
• Внешний вид: черные джинсы средней ширины, черная майка, темно-серые кроссовки, на голове черная бандана, на руках - серые хозяйственные перчатки; вся одежда в незначительной мере покрыта строительной пылью
• Состояние: хорошее
• Инвентарь: телефон, кошелек, шпатель

Кадота балансировал на стремянке и разглядывал трещину на потолке. Она была на самом заметном месте: ровнехонько над барной стойкой, на которую падал взгляд, стоило только зайти в бар. На стойку Кадоте залезать запретили, да и сам он переживал, что та его не выдержит - больно хлипкой она казалась. Вот и стоял в невообразимой позе, стараясь достать до трещины и не рухнуть со стремянки одновременно.
В какой-то момент он, хоть и упорный по своей натуре, готов был сдаться, наступил одной ногой на барную стойку, перенес на нее вес своего тела и, услышав противный скрип, вернулся в исходную позицию. Еще не хватало ему не только выговор за плохую побелку получить, но еще и платить за сломанную мебель. У Кадоты было слишком много планов на заработанные деньги, чтобы так рисковать.
Он закусил кончик языка, пытаясь решить, замазать трещину сначала шпаклевкой или побелкой. С одной стороны,  Кадота любил делать свою работу аккуратно и тщательно, с другой - он десять раз предупредил владельца бара, что помещение нужно периодически проветривать во время ремонта, чтобы ничего не поросло грибком, который хозяин замучается выводить. О том, что может треснуть побелка, Кадота и сам подумать не мог.
Устало вздохнув, он спустился со стремянки, взял ведро с остатками побелки, поставил его на стол и полез назад. Для начала стоило отскоблить слой вокруг трещины и нанести новый, да так, чтобы он выглядел чуть ли не родным прежнему и уже высохшему. Вот только Кадота не ручался, что побелка не треснет еще раз.
Встав на носочки настолько, насколько позволяли кроссовки и стремянка, Кадота потянулся вперед и принялся шпателем отдирать побелку. Тут-то и обнаружился плюс дальности трещины: пыль не сыпалась в глаза.
Под приливом вдохновения Кадота даже принялся бурчать себе под нос песню, которую вчера услышал от Эрики - хотя у него получалось попадать в ноты в разы хуже, чем у верной подруги.

+4

3

• Время: 27 марта, 9:00-12:00
Погода: тепло, солнечно
Внешний вид: безразмерный чёрный свитер, под ним светло-голубая рубашка, бабочка, прямые подвёрнутые джинсы, видны носки белые, чёрные кожаные мужские туфли.
Состояние: немного усталое, слегка раздражённое
Инвентарь: контрабас в чёрном футляре, ключи, деньги, книга.

Сосредоточившись на движении Мура шла к перекрёстку. Красный. Она нетерпеливо переваливается с ноги на ногу, оттягивает лямки футляра. Из-за остановки плечи снова заныли. Ксо. Дёрнуло же. "По пути", конечно. Полтора квартала крюк. "По пути"! Подсунула под лямки пальцы. Стало немного легче. Зелёный. Прошло, наверно, года три с последнего пешего путешествия с этим контрабасом в этом футляре. Но почему память не сохранила боль и мучения, Мура не понимала. А говорят, что всё меняется, что два раза в реку не войти, что даже дураки учатся на ошибках. Конечно. Слабые попытки утешить себя, приободрить, обещать мороженое в награду за героические усилия и нечеловеческое упорство, нисколько не отвлекали, слегка сокращали путь и только. Никуда больше с ним. Никуда и никогда. Такси, метро, что угодно. Пусть подарят тележку или с колёсиками футляр. Или пусть живёт дома, гадкий. Вытребую ужин или билет куда-нибудь, одних благодарностей уже не хватает.
Перейти улицу, свернуть за разрисованный угол, пятьдесят метров прямо, ещё угол. Последние сто метров. Она остановилась и подняла голову. Чтоб ещё раз. Футляр тихо опустился на асфальт. Наивные попытки разглядеть что-нибудь за тёмными окнами и при этом не уронить контрабас кончились. И дёрнув за ручку, Мура открыла дверь. Блин, думала, не сработает.
— Прошу прощения, могу я войти?— неуклюжие, из-за выскальзывающего из рук контрабаса, шаги по короткому коридору.— Прошу про...— на стремянке над баром повис на потолке со шпателем и белой рукой парень. Девушка так и застыла с открытым ртом. За отупением проползли удивление и болезненное непонимание.
— Эээ...Извините,— она выдавила вполне пристойную улыбку, хотя брови всё ещё мучительно недоумевали.— Я хотела узнать, когда закончится ремонт: утром телефон никто не взял, а тут мимо проходила, зашла. Вы не знаете? Нет?

Отредактировано Mura (12-02-2014 01:08:24)

+4

4

Голос у входа раздался неожиданно. Хоть Кадота и балансировал на стремянке, поставленной как раз так, что ему было замечательно видно главный вход, все внимание все же сосредотачивалось на проблемном потолке. Кроме того, он готов был голову на отсечение дать, что в этом часу в бар никто наведаться не мог.
И, что самое главное - Кадоте казалось, что он запер дверь на ключ.
Укорять себя за рассеянность было так же поздно, как и страдать по неаккуратно выбеленному потолку. Кадота вздохнул, расслабился и наконец-то опустил руку. Работа работой, но раз уже приходится вести беседу, негоже изображать на лице вселенские муки в попытках дотянуться до трещины и поддерживать диалог. Да и, кажется, он соскоблил с потолка все, что только мог, потому что теперь вместо трещины красовался чуть белесый бетон.
- Вы и так уже вошли, - спокойно констатировал Кадота.
Было желание умаститься на стремянке поудобнее, но, кажется, удобство и эта крошечная складная лестница не могли быть взаимосвязаны. Поэтому Кадота попросту присел на корточки, держа шпатель на вытянутых руках и доброжелательно улыбаясь. Как он помнил, заказчики - или кем была эта девушка? - угрюмых рож не любили.
- Знаю, - с готовностью ответил Кадота. - Он должен был быть завершен еще два дня назад, но сегодня, когда я пришел проверить, все ли в порядке, обнаружил трещину. Видите?
Он ткнул шпателем вверх, подтверждая свои слова, и в следующее мгновение понял, что трещины-то девушка увидеть не сможет, зато пятно явно говорила о том, что ремонт стоит продолжить. Кадота вздохнул и поправил бандану.
- В общем, мне нужно замазать дыру. Если влажное пятно над баром никого не смутит, ремонт можно будет считать завершенным минут через десять-пятнадцать, если смутит - придется подождать хотя бы часов двенадцать.
Кадота развел руками; стремянка опасно пошатнулась, но устояла.

+3

5

Хоть парень почти сразу вернулся в обычное положение, удивление не уходило. Она внимательно следила за каждым движением, ожидая неминуемого и, наверняка, болезненного падения. Но ничего не произошло. Парень присел и улыбнулся. Потом принялся рассказывать что да как, стараясь быть обходительным и учтивым. И так хотелось его слушать с такой же учтивостью, но где-то на середине монолога предательски задрожали руки, до того крепко сжимающие футляр и не додумавшиеся поставить эту дуру на пол. И пока этот казус улаживался в голове, а футляр опускался у стенки, парень уже успел закончить речь, и только "часов через двенадцать" было услышано и воспринято.
— А! Здорово!— повернулась к нему, отвлекаясь от скользящего по стене то влево, то вправо футляра.— Я-то думала ещё неделю будет закрыто.— попыталась улыбнуться так же, как парень на стремянке, ненавязчиво придерживая непоседливый футляр.— Рада слышать. А вы...— немного замялась, понимая неуместность просьбы: всё-таки человек работает, причём один, навязываться к нему совсем невежливо. Но усталость в ногах и боль в плечах часто сильнее здравого смысла и такта, как ни печально.— Вы не будете возражать, если я немного посижу здесь? Контрабас тяжёлый, а мне ещё идти до дома. Вон там в уголке, если позволите остаться, побуду.— и тут же спохватилась.— Но если Вы против, я конечно уйду! Неподалёку есть кафе, отдохну там, это не проблема.— Мура совсем растерялась, понимая бессмысленность столь наглой просьбы. Но ей сейчас было так хорошо, без груза за спиной, так легко, что она не могла даже представить, как снова впрягается в лямки и прёт по переулку до первого поворота налево.— Совершенно не проблема.— ещё шире улыбнулась, распрямляя стонущие плечи.

Офф. прошу прощения за торможение.

+4

6

Кадота наблюдал за борьбой с огромным футляром и пытался вспомнить, как называется спрятанный в чехол инструмент. Кажется, это не было важно сейчас, но любопытство вяло ерзало внутри.
Еще Кадоте было интересно, как долго девушка сможет держать эту огромную штуку в руках, но сразу, как он об этом стал думать, неизвестная не выдержала и принялась прилаживать инструмент у стены. Оставалось надеяться, что футляр потом получится очистить от строительного мусора, которого в баре было предостаточно.
- Да нет, недели было бы слишком много, - пожал плечами Кадота.
Он всегда старался работать как можно быстрее, чтобы иметь возможность поскорее взяться за новое дело: деньги лишними не были, а вот их отсутствие очень угнетало.
- Да, сидите, где вам хочется, главное, не испачкайтесь. Я не имею ничего против, если вас не смущает запах побелки.
Кадота вновь посмотрел вверх на потолок. Нужно было поскорее закончить, но, с другой стороны, стоило дать девушке отдохнуть. Как он понимал, из бара они уйдут вместе, и он, Кадота, понесет футляр - если незнакомка, конечно, позволит. Оставлять слабую даму самостоятельно тащить нечто тяжелое было бы слишком неучтиво.
- А вы не могли бы... - начал Кадота, глянул на ведро с побелкой, оценил его тяжесть и качнул головой. - Хотя нет, не нужно.
Он спустился на пару ступенек вниз, перед этим встав на пошатнувшейся стремянке, сунул шпатель в задний карман, не заботясь о том, что одежда может испачкаться, и потянулся за ведром.
- Мое имя Кадота Кёхей, - решил представиться Кадота, потянув при этом ведро на себя с целью поставить его на ближайшую ступеньку. - Пишется как...
Дальше был только грохот. Держатель стремянки сложился, и лестница начала падать на Кадотв. Он кое-как перегруппировался, чтобы удар был не сильный, отставил руку с побелкой в сторону и зажмурился. Ведро чудом осталось спасено, а стремянка, шумно рухнув на пол, задела только ногу и бок Кадоты.
Из-за барной стойки раздалось мрачное удрученное "черт".

+2

7


Время: 27 марта, 9:00-12:00
Погода: тепло, солнечно
Внешний вид: жёлтая толстовка на замке, синие джинсы на ремне, темно-коричневые ботинки "казачками".
Состояние: всё сложно
Инвентарь: сотовый телефон, бумажник на цепочке, крепящейся к джинсам, ключи.

Совсем недавно Кида уехал из Икебукуро без намерения возвращаться. На то были свои причины, большая часть которых заключалась в той стене, которую он самостоятельно возвёл между собой и своими друзьями. Кида не хотел их видеть. Точнее, он хотел их видеть, но так, словно бы ничего не случилось. Кида хотел вернуться в прошлое. В то, где Саки никто не ломал ноги, и ещё более в то, где он с Микадо и Анри вместе возвращались из школы, а это было невозможным.
Масаоми чувствовал себя в ловушке. Саки говорила ему помириться со своими друзьями, но он не мог. Кида опасался, что после разговора с ними их отношения расстроятся навсегда, и потому предпочел заморозить их до того момента, когда сможет что-то решить. Случиться ли это через неделю, месяц или год, он обязательно поговорит с Микадо, а пока ему оставалось довольствоваться общением в чате.
Саки говорила, что он мазохист. Было ли это правдой, Кида не знал. Общение в чате было приятным. Кида не связывал его с тем Микадой, который был лидером «Долларов», и радовался вместе с ним его мелким бытовым радостям. Ему было важно знать, как Микадо провёл день, как спал и что ел, но он не мог для этого позвонить ему или встретиться, поэтому наблюдал за ним со стороны.
Именно для этого Кида уехал, бросив семью и школу. И, несмотря на это, он спешно передвигался по улице Икебукуро, стараясь держаться или очень людной, или, наоборот, совершенно безлюдной дороге. Он был взволнован, но старался не озираться лишний раз и не проверять слишком часто окошко чата.
«Ненавижу его», — думал Кида, чувствуя, как внутри всё сжимается от страха и презрения. — «Ведь, наверняка специально!» — его негодование уже давно достигло пика, когда он был готов звонить информатору,  чтобы высказать всё, что он о нём думает, но в последний момент Кида каждый раз убирал телефон в карман. — «Наверняка он этого и ждет», — решил Масаоми. — «Не буду доставлять ему подобной радости».
Следовало успокоиться. Задания Изаи всегда казались слишком простыми для той суммы, которую информатор за них давал. Кида не думал, что работать на него будет легко, но вскоре привык. В этом его ошибка — расслабляться в подчинении информатора совсем не стоило.
«В любом случае, мы вряд ли увидимся», — успокоил себя Масаоми. Всё вокруг слишком напоминало то прошлое, от которого он так пытался убежать, и в тоже время, Кида был рад возможности побывать здесь. Более того, он сдерживался от искушения наведаться в гости к  Анри или Микадо. Не для того, чтобы поговорить или встретиться, но чтобы просто посмотреть. «Я превращаюсь в сталкера», — с насмешкой подумал Кида, и свернул в очередной переулок.
До встречи, на которую он должен был явиться, оставалось несколько часов. Если, конечно, Изая не изменит планы. Пока ему стоило выбрать место, в котором ни Микадо, ни Анри не могли появиться, и пересидеть там. За размышлениями, куда направиться, его настиг грохот.
— А? — «Мне показалось…» — Кида повернул голову в сторону тёмного окна. На секунду ему показалось, что он услышал голос Кадоты, но он не был в этом уверен и не был уверен в том, что встреча с ним — это хорошая идея. С другой стороны, ему хотелось узнать, как дела у его друзей, не обращаясь с подобными вопросами к Изае. «Это место ничем не хуже», — после короткого колебания решил Масаоми, дернув дверь за ручку.
— Извините, — громким голосом протянул Кида, наполовину проникнув в помещение. В нос тут же ударил запах отделочных материалов, ещё более убеждая Масаоми в том, что голос Кадоты ему не послышался. — Я слышал сильный шум. Всё в порядке? — последний вопрос он задал девушке, которую только-только заметил. Несмотря на её внешность, рост и одежду, Кида наметанным взглядом определил её пол, без труда представляя на каком-нибудь подиуме. «Высокая!» — с восхищением подумал Масаоми. Хотя ему больше нравились хрупкие девушки с женственной фигурой, он оценил некую зрелость, которая присутствовала в ней. Взрослые женщины и девушки старше его самого, всегда манили Киду ощущением стабильности и самостоятельности. — «Ой-ой, даже если это Эдипов Комплекс, подобная слабость приятна.»

Отредактировано Kida Masaomi (25-05-2013 11:35:48)

+2

8

— Вам виднее. Я бы ремонт и за год не сделала бы,— улыбка, уже не сходящая с лица, только меняла оттенки добродушия от учтивой-вежливости до самоиронии как сейчас. А потолок давно пора бы поновить, да и кафель в ванной поменять, и обои, и пол на балконе... А контрабас всё скользил и скользил по деревянной обивке стены.
— Правда? Вы так добры!— начисто забыв обо всём в порыве благодарности, она резко повернулась всем корпусом и поклонилась.— Спасибо!— а оставшийся без внимания футляр тут же свалился в проход, как пьяница в полночь у выхода из метро.— Ксо!— Мура потянула его на себя и прислонила к столу у стены. Что ж я раньше не додумалась-то...— Нет-нет, совершенно не смущает. Вы же работаете, а я тут навязалась.
—А вы не могли бы...
— Конечно могла бы.— сам факт отсутствия за спиной контрабаса делал возможным всё, хоть полёт на луну. Только вот ноги ныли, но это же мелочь, не правда ли?
— Хотя нет, не нужно.
— Ну что Вы, ей Богу! Давайте помогу,— она резво пробралась к стремянке, заглядывая в лицо спускающегося парня. Но он, судя по продуманным движениям и сосредоточенному взгляду, уже справлялся сам. Нехотя, но отступила в сторону.
— Мое имя Кадота Кёхей. Пишется как...
Грохот, боль, страдания. Мура вскрикнула.
— С Вами всё впорядке?!— она тут же кинулась к стойке, перегнулась, пачкаясь в белом непонятночём.— Как Вы?
Парень был вроде жив, вроде стоял, даже что-то ругнулся. Волна взбудораженных нервов свернулась. Но рябь беспокойства ещё бегала по спине.
— Я сейчас!
Девушка сползла со стойки, не обращая внимания на белое пятно во весь живот на любимом свитере, и побежала в туалет за полотенцем, в дверях едва не сбив какого-то паренька в белом. Отмахнувшись от него, всё-таки там человек с болью, ринулась дальше. На то, чтобы найти полотенце, намочить его холодной водой и вернуться к стойке с дрожащими пальцами, ушло минуты две-три.
— Д-держите. Т-там в холодильнике, может, завалялся лёд. Всё в порядке? Да?
Её немного потряхивало от коктеля усталости и беспокойств. Попятившись назад, упёрлась в стол, присела на него, закрыла глаза. Блин, этот Нобоу заплатит. Точно заплатит. Она открыла глаза, руки всё ещё предательски дрожали. Посмотрела на парней, сделала глубокий вдох. Нужно было поменять ход мыслей, как можно невинней, но решительней.
— Меня зовут Мура. Как "деревня". И это сущая правда.— она улыбнулась, но губы кривились. Этот Нобоу!— Приятно познакомиться.

Спонсором данного поста является интернет-кафе марийского техникума, г. Йошкар-Ола, 2013.

Отредактировано Mura (11-05-2013 23:15:09)

+3

9

Пока Кадота боролся с обстоятельствами и стремянкой, девушка бегала туда-сюда в попытках помочь. По крайней мере, так ему казалось, но этой милой незнакомки с футляром разом стало очень много. Зато отпала необходимость в вежливой улыбке: человек, только что обрушивший на себя железную лестницу, уж точно мог не быть подчеркнуто приветливым.
Кадота, как бы странно то ни было, расслабился.
- Да, со мной все хорошо, - убежденно сказал он.
Пожалуй, попади он на место девушки, Кадота бы тоже старался сделать все возможное, чтобы оказать помощь. Вот и она тут же побежала за чем-то, кажется, даже говорила что-то еще, но снизу было слышно больше лязга стремянки, чем голосов.
Когда послышался звонкий и легко узнаваемый голос Киды, Кадота было решил, что все-таки незаметно для себя ударился головой. Как только оказалось, что мальчик действительно существует, Кадота приподнялся с корточек, на которых сидел, осторожно проверил, нормально ли работает колено, и помахал рукой.
- Вот так сюрприз. Привет, Кида, все живы и почти не пострадали, - он решил некоторое время побыть оповестителем.
Стремянка все еще валялась на полу, и до Кадота медленно дошло, что железо могло оцарапать пол. Сразу стало грустно и как-то нехорошо. Кадота слегка побледнел, вновь наклонился и принялся выискивать царапины.
- Если поможешь мне, я угощу тебя кофе, - сказал он после быстрого осмотра пола, обращаясь к Киде. Если просить девушку держать достаточно тяжелое ведро было неудобно, то почти взрослый крепкий парень уж точно будет только рад подставить дружеское плечо.
Хотя, конечно, и милая девушка была согласна помогать. Кадота с благодарностью принял холодное полотенце, когда та вернулась, и тепло улыбнулся.
- Спасибо вам, - Кадота приложил полотенце к руке, - не нужно льда, я в порядке.
Он наклонился еще раз, ощущая неприятное натяжение в ноге, чудом не поморщился и поставил стремянку.
- Очень приятно познакомиться, - вежливо ответил Кадота, уже почти вернувшийся мыслями к работе. - У вас очень красивое имя. А это Кида Масаоми.
Флирта между Кидой и Мурой откровенно не хотелось, поэтому Кадота, сохраняя сосредоточенное выражение лица, опять полез на стремяку. Разговоры разговорами, а дело - в первую очередь.
- Кида, подай мне ведро с побелкой, пожалуйста. Мура-сан, вы не могли бы придержать стремянку? Это буквально на пару минут, - Кадота решительно настроился быстро замазать дыру в потолке, чтобы свести свое общение с лестницей к минимуму. Ему совершенно не понравилось иметь с ней дело.

+2

10

Девушка его не услышала, и даже, наверное, не заметила. Хотя Киде было приятней думать, что она так сражена его великолепием, что скрылась за дверью, чтобы справиться со своим смущением, в общем, её реакция не расстроила юношу. Глядя ей вслед, он вошёл в бар и притворил за собой дверь.
Тот, кто, очевидно, откуда-то упал, подал голос, окончательно убеждая Киду в том, что он оказался прав. «Да я экстрасенс!» — самодовольно усмехнулся юноша, в один шаг оказавшись рядом со стойкой.
— О-о-о, Кадота-сан, сколько лет, сколько зим! — восторженным тоном начал Кида, наблюдая за приятелем. Хотя Кадота мало подходил под определение «приятель», просто знакомым его было не назвать — слишком часто он участвовал в жизни Масаоми — и другом он не был.
Несмотря на то, что Кадота выручал Киду раз за разом, у него были некоторые сомнения в том, каким именно образом он оказался в том сарае. До Масаоми дошли слухи о том, что Кадота — «Доллар». По правде, злости или какой-то недоброжелательности к «Долларам» Кида уже не испытывал, хотя всё ещё инстинктивно им не верил. Но если у Кадоты есть какая-то с ними связь, Масаоми бы хотел задать ему несколько вопросов. Впрочем, он был бы не против с ним поговорить в любом случае.
— Давно не виделись! Всё в порядке? Что ты там делаешь? — с любопытством спросил Кида. — Потерял что-то? — к этому моменту вернулась девушка, которую Масаоми тут же принялся беззастенчиво разглядывать. Вблизи и в статичном положении, она была ещё симпатичней, но с сожалением он должен был констатировать, что дрожала она не по нему. «Вот так всегда», — Кида переводил скептический взгляд с неё на Кадоту.
— Ого! Я смотрю, Кадота-сан времени зря не терял, — тоном видавшего виды человека, заметил Кида и тут же приветливо поздоровался. — Я очень-очень рад знакомству. Не бойтесь за этого здоровяка, он такое вытворял, что падение со стремянки для него сущие мелочи. Уверяю, а он совершенно не стоит ваших тревог. Лучше воспользуйтесь полотенцем для себя… Или позже, — Кида был вынужден прервать свою тираду, поскольку в неё удалось вклиниться Кадоте.
— А у Кадоты-сана прямо талант к лидерству, — с деланным недовольством заметил Кида. — Мы столько не виделись, и что я получаю? Предложение поработать за кофе?! Это так печально, но, к сожалению, я не способен отказать в данных обстоятельствах. Как я понимаю, предложение кофе распространяется и на Муру-сан, ведь так? — улыбка на губах Киды стала самую малость коварной. На месте Кадоты он бы точно не потратил такую возможность за зря.
Подмигнув, он развернулся на пятках и энергично направился в сторону обозначенного ведра, которое без особого труда поднял и подтянул ближе.
— Не думаю, что держать ведро хорошая мысль, — уже серьезным тоном заметил Кида. — О! Я всегда мечтал это сделать! — установив ведро на барную стойку так, чтобы не поцарапать её, Кида без труда вскочил на неё, оказавшись на своеобразном постаменте. — Да, так мне определенно нравится больше! — заявил он и на вытянутой руке протянул Кадоте ведро. — И так тебя снова не перевесит.

Отредактировано Kida Masaomi (08-05-2013 05:33:33)

+3

11

Отвратительно насколько восприятие окружающего меняется от какого-то недосыпа и ноющей усталости: раз и ты уже трясёшься всем телом от того, что крупный взрослый парень упал с лестницы и не обращаешь внимание ни на что, кроме заданного подсознанием курса. Она не слышала ни единого слова из приветствий парней и разговора, если такой вообще был, ровно до тех пор пока не завершила миссию по "спасению" и не причалила к приятно спокойному столу.
— Очень приятно познакомиться. У вас очень красивое имя,—  в глазах Муры мелькнуло лёгкое недоверие. Уж красоты-то в фамилии она не находила, только голую необходимость хоть как-то называться, не меняя при этом паспорт; да историю предков по отцовской линии.— А это Кида Масаоми.— она кивнула и только сейчас заметила недовольный взгляд блондина.
— Ого! Я смотрю, Кадота-сан времени зря не терял,— нахмурилась в непонимании. Она только раскрыла рот для "Что, простите?", но этот фонтан с упоением забил, перескакивая с темы на тему, вводя девушку в ещё большее недоумение. Полотенцем? Для себя? Что? Но этого Киду оборвали, и слава богу.
— Да, конечно,— она отлипла от стола, радуясь определённости просьбы, её абсолютной прозрачности. И уже блондинистая тарахтелка как бы отслаивается от её реальности, отгораживается прозрачным, вязким желе, сквозь которое просачиваются лишь отдельные слова.
— Кофе? Право, не стоит. Спасибо. Мне сегодня нельзя.— улыбнулась. Как же легко реагировать на отдельные звуки, как же легко не искать намёков и подводных камней.
Обошла стойку, остановилась у злополучной стремянки. Холодный металл приятно ласкал пальцы. И хоть она сомневалась, что сможет предотвратить вполне уже вероятное падение, всё равно тёплое ощущение собственной небесполезности свернулось где-то на спине. Согласие с собой и миром нарушил Кида, стоило, наверно, к этому уже привыкнуть. Если бы он просто продолжал балаболить. Но он зачем-то полез на стойку. Вспомнились школьные годы, неуёмность одноклассников, почти фанатичное желание выпендриться и понравиться каким-то девочкам в коротеньких юбочках с милыми голосками. Мура болезненно сморщилась, перевела взгляд на уходящего куда-то в потолок парня.
— Слезь, пожалуйста: ты меня пугаешь.

Отредактировано Mura (19-05-2013 22:14:25)

+2

12

Кадоте казалось, что стремянка того и гляди сложится. Благо, никто не стал с ним спорить, а Кида и вовсе придумал отличный способ, как никому не стать погребенным под лестницей.
Каким бы храбрецом Кадота не слыл, а получать повреждения в быту он не любил. Куда не шло получить пару синяков в честном или даже не очень честном, но хотя бы бою, а другое дело - страдать от собственной неуклюжести. Хорошо хоть, что Кадоту нельзя было отнести к тем неловким людям, которые сшибают углы, он попадал в глупые ситуации, как пару минут назад, очень редко.
Кадота припомнил, как влез однажды ногой в краску. Тогда это получилось скрыть от всех, а сейчас было двое свидетелей.
"Лишь бы не повторилось".
Больше всего Кадота переживал за Муру, а если быть точнее, о за то, что, если стремянка опять решит не выдержать, он может свалиться на девушку. Ладно, если бы на Киду, мальчишка-то крепкий, все выдержит, но вот только он забрался на барную стойку, которую ни в коем случае нельзя было испортить.
"Он легкий, все будет нормально", - проговорил про себя Кадота и успокоил едва завертевшееся внутри неприятное чувство.
Дыра в потолке была замазана в два счета, причем побелку удалось нанести ровным слоем.
- Вот так, - пробормотал Кадота, придирчиво осмотрел дело своих рук, а после этого стал слезать со стремянки.
Он постарался восстановить в памяти все то, что говорили ему его невольные помощники: сейчас было самое время ответить на все фразы, потому как раньше, когда он торчал под потолком, момент для бесед был не самым удачным.
- Спасибо. Мура-сан, если не можете кофе, я могу вам предложить чай или мороженое. Кида, не оцарапай стойку, пожалуйста, иначе я за нее никогда не расплачусь, - стремянка попыталась пошатнуться только тогда, когда Кадота был уже у самого пола.
Он отряхнул руки и еще раз придирчиво оглядел зал. Кажется, с остальным все было в порядке, потолок от потрескавшейся побелки он спас - значит, можно было уходить.
Кадота забрал ведро у Киды, поставил его на полу за стойкой, рядом свалил все остальные инструменты.
- В общем-то, я закончил, - отрапортовал он.

+2

13

Black Kids – Hurricane Jane

Улица Саншайн 60--->

• Время: 27 марта, 12.00-15.00
• Погода: Тепло, солнечно.
• Внешний вид: Темно-серый глухой сюртук с воротником-стойкой, белая блуза, от которой видно только края воротника (тоже стойки) и рукавов, серые в тон штаны, серые замшевые туфли с крупными пряжками, покрытыми белой эмалью. Волосы распущены. Маска, понятное дело, на месте.
• Состояние: Да вы, сударь, совсем обладели?!
• Инвентарь: телефон, бумажник, пачка сигарет с зажигалкой, антикварные часы на цепочке, во внутреннем закрытом кармане мешочек с золотой монетой.

Конечно, Акира никогда не видел городскую легенду, ну что вы! Ни разу в жизни даже мельком! Он же так занят баром, что помимо него ничего вокруг больше и не видит. А если это не так, то это противоречит четкой установке: Хоно Акира и "Дождливые псы" - это одно и то же. Так что... да. Акира никогда не видел Черного Байкера.
Впрочем, мужчина ничего не успел сказать Рену на этот счет, потому что в тот момент ему уже не было никакого дела до истории Рена. Какая разница, что тот будет рассказывать? Акира был благодарным слушателем только в те моменты, когда это было ему интересно: а сейчас ему гораздо важнее было то, появился человек, который заменит, хотя бы временно, попавшего в больницу бармена. Еще бы найти вышибалу, а не держать этого... но это уже мечты.
- Это наверняка какая-нибудь порча! - продолжал вещать мужчина, периодически размахивая руками. К слову, пока шел к бару, он успел достать следующую сигарету и засунуть ее в рот. Курить при этом ее было совершенно не обязательно. Потом еще успеет закурить, безусловно, - наверняка в моем баре завелся какой-нибудь мелкий пакостный демон! Но я ж католик!
Да, католиком он был в те моменты, когда ему было удобно. Впрочем, это все относительно, а Акире это все вообще просто к слову пришлось.
- Это была чистейшая провокация, - заметил он между тем, - но он настолько пустоголов, что, кажется, если бы он прошиб стену своей башкой, то ничего бы с ней не стало, а стену покорежило бы только больше!
И все же стоит отметить, что Хоно уже дважды успел пережить то, что произошло с его любимым заведением, и потому теперь рассказ его был исключительно сумбурным собранием эмоций, который не нес в себе никакого информативного смысла.
Между тем путь, который незадолго до встречи с Реном Акира проговорил про себя, был уже преодолен, и мужчина взялся за ручку двери своего бара. Предполагая, что дверь закрыта, потому как обычно ремонтные работы проводятся за закрытыми дверьми, Акира для убедительности резко дернул дверь на себя.
- Вот! Видишь, зап... - и в этот момент, когда мужчина уже почти доказал, что его бар все еще в плачевном состоянии и его, Акиру, просто необходимо пожалеть. Впрочем, зачем ему жалость какого-то мужика? Не важно. Главным здесь был сравнительный эпатаж.
Но дверь внезапно распахнулась, чем повергла рыжего в шок. Он уставился на отворенную дверь и какое-то время тупо смотрел на нее:
- ...ерто, - закончил он свою фразу, приходя в себя и с некоторым недоверием заглядывая в бар, который должен был быть закрыт.
Картина, которая перед ним предстала, повергла его в еще больший шок. Мало того, что Кадота не запер дверь, проводя в заведении ремонтные работы, что вообще-то было крайне неправильно. Для проветривания вполне можно было открыть окна, если оно было так нужно. Но не дверь! Это уму не постижимо!
Так вот... мало того, что Кадота... так, не стоит повторяться, - так в баре помимо рабочего находились еще и посторонние люди!!! Люди, которым здесь было не место сейчас.
- Таааак, - мрачнея, протянул Акира, выпрямляясь и меняя выражение лица с недоуменно-изумленного на серьезное, граничащее с гневным, - тааааак...
Он выпрямился и сделал один единственный шаг в зал. Мрачный взгляд уставился сначала на девушку, которая в баре, конечно, смотрелась почти удачно (хоть Акира и не признавал мужской одежды на девичьем теле), но которой тут сейчас было попросту нечего делать. Правда, по ней взгляд скорее лишь скользнул, а вот на юного блондина, возвышающегося на его стойке по неизвестной причине...
Рослый рыжий мужик, который всего на шаг отошел от входа в бар, выпрямился чуть больше, чем совсем, и словно бы вырос, набирая в грудь воздуха. Могло создаться ощущение, что этот человек собрался одним возгласом, который явно намеревался выдать, снести всех нарушителей территории, а заодно и половину территории: так заметно он раздул ноздри и так широко он открыл свой единственный красноватый глаз...

Отредактировано Hono Akira (24-05-2013 20:23:54)

+2

14

<----Sunshine 60 Dori|Ул. Саншайн
Рен хорошо помнит тот день, когда уезжал в последний раз из Японии в дальнюю страну, страну туманов и дождя, которую так любил, частенько (впрочем при его работе это "частенько" можно пересчитать по пальцам) принимал предложения, которые были связанны с городами его учебы и юношества. Именно тогда он в тонкостях познал разность американского английского языка и британского, научился изображать акцент, так нравящийся прекрасной половине человечества, хотя и не познал, почему оно так. Что-то же должно оставаться тайной. Итак в тот день, когда мужчина был последний раз в баре, отработав смену и попрощавшись, он еще не знал, что его ждет на улице, не сразу, но чуть погодя. Этот рев мотора, жутчайшее ощущение, что вызвал весь образ, да так, что он вспомнил все слухи, что находил об этом создании, все разговоры, что слышал от завсегдатых бара (бармены просто обязаны уметь слушать, особенно те, кто живут за счет информации), вспомнил ту, почти неудавшуюся работенку, здесь в Японии, она была первой и единственной, в одном из медицинских центров, и понял, что в нем проснулся какой-то нездоровый интерес к такой "городской легенде".
И пока мистер Хоно, которого иначе как на европейский манер в мыслях величать не приходилось, все этот рост и безумная рыжина волос, страдал по поводу своего бара, который любил как ребенка, Рен вспоминал мотоцикл, что придавало ему еще больше трагической печальности и рассеянности. Неприятная тянущая боль от удара, возвращала к реальности, как и бормотания слишком быстро идущего мужика.
- А я думал, что это вы на всех порчу наводите. Были бы женщиной, были бы ведьмой. Метелка бы вам пошла, как и шест,- отзываясь, пытаясь разбавить эти тягостные страдания шуткой, которую ну просто обязан понять хозяин "Дождливых псов",- Католик? А ну да... католический священник,- вздыхая и качая головой,- недоделанный,- добавляя и это слово, все же если бы Рен был нормальным человеком, и именно той роли, что создал себе, ему не должны были нравиться подобные "удары судьбы", в виде кулаков всяких шоу.
Араи продолжал не понимать, что же случилось в баре. Сначала он представил себе бармена, пробивающего головой стену в пьяной драке. Тогда этот человек точно был не профессионалом, ведь закон гласит - не лезь разнимать драку, тебе же и попадет. Потом из-за слов Акиры явил в своем сознании картинку того, как бармен-дизайнер, накрасив что-то непонятное и с криками "перепланировка" долбит стену кувалдой, на глазах Хоно, у которого отвисла челюсть от происходящего, потому он не сразу все это остановил. Последнее представлять было приятно, особенно этого рыжего в неприглядном виде.
- Провокация? Таки он шест хотел установить? А может по соседству у вас там банк и он хотел его ограбить?,- выдавая безумную теорию, которая в общем то не была настолько нереальной и киношной, знал Рен такие вещи от "друзей-сородичей", просто крутился в таких кругах и любил слушать.
-Кудесник, а там же открыто,- подталкивая мужчину в спину,- мне правда очень нужен лед, я искупил все все свои грехи,- скрывая свое желание увидеть что же там внутри, за своим несчастным синяком. И картина, что предстала внутри бара, радовала глаз Рена, ведь все было очень, и даже очень "весело". Араи нравилось, когда Акира злиться и злится не на него. Он не знал, почему оно так, но должна же быть какое-то масло для души, и Рен свое нашел.
- У друзья, я прямо хочу посмотреть это представление,- подумал, медленно и тихо пробираясь к барной стойке, за которой в холодильнике ну просто обязан был быть лед, даже несмотря на ремонт, по крайне мере Рен на это надеялся, да и от туда будет намного приятнее наблюдать за представлением.

Отредактировано Arai Ren (24-05-2013 16:47:53)

+2

15


Время: 27 марта, 12.00-15.00
Погода: тепло, солнечно
Внешний вид: жёлтая толстовка на замке с капюшоном, синие джинсы на ремне, темно-коричневые ботинки "казачками".
Состояние: боевой цыплёнок!
Инвентарь: сотовый телефон, бумажник на цепочке, крепящейся к джинсам, ключи.

— Отчего же? — с самым искренним видом спросил Кида. Он смотрел на девушку с любопытством, слегка наклонив голову набок. На секунду его выражение лица стало серьезным, будто Кида неправильно понял вопрос или отнесся к нему слишком основательно. В чем-то так оно и было. Но вскоре на лице возникла привычная улыбка: открытая, по-мальчишески светлая, содержащая толику хитрецы.
— Что не так в сегодня? Религиозные убеждения мешают тебе пить кофе по субботам? Или ты из тех мистических существ, которые умирают от кофе?! — слова, которые в устах другого человека могли скрывать жутчайшую иронию, от Киды прозвучали по-детски искренне и даже наивно. Лёгкая усмешка, прячущаяся в уголках его губ, говорила лишь о шутке.
Он никогда бы не стал издеваться над девушкой или зло насмехаться над ней. Кида не мог сказать точно, откуда у него такое воспитание, но будучи кем-то вроде «джентльмена», он скорее восхищался женщинами, чем видел в них угрозу. Наверное, в этом была его слабость, но по-другому он не умел.
— Пугаю? — с видом лёгкого непонимания переспросил Кида. Он видел, что Муре несколько неудобно в его обществе. Возможно, она считала его ребенком, может её смущала его напористость или ей хотелось провести время с Кадотой — парнем надежным и крепким, подходящим ей по возрасту и гораздо более интересном, чем мальчишка, стоящий на барной стойке.
— Не бойся, — без лишней мишуры из слов ответил Кида. Вряд ли Мура имела в виду, что она боится его, но всё же он сделал паузу, словно давая ей понять, что его бояться совершенно не нужно, и тут же добавил, чтобы не возникло недоразумения. — Я не упаду. А даже если упаду, со мной ничего не случитcя, — ответил Кида с убежденной уверенностью человека, нередко попадающего в неприятности.
— Я, может быть, даже крепче Кадоты-сана, —  насмешливо сказал Масаоми и хихикнул. В свои шестнадцать он уже знал, что правду совершенно не нужно скрывать, её нужно смешивать и искажать. В самую правдивую историю всё равно верят гораздо хуже, чем в хорошо продуманную ложь. Это Кида понял на своём опыте.
— Ты представляешь… — начал Кида таким тоном, будто собирался доверить ей страшную тайну. Ему было неудобно жестикулировать вместе с ведром в руках, но яркие выражения лица практически полностью восполняли те пассы, которые он мог произвести руками. —  Не далее чем два месяца назад, я выступил против целой толпы! Их было не меньше сотни, но они боялись на меня нападать. Кинув мне лом прямо в голову, они думали убить меня, но это не так просто! Я поднял лом… — Кида обернулся к Кадоте, отвлекаясь от своей истории.
— Да не беспокойся ты! Ничего я не поцарапаю! — махнув свободной рукой, ещё смешливо, но с лёгкой обидой сказал он. Кида не мог точно сказать, как относится к опеке. Родители давным-давно перестали интересоваться его жизнью, а сверстники всегда относились к Киде, как к кому-то более взрослому и опытному. Мальчик был прирожденным лидером и именно это, наверное, мешало чувствовать себя ребенком.
— В итоге, — Кида отдал ведро и вновь посмотрел на Муру. Теперь со стойки не хотелось слезать уже из принципа, — враги были повержены. Отлежавшись пару дней в больнице, я похитил свою возлюбленную из лап злодея, и бежал из города! — в конце, изрядно сократив историю, Кида хихикнул. Он знал, что его рассказ  был похож на сюжет видео-игры, и, понимая это, улыбался загадочно и предвкушающее. Ему была интересна реакция девушки.
Когда дверь в бар открылась, он по-прежнему стоял на своеобразном постаменте, застыв в пафосной позе. С любопытством глянув в сторону посетителей, он не скрыл своего удивления. По парню, который вошёл вторым, Кида лишь слегка мазнул взглядом. Со своим постным лицом и обычной внешностью он не казался ему интересным, зато первый мужчина, слишком высокий и странный, чтобы быть японцем, привлек его внимание.
«Косплей?» — с удивлением подумал он. В Токио косплееров было не мало, но мужчина не выглядел ни юным мальчиком, склонным поклоняться своим фантазиям, ни парнем, который не может от них отказаться. И всё же внешний вид его нельзя было назвать нормальным. Черты лица мужчины были скрыты чем-то вроде полумаски и лохмами практически красных волос. Странная одежда лишь завершала образ, но удивляла меньше всего. Масаоми не мог определиться со своими впечатлениями от этого парня.
Прошло несколько секунд, прежде чем Кида понял, что в то время, как он внимательно и любопытно рассматривал мужчину, мужчина разглядывал его столь же внимательно, но не добро.
— Здравствуйте, — сказал Кида, стараясь игнорировать холодок, который прошёлся у него вдоль позвоночника. За годы своего бандитского прошлого, он привык навязывать ссору и с профессионализмом научился различать конфликт в самом его зачатке. По одному лишь взгляду мужчины, по его позе, по любопытствующему взгляду его спутника, Кида понял, что что-то не так.
Выражение его лица стало серьёзным, взгляд потяжелел, отражая внутреннее напряжение и готовность. Конечно, могло произойти какое-то недоразумение, но Кида не исключал, что в Икебукуро осталось немало людей, которым он не нравился, которые хотели ему зла и которых он обидел. Если этот мужчина как-то связан с предыдущими конфликтами, он бы не хотел вмешивать в их разборки Кадоту и, тем более, Муру.
Поймав себя на том, что стоит слегка поддавшись вперед и глубоко засунув руки в карманы, Кида выпрямился и легко спрыгнул со стойки. В баре раздался глухой, но довольно тихий хлопок, обозначивший его ловкое приземление.
— Что-то не так? — прямо поинтересовался Кида, состроив доброжелательное выражение лица, больше соответствующее подростку, коим он, в общем, и был.

+3

16


Время: 27 марта, 12.00-15.00
Погода: тепло, солнечно
Внешний вид: безразмерный чёрный свитер с большим пятном побелки на животе, под ним светло-голубая рубашка, бабочка, прямые подвёрнутые джинсы, видны белые носки, чёрные кожаные мужские туфли.
Состояние: усталое, расслабленное, и щепотка нервов.
Инвентарь: ключи и деньги в карманах, контрабас и книга в чёрном футляре.

— Отчего же?
Девушка посмотрела на паренька. Определённо он перетягивал всё внимание на себя. Только Мура уходила куда-то мыслями, отворачивалась от его светящегося радостью жизни лица, как он снова умудрялся привлечь, отвлечь, увлечь, хорошо, что не завлечь. Она пристально следила за сменой выражений его глаз, губ, пытаясь понять суть вопроса.
— Что не так в сегодня? Религиозные убеждения мешают тебе пить кофе по субботам?— не смогла сдержать смех. Нервы-нервы, но это действительно смешно:"религиозные убеждения". Но быстро взяла себя в руки.
—Да нет. Просто уже исчерпала утренний лимит. Теперь только вечером.— улыбаясь, закончила она.
Сквозь перекладины стремянки следила за перемещением парней. Жаль только, что вскоре видны были только ноги, а чтобы поддерживать разговор, нужно было задирать голову. Снова заныли плечи.
— Пугаю?
— Пугаешь
— Не бойся. Я не упаду. А даже если упаду, со мной ничего не случитcя.
— Да ну?— в падения без увечий она не верила. Наверно из-за роста: с детства она была выше всех в группе детсада, в классе, и только дома, где все, кроме матери и младшей сестры, были откровенно высокими, даже по европейским меркам, чувствовала себя спокойно. А чем ты выше, тем более падать. Тем более, если ты на барной стойке.
Стремянка сдавленно закряхтела. Девушка вцепилась в неё, стараясь удерживать по мере сил. А блондин нашёл кураж, хотя обычно кураж теряют или крадут, особенно в на творческих факультетах, особенно перед экзаменами.
— Ты представляешь…Не далее чем два месяца назад, я выступил против целой толпы! Их было не меньше сотни, но они боялись на меня нападать. Кинув мне лом прямо в голову, они думали убить меня, но это не так просто! Я поднял лом… Да не беспокойся ты! Ничего я не поцарапаю! В итоге,  враги были повержены. Отлежавшись пару дней в больнице, я похитил свою возлюбленную из лап злодея, и бежал из города!
— Да врёшь ты всё. А если это правда, то не завидую твоей возлюбленной. Ой, не завидую.— она сладко улыбалась. Ей нравилось слушать байки. И тут даже мысли не было как-то выщеплять из рассказов быль, отфильтровывать небыль. Уж в таком районе они живут. Что поделать.
И на этой светлой ноте Кадота закончил, как сам сказал, ремонт, и день искрился за окном, предвещая мороженое и новые байки. Но шум у дверей и знакомый голос, сломали всё. Всё.
Девушка повернулась к рыжему рослому японцу.
— Добрый день, Хоно-сан.— она слегка поклонилась. Вот только непонятно сможет ли Хоно-сан ответить про джемы сейчас или лучше повременить. Но когда тогда? Он же выгонит их взашей, закупорится в баре, будет метаться из угла в угол долго-долго-долго-долго...— Меня зовут Мура и я больше месяца играю с ребятами у Вас по четвергам. Будет ли джем в ближайший четверг? Мне нужно предупредить остальных.— стараясь держаться спокойно, она не сводила с мужчины глаз, так выше вероятность, что обратит внимание. Хотелось бы, чтобы обратил. Несмотря на выходки Киды, одёрнуть которого она сначала не успела, а потом и не пыталась.

Офф. да тут мужчин столько же, сколько у меня в параллели!

Отредактировано Mura (28-05-2013 10:05:20)

+2

17

• Время: 27 марта, 12.00-15.00
• Погода: тепло, солнечно
• Внешний вид: черные джинсы средней ширины, черная майка, темно-серые кроссовки, на голове черная бандана, на руках - серые хозяйственные перчатки; вся одежда в незначительной мере покрыта строительной пылью
• Состояние: растерян, но не показывает этого
• Инвентарь: телефон, кошелек

Кида отлично поддерживал беседу. Кадота всегда поражался тому, как легко он болтает с незнакомыми и знакомыми людьми, как виртуозно подбирает темы. Вот и сейчас Кида словно бы рассказал свою настоящую историю и словно переврал ее. Кадота даже не понял, чего больше в рассказе - правды или лжи. Главное, что Муре, кажется, это нравилось или не не нравилось настолько, чтобы она хотела стукнуть паренька.
Кадота, хотя и не отличался повышенной социализацией, почувствовал некое умиротворение в компании этих двоих и даже попытался прикинуть, в какое бы ближайшее кафе их привести, чтобы еще немного побеседовать.
Хозяин заведения будто чувствовал, когда самое время зайти в бар.
Когда Кадота впервые увидел Хоно Акиру, он подумал, что ребятам этот мужик наверняка бы понравился. Вычурный, выделяющийся в толпе, яркий, он напоминал скорее актера, чем простого смертного. Назвать его косплеером у Кадоты язык не поворачивался с того самого момента, как ему довелось вести беседу с хозяином "Дождливых псов", уж больно тот был весом и по-своему серьезен. Такие люди не переодеваются в не пойми какие костюмы и не позируют перед фотографиями, чтобы получить как можно больше комментариев в интернете, такие просто гордо надевают на себя нечто нелепое и невозмутимо расхаживают повсюду, уверенные, что они вершители всего.
Кадота не ждал Хоно-сана до завтрашнего дня, по крайней мере, ему казалось, что о встрече по завершении работ они договаривались не сегодня, а тогда, когда пятно побелки немного подсохнет. Конечно, в полумраке помещения немного влажный участок потолка казался бы сухим, и все же - почему именно сегодня и сейчас, когда Кадота находился в столь невыгодном положении? Он понимал, что виноват он сам, а не Мура или Кида, но совершенно не хотел получать выговор или, того хуже, лишаться части зарплаты.
Наличие неизвестного мужчины, возможно, могло немного смягчить гнев Хоно Акиры, хотя Кадота в этом не был слишком-то уверен.
Первым порывом Кадоты было обхватить Киду, стащить с барной стойки и спрятать за собой, как, впрочем, и Муру, хотя она изначально пришла в бар именно ради встречи с Хоно-саном. Но Кадота понимал, что трогать малознакомую девушку неприлично, а вот парнишка мог сильно оскорбиться, если бы с ним поступили, как с маленьким и беспомощным. Поэтому приходилось молча стоять и размышлять, как бы поступить дальше.
Размышлениям мешали все эти прыжки Киды со стойки, показательные настолько, что Кадота еле сдержал порыв закрыть лицо ладонью. Вместо этого он вежливо улыбнулся, дал Муре закончить, а после заговорил сам:
- Здравствуйте, Хоно-сан. Я буквально только что закончил с ремонтом, хотел вам позвонить, но вы сами пришли сюда. А это Кида, он сегодня помогал мне, - чтобы избежать возможных недоразумений, Кадота решил выложить правду, вот только звучала она несколько преувеличенно.

Отредактировано Kadota Kyohei (29-05-2013 01:59:50)

+1

18

Scorpions – The zoo

Хоно-сан в гневе - это зрелище, как говорится, не для слабонервных. Другое дело, что в гневе этого человека увидеть не так-то просто, как могло бы показаться окружающим. Ну конечно. Высокий (хотя не это главное) огненно-рыжий мужик, который даже по темпераменту не походил, казалось бы, на японца. Впрочем, практика показывает, что японцы бывают разные, и их темперамент не всегда зависит от их происхождения и даже мировоззрения. Один только Хейваджима Шизуо, знаменитый на весь Икебукуро силач, который благодаря своему взрывному характеру перманентно изменяет ландшафт родного района.
Но мы не о том. Так вот, представляют обычно этого рыжего чуть ли не как демона, способного в гневе разрушать города или строить дворцы. И сейчас, поскольку дворец строить было банально негде, разрушение было гораздо более реальным. Если не считать того, что находились все виновники происходящих событий в баре, который Акира любил, любит и будет любить. И потому никогда в жизни он не позволит себе разъяриться и что-нибудь сломать в этом прекрасном заведении, в коем мужчина души не чает.
И надо отметить, что это очень хорошо, что Акира от неожиданности впал в некий ступор и сначала решил как следует разозлиться, напыжиться и максимально напугать всех своим грозным внешним видом. Правда, как назло, никто не испугался. Вообще никто. Даже блондин, который стоял на его стойке. А ведь блондин был на вид школьником, не более. Впрочем, он наверняка школьником и был. Хоно таких за версту чаял, потому что не особенно жаловал. Он вообще считал школьников слишком взбалмошным и разнузданным народом. И не важно, что сам он тоже был школьником когда-то - правда, это было давно, и на школьника он был похож слабо, потому что много работал и учился и времени не имел даже получаса на прогулку.
А еще этот самый школьник, явно воспользовавшись замешательством хозяина бара, спрыгнул с его дорогой стойки и...
- Что-то не так? - и эта совершенно непроницаемая возмутительная доброжелательность на лице.
Последующие слова, что были произнесены Мурой и Кадотой потонули в ушах Акиры в крови, прилившей к голове. Мужчина даже покраснел от натуги и...
На то, чтобы вобрать в грудь побольше воздуха и сорваться с места мужчине потребовалось чуть больше времени, чем понадобилось девушке и молодому человеку, чтобы поприветствовать его далеко не скромную персону. Ии... наконец, после того, как он все-таки перестал цепенеть, Акира резко сорвался с места:
- Ты ее покалечил, паразит!!! - возопил мужчина, проносясь мимо молодого блондина к своей возлюбленной стойке.
Перед тем, как ответить что-либо или сказать что-то членораздельное, Хоно изучил внимательно поверхность стойки, вытер ее буквально рукавом, а после выпрямился, провозгласив, - всем за мой счет! Я хочу виски.
С этими словами он выразительно посмотрел на Рена, который за то время наверняка уже вспомнил, что лед делает машина, и она под стойкой находится, а значит, должен вскоре занять свое законное место за стойкой бара.
Объявив о своем желании, он развернулся к работникам и посетителям, которых почему-то было очень много.
- А вот теперь я почти готов слушать, - произнес он, оглядев знакомые ему лица. Ну, кроме блондина. Этот мелкий казался ему крайне подозрительным. Все подростки подозрительны. Дети и старики. Да. Им никакой веры.
Конечно, он помнил, как зовут Муру, и что она с бендом играет у него. Просто ему не было до нее дело до тех пор, пока он не убедился, что восхитительному дереву столешницы никто не причинил вреда. Кстати, насчет вреда... взгляд снова упал на подростка, потом на Кадоту, который, кажется, объявил о том, что это Кида и он, стоя на стойке, помогал.
- А что? - после мгновенной паузы спросил он, - квалифицированных помощников в нынешнее время в Токио днем с огнем не сыщешь?
Так... а о чем спрашивала нас прекрасная девушка в неподобающей одежде? А ведь он ей, кажется, говорил, что в его заведении ей лучше играть в чем-нибудь более подходящем девушке. Или не говорил?

+3

19

Все было словно в замедленной съемке, которая бывает лишь в юмористических или очень пафосных фильмах. И эта съемка касалась только одного персонажа...хотя, кхе двух. Акира и его барная стойка, такая прекрасная в своих изгибах. Хотя изгибов то было немного, но чем-то она завоевала сердце рыжего хозяина бара.
- Скажи еще, что он лишил ее девственности,- тихо засмеялся, понимая что такие шутки, да при детях неуместны. Впрочем роль позволяла и он этим пользовался. Как никак он необразованный странный человек, занимающийся мелкой, часто никчемной работенкой,- Поверь мне... она поведала многое, всяких извращенцев, что это юное... седалище с легкостью вытерпела, а может и полюбила,- бормотал Рен, прекрасно понимая, что никто его слушать не собирается, оно ему и не было нужно, к тому же лед был найден и теперь приятно охлаждал скулу - место удара. Теперь можно было осмотреться и понять то, что же изменилось в этом баре. Хотя, да, тот оставался неуловимо прежним, даже с новым ремонтом дух его было не приукрасить, не спрятать.
Тем временем взгляд, совсем не по обыкновению, темно-карих глаз остановился на работниках и детях, которые кажется готовы были признать все свои ошибки перед гневом огнедышащего монстра, который неожиданно решил сделать огнедышащими всех остальных. Правда с барменом ничего не выйдет, бармену нельзя наливать.
- Так значит виски, надеюсь тут ничего не поменялось,- задумчиво разглядывая бутылки, чуть сощуривший и с горечью убирая лед от щеки. Уровня мастерства Араи не хватало бы, чтоб произвести неведомые "па" лишь одной рукой и пришлось освободить вторую. Кажется, он даже взял правильную бутылку, впрочем он в этом не сомневался, просто со стороны могло показаться, что он очень сомневается в правильности своего решения, выбрал нужный стакан, весьма брутальный с толстым донышком, посчитав что тюльпановидный бокал для Хоно будет слишком пафосен, и подал напиток хозяину бара, безусловно добавив в композицию льда.
- А остальные что будут? Он же сказал: за счет з а в е д е н и я,- сильно растягивая последнее слово, делая на нем акцент, чтоб все поняли: не стоит отказываться.

+1

20

Кида Масаоми
http://drrrmyth.rolka.su/img/avatars/0012/ac/ad/27-1369352129.png

Мужчина выглядел так, словно бы задержал дыхание и забыл выдохнуть. Его лицо становилось всё более красным, словно в стремлении слиться с волосами. Если не присматриваться, казалось, что эти два тона смешивались друг с другом, превращаясь в одно смазанное пятно, на котором белела странная полумаска. Это зрелище было одновременно пугающим и завораживающим.
Кида всё ещё не понимал, в чём проблема, но начал беспокоиться о том, что неприятностей не избежать. Он вновь напрягся, готовый, казалось бы, к любым действиям, и всё же был удивлён, когда «красный» великан вдруг заорал и бросился к нему навстречу. По крайней мере, так сперва показалось Киде, но через мгновение он понял, что предметом, к которому так спешил мужчина, была стойка.
«Её?!» — Кида удивленно вскинул брови, но промолчал, хотя это удалось ему не без труда. — «Эти двое созданы друг для друга».
Только сейчас до него дошли реплики окружающих его людей, по которым стало ясно, что этот мужчина — владелец бара и, соответственно, работодатель Кадоты. Убедившись, что стойке он навредить не успел и никого не подставил, Кида посмотрел на Кадоту, словно желая что-то у него спросить, но отвлекся на коротко пиликнувший телефон.
«Неожиданно вовремя», — с недовольной гримасой подумал Масаоми, прочитав сообщение. — «Что ж… выбора особого нет. Да и здесь, похоже, все слишком заняты».
— Я пойду, Кадота-сан, — негромко, но чётко и без привычного кривляния произнёс парень. У самого выхода он остановился и помахал рукой. — Бай-бай, Мура-сан!

>>> The apartment Sato Naomi|Квартира Сато Наоми

Отредактировано NPC (05-09-2013 22:52:38)

0


Вы здесь » Durarara!! Urban Legend » Токио » [Икебукуро] Бар "Дождливые псы"